Татьяна Шуклина
@Tatiana_Shuklina
Творчество - как дремлющий вулкан: если оно кипит внутри, то рано или поздно извергнется.
Блог Все
Вторая часть "Антакарана. Час расплаты"
Интересное, Новости
4
3
69
Книги Все
Стихи Все
Поход в зоопарк
Вела учительница класс С экскурсией по зоопарку. Для галочки, на классный час: Держать всегда ей нужно марку. А у нее совсем не дети – Скорей, детины метра два: Кто года три был в классе третьем, А у кого уже семья. Вот, например, Васильев Вася: Учился в классе ЗПР, Потом сидел в девятом классе, Теперь в десятом он засел. Он был в восторге, как мартышка Гримасничала и скакала. Василий – тормозной мальчишка, Он думал «зеркало» сначала. Мартышка умными глазами Смотрела, как он ест томат, И в это время понимала, Что он – примат, что он ей – брат. Вот Людка с Любкой – две близняшки, Всем сердцем не хотят учиться, От Васьки нос воротят няшки, Они мечтают встретить принца! И, отвращение скрывая, Они с лягушками флиртуют, Меж ними искры пролетают – Вот-вот лягушек зацелуют. «Мой с красной грудкой, - шепчет Людка, Он «древолаз» из Эквадора". «Подумаешь, - фырчит ей Любка, Мой – принц наследный с Бора-Бора». А Верка увидала мышку: Все посетители сбежались. Подумали, что миру – крышка, Вот как сирены заливались! Но Петька – он не из трусливых! Он в детстве «Маугли» читал. Не терпит Верок он визгливых, Он тигра живо оседлал! А сторож оседлал метелку, Но Петя смело защищался! У сторожа Фомы котенком Шерхан суровый оказался! Да, славная была охота Фомы с метлой на Петькин зад… Истерзана хоть вицей попа, Но Петькин дух не истерзать! Его опять на подвиг тянет, К загону с львами он спешит… Но тут вступает в дело Ваня: Батон он на слона крошит. Он на слона так наезжает, На рынке как на торгашей: Мол, кто такой, кто разрешает, Торчать здесь с тушею своей? Мол, берегись, приду я скоро И дань по полной соберу. Не приготовишь бабки к сроку Как антилопу Гну погну! Слон молча задом развернулся И тут же выдал Ване «сбор» И равнодушно улыбнулся… Наш Ваня жутко оскорблен! Стать хочет Маша балериной, Как сбросит килограммов семь. Но балерины с шеей длинной – У ней короткая совсем… Она с жирафихой интимный У клетки держит баб-совет. Мол, так и так, скажи, друг милый, Быть может есть какой секрет? У Вовочки глаза сверкают: Ему нашелся новый друг. Без слов друг друга понимают, Ведь верный друг его – верблюд! В глаза заглядывает другу И видит боль, печаль, тоску… Но не понять того верблюду: Он приготовился к плевку. И Вову разочаровали: Нет в мире преданных друзей! В лицо и душу наплевали. Как верить после в верблюдей?! Заглянем в следующую клетку И в ней сияет весь Данил: В соревнованиях наша детка Трех скунсов с ходу победил! Пять посетителей опять же На «Скорой» тут же увезли. Но это все уже неважно: Искусству жертвы так нужны! А крокодилов запугали: Кирилл им зубы показал. Они на солнышке сияли: Три года зубы он вставлял. «Пусть криминальный мир трепещет!» - Смекнул зубастый наш Кирилл. Был Паханом он в нем зловещим, Теперь он станет «Крокодил»! И снова обкурился Витя, Сомнением смутным он мучим: Действительно он лошадь видит Иль Марь Иванна перед ним? А Игорька тоска заела И зоопарку он не рад. Вот так у птичьего вольера Стоит он два часа подряд. Тоске причиной служат утки, Их в жизни много повидал… И нет от уток промежутков! И Игорь тяжкий вздох издал. Да, нет покоя ни минутку, Но не понять вам, почему: Он из-под деда эти утки Выносит десять раз на дню. А Таня с входа устремилась Смотреть на горного козла. Ведь Таня рано убедилась, Что, да, любовь бывает зла. А рядом – Паша, друг у Тани, Ментом мечтает главным стать. Неведомая сила тянет Его сюда о том мечтать. Отец у Паши – мент со стажем, Здесь часто видится с братвой. Его встречают, блеют даже: По всем параметрам он свой. Последнем звере по программе Была огромная горилла. Васильев кинулся к ней: «Мама!» Его насилу оттащили. Немало есть зверьков на свете, Они всего лишь Божьи твари. Но деградировали дети И сами, словно звери, стали. «Что ж, вам понравилось, похоже?» И класс ответил ей: «забавно…» Лишь Витя все понять не может: «Так лошадь или Марь Иванна?!»
6
1
257
Огонь любви
В который раз он носом уткнулся в бок мохнатый, Тяжелое дыханье почувствовал тотчас. И малышу так страшно, туманно, непонятно: Откуда вкус соленый, где молока запас? Скуля, печальна плача, к ней прижимаясь сильно, Понять никак не может, ну что она молчит?! Как может он, лисенок, умом своим постигнуть, Что раненная мать его от боли так дрожит? Ах, как она бежала, как ловко уводила Собак и их охотников от маленькой норы! Умом своим и хитростью лисенка защитила, А в сердце гордой матери пылал огонь любви. Но пуля вдруг настигла и обожгла все тело, А сердце нежной матери не чувствовало боль. Она вперед бежала так ловко, быстро, смело, Но разражался молнией в боку ее огонь. И два огня, сгорая в ней болью и любовью, Ей обжигали сердце и душу, и в боку. И, задыхаясь нежностью, и, истекая кровью, Ползла она к детенышу, ползла в свою нору… Лисенку ужас в сердце закрался: нет с ним мамы… И жалобно скулит он в ночную злую тишь… И мысль ее последнюю один лисенок знает: «Я бесконечно нежно люблю тебя, малыш!»
15
4
228