PRO
Pan Shafran
@Pan_Shafran
„Я разговариваю сам с собой, потому что я единственный человек, чьи ответы мне нравятся.“
Стихи
Механизм
Между нами не много различий - Каждый верит в особую роль, Каждый верой своей обезличен, Переписан и взят под контроль. Был рожден, чтобы стать элементом, Единицей безликой цепи, В механизме, что каждым сегментом Без конца пожирает мечты. Каждый винтик огромной машины, Маховик, шестеренка, рычаг, Под давлением мощной пружины Добровольно чеканят медяк, Чтоб лились бесконечным потоком Сателлиты, встающие в строй, Единицы нулей в каталогах Среди тысяч таких же нулей. Даже если погаснут все звезды, А земля остановит свой бег, Механизм перемелет погосты - Ведь сырье для него - человек. Не столь важно: живой или мертвый, Лишь бы в топке поярче горел. Переплавит гордыню и гордость В серый пепел и гнилостный тлен.
14
3
55
Разбегаясь и снова сходясь
Может, мы затаимся за небом. Там, где нас не найдут никогда? Чтобы сбросив оковы и цепи, Устремиться в иные места, Где не враг человек человеку, Где забыты жестокость и злость. За спиной оставляя парсеки, Убежим вслед за россыпью звезд... Ты и я, без раздумий и страха Окунувшись в безбрежную синь, Скинем тяжесть коварного праха, Что низверг нас на землю с вышин Недоступных, на веки забытых За века средь бессчетных грехов... Мы на крыльях печалью омытых Пронесемся средь тысяч миров, Где погибнем и снова воскреснем, Чтоб плести бесконечную вязь Среди звезд, освещающих бездну, Разбегаясь и снова сходясь...
9
2
85
Бенефис
Эй, люди, забудьте печали - Сегодня по плану война: Заменят погибших медали В могильной оправе венка. А завтра - салюты, парады, Вальяжные речи торжеств О долге и чести солдата, Несущего тягостный крест... Но снова бегущие строки, Лишенные чувства вины, С экранов готовят народы К пожару грядущей войны. Привычно "отцы-генералы", Укрывшись под сенью кулис, Вино разольют по бокалам - За смерть и ее бенефис. Актеры давно на помосте, Взвели на винтовках курки... Корчуют леса под погосты, И снова строгают кресты...
18
5
219
За холмами...
За холмами несметная рать, Лютых ворогов слышатся песни... Мы клялись отчий дом защищать Острой сталью и доблестью с честью. Может, друг, мы не встретим рассвет, Не услышим дыхание ветра, Не разделим на тризне обед И тоску по пропавшим бесследно? Видишь, брат, как ярится огонь Разожженный врагом за холмами? Слышишь гомон летящих ворон, Словно тучи парящих кругами? Мы оставили дома невест И сестер в ожидании скорби, Матерей, собиравших в отъезд, Что сердцами почуяли горе. Подними, друг, измученный взгляд! Пусть наполнится сердце отвагой! Слышишь, там, за холмами, гремят Барабаны врагов пред атакой... Не уступим ни пяди земли - Неприятель умоется кровью! Раз отцы край родной сберегли - Будет ворог и нынче разгромлен!
12
5
105
Шут
Я не всеведущ, мне шутом, Пожалуй, быть вполне по нраву. Мне бубенцы под колпаком Поют восторженно осанну. Я всемогущ, ведь дуракам Закон никем не был написан, Дурак не верит чудесам, Ведь он - порок, дитя каприза. И пусть надменно короли Смеются над шута походкой, Всегда в почете дураки С душой немного сумасбродной. Я шут, и это мой каприз Быть дураком, подобно многим. Как ни старайся, ни учись, "Дурак" - напишут в некрологе.
19
13
248
Тень
Я веру растерял среди дворцов, Средь храмов с золотыми куполами, Средь верных дураков и мудрецов, Владеющих заблудшими сердцами. Нет, не нужна мне истина небес, Которой наслаждались безоглядно, В смиренье ангца укрывая спесь, Чтоб грех людской восславить многократно. Пусть я невежа, бездарь и глупец, Мне не нужны слова о всепрощеньи! Я сам судья, ответчик и истец - Я демиург и я своё творенье. И в час, когда покину этот свет, Предстану пред собою для ответа: Быть может прокляну себя вослед, А может стану тенью невоспетой...
19
5
307
С нами Один и Тор!
