Марк Грешный
@Greshnyi
Стихи
Кем ты хочешь стать
Кем ты хочешь стать, когда умрешь? Тем, кто не боится жизни, правда? И кому ни холодно ни жарко От того, что нам готовит Завтра, А Вчера готово – не вернешь. Кем ты хочешь стать, когда умрешь? Тем, кто не боится видеть правду? И за внешним видом прятать Не сумеет Дьявола, что в Prado... Правда: "Ты в земле гниешь!" Кем ты хочешь стать, когда умрешь? Тем, кому не нужно мчаться С места, чтобы к месту кратким Без конца путем – потом обратно? (Так свое ты вряд ли где найдешь). Кем ты хочешь стать, когда умрешь? Тем, кто не боится слышать взгляды? Лишь хорошее о ком расскажут, Или же молчанием покажут, Что теперь ты правильно "живешь"? Кем ты хочешь стать, когда уйдешь От желаний кем-то став, остаться? Тем, кто не захочет убиваться, Чтоб живое чувствовать хоть как-то? Жаль, что ради этого умрешь...
29
2
129
Я начал писать все чаще
Я начал писать все чаще, Пытаясь писать все реже. Все режет, ведет по чаще... Почаще, чем слова скрежет. Я начал писать все лучше, Пытаясь писать все так же, Все так же глотая с кружек Кружки́ утонувших чашек. Я начал читать все больше, Пытаясь читать все меньше. Все меньше того, что гложет – На ложе уснули бреши. Я начал читать все громче, Пытаясь читать все тише. Кто пишет, тот знает горечь – Та речь его станет книжной. Я начал бежать все дальше, Пытаясь молчать все ближе. Не дышит, что было раньше – Ран шелестом воздух выжит. Я начал мечтать все ярче, Пытаясь раз пять забыться За бытом замочных скважин... Скажи мне, когда добыться.
36
5
235
Кто-то о ком-то
@gooos666 & М.Грешный *** Кто ты? Кому нужна моя безликая душа? В ночи, срываясь, голос шепчет лишь: Я здесь – в слезах застыла у открытого окна. Я здесь... Твоя затерянная мысль. Зачем? Зачем в толпе ищу без устали твой взгляд? Ведь я не знаю даже ты ли там... В груди так тесно. Голова болит. Где мой "разряд"? Мертва внутри от незаживших ран. Ты знаешь – жутко жить в тюрьме квартирных стен. Мне эхо отзывается на крик. Я слышу в нем твой голос, жду каких-то перемен... Становится возможным всё на миг. На миг мне верится, что за моей стеной есть ты, И нужно просто сделать громче стук. Нет... Только небо высится и город спит, увы. Нам не найти друг друга, милый друг. Нам не поранить светлых чувств, не разрывать сердца́... Нам даже права нет забыть про всё! Судьба оставила тоску не созерцать лица, Но без тебя тогда и я ничто. Где отыскать себя в тебе? Где обрести покой? Наверное, я не достойна быть, И только смерть мне разрешит владеть мечтой: Найти тебя и искренне любить. Дрожащими руками прикоснусь к земле... Моя любовь, ты здесь? Ты здесь была... Нигде не отыскать тебя – так может в ней? С тобой не буду больше я одна. *** Кто ты? Кому нужна моя двуликость без лица? Рычит, скрывая голод, сердце... Жизнь, Я здесь! Романтик-рыцарь, но в "доспехах" беглеца. Я здесь – ныряю каплями со старых крыш. Взамен... Взамен во мне до устали твой взгляд, А я не знаю даже чьи глаза... Везде так тесно. Интересно, как это – не без тебя? Так сердце бродит в луже красного дождя. Ты знаешь – глупо быть заложником в себе. А мне бы оторваться хоть на миг... Не предаваться горечи, тоске и той хандре, Которая с собой меня влачит. Раскрыть все окна, двери, и в стене дыру пробить Своего дома для тебя хочу... Откуда чтоб ни шла – могла легко зайти. Ты приходи скорее – я ведь жду. Я на мостах так часто с ними же сгорал. Смотрел на звезды среди темных вод. Так бродит сердце в луже красного дождя. Скажу хоть сто раз, но они – ничто. Как отыскать твои следы, что все золой Засыпаны, чтобы всегда хранить Вкус одинокого пути с самим собой, Когда так хочется тебя любить? Дрожащими руками прикоснусь к земле, А сверху небо усмехается в лучах. С тобой иду по ней еще до первых встреч. На ней не встречу – так хотя бы там.
23
4
164
Оттепель
В конце февраля, не дожидаясь старта, Приходит этот день – с привкусом марта, Мир смазывает солнечным маслом круги... Но не ты. А ты... Пропускаешь свет, проходящий на́сквозь: Сквозь эти щели – глаза и рассказы... Жизнь связывает порванной нитью судьбы́ Новые цветы... Цвет – ты. И в руках букет – умирание красок, Как глаза у тех – коротких рассказов... Всё уже сказано, а ты опять берешься за них... Цветы... Ради кого ты их убил? В конце февраля, не дожидаясь старта... Уходит этот день – предсказанный по картам. Выбросить еще живое нахрен или же – в вазу... Ты еще хочешь любить? Когда вне себя, не забывая факты, От сомнения тень – с окровавленной ватой. Свет празднует, вырывая с мясом души́ Витражи... Скажи... Мелькание плеч, оголившихся в марте, Мерцание встреч, разодевшихся в радость, Жизни связанные с этим вечным "Спеши..." – Они нужны? Нож. Нить. "Над тобой рассвет..." – начинания сказок... "Это не тебе!" – окончание фразы. Всё уже смазано, а ты опять находишь пути... Среди... Ради чего ты хочешь жить? В конце февраля, не дожидаясь старта, Всё ищешь новый плен на этих старых картах. Спеть еще хотя бы раз о правде, или о счастье... Ты еще помнишь мотив?
22
3
115
На службе у свободы
Небо черкает снегом или дождем Воздух. Ветер листает книгу, что обо всем. Мир сочиняет новости. Я тут совсем ни при чем – Я просыпаюсь ночью. Небо стекает солнцем или луной – Слезы. Люди читают книги, да не о том. Нет ничего нового. Свет, как вода льет. Все продолжают сохнуть. Время всё вводит метры, как тот пароль... Сложно. Вещи рождают сдвиги, диктуют роль. Призма спасти не сможет: Слышно вконце гром – Значит ни к той молнии. Реки вскрывают вены, ломая лед Снова Теги лишают смысла найти свое – То еще, что не сломано. Легче, чем сиги но И тяжелее тоже. Небо черкает снегом или дождем Воздух. Люди находят выход – одни вдвоем... А дни сочиняют прошлое. Я тут совсем ни при чем – Выдох за вдох и не больше.
20
2
82
С другой планеты
Я начался в белой палате, Закончился в черном пальто. Плато, как эффект – плата. Латай носовой платок. Лото, как дефект масти. Мастика не скрасит торт. Торонто – пятно на карте. Карету мне, или крыло! Я начался в белой палате, Закончился в черном пальто. Латте – это привкус касты, Костыль для хромых нот. Картель – это что-то как-то, Как то, что уже не то. Коктейль – это так же сладко, Как горько... Как мысли гор. Я начался в белой палате, Закончился в черном пальто. Планктон – это хрени масса. Массон – это кто массон. Дракон – элементы сказок, А сказка – полправды, но... Но что мне еще рассказывать, Раз сказ без меня решен? Я начался в белой палате, А дальше вы помните что? Что я упивался красным, Но красить – уже не мое. Кто я, что такой пиздатый? Платон меня знает кто... Одно я скажу вам внятно – Верните планету Плутон! Там начался в белой палате, Закончился в черном пальто. Но что мне искать виноватых – Я сам себе зло и добро. Строка эта в белом халате, В рубашке вот эту нашел... Я сам себе чтец и писатель. Я сам себе врач и больной.
24
1
137
Неназванный
Varg & М. Грешный *** "Почему, мама, летом тепло?" — "Это солнышко стало ближе". — "Нам же больно смотреть на него..." – "Без него нам и боли не видно". Я вопросы пытался найти, Чтобы знать, что за сила мной движет. Что засело – мешает идти. Каждый выдох никем не услышан. Всё не так... Я не вижу что врет: То лицо, те слова, та осанка? Человек. Я смотрю на него, И уже не противно, а жалко. Я пишу всем прохожим: "Привет! Вы прошли или нет — безразлично". И как будто бы загнанный зверь – Сверг людское и взял за обычай. За отмычку... И ночью с луной, Как изгой... Как иглой себя колешь: На стекле отраженный герой – Без окна он уже... неживое. *** "Почему, папа, ночью темно?" – "Это солнце до завтра вышло". – "Почему оно с улиц ушло?" – "Я не знаю... Нужна передышка..." Я ответы пытаюсь забыть, Чтобы спрашивать вновь научиться, Но вопросы, что все впереди – Позади моих чувства и мысли. Вроде так... И я мыслю что врет: То лицо, те слова, та осанка! Человек. Я не вижу его. Я им не был, но им же остался. И читал от прохожих: "Привет! Как дела?" Интерес по привычке. Так хотелось еще бы стареть, Только стертый землей – зарытый. Полусгнивший... И ночью с окном В отражении слом не отмоешь: Вытек стикер и стёк на стекло – Выражение все еще мертвых.
25
3
195
Под ее кожей
Под ее кожей дохуища красок, Но окружающие видят лишь тату, А ее волосы – цветные пятна На черно-белой карте мира слуг. На ее теле дыры от железа, Они заметны, но под ними жгут Отверстия, что в сердце лезут – Железки-люди их оставят и уйдут.  Ее слова – это сплошные маты, Ее шаги – они как будто на батут, В пример ее возьмут навряд ли, А просто для забавы загребут. Она в огне и выдыхает дымом, И миллиграммы яда ей в слюну, Она плюет на маски и на лица – Ей до пизды их взгляды на пизду. Хоть ебанутой люди окрестили – Она бокал за них поднимет и ко дну, Но лучше быть больной, чем с ними – Никто не болен, потому что труп. Она заметна, но глаза не видят... Вроде всё ясно, да и вроде глюк... А ее ноготь на костях мне вывел: "Гнить рано – раны заживут".
21
3
167
Я не то что схожу с ума...
И. Бродский & М. Грешный *** Я не то что схожу с ума, но устал за лето. За рубашкой в комод полезешь, и день потерян. Поскорей бы, что ли, пришла зима и занесла всё это — города, человеков, но для начала зелень. Стану спать не раздевшись или читать с любого места чужую книгу, покамест остатки года, как собака, сбежавшая от слепого, переходят в положенном месте асфальт. Свобода — это когда забываешь отчество у тирана, а слюна во рту слаще халвы Шираза, и, хотя твой мозг перекручен, как рог барана, ничего не каплет из голубого глаза. Я не то что себе тюрьма, но слова по клеткам. Начинаю шутить до смеха – уже не до смеха. Поскорей бы, что ли, прошла зима и унесла всё это – холода, человеков и прошлогоднее лето. Стану ждать не одевшись или писать убого вместо чужого в книге, покамест доставка погоды, как та палка, оставшаяся у слепого, – одно лишь, что не успели сломать. Свобода – это когда отвергаешь почести для таланта, а слюна во рту для лица своего же плана, и, хотя твой мозг изучен, как род варанов, ты вонзаешь скальпель в черно-белый разум. Я не то что не жду трамвай, но на нем не еду. Замечтался в пути беспечно, опять на землю. Медленней бы, что ли, жила весна и собрала всё это – города, человеков, но для начала зелень. Стану спать не согревшись или бежать с любого места в любую книгу, покамест остатки брода, как щенка, голодного и слепого, топят каждый размытый догмат. Свобода – это когда не падаешь ниц у храма, а вода из неба – то же, что та – из крана, и, хотя твой мозг обучен сетями правил, ты срываешь маски из чужого "правда". Я не то что совсем уж сам, но отстал от ветра. Ты за новым в колоду лезешь, находишь ретро. Поскорбеть мне, что ли – нашла волна и разнесла всё это – провода, человека – вот и скончалась электрика. Стану звать безуспешно, криком срывая голос, безутешно желая выпить, покамест отставка былого, будто факел, что лечит огнем ожоги: "Уже не вечер... Некого больше звать". Свобода – это когда не становишься сыном у памяти, а вина хватает, чтобы пропить эти связи, и, хотя твой мозг прикручен уже болтами, снова осень каплет из заржавелого глаза.
