Философские
Отображение: популярные
Фильтры
По дате публикации
Упорядочить
От авторов
PRO
Философские от pro авторов
Устанет небо убегать
Устанет небо убегать - Сольются тени воедино, И ветра бережная гладь Пронзит уставший мир уныло. Исчезнет добрый человек, Забрав последние молитвы, Душа их, словно белый снег, Растанет после жаркой битвы. Уйдет навеки доброта, Взамен ужасных серых будней, И разойдутся поезда, Как приговоры важный судей.
20
0
312
Урок
Жизнь с указкой в рукаве. Зачем так милостна ко мне? Я разучился читать и умножать в уме, Забыл, как не сгореть во время пожара в огне. Задай мне выучить всего Блока, Выбей всю дурь мою. Давно я не пил из боли сока. Или под грозу пусть попаду! Самое страшное светом кажется мне. Я усвоил один урок навсегда: Не надо успеха, радости быть как тле, Пусть лучше жизнь ужасов даст сполна. (Иначе жив ли я?)
2
0
204
Спасение
Искать спасение в мечте... И знать, что встрече быть не скоро. Так тяжело, я на краю стою, Держусь, чтоб не сорваться в пустоту. Не обещаю, что смогу... Но знаю, что тебя люблю! Я за любовь к тебе, держаться буду. Сегодня, завтра, и в любое воскресенье, Я буду просто верить, что любовь к тебе, мое спасенье. ___________ Но, если вдруг, Прости меня, Не выдержу я эти муки. Ты знай, что умерла я не от скуки, А от разлуки вечной и любви.
5
0
217
Философские
...Лица - маски....
У меня есть набор масок Каждый день - новая роль Одеваю утром - счастье А на вечер меняю - боль Я себя уже вовсе не вижу Я для каждого буду любой Как же это я ненавижу Хоть на миг хочу стать собой Я хочу стянуть с себя маски Я пытаюсь, но не могу В этом мире быть не настоящей Я наверное... просто хочу
490
31
49496
Слова поэта
Хотелось вновь Сказать мне, вам: Я не поэт, И не романтик , А я всего-лишь Жалкий лжец, Который пишет О любви, О чувствах, О никогда не виданных местах Который лжет себе Что любит Кого-то там в любимых столь местах.
447
15
58822
Я плачу...
Мне грустно, я снова плачу В подушку зарыв лицо Нет, все хорошо - я знаю Я просто поплачу еще... Поплачу - за тех, кому больно За тех, кому нечего есть И разве для слёз нужен повод? От счастья..., за то что я есть Поплачу - за тех, кто так болен Поплачу - за себя, за родных О боже, никто не достоин Насмешек, издевательств, войны Поплачу - и никто не увидит До боли искренных слёз Я плачу..., но все же я верю Людей изменит любовь...
344
38
45778
Черновик(для обсуждения)
Ночь. Луна. Мороз И холод. Души загнаны в загон! Сердце вырвано Из тела! Остановлен жизни ход… Он лежит раскинув руки! Смерть с косой над ним стоит. А во взгляде столько муки… На губах последний крик! Жизнь закончилась! Не надо, Здесь сейчас О нем страдать. Просто души Безвозвратно Покидают Земной АД! P.S Пишите что нужно доработать.
296
71
49411
Смерть
Разлук так много на земле, Скажу я Вам, беспечно. Разлук так много на земле, Моя разлука вечна...
287
1
23511
Люди врут
Люди врут. Слишком часто врут. Я, об этом узнав сполна, Не поверю, что ты мне друг И что буду тебе нужна. Ты солжёшь. Ты меня предашь. Люди, правда ли, любят врать... Веру в них не вернешь назад И часы не прокрутишь вспять. Просто мимо пройди — и всё. Ведь обмана я так боюсь... Тот обман, словно в спину нож. Без тебя, но целее — пусть.