Открой своё сердце солёному морю, Сулящему воину дальний поход, Туда устремившись по вольным просторам, Где водная гладь стережёт небосвод. Там верный драккар с головою дракона Зароется носом в прибрежный песок Земель, где не славят могущество Тора, Но золота много припрятали впрок. Пусть будет уроком им ярость норманнов, Со смертью пришедших в чужую страну - Для викинга битва сладка и желанна, Вальхалла приветит погибших в бою. Нет участи худшей, чем смерть от хворобы, За старостью дряхлой идущей вослед! Уж лучше в сраженье погибнуть с почётом, Чем немощным встретить последний рассвет. Не ведома воину благость покоя! Пусть вечно останется острым топор! Вновь слышится клич сквозь раскаты прибоя: "Вперёд! На драккар! С нами Один и Тор!"
36
17
653
Вчера я пил со Смертью...
Вчера я пил со Смертью. Имел с ней разговор, О зле и милосердье Хмельной был с нею спор. "Пойми, - мне Смерть сказала, - Что зло - не абсолют! Добро... Ведь так бывало... Добро и злом сочтут. Что князю лишь потеха, Для смерда - сущий ад. Кому-то я помеха... А кто-то смерти рад. Что палачу - работа, Он кормит тем семью, Идущим к эшафоту - Конец житью-бытью. Как не крути монету - Всегда две стороны... И тьма стремится к свету, И свет - не свет без тьмы". Хлебнув из кружки пива, Сказала грустно Смерть: "Лишь я всего мерило. Запомни это впредь! Нет большего несчастья, Чем встретиться со мной, Ведь я всегда бесстрастна, Будь трижды ты герой. Меня не купишь златом: Я все равно приду - Последним постулатом Я всех предам суду!" Вчера я пил со смертью До самого утра... Не помню миг, поверьте, Когда она ушла...
41
11
285
Пусть... (Эпитафия)
Пусть не слышит меня оголтелый, Пожирающий судьбы людей, Мир тревожных и злых песнопений, Мир безвольный рабов и царей. Мир уснувших, навеки пропавших, Облаченных терновым венцом... Пусть не слышит страстей бушевавших Между сердцем и трезвым умом... Пусть подавится желчью и злостью, Пусть оглохнет от рева толпы, Пусть вдыхает отравленный воздух И возводит вдоль трактов кресты. Пусть ярится... Напившись гордыни И одевшись в кичливую спесь, Мир торопится к верной кончине, Запевая предсмертную песнь. Пусть не слышит! Последние строки Мне напишут на мертвой скале Лаконичным, пустым некрологом: "Жил и умер на этой земле!"
27
5
471
Человек
Не хочу выбирать между небом и адом. Проживу, как смогу, мне отпущенный век, А на ложе предсмертном гремящим набатом Объявлю, что мерило всего - человек! Я стремился, как всякий, к богатству и славе И мечтал после смерти оставить свой след, Познавая не раз благородство и зависть, Я унынье менял на величье побед. И не верил ни дня во всеобщее благо, В эту глупую сказку и вычурный миф, Где равны перед небом и царь и бродяга, Целомудренный муж или тот, кто блудлив... Если спросят меня: "А во что же ты верил?" То отвечу, что вера моя - человек! Он единственно верный для мира критерий, Пусть и сам от природы страшнейший дефект.
42
21
2962
Не нужны мне ключи от рая..
Не нужны мне ключи от рая — Жизнь земная душе милей, Пусть под сердцем тоска глухая Вторит зову минувших дней. Лишь прошу отпустить на волю — Сбросив стылую вязь оков, Я не стану искать крамолу, Словно стая голодных псов: В лицемерье цветастых масок Все равно не найти ответ. О свободе молю напрасно, Пусть и даже себе во вред. Злым набатом трезвонят цепи, Отдаваясь хандрой в груди, Предрекая мне горький жребий — Заблудиться средь вечной лжи. Не нужны мне ключи от рая, Мне иной предначертан путь: Среди звезд без конца скитаясь, Во вселенной другой уснуть.