19
2
139
Стих о творении
Мы - куски одного человека: Человечество - много кусков. И на ветер ушли сигареты, И сносили немало носков. Наши земли блевали на небо, Наше небо плевало дождем. На нестиранных пятнах планеты, Среди грязи стоим мы и ждем Старый поезд, а поезда нету, Нет путей по которым ползем, И так хочется в новое место, Но прокуренный умер вагон. Мы надеемся, что он воскреснет: Нет билетов, так хоть под него! Нарисуем бухими мы рельсы, И немного еще... под дождем. Кто споет охуенную песню, Кто сыграет с не вечным огнем, Пусть и вырос малюсенький крестик, И на плечи огромным крестом. Кто споет охуенную песню? Кто сыграет с не вечным огнем? Стоит сердце открыть на рассвете, А на улице сразу темно. Наши зимы дрочили на лето, Наше лето дрочило зимой, И мы рады же были, как дети, Хоть раздеты не очень тепло. Мы искали на беды ответы... Мы с приветом и нам ничего. Каждый чем-то своим да бредит, Да не знает, что бред не свой. Наши ангелы носят берцы, Наши черти - из сердца брелок. Что завет, то он станет ветхим, Ветви дерева бросят исток. Мы искали пути беспечно, Кто на гору, а кто и на дно, Но потом: "Да куда ж нам деться?" Мы везде не живем давно. Сраный поезд до нас не доехал, Страны в новые он не дошел, Но ушел... И нам плакать нехер: Были б яйца - однажды придет. Человек - это просто время, Тело белое черных носков, Что разорваны вечным бегством, Так давай постоим босиком.
22
1
116
Счастливый
В. Корвус & М. Грешный *** Счастье... Только лишь слово? Или, возможно, цель? Что оно значит? Чёрт его знает! Всё же, надейся и верь. Всё будет здорово! Ну а когда же?! Хочешь, возьми да проверь... Верь и надейся, снова и снова, Бейся в закрытую дверь. Что в него вложено? Слово как слово... Каждый в нём видит своё. Знаешь... Кому-то за счастье, возможно, Хлеба кусок, да питьё... Ну а кому-то судьбой уготовано В жизни испробовать всё... Только ли сыщет в этом он счастье, Или попросит ещё? Счастье... Что же в нем кроется? Как приоткрыть эту дверь? Как на волну позитива настроиться? Чем этот кормится зверь? Счастье... Кому-то семья... и построиться... Смех и веселье детей... Впрочем... К кому-то всё это не просится – Просто была бы щель. Странно всё это... Очень запутано... Поиск крупиц в лабиринте. Кто-то за счастье День, вечер, утро... Лоб расшибёт в молитве. Ну а другой, в то же самое утро, Молча найдёт его в литре. Каждому счастье своё... И без ГОСТа – Гостем в ненужных титрах. Ах, это, блять, непростое понятие, Может быть лишь эфемерность? Кто-то работу считает за радость, Чтоб не убила бедность. Белкою быть – непростое занятие... К вечеру давит слабость. Некогда счастье по следу искать – Лучше пойду расслаблюсь. Просто пойду... Наплевать... Просто... Потом исправлюсь... Просто пойду бухать... С этим я точно справлюсь! *** Счастье... Только лишь слово! Ты без него еще цел. С ним, если начал – Часть потеряешь... Не сосчитаешь потерь. Делится поровну – Наше и ваше. Делятся ночь и день. Без основания, взяв за основу, Бейся в открытую дверь. Что же тут сложного? Слово за слово... Каждый, кто ищет – найдёт. Знаешь... Кому-то за счастье возможность Только искать его. Ну а когда оно вроде бы поймано – Снова забыть, как сон. Вот вам и схема, где сразу за "Здрасьте!" – "Выйдете, сударь, вон!" Счастье... Что же в нем собственно, Что к нему ломятся все? Как отыскавший слезами в нем топится? Что это, люди, за хрень? Счастье... Будто тебя не устроила Правда, что счастья нет. Впрочем... Каждый на что-то да молится, Чтобы не верить в смерть. Ясно всё это... Снова распутано... Происки лиц в лабиринте. Кто-то о счастье Горланит, как в рупор... Ищет по всяким рынкам. Ну а другой, не надеясь на лучшее, На подоконник вытек. Каждому, как бы, своё. Боли роста. Вырос – они не забыты. Ох, это, блять, непростое занятие, Коему чужда верность. Может быть хватит тянуть свои пальцы, К тому, что не знает места? Жить без иллюзий гораздо приятнее, И позабыть про радость. Некуда больше бежать... Лучше пойду ослаблю... Хватку тех пут... Бежать! Хватит... Ждать и терять... Дождавшись... *** Ссылка на соавтора: @korvus
18
2
145
Слишком странно
После этой ночи не наступит утро. Лишь будто... Внутри только внутренности, а от мудрости остались одни зубы. Разжеванная ночь на меня наступит. Больно, сука... Внутреннее снаружи. Добавлено к стуже, разогретой на ужин, но снова будто. Если бы на самом деле, то еще полбеды, но правда в том, что и беда не целая. Бейтесь стекла вдребезги! Не спать, но проснуться. Обстановка словно вымышленная. Остановка "Тускло выраженных". Память сыплется. Даже мышечная. Как бы выразиться? В голове чей-то голос. В голосе чьи-то головы. Вытеснение. Цепляться за волосы. Биться о стены тела. Биться о стены телом. Что мое тело? Повесилось на нервах. Просить вскрыть и разобрать на части. Просить. Вскрыть. Разобрать. Где счастье? Вокруг что-то происходит. Всегда вокруг. Всегда что-то. Опыт над мозгом. Опыт на мозге. После этой ночи все-таки наступит утро, но я не замечу, выпитый чашкой кофе. Привкус трупный. Раствориться бы на рассвете. Исчезнуть. Вернуться лучшим человеком. Вернуться лучше камнем, летящим в человечество. На завтрак пепел. Из останков человечности. Из оставшихся конечностей пропавшей бесконечности. Не разогретый - Ешь так! Время уже лечится. Моими ранами. День покрытый шрамами. Когда-то вечер. Когда тот вечер? Жить - слишком странно, блять.
32
1
234
Небо, которого не было
М. Грешный & Е. Львов *** Ты еще вспомнишь того придурка, С которым летела следом за окурками, Который нес сердце в распахнутой куртке, Хоть уже все застегнули на пуговицы. Ты еще вспомнишь того недоумка, Который терялся в своих переулках, Но находил тебя каждое утро, Чтобы до ночи дышать этим чувством. Ты еще вспомнишь того полоумного, Что был готов отдать, не раздумывая, Не половину, а всё, что задумано, Как неделимое, как семиструнное. Ты еще вспомнишь того кретина, Который не видел войны, но и мира, Который ползет, но не в сторону Рима – К незавершенному, к необходимому. Ты еще вспомнишь того идиота, Ты осознаешь важное что-то: Важен не тот, кто тебя накормит – Важен лишь тот, с кем чувствуешь голод. Ты еще вспомнишь то, что забыла... Сердце живое всегда идет криво. Небо, которого не было – было. Небо повесилось. Как же красиво... Ты еще вспомнишь того хулигана, Которому стала словно нирвана, Под звуки Нирваны по всем океанам, Руками хватаясь за фата-моргану. Ты еще вспомнишь того отморозка, Который без лишнего блеска и лоска, Бросался за звездами, хоть и не броско, Мир изучая с картинами Босха. Ты еще вспомнишь того дебила – Так мало и много его ты любила, Но крылья на землю когда опустились, Всё, что свершилось – всё растворилось. Ты еще вспомнишь эти мгновения – Убитые так, что не вылечит время. Вспомни. Забудь. Найдется нетленное. Впрочем, такого и нет, наверное. Сколько же дней пролетело, как в сказке, Как ни обидно, но путь до развязки. Ты еще помнишь, какие мы краски? Ты еще помнишь, какие без масок? Однажды настигнет и нас ностальгия – Уродливый призрак того, что любили. Небо, которого не было – было. В нем мы повесились. Как же красиво...
25
4
127
Хватит
Пока ты жив, можешь изменить все к лучшему. Но... А если я не хочу? Вся жизнь - это бесконечные перемены и утешения, что они приведут когда-то к чему-то... К чему? Я заебался бегать от другого к одному. Смотреть на борьбу солнца с тучами. Не хочу менять жену, работу, хобби, время года, страну... Даже носки менять не хочу. Верните меня в тот день, когда я был счастлив и оставьте. Не можете? Почему? Тогда оставьте в этом - дальше не пойду. Да, в нем херово, но зато не будет мучительной веры в сказку про белую полосу. Не будет страха, что если и дождусь ее, то так же проебу. Вот это вот "Пока ты жив, еще не все потеряно!", когда не можешь вернуть... Поживи и потеряй последнее? Растрать искомое, когда ищешь суть? Больше не могу. Жизнь - это движение? Скольжение по тонкому льду. Торможение. Зачем ее терять медленно? Залей меня цементом, чтобы я знал, куда иду.
18
0
174
Заебался
Я не хочу писать хорошие стихи... Пусть лучше курят, пьют и кроют матом... Да громко так: "Друзья, вы все говна куски!" Ни в этой жизни вас любить. Ни в этой краткой. Я не хочу в плену возвышенной строки, Творить красиво так - до восхищенных взглядов. Уроды тянутся к высотам красоты... Не дотянуться, хоть умри. И умирают. Я не хочу писать глубокие стихи - Они утонут в плоском и не возвратятся. О важном чем-то нахера вопить, Когда оно так и не станет важным? Я не хочу в бреду надежды голосить... Взывать... И обещать... Оно вам надо?! Не надо! Потому что польза лишь на миг, Что разобьется мордой о лихое завтра. Я не хочу рыдать о боли от любви... Той вечной, сука, только невозвратной. Уж лучше взять слова и так соединить, Чтобы они по попе шлепали бестактно. Я не хочу о той же родине строчить... И о природе, и о разных беспорядках... Создать херню с простым названьем "Жизнь"... Твердить о жизни. Ею задыхаться. Я не хочу писать хорошие стихи - Моим по улицам голодными шататься... Зачем правдивым притворяться и учить? Так много правд, что можно обожраться.
49
4
326
Не тот голод
Стихи стихами, а жрать охота, Ведь хлеба ломоть - не то, что стих, Который душу всего накормит, И только в уши он накрошит. Стихи стихами, а мы в заботах О том как есть нам не хлеб один, И слово пахнет тогда ризотто, Когда о важном поэт вопит. Стихи стихами, но быт, работа... Найти бы время мечтами жить, Творить почаще, но лишь в субботу Удобный случай на сердца крик. Стихи стихами... Да мало толку... Наш лучше чуждым себя пленить, И для отрады порой осколком Вонзать в бумагу свободы клич.
35
3
230
Ненужный стих
Кому ты нужен, если никому? С кем делишь ужин, а наутро - кофе? Тело и душу. Годы и минуты. С кем это все и в этом кто ты? Глаза, которые так видят, как хотят, Тебя сожрать пытаются, как гризли. Ты хочешь верить, что уютно, будто с мишкой - Они оставят от тебя огрызок. Так может быть и раз, и два, и три, И каждый с них тебя же отдаляет От тех основ, в которых правда ты, И вновь сбиваешься с пути, теряя правду. Тебе твердят, что знают кто ты есть, И что всё это очень сильно любят, Но любят лишь себя - тебя же губят Те губы, что хватают имя, чтобы съесть. Возможно наконец наступит день, Когда судьба подарит чувство неба выше, К тому, кто душу видел и услышал, Еще до вашей самой первой встречи. Но если вдруг нелегким будет путь? Никто не застрахован от безумства, Никто не застрахован от ума, И не дано узнать, что из них хуже. Когда проблемы раны давние сожмут, Сумеешь устоять или споткнешься? Или просрешь любовь лишь потому, Что весь истерзан раньше нелюбовью? Потом вопросы: "Кто я? Почему? К чему все это? Что опять за жопа?" "Спокойствия хочу! И жить, как я хочу!" Но где спокойствие? И знаешь ли, что хочешь? Порой наш опыт - это просто бес, Что влез нам в голову творить над нею опыт, И мысли путать, чтобы от сердец Нам не осталось ничего, помимо стука. Ослепнув, сука, и не видя глаз в которых лишь Был сам собой и мог быть мира лучше... Кому ты нужен настоящий? Никому! Если и сам себе, в итоге, ты не нужен.