276
10
43374
Memento mori
Среди татуировок на теле надпись «Memento mori». [¹] Моя девочка, девочка-море. Таких не удержишь — они всё говорят тебе о просторе. Сегодня здесь, завтра же где-нибудь в Эквадоре. А может шагают по улочкам Праги или под их ногами уже простирается Брест, у них обычно в планах Аргентина, Милан, Эверест, бесконечная смена разноплановых мест: тихие города сменяются высочайшими горами, шумные мегаполисы — морскими штормами. На память своё тело покрывают узорами, каждое тату скрывая за идиомами, сводя тысячи историй к каким-то фразам. Эта девочка точно была в городе рождения джаза. Впрочем, как и в твоем сером Питере, её несколько фото на Невском мимолетно мелькало в твиттере. Написала, мол, этот город горе-писателей ей пришелся весьма по душе, я ответил: «Только не влюбляйся в поэтов», на что получил: «Прости, я уже». Эйфория с такими уж точно ходит бок о бок, её взгляд узнаешь среди ста незнако́мок: прожигающий и в переизбытке наполненный жаждой — обещаю, в её глубине заблýдится каждый, в этих недрах, откуда рождаются тысячи строк, западная внешность, но внутри — неподдельный восток. Она знает: ничто здесь не вечно, как и этот поток. Стремление оставить после себя, как можно больше, наполнив смыслом каждый свой эпилог. Впрочем, и своё завершение тоже. Запомниться всем ярким пятном, быть ни на кого не похожим. Остаться в твоем сознании, как девочка-море, которая в напоминание о смерти набила тату «Memento mori». ___________________________ [¹] Memento mori («мeменто мори», с лат. — «помни о смерти», «помни, что смертен»)
267
18
1971
отчаяние
я видел звездопад в бутылках, но оказалось, это газ. я был потерян и не найден в плену твоих зеленых глаз. я с каждым вдохом угасал, на выдохе - цвело внутри, ведь воздух был повсюду твой, в бутылках звезды - пузыри. я испускал в последний раз те стоны, что любила ты; в ответ же получил слова, без чувств, без прежней красоты. совсем не так, как я хотел, будто совсем чужим я был, ты подошла, со льдом в груди, вменяя вражеский посыл. глядя в зеленые глаза, мне был понятен твой ответ. совсем не тот, какой я ждал. ты прошептала тихо "нет". я попросил тебя молчать, сжимая боль в груди своей, ведь голос твой был для меня любого лезвия острей. я представлял, как он теперь ласкает слух, увы, не мой, но был виновен в этом сам. я ошибался не впервой. я не впервой глаза закрыл на глубину твоей души, что по началу - громче эха, но погодя - как вздох в глуши.
254
58
5825
Она
Её сердце хочет рассвета, Её тело просит заката. Она — тень, вопрос без ответа, Без единой рифмы соната. Лучи солнца греют сердце, Лунный свет раздувает пламя, Открывая днём души дверцы, А в ночи поднимая знамя. Лезвием-временем делит, Разделяет сутки надвое, Днём единому сердцу верит, Ночью живёт утратами. Жизнь её через две границы, Она будто тому и рада: Рассвет сердца рвёт страницы И сжигает их в цвете заката.