46
6
339
Падший ангел
Укрывшись мраком старых улиц И пряча лик свой от людей, Бреду, под крыльями сутулясь, Сквозь ночь к возлюбленной своей. Я - падший ангел, демон ада, Навеки проклят за грехи. Но встретил деву, что усладой Вдруг стала мне средь вечной тьмы. Теперь в груди неукротимо, Как чистый свет, горит огонь Любви моей необъяснимой. Я новым чувство опьянен. Вот милый дом. В окне мелькает Девичий милый силуэт... Вдруг тишь ночную разрывает Истошный крик, предвестник бед... Я дверь без памяти ломаю, Врываюсь в дом, как дикий зверь, И за порогом замираю, Узрев потерю из потерь. Моя любовь с ножом под сердцем В крови на каменном полу, Лежит безвольно распростершись. Последний вздох ее ловлю. "Прости, любимый, не сдержала Завет, что я тебе дала, Ведь быть с тобою обещала Всегда и до времён конца". Предсмертный шепот прекратился, Погас любимой ясный взор. Над ней со скорбью я склонился И кровь с лица ее отер. А рядом, спрятавшись, убийца Готовил в спину мне удар, Но от кинжала уклонившись, Я прорычал: "За что, дикарь?" Убийца нагло усмехнувшись: Ответил так: "За то мертва, Что к мраку сердцем прикоснувшись, Любовь свою тебе дала!" В душе моей, огнем пылая, Сменилась скорбь на черный гнев, Одним ударом обрываю Я жизнь убийцы, как во сне. Омытый кровью и слезами, И прокляв смертную юдоль, Где род людской с его грехами Оставил мне одну лишь боль, Я расправляю крылья ночи, Что прежде прятал за спиной. Взмываю ввысь. Опять порочен. И в одиночестве с тоской.
52
32
283
Легенда о самурае
С восходом Луны над горой Фудзияма Спускается с неба по звездной тропе К священным развалинам древнего храма Фантом самурая, мерцая во мгле. Он был обречён воскресать у могилы Сёгуна, убитого вражьей рукой, Присягу дав вечно хранить господина, И верным хранителем быть за спиной. Но слово нарушил. Прокравшийся ниндзя Под саваном ночи, скрывающей шаг, В сёгуна покои проник для убийства, И дело закончив, укрылся во мрак. Убитого голову срезав катаной, Коварный синоби исчез без следа. Оставив лежать на полу бездыханным Безглавое тело в крови до утра. С печалью узнал самурай на рассвете, Что найден был мёртвым его господин, Поклявшись в тот миг в нерушимом обете О праведной мести пред ликом святынь. Он тело сёгуна в могиле у храма Оставив, отправился в праведный путь, Желая в скитаньях по свету упрямых С синоби коварным катаны схлестнуть. Чтоб месть совершить, обрекая синоби На смерть, что вкусил умертвлённый сёгун И взмахом оружия полного злобы Убийцу сразить, налетев как тайфун. Бесплодно скитался по землям далеким Живущий лишь местью одной самурай. Нигде не столкнувшись с убийцей жестоким Он к предкам могучим в бессильи воззвал: Молил наделить безграничною силой Подобной могуществу вечных богов, Чтоб смог возложить на сёгуна могилу Он череп убийцы возвратом долгов. Откликнулись духи, и в шёпоте ветра Воитель узнал их беззвучный ответ: Коль помощи жаждет, то должен и щедро С душою своей он расстаться навек. Решил самурай согласится на сделку, И духи ему указали врага. Противники встретились в смертной дуэли. Убийца сражён был ударом клинка. Возмездье свершилось. И череп синоби К могиле сёгуна принёс самурай, Где умер, колени склонив пред надгобьем, Оставив в посмертье надежду на рай. Он призраком стал по велению предков Чтоб каждую ночь воплощаться у стен Забытого храма и должен посмертно Могилу хранить, где лежит сюзерен. *** * Самурай - древний японский воин *Сёгу́н - феодал в Древней Японии, которому самурай присягал на верность *Синóби - наемный убийца (ниндзя)
39
20
401
Искушение