20
1
300
Социопати
В пизду детей! Засуньте их обратно! Ну кто сказал, что счастье - быть рабом?! За этим ангельским лицом природа прячет Ангела смерти, что к тебе пришел. Если они и вправду так прекрасны, То их бы просто так не отпустил роддом - Пришлось бы пиздиться за это право с санитаркой, Ну а потом из боссом - главврачом. Беременным места не уступайте! И уж тем более, когда вы ни при чем. Нет места на земле этим несчастным - Их слезы счастья пусть текут в дурдом. Видосам милым из сети не доверяйте! Не позволяйте сказкам, что звучат кругом Вас наебать! Не надо продолжаться! На всех животных хватит нас давно. Со стариками что? Над ними сжальтесь, И уважайте их седины топором. Им хватит мучиться - пора уже прощаться, И отправляться на заслуженный покой. Я призываю проституток, наркоманов - Вы обнимите на прощанье тех пеньков, Что вами были, но забыли, когда в старость - Трухлее трухлого, если и не были бревном. И может быть тогда, когда не станет, Кому оставить мир и на кого Пенять за то, что с ним давно так стало - Он будет нашим хоть в один с веков. Без остановки битву продолжайте! Ваш старший брат вас лучше хоть бы в чем? Его повесьте, шею обмотав штанами, Что доносили их после него. В лес отвезите младшего и в прятки В последний раз сыграйте же вдвоем, Если родители сидеть с ним заставляли, А вас друзья в то время ждали, как назло! Родители... Их в землю закопайте! Спасибо, что растили! Теперь всё! Забвению предайте их морали... Дорогу молодым! Шоу маст гоу он! Не отдыхайте! Расслабляться рано! Пусть каждый шрам ваш будет отомщен! И сдохнет в пытках бывшый одноклассник! И бывших будущее будет сожжено! Так сладко первая любовь и неудача На сдачу с ваших рук - последний вздох! Коллеги на работе и начальник - Не в мыслях лишь полягут твари в гроб! Кто победил вас в чем-то и когда-то, Или на ногу наступил какой козел... О как пиздато их призвать к расплате! Идти к ней, не жалея ног. И может быть тогда, когда не станет Всех тех, кто нам дорогу перешел... Кто помешал... Тогда найдемся сами, И путь свой наконец-таки найдем. На нем больных от жизни смертью исцеляйте, Освобождайте страшных от земных оков, До остановки сердца в толстых жрачки напихайте, Худых ломайте (но меня оставьте)! Ну а че?! Пощады нет для тех, кто чуждой расы! Из общей массы нужно вырвать этот сор. Слишком красивых, радостных... И слишком пидорасов... Слишком других... Как масло их - ножом! На мясо тех, кто вас не понимает! Кто вместо рэпа воспевает рок. Кино не то или одежда? Нахуй! И тех, кто лучшим самым вас не признает! Кто верит в бога - на кострах сжигайте, Крестовый нужен и на них поход. Богатых вместе с бедными вскрывайте - Ни один скальпель разницы там не найдет. Политиков - тех гнусных шарлатанов, И журналистов - мерзких подлецов, Учителей, врачей, и адвокатов... И продавщицу-суку... Всех на кол! Не забывайте и про идеальных - Они скрывают явно что-то... Только что? Не разбирайтесь и по ним стреляйте... Ну и вкого-то можете еще. И может быть тогда, когда не станет Всех, кто нас бесит, раздражает кто, То мы тогда все поздно или рано Спокойно и счастливо заживем. Лишь сладкие мечты... Ты сам останься... Последний на земле, но все равно Ответственность возложишь хоть на камни, Когда, как камень на душе, - "Весь мир - говно!"
18
3
223
Соскребите мой голос со стен
Соскребите мой голос со стен Того клятого, сука, роддома, Где я записью стал тех систем, Что из жизнью, увы, незнакомы. Оторвите мой взгляд от небес - Эта грязь на земле не пускает... Хоть какой-то имею в ней вес? Разумеется, но в килограммах. Отпечатки сотрите и пусть С диким хрустом ломаются пальцы, Чтобы гребаный сбивчивый пульс, Не тащил их без сердца касаться. Затопчите следы... Наизусть Заучил все шагами маршруты: Незнакомцев полны, что ведут Себя так, будто сами маршрутки. Мои мысли и чувства... Да ну! Что писал, не пишите на память! Меня помнить совсем ни к чему - Обо мне ни хрена и не знали. Мое имя сотрите из уст, Что его разве только стирали - Я уже никогда не вернусь, В те места, где меня не бывало. Соскребите мой голос со стен, Всех, которые выкрасил ором... И отклейте от всяких дилемм, Что из них отвечали все хором. Оторвите мой взгляд от небес - То ли бес, то ли ангел роняют... Но и так не смогу не смотреть... Я закончился. Я начинаюсь. Отделить этот голос от стенок Того клятого, сука, гроба, Где я видел все ваши советы, Где я видел и черта, и бога. Различая оттенки теней, Я ору в мира гул, чтобы Рассказать, что и я могу... Хоть мой крик для него - шепот.
50
2
249
Люди
Люди ломаются чаще, чем кости, Люди приходят реже, чем гости, Мир они делят на черный и белый, Мир - это цель их, но целятся стрелы. Люди копаются глубже, чем черви, Глупые черви жрут их со смертью, Вместе со смыслом, что в поиске истин Вроде отыскан, но поздно уж слишком. Люди скрываются выше, чем птицы, Люди оставят об этом страницы, Только полет весь закован в железо, Вверх самолет - они к нему лезут. Люди в познаниях больше, чем правда, Люди сияют меньше, чем лампы, Время все делят, но только теряют, "Просто" стирают, а жизнь их простая.
44
5
465
Две гитары молчат
Две гитары молчат, Прижимаясь к стене... Им не хочется спать, Им не хочется петь. Им не надо играть, Они просто молчат... Словно тени во тьме. Тишина в тишине. Их ладам один лад - Полнота в пустоте... И на коже слова, Как таинственный след, Что оставили там, Поднося острие... Часть покраски отдать - Рисовать на себе. Две гитары молчат... Твёрже камня нейлон, Мягче неба металл... Струны могут желать. Люди так же звучат... Струны могут шептать, Оставляя тепло, За их пальцы держась. Две гитары молчат, Прижимаясь к стене... Им не хочется петь, Только тихо смотреть. Им не надо играть, Они просто молчат, Наблюдая как спят, Обнимаясь во сне...
49
4
403
Лебединая песня
Я вижу мир глазами не ребенка, Не старика: пункт Б и А - концы пути. Незавершенность. Режет кадры кинопленка. И монотонно давит тоннами в груди. Я слышу те глаза, что все на съемках О стекла бьются, но твердят, что не слепы. Твердеет взгляд от тех осколков звонких... От тех ударов, что становятся глухи. На вкус и цвет здесь множество актеров: Они на вкус, как цвет, что вкус прикрыл. Я чую запах этих улиц одиноких... На стенах нарисую дом, где труп вопил. Все эти знаки и советы из обочин, От всех прохожих, не заботят - не нужны: Хоть астероид нас убьет и вместе к черту, Но прежде порознь, а такое не забыть. Касаюсь пальцами планеты плоской... Они скользят по ней, чтобы найти Шероховатости, но слишком тонко... За что держаться? За последние штрихи? Незримый свет. Интуитивный поиск. Какой-то проблеск на пороге тьмы. Лишь закурил и в облаке по пояс - Правдивый облик мертвой высоты. С душой бумажной странно быть картонным: Хоть многослойным, но и жестким быть; Залапанной потрепанной обложкой Пронумерованных нетронутых страниц. И весь наш век является набором: Улыбки, слезы, вдохи, выдохи, шаги... Еда, отходы, стоны, зимы, одна осень... А много с этого ради мечты? Об этом мысли по себе, по кромке, И дням вдогонку: "Да идите вы..." Вынести жизнь это не вырасти с пеленок, Чтобы когда-то в гроб себя сложить. Ее не вынести туда, где боли Не будет более и роли не нужны. Скажите мне - да что она такое? Страшнее погубить себя или спасти? Не попрошу у бога смазать шестеренки, Забрать на небо, чтоб он сам не попросил. Скажу "спасибо", - криком, но не громко, - За то, что нет его, но я вот жив. Я знаю мир, что выгорел без солнца, Но я - черта, что ни черта не перейти... Я знаю, что однажды должен сдохнуть, А это значит, что однажды должен жить. *** Аудиоверсия https://drive.google.com/file/d/1a4fANtFOdLJonGX2Pd9Glb9Bmp1Fk5-j/view?usp=drivesdk
20
1
125
Опыт на сердце
Не умирайте из-за тех, кто недостойны вашей жизни. Кому вы только для утех - те неуместны даже в мыслях. Не убивайтесь вы за блеф, который приняли за правду. Идите дальше ото всех, кто станет дальше, стоя рядом. И не страдайте - нет помех, чтобы учиться быть счастливым. Кто отдают за слезы смех, те не научат - не учились. Опять засыплет землю снег - так не скупитесь на улыбку. Он ходит с вами столько лет! И ваши - не его ошибки. Ваш опыт оставляет след - себя же им не растопчите… Не проводите опыт! Век – это минута, что размыта. Ныряя в капли своих дней, что расплескались на ладони, Взгляните из-под мокрых век - а правда было то, что помним? Мы, захмелевши, видим бред... Не замечаем, как подсели. Блюём, потом "Еще!", но "Нет!"... Похмелье, ломка… "О, ПОТЕРЯ!" Не умирайте из-за тех, кто лишь убийственно привычны! Отрава - это боль и смерть... Не называйте ее жизнью.
22
1
222
Диалог с тишиной
Когда не с кем говорить - начинают давить стены. Твердить, что тебе нет места. Пускать трещины. Подключаются вещи. Светильник шепчет: "Не тебе этот свет", рисуя самый правдивый портрет - тень. Одежда: "Тесно". Стул: "На что подсел?" Часы: "Возьми аптечку". Аптечка: "Напейся!" Бутылка: "Нет средства". Унитаз: "Что там осталось от сердца?" Ванна: "Тонешь". Лезвие: "За что ты держишься?" Книга: "О ком-то другом". Мусорка: "Жаль, что не поместишься". Потолок: "Выше уже некуда". Кровать: "Холодно". Пол: "Приветствую!" Пепельница: "Я - твой новый дом". Пепел: "Быстро ты сгорел". Только окна молча отворачивают взгляд... На другие окна. Закрывают глаза, не желая и туда смотреть. Помнят. Немного погодя, гласят: "Возможно ты ничего не знаешь об одиночестве, но оно о тебе - всё". Поговорить с гитарой? Так и она расстроена. Смотреть на белый цвет, пока он не покроется пятнами, думая: "Что бы еще сказать?" Осознать: "Слова - это пятна, что на тебе и останутся". В кармане вроде был адрес. Пусто. Тишина... Самый страшный собеседник. Когда твой крик гораздо тише, чем ее молчание, замечаешь, как задыхаешься в ее липких сбивчивых фразах. Что ей надо? Она вбивает в голову все безответные вопросы и просит ответы, а их нет... Тебя уже, кажется, - тоже.
19
1
226
С дождем
Я устал гулять под дождем, Хочу прогуляться с ним, Пусть расскажет он мне о том, Что нам некуда больше идти. Что явились сюда вдвоем... Что летели, пока могли... Но мы - лужи... Простой итог. И в итоге с землей лежим. Сколько вместе прошли дорог, Чтоб однажды глаза открыть: Нас машина собой не собьет - Человек только может сбить. Человек, что вокруг живет, Человек, что живет внутри, Если с первым совсем нелегко - От второго и спирт не отмыл. Разбивались о каждый порог... "Ну куда? Ну куда нам идти?" Всё живое до смерти ведет Лишь желание к жизни прийти. Я снимаю с себя капюшон, Ухмыляюсь - везде зонты... Кто без них, тот бежит вперед... Я с дождем... Мы уже пришли.
31
2
266
Душой и телом
Меня не учили трахаться... Бросили в воду - плыви! Хватайся за всё, что хватается, Топи их, но сам не тони. Меня не учили трахаться... Ну разве что знал про азы... Я сам всё освоил и, кажется, - Неплохо науку постиг. Меня не учили трахаться... Учили, как нужно любить... Да столько, что, сука, затрахался Всё это по штампам зубрить. Меня не учили трахаться... О чувствах лишь много хуйни... Я сдал все экзамены фаллосом, Любовь же не раз завалил. Меня не учили трахаться... Море из плоти - греби! Но сердца узлы не развяжутся - В том море ни капли души. Меня не учили трахаться... Уроки бы те до пизды, В которой вся сказка размажется, И кончится раньше, чем ты. Меня не учили трахаться... Но там ты учись не учись, Умений тех мало окажется, Когда только тело горит. Меня не учили трахаться... Учили, как нужно... Забыть! Забыть и быть в искреннем ахуе, Что трахаясь, можно любить!
