Владимир Иксанов
@vladimir_iksanov
Блог Все
Кто знает продолжение и что это?
Вопросы
10
11
107
Попробовал другое.... не, не моë
Мысли вслух
15
34
87
Душа негодует
Мысли вслух
21
52
201
Книги Все
Стихи Все
Слеза ветерана
Однажды в мае, в День священный, Старик седой да при клюке, Стоял на улице согбенный Медали, ордена на пиджаке. Стоял и смахивал украдкой Слезу скупую со щеки, Прижал к груди кулëк с тетрадкой, Заметна дрожь его руки. "Послушай дед, чего ты плачешь? Смотри какой сегодня день! Один у стеллы здесь маячишь, Воспрянь же духом, долой тень!" "Эх внуки, духом я не падал, Войну прошёл вдоль-поперëк, Такой урок фашисту задал, Что не забудет, даже есль помрëт. Служил я ротным командиром В пехотном доблесном полку, Войну оставил под Берлином, Рейхстаг вертел я на штыку. Один тогда из роты нашей, Израненный но всëж в строю, Остался жив в сторонке вражьей. Но всë же боль в душе таю. Семь братьев было у меня, Бесстрашных воинов, героев! Но та проклятая война Всех забрала неупокоив. И вот я вижу их во снах, Их голос полон слëз и боли, Они молЯт найти их прах, Перечить мне нельзя их воле. Уж шестерых нашел братишек, По их подсказкам в страшном сне, И тайны этих вот делишек Пишу в тетрадной суетне. А младшего искал я долго, Он говорил мне лишь одно: "Сражëн я в голову осколком, Здесь много тел, мне тут теснО." Я перерыл архивов горы, Встречал ребят из их полка, Мне помогали в моëм горе, Исписаны страницы дневника. Но вот сегодня пред парадом, Мне сообщили что нашли, Останки брата с их отрядом, Ребята те поисковики. Для вас детишки это праздник, А у меня слеза из глаз, Нашëлся младший мой проказник, И руки опустились в раз." Старик спокойно развернулся, Тетрадку пряча на груди, И удаляясь оглянулся, Ему парад не по пути. Для нас то праздник, день великий, Мы празднуем конец войны. Идёт народ наш многоликий, Патриотизмом все полны. Но сколько их, которых с матом, Под пули подставляли грудь, Лежат под бугорком горбатым, Найдут ли их когда-нибудь? Запомните друзья, извечно, Войны конец придëт тогда, Когда погибших всех навечно, Земле родной придаст страна.
27
25
64
Радость боя
В начале далёкого века двадцатого Войной полыхал весь Дальний восток, Солдаты-японцы Мэйдзина заклятого, Пришли дать манжурцам кровавый урок. Служил там тогда за царя и отечество Пластунских казАков отчаянных полк. И были они полны молодечества, И жарких боев знали будничный толк. Противник их тоже имел ту традицию, Что воинской кличут во веки веков, Он честь самурая держал как позицию С катаной в руках к битвам был он готов. Тяжёлая сеча гремит над землицею, Пули, осколки, шрапнель льет как дождь, И каждый здесь стал боевой единицею, И пленных не брать призывает их вождь. А стало когда с этой битвой покончено, На поле испаханом смертью людей, Лежали тела жизнь которых окончена, Их вышли собрать кто немного живей. Уже и не скажет никто как же вышло, Без чувств но живого вполне пластуна, Пленили, связали, повозку на дышло И спешно ко штабу на радость сполна. Не слова не выдал врагу на допросе Тот храбрый мужчина - пластунский казак, Он лишь умолял об одной папиросе И радости боя отведать, смельчак. И вот поразившись отвагой и сталью Его бесконечно отчаянных глаз, Враг - офицер с самурайской моралью, Вернул казаку его шашку и шанс. На бой мастера выходили посменно, Всех шашкою сëк наш лихой человек. Работал клинком и смеялся надменно, Когда из японцев он делал калек. Маэстро мечей, поразмыслив немного, Решили что жизнь свою нужно сберечь, Их разом, гурьбой пошло в бой очень много, Забыли наверно японскую честь. Под множеством страшных ударов клинками, Упал обескровленный страшно казак. Враги - самураи скрипели зубами, Ведь каждый из них стал в тот вечер слабак. С покону веков, начиная от древности, Все предки у нас были Богом меча, Клинок в их руке это часть повседневности, Рубились они рукава засуча.
23
18
55
Шашка дедова
Про Иканское сражение. декабрь 1864 года ***** Ветер злыднем завывает Во степи да азиатской, Тучи пыли поднимает, Разливает жёлтой краской. В той степи да бесконечной Под бескрайним небом синим, Что казалось нам беспечным, Потянуло смрадным дымом. Десять тысяч войск кокандских, Вольных всадников степей, Против казаков уральских, Только сотни лихачей. Грянул бой, земля встряхнулась, Под копытами коней, Те уральцы впрямь рихнулись, Бьются ако сто чертей. Только шашка засверкала, Над папахой, на скаку, Сотня смело поскакала, С громким гиканьем к врагу. Левый фланг понёс потери, Многи падали с седла, И кокандцы обомлели, Только сотня их секла. Справа к бою подтянулась Остальная рать степная, С тылу тож она замкнулась, Уйти нашим не давая. Думали что в окружении, Казаков погубят в прах, Те взмолЯтся о прощении И потерпит сотня крах. Но уралец шит не лыком, Встал в глухую оборону, И винтовки грозным рыком Рвали вражию попону. Потеряли много крови, Братцы наши казачки, Все же воины царëвы В ратном деле горячИ. Нет патронов, кони пали, Снова шашки наголО, Пешим строем они встали, До прорыва все ж дошло. Был прорыв, но право-слово, Их осталось тридцать семь, И в рассвете том багровом, Выжить удалось не всем. Годы те давно минули Словно не было и нет. Молча деда помянули, На стене его портрет. Только шашка-блеск металла, Что от деда казака, Никогда не умирала, Мне завещена в века.
23
27
67