К девице юной, непорочной, Не знавшей плотского греха, Явился демон в час полночный. Поцеловав ее в уста, Он зашептал, над ней склонившись, Сверкнув глазами в полумгле: "Тебя я выбрал, воплотившись Из бездны ада на земле. Могу исполнить я желанья, Любые, только попроси. К ногам твоим все мирозданье Готов сейчас же принести. Коль хочешь ты, внемли мне дева, Исполню просьбу сей же миг, Проснешься утром королевой, Владыкой всех земных владык. А коль не жаждешь ты короны, Я одарю тебя волшбой, Чтоб упивались восхищенно Мужи твоею красотой, Что не померкнет через годы! Огнем горя на зависть тем, Кто юность растерял в невзгодах, И безнадежно одряхлел. А, может, жаждешь вечной жизни? Скажи! Устрою сей же час! Цена? Пустяк! Я бескорыстен! Возляг со мною, не боясь!" Вскричала дева, осеняя Себя знамением креста: "Изыди, бес! Одно желаю! Оставь немедленно меня!" "Ну что ж, девица, как прикажешь! Развоплочусь, вернувшись в ад" Ответил демон. "Мне не важен Ответ твой. Важен результат" Расстаял тут же мерзкий демон Во мраке ночи без следа. Но до восхода в страхе дева Молилась благости Христа. А на рассвете в божьем храме, Перед распятьем, не таясь, Она открыла душу падре, Пред ним в почтении склонясь: "Святой отец, молю, спасите! Жила, не ведая греха! Но ночью демон-искуситель Терзал безжалостно меня. Скажите, падре, что мне делать? Он целовал меня сквозь сон, Возлечь хотел, желая тела, Сулил корону из корон!" "И что же ты?" - спросил священник, Брезгливо морщась и кривясь! "Я отказала без сомнений! Остаток ночи промолясь!" "Отныне ты - под знаком ада! Его вкусивши поцелуй" Ответил падре: "Нет возврата! Огонь очистит! Возликуй! "Но, падре, я ведь отказала! И нет на мне печати зла!" С мольбою дева прокричала: "Я не отринула Христа!" "О, ведьма! Церковь разберется!" Пробормотал святой отец: "Пред смертью каждый сознается, И трус ничтожный и храбрец." Не вынеся мучений пыток Признав в грехах свою вину, Девица в пламени погибла, Сгорев, привязанной к столбу. Но перед смертью, задыхаясь, И проклиная род людской, Она кричала: "Призываю Тебя я, демон! Будь со мной! Пусть я умру! Но пламя ада Пускай же следом заберет Всех тех, кто мучал без пощады. И в оговоре нагло лжет!" Подобно грому в мрачном небе Взлетели ввысь ее слова, Рождая в людях страх и трепет Под буйство пламени костра. Рекой разлился полноводной Огонь, не знающий преград. Пылая смертью безысходно Для всех устроивших обряд.
39
7
566
Память весны
На землях славянских ходила легенда О чистой и светлой девичьей любви.  Её я узнал от весеннего ветра, Из нежного шёпота первой листвы.  Цветущая Лёля, пресветлая дева,  Хотела Яриле сердечко отдать.  Ему рассказала об этом несмело,  Не в силах томление больше скрывать.  Но бог молодой ей в ответ улыбнулся,  Промолвив неспешно такие слова: "О дева зари, мне твой лик приглянулся,  Сокрыта невинная в нём чистота.  Но буйный мне нрав от природы достался,  И быть навсегда я с тобой не смогу.  Уж Ладой с небес я не раз любовался, И стылую Мару я нежно люблю! Все женщины Яви, от края до края,  Огнистому взору для сердца милы,  Им с синего неба тепло посылая,  Я так признаюсь в беззаветной любви!" Обидно для Лёли, рассвета богини,  Звучали Ярилы Младого слова.  Девица ушла, но с весенним зачином Всегда вспоминала тепло божества. С тех пор согревала прекрасная дева Хранимую памятью светлой любви Природу, что с холодом Мары старела,  Но вновь расцветала с приходом весны.
22
13
289
Песня норманнов
О, ветер свирепый, терзающий море, Позволь нам вернуться с добычей домой, Мы в битвах жестоких не знали позора, Теперь бы не сгинуть в пучине морской. О, ветер ненастный, дай только вернуться К лежащим за морем родным берегам. Пусть жены мужей из похода дождутся. Драккар пусть летит по ревущим волнам. Неведом нам страх - пред тобою бессильны, И молим тебя успокоить свой нрав, Пускай ты строптив, и коварен, и вспыльчив, От ярости буйной пучины избавь. Тебя заклинаем, неистовый ветер, И милости просим, во имя Богов, Пусть жены увидят драккар на рассвете, Бегущий сквозь пену густых бурунов. Тебе в благодарность, в тот миг как вернёмся, Устроим веселый и пьяный кутёж, Где мы до потери рассудка напьёмся, И ты вместе с нами недурно гульнёшь. Наполни же, ветер, потрепанный парус, Чтоб вскоре увидели берег родной, Норманны, ходившие в поисках славы За море, зовущее воина в бой.