228
8
21670
Споткнись
Споткнись об меня, вдохновись и наполнись несуразным абсурдом. Твоё "милая, ты безрассудна" закончится поэтическим бунтом: ломанными ритмами и рифмами невпопад. За искусством с головой прямо в ад, презирая каноны и все твои правила. Смотри, я себя со́здала, чтобы всем раздать, а остаток — расплавила. Растворилась в происходящем до мельчайших частиц, узнаешь об этом в сотне-второй исписанных страниц. Только не спрашивай откуда там кровавые пятна, и эти волны от слёз или листы изначально так были помяты? — Предыстория тривиальна, поэтому и забыта, закопана, уже рождённым бабочкам нет дела до прошлого кокона. Им бы стать теперь причиной исконного шторма, когда разрушение терпит каждая привычная форма. [¹] Где-то на другом полушарии их невинные взмахи обернутся впечатляющим зрелищем, — не сомкнуть глаз ни единому, порожденному хаосом, детищу. Выполнение своей функции обещает наполненный смыслом конец. Мой же отобьётся острыми строчками среди этой толпы сердец. Эй, смотри: я поэт, я исконный талант, я чёртов творец. [²] А твоё мнение здесь будет совершенно не к месту, — осознавший себя, не слышит ничьих протестов. Он давно замкнут в своем сознании. Предназначение для таких подобно какой-то мании. То́нущему в молчании, нужда публичного обожания приходит лишь в момент созерцания, — созерцания своих же плодов, вымученных пересечением разных концепций Богов. Ну же, споткнись об меня так же, как я спотыкаюсь об солитие их первородных основ. ___________________ [¹] — Отсылка к "Эффекту бабочки" [²] – Отсылка к моему стихотверению: https://www.surgebook.com/bisovadivchina/poem/schaste-eto-proval
222
13
13459
Девочка
Ночью скрипит кроватка, Сон стережёт медведь, Девочка стонет так сладко, Ей лишь 17 лет. Косы плетёт та исправно, В школу всех раньше идёт. В мыслях всё нежно и плавно, Знает, что там её ждёт. В томике Бродского тихо Marlboro в сумке лежит. Пишет в тетрадке красиво: "Демон всех нас защитит". Знает, что вымерли принцы, Белые кони - обман, Есть лишь дети лисицы И хамоватый кабан, Плюшевых псов уважает, Терпит их преданный взгляд, Но а сама точно знает: Собачкой быть не вариант. Скачет стрекозкой по полю, Тонкостью крыл поразив, Юных кузнечиков вволю Милостью повеселив. "Мама, я в библиотеку", "Мам, это Ася звонит". Разум спускает всё слепо, Сердце желаньем стучит. Треплет её, непутёвую, Ласковый нежный зверь: - Нравишься ты мне лишь голою, Ну, раздевайся скорей! Юная милая дура, Кто ж тебя сделал такой? - Мода всё это, культура, Пьяной быть и разбитной, Песни петь скрежета полные, Толстые книжки читать, Смотреть на полотна не новые, Пытаться в них что-то понять. Жахаться за гаражами - Это твоя мечта? Грусть усмирять вечерами Бутылкой сухого вина? Девочка спит, не проснётся. Кружится рядом дурман, Лижет и внутрь всё рвётся В поисках свежих ран.
219
51
4278
Что с вами стало?
Что с вами стало дамы? Куда пропал ваш пыл и шарм? За вас мы покоряли страны, За вас пересекали океан. За вас стрелялся Пушкин, И умирал, с улыбкой на лице, А нынче, ты одна из предыдущих, Одна из кукол, не принцесс....
214
34
6939
Чем хуже – тем лучше
Выгнать всех из собственного ада, чтобы написать историю самому, чтобы выйти из тривиального ряда, собой впечатлив даже исконную тьму. На публику сыграть мелодию на своих самых болезненных клавишах, хладнокровно поставить всё на кон, потому что ты уже ни черта не исправишься. Не убежишь. Не излечишься. Не избавишься. Ни от себя, ни от собственной сути. Всё твое творчество подобно только что проглоченной ртути. Вечно пишешь обо всем обжигающе-деструктивными строчками, пренебрегая вступлением и логическими цепочками. Внутренний хаос твоими руками выражается внешним действием, ты не из тех, кто очень долго думает о последствиях. Ты из тех, кто всегда бездумно, резко и глубоко. На завтрак не чай с круассанами, а кровью разбавленное белое молоко. И пишешь так же нестандартными сло́гами. К чему тебе объяснять правила, если ты гордишься своими пороками? "Чем хуже — тем лучше", милая, правда? И чем больший ужас внутри тебя, тем больше ты этому рада. *** Выгнать всех к чертям из своего уютного ада, чтобы наконец завершить эту историю самому, чтобы написать ее в дичайшем формате и не дать вмешаться в неё никому.
