Кирилл Озеров
@Kir_Brayan
Блог Все
Новости
4
5
45
Чорт, оно не пишется опять.
Новости
6
3
80
Этот пользователь честно пытается что-то нашкрябать, но нет.
Разное
16
5
75
Книги Все
Стихи Все
Зима
Слышишь пустоту? Она скребется по стенам и тянется вдоль позвоночника. * * * В разотленных дворах, смердит почерневшим снегом, Машины сгибают дорожную параллель. Мне эта зима, бетонные гроб и стены — Холодней, холодней, холодней. Мне эта зима До прожилок сжимает ребра. Ладонью топлю январский крещенский хлад. Он щипет за пальцы, смеясь заводным салютом, Снежинкой за ворот медленно так упав. Мне эта зима (в квартире дубняк, морозы) Вложила в уста прокуренный жаркий дым. Мой ангел с небес — весь в белом — разбился оземь. Как я, (вероятно, каявшись) став другим.
8
2
97
Ведьма
Там, за пригорком, ветхим смешным пригорком, пеленою раскинулся старый кромешный лес. Девочка, рыжая, вышла из дома только — и побежала — в чаще искать чудес. Девочка рыжая — вьются колечком волосы — звонко смеется, палку берет с земли. Ветер со свистом лихо гуляет по лесу, роется в ветках, кронах, пучках травы. Там же из чащи, темной кромешной чащи, сверлит девчонку пара холодных глаз. Я бы сказал, что это такой же мальчик, только бледнее пепла. Он не из нас. Уши и хвост и бьется покров из шерсти, он дымом табачным в воздух вдыхает сон. Терновник запутался в пальцах, как будто перстень, а ели вокруг него порастают мхом. Рыжая девочка (девушка) ходит по лесу, сминает ногами колкий сухой бурьян. Парень на это смотрит из тени боязно. Воздух из леса чист и безумно прян. Мальчик ломает с хрустом березы ветку, рыжая в свой черед поднимает взгляд — листья осыпались. Скачет по травам белка. Мальчик и не подумал пойти назад. Девочка жмет плечами, срывая ягоды. Так пролетел один ли десяток лет. Сейчас же весь лес елями взвывает с тяготой: охотники взяли мальчишеский волка след. Он вырос, оскалил зубы, и шерсть щетинится, но сосен стволы все так же скрывает мох. А мрак межд стволами все пуще и злее тинится: охотники чаще стали взводить курок. И лес помрачнел, чернеет гнилою раной. Но разве от парня зависит ли это все? Девчонку вот все свои же прозвали странной, что в чащу проклятую шастает босиком. Еще пару лет — совсем нелюдима стала. А что же до парня? Он воздух глотает ртом. Все бродит и думает: «что же такого, странно, я сделал им, чтоб за мною гонялись с псом?» Но ухо вдруг ловит знакомый (уж тошно) шорох, и пульсом по жилам сердце пускает кровь. Собаки нашли листвы перетлевшей ворох, и привкус погони во ртах появился вновь, и вот уже чаща мрачнее и злее ночи. Но девочка (как всегда) бредет босиком. С людьми у нее теперь разговор короче: девчонка не хочет в свой возвращаться дом, пускает по ветру рыжие кольца-волосы и так же (мрачнее) палку берет с земли. Внезапно охотника слышится клятый голос, и выстрел, за ним же — вой (до мурашек) и Из терна взвивается черный пернатый ворон и ловит девчонки встревоженный чуткий взгляд. Там за кустом собачья собралась свора: псы и охотники в волчий спустились ад. И чаща мрачнеет, а рана исходит кровью, мальчишка болезненно скалит свои клыки, но тут на поляну с девчонкой явился ворон. Охотники ружей выставили штыки, но все побелели: бурьян обрамляет космы, распущенные волнами до тонких плеч. Девчонка с ухмылкой собой прикрывает волка, и словом отводит охотников злых картечь, себя нарекая рыжей лесною ведьмой. Смеется, безумно скалится псам в лицо и просит сказать ее (уже не) соседям, чтоб свой берегли (пока что) спокойный сон. Еще, говорит, не шастайте больше в чащу, а лучше спасайте шкуры уже сейчас. К моменту, когда в сознанье вернулся мальчик (и по сей день бывает, не ровен час) детишкам на сон придумали злую сказку о волке и темном лесе и рыжей той, что под луной босая заводит пляски и тех, кто не спит, она заберет с собой. Еще, говорят, не трогайте злую ведьму, а если увидели — сразу бегите прочь. Ей братом является леса безумный ветер, она, говорят, полуночи стылой дочь. За нею, как стражи, следуют волк и ворон и тени заводят мрачный волшебный пляс... Я знаю одно: что стала она сестрою мальчишке бледнее пепла, что не из нас.
10
15
238
Оригами
• • • Мы дети больших уродливых городов: Душных квартир и стен, искривленных улиц. Вдыхаю табачный воздух, словно целую Бетонные плиты гроба (а не домов). • • • Она идет — вся бледная и босая, и на щеках (мертвецки) горят веснушки. Ее не видно — это ее игра, и она идет по улицам (вечно узким) И держит в руках журавлика-оригами. Ослепшее солнце не греет ее макушку. Ей кажется, что и ветер сейчас устанет, и что весь город насквозь пропах сигаретным дымом. Она идет — и видит, как за дворами подрости хотели повесить кота на дыбу, И морщится. Ветер играется волосами. Она идет — вся в белом, бледнее снега — и ужасается каждой разбитой раме, каждому вскрику, каждой щепотке в грамме, выведенном в дорожку (будто из мела). И прячет от мира рыжее оригами, Вокруг озираясь с испугом (довольно бегло). Она идет — вся бледная и босая, царапая стопы грубой асфальтной крошкой, она несет журавлика-оригами, пытаясь оставить миру тепла немножно. Она... споткнулась. Падает вниз — локтями, шипит, но встала, выше подняв игрушку. И, может быть, ярким мир наш никак не станет, но ветер мягче коснулся ее веснушек, подумал и резво расправил тугие крылья, хватая из рук горящую рыжим птицу. И, может, наш мир не ярок, но ведь должны ли мечты белокурой девчонки когда-то сбыться?
11
12
283