21
11
305
Колыбельная о Ведьмаке
Догорает свет лучины. Ночь окутала равнины, Горы, реки и чащобы, Все тропинки и дороги. Старый кот клубком свернулся, В хвост пушистый обернулся. Верный пес спит у порога - Бережет от гостя злого. Спи, малыш мой, да не бойся, От печалей сном укройся. Не тревожься о невзгодах Спи, мой сокол, до восхода. Не крадется лихо к дому - Не пройти несчастью злому. Стережет Ведьмак дороги, Страж для нечисти жестокой. Бродит он по белу свету, Истребляя за монету Духов, бесов, вурдалаков, Злобных бестий тьмы и мрака. Меч серебряный он грозный За плечами носит в ножнах Для чудовищ безобразных, Лики чьи для глаз ужасны. Для людей - клинок из стали. Ведьмаку его сковали, Чтобы быть лихому люду Карой верной отовсюду. Будь ты сын простого люда Иль надменный важный сударь - Ведьмаку твой род не важен, Коль ты злом обезображен. Он в скитаньях одиноких В странах близких и далеких Стережет края людские, Презираемый, гонимый. Прозван был молвой отродьем, Королям был неугоден, Но был глух к людскому слову, Приходя всегда вслед зову. Засыпай, дитя, не бойся, Не тревожся, успокойся. Не грозится лихо злое, Все забрал Ведьмак худое... __________ Написано под впечатлением от чудесной колыбельной по вселенной "Ведьмака" - Kołysanka o niedoli. Ознакомиться можно по ссылке: https://youtu.be/sjc6__Ji94c
16
17
469
Черная смерть
«Старый Лондон поражён Карою Господней — Черной смертью заражён Чернь и благородный! Братья, вот и наступил Час лихой расплаты — Те, кто карой нам грозил, Ныне смерти рады! Видно, братья, с нами Бог — От беды спасает! Англичанин занемог — От чумы страдает! Пусть исчезнет мерзкий лик Англии бесчестной — Долго ждали этот миг, Благости небесной! Что ж, вернём себе назад Земли нашей славы! Наших предков! Пусть горят У границ заставы! Братья, этот час настал! Вверх щиты и копья! Сам Господь того желал! С нами гнев и доблесть!» Так Шотландии монарх, Возжелавший мести, Войску говорил, и в дар Обещал поместья Лордов Англии отдать Под грабеж разбойный, Чтоб солдат мог убивать Англов недостойных. Прокатился грозный вал Армии шотладской По английским городам Грабёжом и пьянством. Вскоре признаки чумы Появились в войске — Чёрной смерти не важны Доблесть и геройства. Разбежалась кто куда Армия шотландцев. Следом смерть шла по пятам, В беспощадном танце.
28
10
574
Пляска ведьм. Brictom
Заклинают вольный ветер, Просят силы у огня, Призывают духов света В танце девы у костра. В ритмах диких, первобытных Пробуждают мощь лесов. Песня льется к небу слитным Разноцветьем голосов. Просят девы в танце силы И могущество земли, Вознося призыв старинный К лику призрачной луны. Заклинают девы пламя, Оградить своих отцов От смертельных ран и страха Перед силой их врагов. Молят девы, чтоб в походах Смерть не встретила мужей, Чтоб вернулся сын с почётом От далёких рубежей. В свете звёзд несётся к небу Волшебство молитвы дев - Чуткий ветер, слыша требу, Вторит зову нараспев.
21
6
464
Алхимик
В душной келье чердака, В старом пражском доме, Слышен хохот старика - Всё вокруг в разгроме. Келью вдруг заволокло Серо-сизым дымом, С треском выбило стекло Прогремевшим взрывом. В снежно-белой бороде Пепел серый тлеет, Стены в дырах, пол в огне, Серный запах веет. С черной мантии до пят Химикат стекает. Крики радости летят, Сердце замирает! Средь разбитых пыльных колб, Прочих инструментов, Змеем вьющихся реторт, Едких реагентов Камень стынет на столе, Важный, философский, Слышен хохот в полумгле Хохот стариковский! Будет старый королём, В золоте купаться, Тёмной ночью, светлым днём Неге придаваться! Шум ворвался городской В сон тревожным звуком, Муж ученый, весь седой, С взглядом близоруким Вздохом тяжким сон прогнал, Бороду разгладил, Взял научный свой журнал, Морок прочь спровадив.
19
6
223
Курган
Черный ворон жадно кружит, Над могилой мертвеца. Павший воин им разбужен, Граем шумным наглеца. Серый саван ветер треплет, Разнося гневливый вой: "Ты зачем поднял из пепла И нарушил мой покой? Может, ворог вновь грозится, Разжигая злой огонь? Вьется грозно у границы Полотно чужих знамен? Ты ответь мне, ворон, смело, Да лети скорее прочь! Я был воином умелым И, как встарь, смогу помочь? Пусть рассыпался трухою Деревянный щит давно, Ржавый меч возьму рукою, Как мне было суждено." Только каркнул ворон хрипло Да махнул своим крылом Над курганом, что насыплен Земляным крутым холмом. Оглянулся воин павший - Не видать вокруг врага, Только ворон, сон укравший, Граем будит небеса. "В безопасности отчизна - Ворог лютый не грозит!" Растворился серый призрак, Что в могиле старой спит.