30
0
225
Плач по улыбке
Зеркало смотрит - моя душа, В него оттуда мальчишка смотрится, Оно там видит его глаза, А он мои - в зеркальной плоскости. Зеркало знает - его уста - Сплошная рана, что снова молится Уже погибшим давно богам, И нерожденным в безумий проблесках. Мешая слезы и едкий страх, Потери, боль и глухие горести, Он молит небо еще хоть раз Так улыбнуться, как в старой повести. Скрывая слезы и едкий страх, Потери, боль и глухие горести, Он улыбнулся... Всего лишь раз, А кровь из раны - для счастья почести. Он улыбнулся и вновь погас, Пустые вены пустым заполнены, Не повторится уже тот час... А будет новый? Не скажут новости. За яркость мига не жаль отдать, Темные годы на свет голодные, Его мечта, умерев, сбылась, Его мечта раскрошилась под ноги. Зеркало смотрит в мои глаза, В него из них уж никто не смотрится, Оно - совсем не кусок стекла, А мир со всем, что всегда торопится. Зеркало знает, как я сломал Улыбку ту, что лишь чудом соткана - Я в отраженье бросал оскал, Лицо запачкал кровавым "Помнится". *** Аудиоверсия https://drive.google.com/file/d/1UwwjSqu85dhKW-k8rniRbL5MEauWRZNp/view?usp=drivesdk
55
6
433
Разговор по душам и телам
Поговорим о морали. Предупреждаю, что будет с матом. Нет, ну как нам жить без мата? Мы же строим свою жизнь, а на стройке без него никак. Ну правда. Стесняться слова "хуй" - все равно, что стесняться, что он у тебя есть. Стесняться слова "пизда" - все равно, что стесняться слова "хуй". И, девушки, вопрос: почему сосать это не грубо, но если просят об этом, то еще как? Зачем сдерживаться в словах? Скрываться поведением? А одеждой отрицать, что мы - голое тело с разодетым мышлением? Вопрос ко всем - зачем говорить о любви, если хочешь трахаться? Зачем говорить, что хочешь трахаться, если хочешь жрать, не заморачиваясь? Мне это непонятно. Объясните, моральные красотки и красавцы! Вокруг так много мужчин, что скажут что угодно, только не правду, чтобы залезть в трусы. Столько женщин, что инстаграмом и тряпками подливают масло в их пыл, не признавая (а может и не понимая), что это так. Скоро буфера перестанут и вовсе прикрываться хоть чем, кроме извечного: "Я не такая, хам!" Мужики развратные, но, бабы, а с вами все в порядке? Можете утешаться тем, что ваш айфон не в слюне, не от какого-то дядьки, что вы семейный человек, но во многих семьях, пусть в них и нет расчета изначально, по факту, спят, потому что надо, чтобы держаться за комфорт и за лакомства. Что это, если не один из видов блядства? Как тут понять, где принц, а где мудак и где принцесса, а где жаба? Почему это трудно? Что за игра, люди, блять? Как это так, когда парнишка думает "Я бы ей..." о каждой чьей-то дочери, не знакомясь с ее папой... А может и ее папе - бывают всякие. Потом, когда какая-то детка родит детку поменьше, то все - отец! Семейный! А его жена... В нее сколько входило (со всеми по-любви разумеется), а потом один вышел и все - мать! Семейная! Вместе улыбаются - они счастливая надежная ячейка общества. Как бы не так! Что в ней заложено? Вокруг столько притворства и грязи, что мы запутались и уже не знаем, что навязано, а что - наше желание? Что подавлено, а что подавляет? В чем разница между сексом и любовью, жизнью и порно, счастьем и удовольствием? Есть ли что-то выше, чем потребности? Почему нам хочется пропить свое время? Исколоть его иглами и раскурить. Кто знает где душа, а где о ней представление? В чем смысл? Чем мы дорожим и чем на самом деле занимаемся? Когда мы поступаем хорошо, то правда хорошие или просто хотим такими казаться? Я знаю одно - убивая себя иногда (не собой будучи), мы не перестаем быть убийцей до следующего раза. Какие же мы глупые. Но если тебе похуй, то можно так: Взять кредит, снять крутую хату, купить тачку, погонять, вкусно пожрать, еще вкуснее нажраться, напичкаться искусственным кайфом, потрахаться с самой шикарной и выстрелить в висок - лучшего дня увидеть не станется. Уходи на пике, так сказать, не снимая носков. Ну а если ты - баба, то история почти такая же, только еще шоппинг нужно добавить. Если же хочешь познать нечто большее, то пойми, что мир отвернулся к индивидуальностям задницей, но если соблазнишься в нее вставить, то поймешь, что и в твою вставляют... Приятно так обосраться? Изучай себя и сможешь открыть такие чувства, которые куда важнее и приятнее. Которые так быстро не заканчиваются и не убивают, если сам их на это не подталкиваешь. Достичь истинной легкости -сложно, но знаешь - Пока ты все оцениваешь и ничего не ценишь - ты просто бумажка. Бумажка, на которой пишет человечество, что ему надо, чтобы подтереться, когда ты будешь плакать. Не хочешь так? Не путай свободу с оковами, а смелость - со страхом. Простое - с упрощенным. Себя - со всеми, и не будь предвзятым. Возможно ты сможешь. Верь мне - я же не Бог. У меня нет заповедей. Просто советую не просрать то, что на самом деле важно и дышать, а не задыхаться. Не быть частью индустрии с частями тела и только... Осколком. Тупым, потому что другим это выгодно. Если заебался самого себя не знать, то хватит решать. Решайся! Выбери! Выберись!
17
1
162
Ночи бывают действительно черными
Ночи бывают действительно черными, Когда видишь ужасы снами не пойманный, Когда видишь ужасы днями надломленный, Ночи бывают действительно черными. Ночи бывают действительно черными, Когда в твоих венах - сердце осколками, Когда в твоих венах - осколки осколками, Ночи бывают действительно черными. Ночи бывают действительно черными, Когда разбудить всех пытаешься бомбами, Когда разбудил, но тебя и не вспомнили, Ночи бывают действительно черными. Ночи бывают действительно черными, Когда одна мысль возникает повторами: "Ночи бывают действительно черными, Ночи бывают действительно черными..."
45
2
602
Через звезды к терниям
Расскажи мне - что будет завтра. Что завтра будет - тоже расскажи. Когда проснусь и что я съем на завтрак? Возьмусь одежду гладить или снова в мятой? Неспешно выйду? Вылечу за миг? Не пошутил. Мне интересно - правда. Куда пойду я и куда приду? Прохожим стану словно близким улыбаться, Или в наушниках, как в вакууме спрячусь, Желая быть лишь там, где не могу? Что я увижу в этот день и что услышу? С кем встречусь и о чем заговорю? Тот кто-то спросит как дела мои? О жизни? Поймет ли мои чувства, мои мысли? А сам понять я их смогу? Что стану делать, дожидаясь ночи? Устану очень или отдохну? И напишу о чем-то хоть бы сколько строчек? Мечтать и верить буду я во что-то? Смеяться или плакать? Знать хочу. Кто будет ждать меня, скажи мне, дома? Хоть кто-то будет меня ждать? Там человека обниму, котенка или воздух? Возможно книгу? Дым? Или из крана воду? Не буду спать из-за кого? Из-за себя? Ответь на это всё сейчас! Не завтра! И про сегодня... Про вчера мне расскажи... Каким я был? Кем стал или остался? Что со мной было и что мне досталось? Мой разум знает и не знает... Помоги. Поведай почему же так вот сталось, Что оказались звезды те мертвы, Все по которым путь тогда держал я, И вещи, что на нем искал годами, Когда нашел - уже не подошли. По цвету, может, или по фасону? Или же вырос раньше, чем начал носить? Слишком большим стал для того простого, Что возраст усложняет с каждым годом? Кого, как не тебя, о том спросить? Чертовски много слов твоих истратил... Поэтому в ответ молчишь? Их говорил кому-то, а теперь никто не скажет, Что будет завтра... Все немы... И даже... Ты! Лишь из груди по голове стучишь.
24
0
175
Машинально или...
Человек - изначально машина. Просто создан из биоматериала. Но так же выполняет механические движения для преобразования энергии, материалов и информации. Отличие в прочности - больше ломается. Сознание, инстинкты - механизм, в котором каждый винтик вращается так, как это задумано, пока не остановит ржавчина. Если же говорить о сейчас, то человек уже не изначален. Теперь мы электронно-вычислительные. Живем за столами, тянемся проводами куда-то, решая задачи. Слишком быстро, чтобы понять - автоматически. Стоит стать беспроводными - уже думаем, что свободны, но... Зависаем. Разряжаемся. Цепляем вирусы. Засираем память. Пока не устареем и не заменят такими же серийными, только новее. Говорим об искусственном разуме... А наш какой? Выше, потому что обладает самосознанием? Мы знаем кто мы?! Нихрена не знаем. Вечные сбои. Компьютер не способен на любовь? А мы способны? Она для нас, как приложение, что не требует стараний, а лишь легкого скольжения пальцем по сердцам, как по экранам. Покупаем. Юзаем. Обновляем. Пока нравится. Потом удаляем. Другую скачиваем. Стараемся разгадывать обманы, но сами - матрица. Столь наивная, что рассуждает о настоящем. Связаны со всем миром, но только эта связь - сеть. Я пью кофе и думаю над элементами себя, их реакциями. Любимая, возьми вторую чашку и расскажи... Докажи, что все наши чувства, мысли и поступки - не часть программы. Что мы смогли... Живые, черт возьми! Покажи мне... Пожалуйста... Не возвращай нас туда, где только единицы и ноли... Где все решает создатель... Ломают хакеры... А то я чувствую себя бессмысленной машиной, которая лишь по одной причине от нее отличается - машины так не страдают. А эти слезы... Будто окисляют контакт.
27
0
270
Агония
Человек... Мой человек... Дай хотя бы один повод остаться, а не достаться земле. Найди слово, что сильнее агонии, в которой огонь и я делим холод поровну. Хоть мне и самому уже все равно. Ты знаешь - мой век лучше всего изображает кардиограмма: изуродованная ударами сердца прямая, которую исправит остановка. Останови. Смотри - мои глаза не светят, а отсвечивают. Не видеть бы. Смотри - не смотри, хоть до слепоты, но, стоя на Земле, от солнца не прикурить. Никому тогда не видеть бы их. А этот бред отовсюду, что есть руки и ноги - живи... Охота оторвать их нахер, чтобы не говорили снова. Если не знаешь, что сказать, то лучше молчи и пусть мир подтвердит еще раз - "люди не летают", когда, стоя на подоконнике, буду смотреть вниз. Пусть толкает. Или вытащит из вагона и бросит под поезд. Не хочу никуда ехать. Не хочу ничего. Поиск без смысла. Одиночество. Крик. Родной человек... Услышь! Обрывается провод... Молитва тебе, а не богу. Его нет. А я? А ты? Научи, как кофе обращать в вино... Простые чудачества, вместо сложных чудес. Мечты могут не сбыться, но должны быть. И все же страшно, если честно... Чертовски страшно думать, что скорее бог или черт услышат, забрав к себе, чем заметишь ты и, отслоившись от толпы, без лишних доводов, станешь поводом воскреснуть... для мертвого желания жить.
22
1
229
Ломать - не строить, строить - не ломать
Как странно понимать, что твой хер способен сломать всю Вселенную. Даже если он не огромен, а совсем крошечный. Даже если нет его (так иногда бывает, когда ты девочка). Но положив, как и положено, на то, что строил, или - на желание это разрушить, возможно, целый мир испортишь, потому что всё вокруг держится на твоем отношении и представлении. Вот так положение! Осторожно! Как незначительны основные две функции (поссать и кончить), когда в твоих руках такое вот оружие. Похуизм - это нечто! И с самого детства в нас заложено созидание и ему обратное, только мы ограничены временем и никогда не знаем за что из этого браться. С того же детства любим пипиркой играться. Можно и доиграться. И нет никаких истин и никакой правды - лишь слепая вера и ощущение, что так надо: начинать что-то, продолжать или заканчивать. И нам бы хоть бы раз попытаться себя понять и докопаться до своей мудрости, чтобы поменьше страдать уже сейчас, а не когда-то со временем, но выбираем "хуй с ним - жизнь и та временна". Не заморачиваясь, просто ссать, кончать и ложить на все и вся, задавая вопрос "Ну что опять за хуйня!" Как тут ожидать чего-то положительного? Положить можно на всё, но если тем же ложишь на себя... Слишком извращенно, ребята... Ну нахуй!