202
10
5403
РЕКОМЕНДÁЦИЯ
Не притворяйся ты другой, Послушной, ласковой и нежной. Останься ты сама собой, Пусть даже и небрежной. Не майся, слышишь, ерундой, Не становись для всех прилежной. Единственному будешь ты звездой, Хоть и останешься "кромешной"...
197
2
10172
Ненужный бумажный хлам
Переплачется, переболит и забудется. Самые близкие — растворятся во времени, где-то заблудятся. Отпечатаются строчками в твоем новом сборнике, обложка которого через пару лет покроется пылью где-нибудь на подоконнике, это всё превращая в ненужный бумажный хлам, что беспощадно сначала пойдет по рукам, а после и вовсе сгниет по следам всех гениев, уже давно забытых временем где-то там. И твоя история так же растворится в этом ушедшем и подавно забытом, где все, кому ты даже не ровень, стали каким-то обыденным бытом, в переизбытке себя прожитом и изжитом. Еще один, чья индивидуальность беспощадно обрастет ярлыками, — история переварит, но толпа будет выблевывать тебя кусками. Со всеми стихами и веществами, что лягли в основу эксцентричной личности — да, того самого симбиоза поэзии и хаотичности, где точка критичности — не переломный момент, а развлечение в чистом виде. Восхищайся мной, презирая и ненавидя. Не переваривая ничего из рожденного мною ранее. Не зацикливайся: я эфемерное, случайное мерцание. Мимолетное касание, мимолетное цветение и созерцание, что деформирует пространство своей внутренней сущностью. Я возьму тебя сложностью, — не простодушностью. Возьму тебя и сделаю частью нового сборника. Но ты забудешь меня, как и забыл вытереть пыль со своего подоконника.
195
15
6066
Он хороший, правда
Да-да, посвящай мне стихи и целые вечера, а после я пьяная расскажу таксисту, о том, как он коснулся моего плеча, но я не смогла — его сознание слишком чисто. И слова просты по его изначальной природе, а вы только на меня взгляните: я же совсем не его породы. Он дарит мне цветы в надежде показаться милым, а я свои кошмары вывожу чернилом: неровными линиями несуразный смысл, чтобы в каждом штрихе видна была своя сумасбродная мысль. А он восторгается мной и всё лепечет, что я особенная. Но я то знаю, что тут ни черта нет, всё слишком поверхностно и обособленно. Во мне внутри — пустота и крайне бездонная бездна, а он путает это с пламенем, от которого можно согреться. Он хороший, правда, но я сегодня — слишком голодная, он ищет человеческого тепла, а мне бы чего-то животного.
192
15
1526
Он
Он спокойно возьмёт сигарету, Поднесёт к губам не спеша. Не волнуют его силуэты, Что поодаль в тени кишат. С расстановкой, медленно, тихо Он расскажет, как прошёл его день. А эмоции меняются словно вихорь, Незаметно дрожит даже тень. Его скулы красивы и выточены, Бросит он хладный взгляд в пустоту, Губы скривит в улыбке вымученно, А зрачки погребут в черноту. Сигарета меж пальцев истлеет, Подойдёт к концу монолог, Он сомкнет свои губы плотнее, Завершив тем ,кажись, свой пролог.