20
29
322
В таверне
Наливай скорее в кружку Пиво, славный пивовар,  Так, чтоб с пеной на верхушке...  Наливай ещё давай!  Отхлебнув из кружек хмеля,  Поведём мы разговор О князьях и лиходеях,  Вновь устроивших террор.  Нелегко, мой друг, живётся, Если праведным трудом Заработать удаётся Лишь медяк своим горбом.  Если в поле уродился Нынче бедный урожай, Если славно потрудился,  Всё одно - оброк отдай.  Не скупись, уж видишь, кружка Показала в пене дно!  Покосилась вот избушка -  Нет ведь денег всё равно.  Приходил на днях вельможа "Отдавай, - сказал, - оброк"!  Расплылась давно уж рожа,  Не проходит в двери бок.  Лиходей ко мне явился,  Тоже требуя побор -  Перед ним я провинился,  Починив кривой забор.  Эх, мой друг, совсем обрыдла Мне такая злая жизнь.  Я пойду. Сменить корыто Для свиней пора, кажись...
18
1
241
Братство
Эй, пиво разлейте по кружкам! И ром расплескайте рекой! Пират, не жалей для подружки И плотских утех золотой! Эй, крысы! Да, якорь вам в глотки! Тащите сивухи бутыль! Не видел шикарней красотки На многие тысячи миль! Красотка! Я рад этой встрече! Со мною ты ночь проведи, Изранено тело картечью И страстной желает любви! Сегодня, награбив богатства, Пират не уйдет на покой - Лихое разбойничье братство Отметит удачу гульбой. На завтра назначена встреча С богатым испанским купцом! Пусть будет кровавая сеча - Мы встретимся вновь за столом!
23
11
438
Былина о волхве
К волхву пришел старинный князь Просить того совета: "Мудрец, открой мне, не таясь, Желанные ответы! Хочу я солнцу равным быть, Светилу небосвода, Самим богам отцом прослыть Навеки для народа. Хочу, чтоб сквозь года молва Меня превозносила, Чтоб ночью полная луна Меня боготворила!" Вздохнул тогда, седой мудрец, Взглянул на князя хмуро. Свой скорый чувствуя конец, Сказал муж белокурый: "Запомни, княже, равным стать Божественной природе, Не может тот, кто испытать Смерть должен на исходе. Таков неписанный закон, Заложенный от века, Рожденный девой обречен Остаться человеком." Не смог сдержаться князь тогда, Мечом взмахнул он в гневе, К ногам скатилась голова И пало наземь тело. Огонем разгневанных небес, Заслуженною карой, Сразил убийцу молний блеск Упал князь бездыханным. Сложил тогда ученый люд В поэзии былину О том, как Боги кару шлют Познавшему гордыню. Из уст в уста былину ту Сынам передавали Мужи почтенные, что чтут Уроки древних знаний.
17
7
256
Слово скальда
Сквозь волны и ветер драккар наш идет Хоть путь его к берегу долог. Наш ярл за собою нас в бой поведет, И кровью умоется ворог. Пусть солнце и звезды укажут нам путь, Ведущий к несметным богатствам - За золото можно и жизнью рискнуть, Британцев разграбив аббатства. Английский солдат против нас трусоват - Не выстоит в битве и вечер - Мечи с топорами его вразумят, Что короток век человечий. Собрав средь туманов и каменных скал Достойную Асов добычу, Направить драккар наш к родным берегам Велит нам извечный обычай. А дома нас ждут похвалы и почет Девиц заскучавших в разлуке, Хмельное застолье заменит поход - Не нам загибаться от скуки!
12
8
221
Песнь Мары
Я тебя закручу-заморожу,  Меня Марой зови белокожей.  Прихожу я с зимою искристой,  За снежинкой лечу я лучистой.  В зимнем царстве тебя приголублю,  Хладом стылым ты будешь загублен Я тебя обниму лютой стужей,  Спи, мой сокол, снегами закружен.  Я тебя провожу в царство хлада,  Там тебя в белоснежных палатах За деянья твои по заслугам Награжу или будешь поруган.  Не старайся сбежать или скрыться Я за всеми повинна явиться.  На закате с моим поцелуем Позабудешь судьбу ты земную.  Ты меня не растопишь весною,  Я змеею ползу за тобою На дороге, на смертной тропинке Соберу твою жизнь по крупинке.