20
1
167
Быть человеком
Я помню в детстве говорили: "Ты должен человеком стать", Но я уже ведь вроде был им... Ну как слова мне их понять? И годы шли - меня растили... Теперь я больше, чем тогда. Смотрю не мультики, а фильмы. В серьезных мыслях и делах. Однажды со своей любимой Глазами вляпались в экран: О жизни там кинокартина, А значит и про смерть она. В ней мама дочерей лишилась, И оттого сошла с ума... Могилы их потом разрыла, Домой их трупы забрала. Кормила их и даже мыла, Ночами с ними же спала... Мне стало так невыносимо... Так грустно, что аж больно, блять! И как же тут не загрузиться?! Вся жизнь - не сахар, а тщета... Вон торт во мраке растворился, Который радовал меня, Пока жевали эту драму... О, как не сладко... Ну пизда! Он был в руках моих, но память - Теперь лишь память и жива. Еще эрекция внезапно... Ну что же это за беда?! Постель... Любимая... Но надо... Смотреть же надо до конца! Я вспомнил - в детстве говорили: "Ты должен человеком стать"... А та мамаша газ пустила - Решила к черту всё взорвать. И вот подумал "Ну скорее! Хочу потрахаться и жрать". Тогда и понял, дорогие - Сумел я человеком стать.
31
3
316
Д.О.М.
Дома своих строителей не помнят, Одни построили - другие в них живут, Рядами стройными коснуться к небосводу, И небо сводят с крыши сигануть. До марта остается только полдень, Еще немного и тепло отравит ртуть, Уже немногих не отпустит солнце: Отпустит сон - реальность, как недуг. Дом арта средь бетона тонет, До марта вряд ли сможет дотянуть, Но смог же не отпустит к небосводу, И небо сводит снова с "не дышу". Дома с насмешкой смотрят из балконов, Пусть видят, сука - помню и найду Тот труп, что утонул в ошметках Материи дряной, и с ним уйду.
49
1
336
Пиздатая хуйня
Мне так хочется послать в пизду Всё пиздатое и жить хуево... То пиздатое и есть хуевым - Так плевать на эту ебалу! Да в ушах же голоса орут: "Добывай побольше - ты мужчина! Покупай, пока не станешь гнилью! Что не прибыльно - о том забудь! Загребай, а то ведь разберут! Забери роскошную квартиру, Тачку новую возьми своей машине, Украшений целый, блять, сундук". Вить гнездо - это тернистый путь... Вон у птиц они из всякого дерьмища, Но летят из неба в это днище... Мы в комфорте, сука, гоним на судьбу! Жажда большего - людей недуг... Ты повесь на стену ту картину, Что поймешь всего наполовину, Да сполна оплатишь ее суть. На апгрейд отправь свою жену: Накачают сиськи пусть и губы - Вот тогда она достойной будет; Или новую найди, пока дают. И еще же помни про нужду Выглядеть всегда лишь важным... Шмотки, телефон, часы, бумажник... И не важно, что всё это ни к чему. Потребляй, что можешь, милый друг: И сердца, и вещи, и услуги... Обновлять не забывай по кругу, И молись на тот ебучий круг. А поэзия... Ну что за муть?! Этот стих сожги, а пепел к ветру, Вспомни то, что плоская планета, И тебя на ней совсем не ждут. Но такой расклад я не пойму... Так нормально, а не так хреново? Как по мне, то лучше беспонтово, Чем пиздато, но с башкой в хуйню.
28
2
350
Напоминание
Запомните меня незабываемым, Когда я сам уже забуду о себе, Запомните меня неправильным, Когда все правила - на мой хребет. Запомните меня с ухмылкой пакостной, Когда лишь только зубы будут в ней, Запомните мой взгляд без старости, Когда я стану абсолютно слеп. Запомните меня придурком радостным, Когда от радости сотрется даже след, Запомните мои все эти шалости, Когда я буду обо всем жалеть. Запомните меня совсем отчаянным, Когда отчаянье во всем заменит хлеб, Запомните, чтобы оставить в памяти, Потом напомнить как-то этот бред. Вы помните, что я незабываемый, Хоть и забыл уже давно я о себе? Вы помните, что я неправильный, Хоть правила сломали мой хребет? Напомните, что я незабываемый, Включите в темных мыслях свет, Напомните, что я неправильный, Как будто что-то знали обо мне.
53
3
637
Тесно
Все люди связаны друг с другом, Мы словно свитер из петель, А наши шеи в этих петлях - Они нас душат каждый день. Хотя всё вроде и в порядке, И внешний вид на высоте, Да всё же что-то здесь неладно - Мы одиноки в той толпе. Планета всех нас не выносит - Наш свитер тонет в пустоте; Он ею брошен и заношен: Еще на ней, но сам в себе. Ее так колет... Даже давит - Под солнцем как-то взял и сел... А пятна дождь не отстирает, И грязь вся будет на Земле. Чем ближе тканью к мира телу, Тем дальше быть его душе... Забыли снять однажды цену, Продались гребаной цене. Меня та вещь совсем не греет... Я помню, как орал им: "Нет! Нельзя промокнувши до нитки, Так ныть, как будто ты в дерьме!" Тогда и вырвался из строя - Позвал к себе поближе свет... Вернуть пытались, но в итоге Пришлось оставить всё, как есть. Пускай я красоту им порчу, Зато ведь ближе к красоте... Петля, что задыхалась в море Петель, что вешались во мне.
44
2
396
Ниже ноля
M.W. & M.K. Обожженное холодом небо Осыпается белым пеплом... Остывает... И кто-то снегом Равнодушно его назовет. Обнаженное северным ветром Отзывается блеклым рассветам, Заливает их серым цветом, И уже никуда не зовет. Отраженное взглядом поэта Рассыпается точками света... Догорает... Как дым сигареты, Облаками куда-то плывет. Обрученное с пьяным эстетом Забывается... Мечется... Бредит... Забывает о собственном кредо: "Неподъемное то, что легко". Обольщенное нежным сонетом Просыпается тусклым просветом... Засыпает... Тяжелые веки Закрывают собой горизонт. Отрешенное... Падает где-то... Разгорается, но без ответа... А останки на слезы и реки... Обнимает, но вряд ли спасет. Отреченное... Кто же заметит? Обновляется облик планеты... Не пускают следы, словно цепи... Кроме Смерти никто не поймет. Обреченное жить с человеком Осыпается белым пеплом, Возвращает молитвы заветом, Только мир его снегом зовет.
40
1
312
В беспамятстве
Твое сердце бьется о мои пальцы... Они сжимаются... Дописать стараются... Твое сердце рвется чернилами испачкаться... Почерком питается... Почерком пытается... Твои пальцы тянутся... С моими сплетаются... А вены скрываются... А вены вскрываются... И шатает грацию... На волнах секреции... Нарисуй мне рабицу... На спине в беспамятстве... Твое тело льется... И с моим стекается... Кожа растворяется... Кости размываются... Твое тело рвется... И мое взрывается... Росчерком останется... Криками желания... Твои чувства взглядами... На меня слетаются... И в меня впиваются... И в меня впитаются... Ты с цепи срываешься... Что на шее плавится... Нарисуй мне рабицу... На спине в беспамятстве...
40
4
462
Не проеби ее
Не избей ее сердце плетями, Но избей ее тело плётками, И если уж боль ей ты даришь - Пусть встретит она ее стонами. Не порви ее душу клыками, Но кусай ее кожу истомами, Дари же ей боль, если знаешь - Обратно вернется - искомое. Не теряй эту связь между снами, Не теряй ее среди бессонницы, Сотри с ней пределы и грани, В обнимку - глубокими комами. Не неси ее к небу крестами, Но неси ее крест будто облако, Не тащи ее в землю грехами, Но грехами - с земли выше облика. Не смотри ее только глазами, И не выключи, если закончится, Посмотри лишь ее ты глазами, И ослепни без крика о помощи. Не ищи ее чувствам названий, Все названия просто беспомощны, Лишь бы только они откликались, Когда ты позовешь тихим шепотом. Не лечи ее раны ножами, Но сломай эти лезвия ранами, Если думаешь, что исцеляешь - Не оставь панацеи болячками. Не учи ее старыми днями, Но учись ее днями до старости, Если время тебя не оставит - Раздели с нею то, что останется. Не люби ее всю лишь частями - Полюби ее весь в каждой малости, А любимой ее называешь - Ее именем - к вечному пряности.
42
1
479
Спортивный интерес
Я видел, как качаются качки, Но только вот зачем качкам качаться? Нужно качаться тем, кто не качки. Тонкая мысль, которой не понять им. Зачем им это всё? Для красоты? Так для нее, по-моему, есть бабы... Хотя о чем я?! Бабы не нужны! Они же легкие - зачем тогда таскать их? А может быть... Вполне ведь может быть, Что тренировки, чтобы выглядеть опасно, Забыв про правило: "Чтобы башке не отхватить, Не мышцей шевели, а лишь мозгами!" Честное слово, не пойму таких! Чего они все так усиленно боятся? Не легче раз какой-то получить пизды, Чем столько времени в пизду, чтобы ни разу? Хотел я подойти у них спросить, Но блин - они же станут сильно обижаться! Придется им бросать в меня блины, А мне, как всем обиженным, качаться.
17
0
292
Жамевю́
M.K. & M.W. Моя биография создана из абстра́кций, Недописанных апофе́гм и полна пофигизма. Она вряд ли в ком-то вызовет аттра́кцию - Скорее понизит серотонин в организме. А сколько в ней людей с синдромом артиста! И все, как на подбор, с мегалома́нией. Я их от себя поместила под знак астери́кса - Ремарка, чтобы оставить таких без внимания. Знаешь, сколько страниц в ней заштриховано? Небрежно сшито тонкой вольфра́мовой нитью... И быть им грузом, пусть они невесомые... Капта́лом уже скреплены́. Расплести не выйдет. И пусть в ней мысли смысл еле воло́чат... Нанизаны на разлино́вку все формы цита́ции... В моей биографии ты понял каждый прочерк, Откинув сенте́нции, вытянув из фрустра́ции. *** Моя биография - это по мне эпитафия, И в ней аберра́ции больше, чем какого-то смысла. Побег от ана́форы, идио́м... Поиск фа́булы... Умный дом, что считает себя кретином. Если в нем есть талант, то сестрица его погибла - Не хватило себя на борьбу с эффектом Манде́лы. Столько груза вокруг... И то "Maina!" всегда, то "Vira!" Как остаться здесь кратким? Сколько быть амбие́нтным? Читаю... Слетаются мысли, как фурии... И вновь аверси́я душит порывы инве́рсии... И в кровь абули́я схожие с сердцем для сердца закинула тюрьмы... Похоже, что радо... - опять прескевю́ - ...неуместна. Моя биография... Дистре́ссинг и реставрация. Я все же остался... И знаешь... Не зря, видимо. Встретил тебя, проходя через синтез путей инкарнации... Ты поняла то, что и мне непонятно... что оставалось невидимым.
25
2
244
Письмо Деду Морозу
Когда-то в детстве мне открыли правду, Что Дед Мороз - это лишь сказка для детей: Не от него открою в Новый год подарки, И не увижу след его саней. Для взрослых слишком просто как-то Дать веру в чудо, а потом плясать на ней. Для взрослых слишком просто как-то... Они забыли его где-то среди дней. *** Однажды я шагал и видел праздник: Вокруг салюты, толпы, песни и, конечно, смех, А мне повеситься хотелось на гирлянде; Уйти отсюда, затухая средь огней. Но я заметил, что в костюме красном Блюет мужик, а брызги в бороде... Ребенок рядом смотрит взглядом марким, И сразу взрывы прямо в голове. *** Пришел домой и как давно когда-то Письмо писать, хоть знал, что пьяный бред, Но как тогда - без боли и без мата, Письмо писал... А вдруг дойдет теперь? "Привет, Мороз! Привет тебе от Марка! В подарок мне ты дай, прошу, ответ..." Письмо в конверт... Приклеил даже марку... "Ты знаешь, что... Я существую, дед!"
35
4
304
Бессвязный бред
Все люди такие разные, Но одинаково мне непонятны. Даже на солнце находят пятна, Только за свет не дерет оно плату. Чувствуешь разницу? Вещи стираются, сушатся, гладятся... Что вы стараетесь вечно запрятать? Вещи, что вы стараетесь?! Выбрать отличия. Скрыть безобразное. Образы. Образы. Яд вместо пряностей. Низшие помыслы высшего разума. Грязные. Лицами лица, как грязью измазаны, Целебной которая вряд ли окажется: Старит и старит - не омолаживает. Лица не наши, не наши, не наши все! Больно всем... Больно! Страдаем и жалуемся. И недовольны, что зря дожидаемся... Каплю внимания и сострадания. Кто же поймет? Сам понимаешь хоть?! Больные, здоровые, Красивые, страшные, Богатые, бедные, Новые, старые... Боль - та зараза, что липнет до всякого... Одинаково. Она выжимает нас. Она выживает нас. Не столько она, сколь ее ожидание. Не столько она, сколь с нею прощание. Скользко. Путь отрицания. Боли не много - к ней много внимания. Счастья не мало - просто теряемся. В поисках радости не тем упиваемся. Отражаемся. Искажаемся. Сколько впустую и слез и улыбок, Лишь оттого, что мы поводы видим, Или не видим чего-то обратного. Когда же нам быть настоящими? Удушье и то с привкусом мяты. Что-то не так этим миром. Что-то не так. Мы будто высраны. В нас будто насрано. Ешьте друг друга - Люди, приятного! Всё уже сказано. Всё недосказано. Наша "свобода" нам просто навязана. Мы только видимся. Видимо связи нет. Связь - это видимость. Разные... Разные... Но, как один, мы одни среди массы. Жизнь - это занавес. Все будто вымерли. Что продолжается?