192
9
3717
Рожденный изъяном
Бери мои стихи и кидайся ними в кого попало, — вытащенная поэзия из подвалов. Талантливый ребенок — талант провалов, скинувший твоих Богов со всех пьедесталов. Разбит, расклеен и ни черта обратно не собран. Раздет догола, изрядно разодран, — истощенное тело, полное ссадин. Поверь, я с детства был совершенно нескладен. Рожденный изъяном на ткани вселенной. Таким не константой быть, а переменной. Заложник многоличия, чертовый пленный. С пеленой на глазах твой тысячный n-ный, застрявший в круговороте искусственных реакций, выбрал быть поэтом среди всех вариаций. Прости, но я — поэзия та, что по акции, — просто дополнение к твоему безумию, пишущая вечно то, что вздумаю. Принадлежащая всей натурой точно не к этому миру. На ужас внутри тебя, отвечаю короткое "мило". На ужас внутри себя — достаю чернила. Чтобы исчерневшее сознание наконец пустило корни на заданном отрезке времени. Быть не личностью, скорее — восходящим явлением. Явлением, но какой-то дичайшей концепции, чьи слова распространяются уже по инерции. По инерции кому-попало. Бери мои стихи и смотри как я лечу с твоего пьедестала.
189
22
1568
Полет
Ты вошла в мою жизнь так легко, Так вольяжно и нехотя даже За тобой я взлетел высоко, Забывая, что я тебе тяжесть. Ты вошла в мою жизнь не хотя, Убегая за солнцем весенним, Я бежал за тобою кряхтя, Своих чувств незадачливый пленник. Ты подняла меня до небес, Не желая любовью делиться, Я вцепился в тебя словно бес, Побоявшись на землю спуститься. Ты бежишь от меня не спроста, Ты так чувствуешь сердцем огромным, То что я для тебя - пустота. Обернувшая болью истомной. Ты вошла в мою жизнь так легко, Ты уйдешь из нее безвозвратно, За тобой я взлетел высоко, Но как больно спускаться обратно.
188
33
5799
Девочка в прогнившем баре
Девочка, прекращай читать свои стихи в этих прогнивших барах. Твои строчки уже везде: на стенах парадных и на тратуарах. Ну почему тебе вечно мало? Девочка, прекращай тонуть в бесконечных кошмарах. Оглянись, твой внутренний ад уже в тысячи экземплярах. Сколько листов тобой было исписано и ради чего? Только вот не начинай про врожденное естество. Шататься со стихами по барам — твой собственный выбор, ты сама всё проебала, хотя шанс не входить туда тебе всё же выпал.
186
19
1277
Счастье – это провал
Я поэт, я художник, я чёртов творец. Эй, смотри, я исконный талант и бездарный глупец. Одновременно. Хоть и временно и слегка неуверенно, но соединил в себе все параллели. Намеренно. Чтобы ты узрел гения в чистом виде. Хотели? Берите. Не надо? Верните. Или просто раздайте прохожим. Мне всё равно не стать для тебя хорошим. Скорее — выскочкой или простой жертвой жанра, рожденной из адского пламени и пожара, — ребенок хаоса, любимец кошмара. Я поэт. Я художник. И постоялец бара: в истощенном теле алкоголя сейчас немерено. К чему твои морали, если я себя убиваю намеренно? Твои речи о счастье отдают провокацией, — оно не потеряно, оно плод твоей трансформации. Трансформации из высшего животного в сплошное безличие. Достижение заветной эмоции догонит одно безразличие. Поражает этот странный людской обычай гордиться добычей, что из себя представляет всего лишь набор гормонов. — Эй, сударь, где мои истории про драконов? Здесь не найдено ни одной среди твоих нейронов, зато низкосорных сериалов спрятано по сто сезонов. Подсознание подчистую забитое хламом, но ты всё по практикам да по программам: от темы вселенских каналов до поиска Бога, от бессмысленности меня бы точно взяла тревога. Бесконечные медитации какой-то гармонии ради, что ты хочешь узреть в этом диком формате? Тебе бы больше адаптации и историй об аде, о том как выжить в этом социальном разладе. Но ты слеп и всё еще читаешь никчемные лекции, но сам же подтверждение тому, что счастье — это инфекция, ради которой ты всё отдал. Поздравляю, этот выбор — твой самый весомый провал.
183
14
1492