11
9
201
Система
Люди шагают угрюмо По воле жестокой системы Строем, без лишних раздумий, По старой заученной схеме. След оставляя грязный На теле усопших столетий, Люди шагают бесстрастно И каждый из них неприметен. Каждому место найдётся, Расписаны каждому роли - С курса никто не собьётся, И не поддастся крамоле. Будет наказан жестоко Изгой, убежавший из строя - Люди надменным потоком Раздавят собрата, воя. Небо оглохнет от шума Чеканящих шаг созданий, Рьяно стремящихся в сумрак По воле чужих предписаний. Люди шагают без воли, Оставив стремления в прошлом, Жизнью в системе довольны, Иное им видится пошлым.
36
0
366
Опять
Если завтра наступит сегодня, Люди скажут: "То было вчера". И опять повторят безысходно Все ошибки минувшего дня. Колесо мирозданья не может Повернуть реки времени вспять. Но природа людская, похоже - Все просчеты свои повторять. Каждый раз отзываясь отважно На фантомы великих идей, Убегают от правды сермяжной Люди с криком во имя вождей, Чтобы снова погибнуть за лозунг, Отдавая себя на убой Беспощадному богу-колоссу, Что от века зовется войной. Услаждая бессмертную похоть, Люди снова утонут в крови. И сменяются, вроде, эпохи Но как будто застыли часы: Вновь тревожная слышится песня, Призывая на верную смерть - Ей внимающий люд повсеместно Приготовился вновь умереть.
21
6
269
В дивном царстве-государстве...
В дивном царстве-государстве Правил царь уж много лет, А при нем совет боярский, И министров кабинет. Вроде, правил чин по чину, Расцвела при нем страна В министерской писанине, И в докладах недурна. Глянет царь - народ доволен: Пашет землю, сеет, жнет, Не бежит за лучшей долей, В общем, здорово живет. У крестьянина - коровы, У рабочего - завод, Люди сыты и здоровы Бед не знают и невзгод. "Ах, какой же я хороший!" - Размышлял довольный царь "Самый лучший и пригожий!" - Вторил тут же глас бояр. "Ты как солнышко лучисто, Наш надежа государь," Отзывался хор министров С громогласностью фанфар. - "Хорошо в стране-отчизне, Всем доволен твой народ! Говорят, что бескорыстен Царь, как верный патриот." Государь внимал с улыбкой - Всякий любит похвалу. Аж до слез его прошибло, Молвил: "Так я поступлю: Расскажу, не медля, людям, Как со мной им повезло, Пусть довольны будут чудом, Что их взяли под крыло!" Разошлись гонцы по весям, Разнося царя слова, Где вбивая их железом, Где-то люд кнутом гнобя. Почесал народ затылки: Бунтовать? Так ведь страда! Не пожнешь - монет в копилку Не положишь никогда. Разошелся люд работать: Пашет землю, сеет, жнет. Царь доволен: по отчетам Хорошо страна живет. И не важно, что крестьянин Истрепал штаны до дыр, Лебеду жует селянин, Хлеб с водой - и вовсе пир. Важно то, что все министры Весь бояринов совет, Как и царь - все бескорыстны, И живут, не зная бед.
32
14
550
Дороги
Есть сотни тропинок и сотни дорог Для каждой живущей души, Что странника прочь уведут за порог - Попробуй лишь только шагни. И сразу откроются сотни путей Ведущих в иные края, Тропу неизвестную ты одолей, Отбросив оковы бытья. За каждой тропинкой укрыты леса, Снега крутобоких вершин, Трезвон ручейков, моря, города И зелень бескрайних равнин. Лишь только вступил на неведомый путь, То разом на нем и пропал. Попробуй из дома на тропку шагнуть, Как тут же порог убежал. Но даже когда ты устанешь идти - Дороге не ведом покой - Другие все так же будут брести, Оставив свой кров за спиной. ______________ По мотивам дорожной песни Бильбо Бэггинса.