19
2
406
До скорой
С городами толкаясь боками, Проклиная дороги ебучие, Обнимая морозы трескучие, Я по миру, но также мирами. С городами бросаясь словами, Посылая асфальты зыбучие, Пожирая маршруты колючие, Я блевал ихней плоти кусками. С городами цепляясь клыками, Просирая себя в их тягучести, Просираясь их ценностей кучами, Наступал в них случайно ногами. С городами... Один с городами... Наплевав на утехи вонючие, Прикрывая глаза свои тучами, Им вопил тишины голосами. *** Теми днями и теми ночами... Давно не было их, чтобы мучиться, Но картины в башке моей крутятся, Наяву мне являются снами. Одиночество выпило память... Захватило разлуки предчувствие, Пусть еще не уехал, но чувствую, Что идти без тебя заебался...
28
2
223
Крик забытого нового
Похороните, пожалуйста, Пушкина. Вы не в курсе? Он умер давно. Так давно, что забыли, наверное, Но решение вкорне неверное - Мучить тех, кто на отдых ушел. И не может вернуться. Отпустите того же Есенина - Он не скажет уже все равно, Что без мата - затея прескверная, И прескверная также - на трезвую, Описать, сука, мира говно. Не размажет, как прежде, по сцене. Не держите остывшего Бунина, Пусть уходит за ним же и Блок; Пусть уходят и Фет, и Цветаева; Не хватайте за руки Некрасова, Да и Лермонтова - пусть идет. Наши дни не прочувствуют. Они все не из этого времени... Старый клич в новый путь не ведет! Средь живых находите вы гениев, И не надо ворчать: "Поколение... То, что наше, то вовсе не то". Смерти нет лишь для этого мнения.
51
5
5399
Я с тобой
M.K. & M.W. Я вижу тебя в стае птиц каждое утро... В сером ноябрьском небе я среди них будто. Парю над землей, сбивая снежинки крыльями, В порывистый ветер врываясь продрогшими мыслями. Я вижу тебя в проводах натянутых между домами... В сером ноябрьском небе я в них запутана будто. Таю на них, как снег на твоей коже, Пока ты скитаешься где-то среди чужих, на тебя непохожих. Я вижу тебя в облаках каждое утро... Их серый ноябрь к тебе приведет и меня с ними тянет будто. Я на той высоте давно прощаюсь с рассудком, Где под закрытыми веками я с тобой круглые сутки. Я вижу тебя в горизонте каждое утро... Где серое небо на части рвут новостройки и я среди будто. Без возможности шагу ступить, остаюсь на месте... Смотрю на закаты. Пою тебе песни. Я слышу тебя каждое утро. Смотря на серое небо, прощаю ноябрь будто. Мне твой голос остался... Пусть далеко, но ты рядом остался со мной... Проживать эту жизнь. Дышать в унисон. Я с тобой. *** Я вижу тебя в своре звезд каждой ночью... В холодном ноябрьском небе я среди них в клочья. Парю над собой с разбитыми о снег крыльями, Порывистый ветер сбивает, играючи мыслями. Я вижу тебя в домах натянутых меж проводами... В холодном ноябрьском небе я к ним пишу строчки. Тают на них, как снег на твоей коже, Пока ты скрываешься где-то среди чужих, на своих похожих. Я вижу тебя в небесах каждой ночью... Их согреет ноябрь с тобой и меня срочно. Я на той глубине - давно безумный отступник; Где открытыми клетками мы живем в этих буквах. Я вижу тебя на луне каждой ночью... Когда чувствую голод - во весь голос - туда волком. Без возможности остановиться, срываюсь с места... Встречаю рассветы в лучах твоих песен. Я слышу тебя каждой ночью. Как будто прощаясь, впиваюсь в почерк. Мне твой голос остался... Пусть далеко, но ты рядом осталась со мной... Поджигать эту жизнь. Не дышать в унисон. Я с тобой.
24
0
246
Низший класс
Что такое классика? Это что-то типичное и образцовое для определенного времени. Зачем же подражать тем, кого определили классиками, когда в этом мире герои, что настоящие, прячутся под масками? Прячутся в терниях, других считая звездами. Если я играю в классики, рисуя на асфальте углем, а не мелом, то во что я играю? В то же самое, только в другом цвете. Какой смысл, веря в нетленное, копировать парения офигенных, но уже прошедших по земным томлениям? Да, есть строки, что почти что вечные, но... Все ли? Много кто из молодых слушает песни народных артистов? А ведь большинство из тех, кого мы изучили, это просто те, кто так же был официально признан. Не все, но... Но тогда ходили иные взгляды и мнения, и даже язык, что один и тот же, все таки был не совсем таким, каким мы пользуемся. Так к чему изображать возвышенность, которой на слух лет не меньше, чем три тысячи? Слишком, да? Просто безбожно так пыжиться. Кстати, что было раньше - бог или люди? Не спешите. Подумайте. А что раньше - поэт или поэзия? Согласен, что ересь, но если и правда подумать... Думать... Думать... Думать... Думаю не стоит. Продолжим. Не стоит стремиться стать очередным всеми любимым на вкус пакетиком чая, становясь не им, а лишь для него пакетиком... Мелким... Прозрачным... Можно равняться на самых новых, но затея еще более херовая. Сначала попросить друга оставить пару шрамов ножом, которым сестра нарезает нежное куриное мясо, чтобы казаться жестким гангстером. Читать про улицы, наркоту ну и всякую херню, считая себя новым Паком, но плакать в магазе, когда слишком сложно подобрать шмотки под стать. Какой они стати? Набить татухи, не боясь боли, больно походя на тех, кто боится собственной кожи, когда она, как у всех, а не вроде как особая. Не забывать на других какать. Потом стать еще современнее - засунуть язык в улей, чтобы бормотать максимально круто и непонятно. Понятно, что тупое. А хули, типа?! Деградация речи - это модно. Но отвлечемся и представим, как Пушкин однажды: "Я помню чудное мгновение, Туманский Василий Иванович, Как с вашей мамой в тумане... Слава богу, что в тумане, А то ведь, как и вы, страшная... Рррраунд!" Впрочем, шутки в сторону - он умер на дуэли, а значит, что, вполне возможно, его яйца куда больше, чем у тех, кто с безразмерными штанами. Да, лучше "чудное мгновение", чем "пау пау пау" от любителей чужих мам, до пизды опасных, но еще получающих пиздюлей от своей. Бррра... Бля... Как прицепится срань! Так как же писа́ть? Как и пи́сать - сами. Читать? Да хоть бы и меня! В меру неизвестный. Достаточно недооцененный. Неуслышаный. Слышите? Может не всегда живой, но навсегда не мертвый. Именно тот, кто еще может на себя и других смотреть трезво. Да, тот самый, что мечтал о дне, когда поэтов на выступлениях будут забрасывать трусами. Хотя... Нахрена они? Вынести и высушить? Мне комфортно и на дне, где я ношу только свои мужские... И пусть немного кто обо мне скажет "Он охуенный!", но зато это искренне, а не навязано на уроках, с которых так охота убежать на перемену. А перед этим нарисовать на лице из учебника свое твердое отношение - ебал я ваших гениев! И уж точно никто не скажет какая шикарная телка на второй строфе моего стиха трясла своей жопой. Может кто и трясет конечно. Извращуг много. Пофиг. В общем что в итоге? Поэзия должна быть... Она должна быть, а какой - это личное дело, что не нуждается в примерах. Как-то так примерно. Пишите, как боги, и читайте Грешного. Прошу пока что вежливо. А то закрою гениталиями уши гениального Есенина на его портрете и как ебану по окончаниям нервным. Классический пример нервов. Ну это если... А пока... Дарова, чертов мир - я тебя приветствую.
19
0
217
Оплачено
Время... Время... Время... Лечит. Лечь на кушетку и чего-то ждать. Только это лекарь если, то и все болезни - его рук дело. Время... Как тебя понять? Иногда напоминает сумму денег, что дали с рождения. Кому досталось много, а кому медяк. Иногда напоминает сумку, в которую не влезет всё, что нам охота затолкать. Каждый день - расплата за жизнь, а как же... Как же заработать, чтобы больше взять? Очнись. Никак. Можно только выбирать: на что потратить и на чем сэкономить. Ничего нового. Просто факт. Неоправданно много уходит на необходимое, но что необходимо? То, что уходит? Что же нас оправдывает? Бесконечная беготня вокруг еды и наличия крыши. А потом - крышка. Да, еще же на гроб надо собирать. Отлично. Так же глупо, как хотеть нарисовать небо, но увлечься, выводя чью-то харю на заказ, что на холсте не останется места. Или собирать мелочь в банке на ягоды, чтобы закрыть варенье, но не закрывать, потому что банка занята. Да, она освободится, если их купить, но всё вот почему-то так. Время - само по себе деньги. Самые ценные. Зачем же его тратить на ценные менее? Получается, что самое выгодное вложение - не имеющее цену. Что-то нелинейное. Запредельное. Мгновения. Пусть без смысла, но с огромным значением. Время... Сколько же тебя украдено и потрачено впустую! Заработать на жратву, приготовить, пожрать, высрать - и так по кругу. Следить за видом, чтобы не выдать уродство внутреннего мира. Создавая видимость, по телефону постоянно решать какие-то вопросы, не зная ответа на самый простой: "Кто ты?" Кто-то в телефоне? Сначала годами учиться ради бумажки. Потом строить карьеру, всегда желая большего, чем получаешь. Слушать "Надо!" от начальства и лизать задницы, чтобы когда надо тебе - никого не касается. Продать душу за возможность пить дорогой виски исключительно, когда изначально пил дешевое вино и, при том, его вкус касался чего-то более душевного. Потерять исключительное. Слишком много времени на дела и безделие. Кто научил нас больше сидеть в интернете, чем смотреть на свет? Смотреть на другой берег. Не спать до утра, но не слышать рассвет? Страдать, когда повода нет, а может и не будет. Мучиться от скуки. Не знать зачем ты идешь, но верить, что впереди ответ и всё получится. Путаться во временах, что умерли или не родились, когда есть сейчас. Ты в нем запутался - сам еще не умер, но уже и не родился. Как же много всяких затрат! Откуда взять тогда силы, чтобы насладиться моментами с любимыми? Их тоже надо планировать? Немыслимо. Кто такое выдумал, что сначала нужно собрать на свадьбу, а потом быть семьей? Завести детей и превратиться во "Мне некогда!" Настолько изначально "некогда", что не успеваем даже глянуть с кем это всё. А потом... "Ну ничего - время лечит!" Если разум - глупец, то сердце вообще транжира. Так часто пускает в дом тех, кто его стук услышат, а в итоге стучит, пытаясь поскорее выйти... Но никто уже не слышит. Сэкономил на трезвом взгляде - годы насмарку в поисках выхода. С бухлом часто. Неосторожная сделка с сердцем - не выгодно. А что такое - "любовь живет три года"? Заарканили словами, связали привычкой, а потом находится что-то нужное более, и лучше стычки, чем всякие якобы милые глупости? Глупости! Всё зависит от чувств. Не будем углубляться в это. Мир не любит мечтателей. Не приветлив к тем, кто к нему с приветом. Не любит тех, кто пытается понять себя и свои желания. Бери готовые и беги не оглядываясь. Готов к этому? Странно. Я могу часами просто шляться, рассматривать деревья и всякую всячину; не спать ночами... Я знаю кому и чему отдать минуты и годы, не чувствуя себя продажным. А вы смейтесь, наживайтесь, убивайтесь, чтобы однажды понять - смерть не берет взятки. А знаете... Время - лечо. Ну да, правильно. Оно и есть мы, а мы предпочитаем жить, как овощи, что по рецепту приготовлены и закатаны на зиму. И когда мы наконец-то откроемся, то не для того, чтобы увидеть наступление весны, а для того, чтобы проститься со всем, разжеванные огромной пастью. Время... Время... Время... Как так? Если смешать основные моменты, то выходит, что время - деньги, за которые мы нанимаем врача-шарлатана (его же), что лечит от того, чем калечит, а потом готовит из нас лечо (оно же) и съедает (себя же). Херня какая-то. Ах да, оно ж еще и учит, сука! Но вряд ли учит - просто показывает, что будет. Не сразу, зараза, а когда уже будет. Я тоже так могу, блять. Что же делать? Потратиться на что - действие или его обдумывание? Принимай важные решения медленно. Медли, но... Не всегда и обо всем надо много думать, а то потом зависнешь еще больше, или просто опоздаешь. Так когда и как лучше? Знай себя - это помогает. Лично я сорвался с гребаной кушетки, не дожидаясь исцеления и последнего диагноза. Зашил пустые карманы, чтобы остаток средств не рассыпался в грязь. Попробовал лечо. Проблевался немного. Перестал ждать уроков - учусь сам. Зачем я это написал и что сказал? Хрен его знает. Я написал, а вы прочитали - оплачено. Мною и вами. Трата пустая? Кто знает?
