Семён Свешников
@omgsemyon
Писатель, блоггер, студент
Книги Все
Стихи Все
Season of the witch
Было к вечеру, смеркалось, И луна от грёз скрывалась, Окаймлённая небрежно лёгкой шалью облаков. Монотонно раскрываясь, Ночь в бассейне звёзд купалась, Наблюдая незаметно то, что скрыто от богов. Силуэт куда-то вышел, Тихо поднялся на крышу, Постоял у парапета плюнул вниз и был таков, Темнота вступала в силу, На дома грозу пустила, Чтобы не было снаружи видно никаких следов. Шёл по улице бескрайней, Злой, усталый, старый странник, Из таких, что вечно ищут Место лучшее себе. И, дойдя до поворота, Постучался он в ворота, Дома с синей колоннадой, Где остался ждать в мольбе. Возле дома с колоннадой, Тем же утром, у ограды, Люди видели ботинки, Чей почти окончен век. И констебль самый старый, Нехотя зашёл в розарий, Через пять минут вернувшись На глаза своих коллег. «Я не видел там чужого, Видно всё случилось снова, Как тогда и прошлым летом, Кроме крови следа нет.» Вскоре прибыл тучный пастор, Помолился безучастно, А затем с констеблем старым, Вышел вскоре на обед. Той же ночью в доме странном, Возглас прошептал гортанно, Неразборчивую фразу, И зажёгся в окнах свет. До лучей рассветных солнца, Было слышно, что смеётся, Кто-то в доме с колоннадой, И о чём-то говорит. В залах музыка играла, Люстра каждая пылала, И мелькали силуэты, Словно в доме бал кипит. А на следующее утро, В небе цвета перламутра, Полыхал невыносимый Обжигающий огонь. Как заря отпламенела, Всё именье опустело, Словно сжёг его мгновенно, Огнедышащий дракон. Горожане говорили, Будто демоны кружили, В доме с колоннадой гордой, До рассвета аккурат. А потом, как пир был кончен, Сделав выкрик ещё звонче, Шабаш разом провалился, В свой глубокий тёмный ад.
2
0
112
Поэт
Мы не стоим под гнётом скал, Не слышали стрельбы и взрывов, Для нас рабочим местом стал, Наш кабинет без перерывов. Мы пишем вновь, и вновь о том, Что слышать пожелают толпы, Не бьёт уж нас никто кнутом, От этого нет боле толку. Нас не сажают в лагеря, Мы "за слова не отвечаем", Раз в год мы ездим на моря, И старой жизнью попрекаем. Крича "вот были времена! Когда писать — о чём угодно! Была великая война, И не было того что "модно"... Несёт от этих криков ветром, Что гонит нам гнилую взвесь, Коль не умеешь быть поэтом, Заткнись и с этой доли слезь! Да мы не пашем и не сеем, И всё что можем мы — любить. И той любовью мы болеем, И имя той любви — творить!
10
0
425
Аллеи
Она тихо сказала "прощай", Он ответил ей, в духе: "прости, Не построить нам вместе свой рай", "Но тогда ты меня отпусти..." Тихий ветер над городом в ночь, Бьётся в чёрные контуры стен, Он и рад был бы людям помочь, Видя города мрачный рентген. Он приехал домой лишь к утру, Посмотрел на неясную тень, И решил "без неё не умру, Не от этого, видно, мигрень." На другом конце города, в ночь, Опустела бутылка вина, Та, что тщетно пыталась помочь, На кровати лежала "она". Тихо плачет и шепчет под нос, "Невозможно без этого жить, Я не знала, что это всерьёз, Я умею... Умею любить!" Он упал на кровать и уснул, Так же, вскоре, уснула она, На пороге с вещами баул, У кровати бутылка вина. Утро доброе их унесло, Из постели, едва ли заря, Солнцем ярким дома обожгло, "Это всё, это было не зря!" Он стоял вдалеке от дорог, В парке зелени, трав и аллей, Кто-то шёл к нему, тихо, как мог, Мимо утренних серых теней. Со скамейки поднявшийся он, Оглянулся: как будто из сна, В покрывале, ступив на газон, На аллее стояла она. Шли секунды, она сорвалась, Он подставил своё ей плечо, Чтоб могла она голову класть, Его губы хотеть горячо. Не сказала ни слова она, Прижимаясь к нему всё сильней, Двух влюблённых любовь догнала, Под деревьями старых аллей.
12
9
447