23
5
528
Последний выживший из нас
Нет тьмы и света - всё едино, Пустой, безжизненный пейзаж. Бредёт по выжженной равнине Последний выживший из нас. Он помнит, в этом мире было Когда-то множество чудес, А ныне братская могила Людскую заменила спесь. Мир уничтожила гордыня, Сойдя с небес огнём ракет: Земля цвела - теперь пустыня, И только смерть кричит в ответ. Где раньше были океаны, Где пики гор вгрызались ввысь, Песок зализывает раны, С барханов осыпаясь вниз. Ослепло солнце, рвёт и мечет Безумный ветер в небесах, И гонит серый прах зловеще, Как память о людских грехах. Последний выживший в горниле Рассвета ядерных зарниц Бредёт по выжженной пустыне Среди фантомов мертвых лиц. А где-то там, за краем мира, Цветок, за жизнь свою борясь, Среди песков и пепла вырос. Цветок надежды и для нас.
30
4
488
Встречаются люди
Встречаются люди как кофе, С приятной горчинкой внутри - Они хороши для здоровья, Поскольку и сами бодры. Бывают подобные сыру, Что плесенью белой покрыт - На взгляд - как истлевший папирус, А пробуешь - пища элит! Встречаются люди как каша Без соли совсем, размазня - Такие - и нашим и вашим, А все, что ни делают - зря. Бывают и приторно сладки, В обертке из ярких бумаг - Внутри не найдешь шоколадки, Начинка - дешевый коньяк. Бывают и люди как вина: Один - как винтажный купаж, Другой - концентрат и токсины, Раз выпил и вышел в тираж. Но кто бы тебе не встречался, Пускай аппетитный на вид - Запомни одно, что удался Обед, коль ты счастлив и сыт.
31
16
623
Туман
В далеких краях, уж покинутых ныне, Замок стоял неприступной твердыней. Его штурмовал супостат-неприятель, Но крепость не взял, увязая в осаде. Бесстрашно сражались защитники замка, Пока им хватало на то провианта. Но вскоре исчезли съестного запасы — Голодная смерть заявилась бесстрастно. Был в самой высокой из замковых башен Колдун-чернокнижник в темницу посажен За то, что творил некромантию в злобе, Исследую смерти запретные тропы. К нему обратились защитники тверди, Моля их спасти от объятия смерти. Колдун согласился с одной оговоркой — Даруют свободу от плена без торга. На том утвердили защитники сговор, Дав клятву в своей нерушимости слова: Коль сможет управиться с ворогом магик, То сможет уйти, укрываясь во мраке. Потребовав мел, чашу полную крови, Козлиную голову, свечи, тюк соли, Колдун начертил на полу пентаграмму, Ничуть не смущаясь подобной забавы. Неспешно прочёл некромант заклинанье: В тот миг содрогнулось само мирозданье, А в центре звезды появилось из мрака Объятое пламенем детище ада. С горящим геенной озлобленным взором Ярилось исчадье с чудовищным ревом: «Зачем ты меня, некромант, потревожил? Я чёрною силой тебя уничтожу!» «Молчи! Порождение смерти и мрака, Тебя заклинаю всей сущностью ада!» Ему прокричал чародей без сомнений, Немалую силу вложив в повеленье. «Под стенами замка, куда ты был призван, Стоит неприятель, готовый на приступ. Ты, демон, обязан его уничтожить, И больше тебя я не стану тревожить». «Пусть будет по твоему, мерзостный магик! Сними же меня удержавшие знаки!» — Нечистый в ответ прорычал чародею, — «В порученном деле я вмиг преуспею!» В туман обернулся злокозненный демон, Змеей ускользая сквозь крепости стены. Услышали вскоре защитники тверди Предсмертные вопли растерзанной жертвы. Секунду спустя, содрогнулась твердыня От тысячи криков ужасной кончины. Но быстро молчание стоны сменило, И тишь все вокруг в тот же миг поглотила. Несмело защитники вышли на стены — Предстал перед ними туман снежно-белый. Внизу разливаясь молочной волною, Он всё поглощал в тишине под собою. «Ужасной мы смерти подвергли собрата Отдав на расправу исчадию ада!"- Один из воителей вскрикнул со страхом Увидев, что ворог рассыпался прахом. «Исполнил я полностью пункт договора, Теперь же уйду без препятствий и спора!» — Колдун произнес, укрывая усмешку, Растаяв в эфире как призрак поспешно. Туман же, напротив, сгустился плотнее — И стал надвигаться на стены, белея. Объятые страхом защитники замка, Услышали в мареве смех некроманта. Укрылась твердыня под призрачным варом. Постигла воителей смертная кара — Не выжил никто, растворившись в тумане. Лишь ветер средь стен завывал неустанно. А замок стоит на том месте поныне — Заброшенной, всеми забытой твердыней. И каждый обходит его стороною — Ведь зло по сей день сторожит за стеною. _______________ Написано для SN Style
20
9
229