18
1
293
Мы умеем любить лучше всех
Мы умеем любить лучше всех, Себя версией можем стать лучшей, Только это в своей голове - До того, когда правда полюбим. Вот когда мы полюбим, тогда Идеалы реальностью смоет... По щеке, по руке, по следам... Идеально... Красиво... Ничтожно... Тем ножом, что нарезали хлеб, Также просто нарежем и зрелищ, Злобно в сердце вонзив острие, Зная путь до него самый верный. И любимым дадим имена, В честь людей, что и не были первыми - Были раньше... За боль же сполна Пусть хоть чьи-то расплатятся нервы. Опыт свой применяя опять, Узнавая чужие ошибки, Мы не слышим, не видим никак, Что не так всё, как видим и слышим. Ударяя по слабым местам, О себе только думая, можем Ранить тех, кто поверил словам, Что боимся поранить до дрожи. Забываем хорошее вмиг, Вспоминаем всё то, что забыто... Принимаем такой и таким, А потом отвергаем такими. Всё мечтаем про свой Хэппи Энд... Я концов уже множество видел, Но ни разу не смог рассмотреть, Чтобы он оказался счастливым. Если хочешь сломать ты кого, То не надо совсем ненавидеть - Просто строй с ним "Дороже всего"... Вот и всё, что поможет добиться... Если хочешь построить его - Эта стройка фундамент закроет... Так пойми же: твое - не твое... А твое, то цени всей душою. Может быть всё почти, как в кино... И вы вместе считаете метры... Лишь бы не было так, что оно Вдруг коротким окажется метром. Не спешите пускать в свою кровь То, что кровь вашу на руки пустит, А уверены - будьте собой, Как и тем, чью вы держите руку. Пальцы могут ведь шею ласкать, Ну а могут на ней и сомкнуться... Нужно верить, но нужно и знать, Нужно чувствовать, нужно и думать. Как же странно об этом писать! Как же странно, и как же безумно... Непонятно... Зачем убивать То, что жизнью назвали? Безумство... Мы умеем любить лучше всех... Лучше всех нам тогда ненавидеть, Если нам не под силу лететь, С этим чувством, да глупостей выше. У любви есть один парадокс - Она в небо несет без одышки, Но таких пиздюлей раздает - Лишь попробуй ее ты обидеть.
25
1
304
Бытие, блять
Говорят, что жизнь страшнее смерти... Не знаю... Но иногда охота проверить... Неизлечимо болен жизнью. Но я ли первый? Лекарство ищут. Вылечат. Не надо нервов - Их поправить труднее. А вы спите, люди... Вы же люди, правда? Смотри́те сны перед Завтра. Просыпайтесь. Чистите зубы. Ходите на работу. С работы. За продуктами. Поднимайте один палец вверх, когда так хочется два засунуть в глотку. Быт Быт Быт Бытие, блять. Пить Плыть Крыть Матом и дышать. Расслабляйтесь, убивая разум, а разом - всё и сразу. На вопрос, верите ли в Бога, отвечайте: "Упаси меня Боже!" Не путайте вилку с ложкой. Это важно. Общайтесь с другими. Пизди́те, что они такие же. Почаще пизди́те. Себе тоже. Находите общее. Будьте нормальными в общем. Создавайте связи. Дружите. Влюбляйтесь. Входите в привычку. Держите отмычку - однажды выйти с очередного "Вне времени". Одевайтесь так, чтобы вас хотели раздеть. Учитесь распоряжаться телом, как в порно, бесспорно мечтая о чем-то более высоком и душевном. Шепчите "Люблю...", только для того, чтобы услышать тоже самое, но гораздо громче. Мало кто сердцем - большинство тупо любит быть сверху. Плодитесь. Как будто бы нас мало. Так надо же еще, блин - Может хоть один всё исправит. Нет, не исправит. Бесконечное начинание, Что не ведет к логическому завершению, А лишь к очередным скитаниям. Залипайте в экраны. Живите тем, что не есть вами. Наслаждайтесь мирным временем - Истреблением иными формами уничтожения. Делайте карьеру. Покупайте. Продавайте. Думайте, чтобы пожрать, рассуждая о высоких материях... О том, какие в доме будут двери... Делайте жалостливый вид, когда слышите о чьих-то бедах. Не жалейте. Учитесь всему, но простого не умейте. Закрываясь ото всех, от себя закрыты... Открываясь для всех, от себя закрыты... Открываясь для некоторых... Суки, дайте выйти! Сначала живите - потом умрите. Оставьте след, которому место на вашей могиле. Чтобы вы не сотворили - кому какое дело? Остальные... Они так же думают о себе и о том, как бы показать, что не только. Так нужно, чтобы выжить. Как не рифмуй, но в прозе жизни поэзии не станет больше. Говорят... Все любят говорить, хоть редко есть что сказать. Говорят, что жизнь страшнее смерти... Не знаю, но иногда охота проверить... Интересно Знать Правду Интересней, чем каждый день одну и тоже - быть живым это страшно, когда не знаешь, в чем правда и будет ли завтра... А если и будет... Проснуться Почистить зубы Дописать эту хуйню и в одиночестве играть в игру - "Всё будет!" Но будет только то, что есть... А на пустом месте... Человек в отражении зеркала. Всегда в отражении.
21
1
226
Жги мосты
Жги мосты, а то утонешь В темных водах прошлых дней, Ты же только то и помнишь, Чего не было... Поверь! Затопило весь тот берег - Он давно уже не твердь; Всё смешалось и померкло - Просто масса в пустоте. А вода в ней отражает То, чего давно уж нет: Там не ты - как не пытайся... Ты сейчас и только здесь. Раз уж тонешь - выбирайся, И греби вперед скорей; Если хочешь - оставайся, Но лишь тенью средь теней. Голоса тебя позвали? Их не слушай - тянут в плен: Как не жаль, но они знают Всё, что нынче только тлен. Уходя, беги смелее, Не хватайся за людей, За места, свои идеи - Это тяжесть на плече. Помни то, откуда вышел, Но туда растаял след, Будь иллюзий глупых выше, И чем опыт будь глупей. Как не жил - вопросов больше, Чем ответов, что в тебе, Каждый день - он будто снова, А не в ряд в календаре. Жизнь - дорога... Так шагай же, Чтобы больше посмотреть! Оставляй лишь то, что важно, И в дорогу налегке. Жги мосты, а то утонешь - В темных водах лживый свет, Все они в башке, - запомни, - Ты живешь только теперь. Может быть пройдет лет десять, И хреновый этот день, Память разукрасит блеском, - Еще десять, - снова хрень. Жизнь прекрасна иль ужасна - Всё решает твой ответ, Так не бойся обнуляться... Будь огнем, а не в огне!
39
6
276
Читателю
Мое содержание не разбить на главы; Нет в нем аннотации и конкретных жанров; Без ярких иллюстраций; одним экземпляром; В переплете твердом; сам себе издатель. Мое содержание без избитых правил: Мое сердце справа; мое сердце правит. Я послал редактора - это не исправить, Я имею право: в тех ошибках - правда. Мое содержание не содержит планок, Без героев главных и без муз коварных, В нем есть красок гамма, что важнее рамок, Зарисует плавно все пути следами. Мое содержание не для всяких нравов: Кто-то критикует, кто-то громко хвалит... Где-то мой читатель, что важнее славы: Не продамся - знает, - не растаю в массах. Мое содержание не зовет в рекламах, Пусть оно не ново, пусть оно и странно, Ты ищи на ощупь и хватай устами Мой неровный почерк с тишиной на равных. Мое содержание без великих планов, Когда я угасну - пусть читает пламя... Пыль на полке - кома! Я там не останусь! Мои строки помни. Мои строки - память.
40
4
339
Моя весна пережила то лето
Моя весна пережила то лето... Ползла в ожогах, умоляла ветер Дышать сильнее, чтобы стало легче, А он кивал с усмешкой, сотрясая ветки. Эта жара меня сжигала, будто сигу, В себе держала, выдыхала с дымом, И добавляла лед в мои напитки, Противно скалясь, продолжала пытку. Как заебала эта вся погода - Она хорошая лишь для природы, А я ей похрен и я ею скомкан... Вот это драма - начинайте съёмки. Кто-то сказал мне, что наступит осень... Может и сам я, только ждал чего же?! Я утопился в ней... В поверхностном планеты... Я утопился... Но нашел планету... Моя весна пережила то лето, По контуру листа пошла себе навстречу, Чтобы под листьями следы тепла и света Все же найти... Идти к зиме согреться... Выше небес, домов и даже, чем деревья - Мокрый асфальт мне рассказал об этом... Что я дождался той весны на коже... Моей любимой... И под ней нашелся... *** https://www.surgebook.com/greshnyi_mark/poem/moya-vesna-ne-dozhivet-do-leta
30
2
250
Смысл
Я однажды писал слова, И сейчас их и здесь прочитаешь. Мои строки тебе в глаза Проникают... Ты их ощущаешь? Я не знаю о чем написал, Ты не знаешь о чем читаешь... Ты не знаешь, не знаешь, не знаешь, Что здесь ищешь и что обретаешь! Продолжаешь... Скажи - нахера?! Я так часто писал слова... Хоть бы изредка их вспоминаешь? Диалоги с собой на глазах У того, кто моих не узнает. Если честно, то кто тебе я? А кто ты для меня - как считаешь? Ты считаешь, считаешь, считаешь... Вообще кто мы есть понимаешь? Подсказал бы, но просто слова. Эта чертова тяга писать... Когда сказанным душу вскрываешь, Перед связанной тягой читать, Свои раны другими сшивая. Я смотрю на себя и тебя - Вроде снова меня ты встречаешь... Ты встречаешь, встречаешь, встречаешь, Когда в доме своем принимаешь... Принимаешь, но в виде листа. Эту хрень я сто раз бросал, Как и ты сигареты бросаешь, Но с земли ее вновь поднимал, И вдыхал, хоть и яд - надо. Я не вспомню зачем писал, Ты не знаешь, но вдруг расскажешь... Ты расскажешь, расскажешь, расскажешь, Ну зачем эти строки однажды... Может в этом и смысл стиха.
36
4
302
Иначе
Четыре сотни за душой, И четверть сотни годы скачут, Бреду в толпе, но не с толпой, Глаза с глазами не контачат. А где в них радость или боль? Кто рассмеется? Кто заплачет? А где в них сахар или соль? Они в одной смешались пачке. Не разделить их меж собой, И выход лишь вдали маячит... Бреду в толпе, но не с толпой, В бреду, что это что-то значит. Затылки шепчут: "Ты слепой? Не ищешь злаки в месте злачном! Зовут их спины - хлеб да соль!" Вся четверть сотни годы - скачки. И наблюдает пьяный взор - Из неба капли всё херачат, На недовольных, что водой Их грязь пытаются испачкать. Четыре сотни пред душой, А я хочу идти иначе: По лицам улицей пустой, Дождем, который зря истрачен.
36
2
366
Первый стих о любви
Я написал так много о любви... Эти стихи... Хоть и мои, но мне чужие. Ушло немало вдохновения и сил, Но их читать теперь не в силах. Что натворил я, когда их творил? Серьезный смысл, но все равно смешные, Красивый вид, только внутри пустые... От них воротит... Говорю - чужие! Как те, кому их посвятил. Я написал так много о любви... Глазам поэта одной искры хватит, Чтоб загореться, обо всем забыть, Не видеть правду в омуте фантазий. О вечном сразу же судить... Не как Асадов, но и так досадно, Что на иллюзии весь пыл я тратил, Когда иллюзии - лишь пыль и трата Своего времени на временный порыв. Я написал так много о любви... Но без любви... Она явилась после... И даже стыдно, что тогда спешил Бесценным называть - того не стоит. И я от злости рву слова свои... Без сожаления ломаю строкам кости - Этот скелет, что был всего лишь гостем, И так поломан - больше не срастется, Не приживется в нем тепло души. Я написал так много о любви... Но не сотрется только то, что посвящаю, Учась по-новому от сердца говорить, Той настоящей, что так долго ждал я. Мой о любви написан первый стих... Ты помнишь, как его читала? Откуда знаю? Так сама ведь знаешь На что и как меня ты вдохновляешь - Писать впервые то, что не сгорит.
40
3
295
Во тьме сновидений
Если я чувствую, то значит я живу... А если чувствую, что не живу я вовсе? Что просто труп, почти остывший труп, И это всё - последний сон всего лишь. И не лечу... И не иду... И не ползу... Просто лежу, а мозг еще в работе: В его бреду я с вами смерти жду... Одно видение по ощущениям, как годы. А если так, то что же я ищу? Хоть не дышу, но почему так больно? Дышать не хочется тогда мне почему? Остаток мук пред выстрелом контрольным?! Глаза закрыты, но я вижу эту жуть... В минутах суть... Но как же это долго! Так долго я в иллюзий тех плену, Что чувствую - живу, хоть чувствую, что мертвый. И всё лежу... Лежу... Лежу... Лежу... Я на полу - какой-то мусор просто. Подобного так много, что ему И в урне места не досталось после. Когда меня уже таки найдут? Потом сожгут во сне моем хорошем. Поплачут надо мной. Потом уйдут. Потом поймут - я им приснился тоже. Но может им удастся явь вернуть, И повернуть... Ну не сейчас так позже... Возможно смогут... И меня спасут - С лица подушку и наполнит воздух. Поднимут слезно и к себе прижмут, Провозглашая: "Мы живые, Боже!" Что донесется, как совсем невнятный звук, В последнем сне его, бессонной ночью... Его сомкнулись веки, когда наши вдруг Так распахнулись, что глаза затмили солнце. Он нам не нужен - только скажет пусть: Мы усыпляем? Пробуждаем? Что же?! И мы встречаем осень и весну, И всё твердим о жизни и о толке... Какую в мире видим (или он в нас) муть, Что сны о нем (или его) страшны настолько?!
34
0
392
Внутри жизни
Мы внутри жизни, Но внутри ее нет. Мы в плену мысли, Что родились на свет. Мы в плену - мысли, Что родили нам свет. Он внутри жизни, Но внутри ее нет.
39
1
354
Над луной
. - это точка Всего лишь кружочек, но это точно Странное чувство Остановиться Всё оставить, оставив ее здесь, но рука дрогнула и получилась запятая Волнуюсь. Вышло! Ну вон же - выше! А вот еще раз. Да хоть три... Стих то не окончен! Давайте разберемся. Сколько бы внутри не вопил поэт - я не умер ни разу. Боль не разорвала сердце, одиночество не задушило, темные мысли не раздавили голову, тоска не отравила и не сгорел дотла, чтобы начать всё по-новому... Обжегся сигаретой, но это максимум. Так к чему эти кресты на безбожном пути? Чистые листы для грязных писанин... К чему эти страдания написанные в туалете или за кофе с печеньем? Скажи! Если честно признаться, то единственное, что по-настоящему заканчивается это то, что и не начиналось. Что-то заебало? Кто-то съебался? Или сам... Но сам же остался! Что сквозь пальцы - просто не было тобой и у того не твои пальцы, чтобы на самом деле тебя касаться. Ничто не вечно под луной, но стоит найти свое и поймешь - "Кто сказал, что ты не над ней?" Она сама ведь та же точка, что между завываний волчьих... Ночью... И все же время не уходит... Небо так же бродит... Скорей всего глупо пытаться быть всего скорей. Не спеша... Над луной... С собой... С ней... В конце концов, мы сами - такие же смешные кружочки в разных местах своих не всегда веселых автобиографий... Слишком сложная мысль - нафиг! Еще недавно от таких вот мудростей хотел остановиться и больше не мечтать. Хотел остановить и больше не стучать. Не бежать. Не дышать. Не хотеть. Оставить точку, которая жирная самая. Не жить и не писать. Только она то знала, что истощенная скончается. Не знак и не препинанание. Мое при мне. Стихи и жизнь продолжаются
24
1
158
Живые слова
M.W. & K.M. & M.K. Живыми словами на мертвом Листе бытия напиши: "Ты можешь сегодня же сдохнуть. Пока не затих - говори!" Живые слова среди мертвых - Ходячие лишь мертвецы, Но страх перед ними ничтожен - Луч света во тьме так страшит. Чернила мешая из кровью, Бескровные души спаси. Бездушная кровь не умолкнет, Но ты еще громче кричи! Улыбкой встречая все боли, В послании к жизни родись Одним из тех слов, да на волю! С неволи других позови! *** Где сонное царство убогих - Проснись и о правде вопи! Зажги думы спящих любовью, Для них, не сгорая, гори. Легко заплутать в одиночку Средь стен и внутри пустоты. Не стоит сдаваться... Не стоит! К мечте все границы круши! Ты знаешь, стихами возможно Разложенный мир возродить, И пламенной речью под кожу Под кожей похожих найти. Открой в себе свет и откройся! Лети к небесам и твори! Грей холод слезами и помни - Услышал слова - не молчи! *** Тащи за собою ты пленных Из тлена немой тишины. В бесцельно бредущих по землям - Охрипший остаток души. Пусть строки становятся песней, И падших сумеют спасти, Звучи каждым шагом с ней вместе, В ошибках есть новый мотив. Срывая свой голос беспечно, К прогнившим мечтам прикоснись, Не жди, что тебя все заметят - Заметь и устами лечи. Вживляя им строфы о вечном, Сердца их опять запусти! Словами живыми под веки Стеклянную гладь оживи!
36
2
351
Бездомные
Я весь день размышлял о бомжах, О тяжелой безмерно их участи. Вы скажите мне, что за херня, Когда люди без дома на улице? Ну а что значит слово то "бомж"? Это тот, у кого места жительства Одного днем с огнем не найдешь, И от места да к месту он рыскает. Подождите! А что же со мной, И с такими, как я - заключенными?! Рядом факторов, то есть судьбой, Как портреты к стене пригвождённые. И мы вроде свободны... Но, блять! Только вроде такие свободные, Да темница нам каждый квадрат, И комфортом все порабощенные. Кто сказал, что вот здесь нам и быть? Как бы сами, но это не правда ведь! И мечтаем вот тут так и жить? Прямо к этому прочно привязаны? С каждым годом херачить ремонт, Улучшая ту вечно недвижимость? И вещей туда - целый вагон, Пока тело хоть как-то да движется? А вокруг же огромнейший мир, Только в тюрьмах малюсеньких прячемся, И пожизненно так и должны - Приговор тот уже не обжаловать. Можем хату другую купить, Оттого суть никак не меняется: Всё скрывая себя от других, От себя всё другими скрываемся. И сидим в тех коробках, сидим, Строя грани - вот так защищаемся, Главный враг он при этом внутри, Пока ты от всего отделяешься. Не находим друг в друге семью, Каждый сам по себе, только надо ли?! И нам похуй, что мы не в Раю, Лучше ад, но в котором мы знатные. И нам похуй, что море чудес, Если надо - и море, то лужа лишь, Перестройку Вселенной начнем - Архитектор пусть плачет: "Разрушили..." Крышу сносит всем в поисках крыш, Уголка, где царем да на царствие, Чтобы гости соседей топить Приходили слюною от зависти. Бродим в мыслях туда и сюда, Где бы прочно корнями освоиться, Да с ошибкой, что тянет до дна: Чтобы знать - еще нужно знакомиться. Страхом скованы стать ниже всех, Но на дне бытия под покровами, У бомжа нет ни крыши, ни стен, А мы с ними, но тоже бездомные.
37
4
328
А давай
А давай мы вместе покурим, Вдали от всего, что рядом, Вблизи к тому, что нам надо, А давай мы вместе... покурим. А давай мы о лишнем забудем. В мечте, что звали все ядом, Подожжем и тот яд, и бумагу. А давай мы... о лишнем забудем. А давай на полу среди шмоток, Из глубин облака выдыхая, В глубину облаками врываясь, А давай... на полу среди шмоток. А давай мы начнем после точек Задыхаться, друг другом сгорая, Наслаждаться, друг друга глотая. А давай мы начнем после точек...
36
1
266
Важнее времени
Если бы я мог отмотать назад Стрелки на часах, ухватив зубами, Чтобы возвращать и не проебать, Время вырывать жадно и кусками. Если бы я мог дни прожить опять, Что посмел черкать и топтать следами, Чтобы воскрешать, и не убивать, И не проклинать этими крестами. Если бы я мог всё как будто вспять... Цели не терять, дорожить мечтами... И каким желать - вот таким и стать... Сердце не терзать множеством прощаний.... Если бы я мог отмотать назад, Чтоб не проебать... Все равно не стану! Мне страшнее знать - может быть тогда Нашей встречи час не придет за нами.
31
3
208
Дивный мир
Легко сменить ну даже почку, Но для того продай аж три, Леченье нынче всяко может - О охуенный дивный мир! Хирург заменит тебе Бога, И даст божественной красы, Да только окунись в пороки, И на "богиню" насоси. Лети в Земли любую точку. Так ты географ?! Погоди! Вот накопи еще немного - Через сто лет с земли вернись. Любое блюдо - будь доволен, Хоть человечинку бери, Но ты сперва людей безбожно, Возьми и целиком сожри. О как же дохрена одежды, Коль выражаться уж решил, Но выбрось к черту те надежды, Что доберутся до души. И станешь ты звездой футбола, Героем доблестной войны - Держи поближе просто комп свой, И пальцами себя верши. Есть книга? Пишешь гениально? Чтобы издать - момента жди, И делом занимайся "важным", Ну а потом уже пиши. А президентом? Тоже можно! Но нужно дохуя стащить, Чтобы кричать потом истошно, Что для народа все гроши. Давай-ка стань ну кем угодно, Забудь при этом, кем же был. Твори, что хочешь - это клево! На шее цепь - для красоты. И в опьяненьи дикой ложью, Сиди в плену, "Ура" ори! И в ритме танца двигай попой, Ведь сам же рад от той судьбы. Имеешь право слушать новость, Права законом защитить, На правду - нет: плати сурово, За всё бесценное плати. Без очереди Небу в ноги, Оно услышит и простит - Твои молитвы по айфону Светой отец провозгласит. Новых друзей ищи свободно, Когда плывешь в своей сети, Но им не менее свободно, На смену тоже находить. Любовь найти ну как два пальца, Но как два пальца ее миг: Зачем за вечность то цепляться, Когда есть лайки, выбор, движ? Загугли - вот и все ответы, Да все ответы до пизды: Узнай, как строится ракета, Но по низам червём ползи. Все достижения науки, Искусства многие дары, И вековая с ними мудрость - Да хоть лопатой их греби. Это легко, но стань же глупым - На путь готовый посмотри! Будь потребителем, как будто, В могилу сможешь всё вместить. Пути не видно? Вот он выход: Стекло с оправой - новый стиль. Но если надо свет увидеть, То эту ношу не носи. Кинь на дорогу их и дальше, Иди счастливым и слепым, Пусть улица сквозь них заглянет - Хоть раз заметит, что ты жил. Ты можешь взять ну что угодно, Но еще больше подари. – Бери, - глумясь, твердит - что хочешь! - О охуевший дивный мир!
40
2
413
На распродаже душ
Я бы продал душу дьяволу, чтобы жить без души... Без той боли, что, как правило, не лечат врачи. Кто-то скажет, что неправильно - пусть лучше молчит, А то со рта выскальзывают признаки пустоты. Я бы продал душу дьяволу, да и черт с ней! Увы - Обесценилась, чем тело раньше, когда оглохла в тиши. Я бы продал душу дьявола... А может даром подарил... Любому бы прохожему, Чтоб снял табличку "Продано" - Под ней должно хоть что-то быть, Что можно зацепить. Нет, он не отдал душу дьяволу, но жалкие гроши, Давно уже валяются где-то там внутри. Лежат в музее "Прожито", А он - среди витрин... Которые как зеркало, что вместо глаз живых... И мертвых от недосыпа.... Там не растут цветы... Искусственные лишь.
31
2
285
Бесполезный
Вокруг так много-много пользы, Что ищут все и все дают, Бери ее и всю используй, Бери, а то вовсю гребут. Я в этом мире лишний вовсе - Во мне же выгод не найдут; Я бесполезный - я без пользы: Вот так вот вредным и живу. Я не понравлюсь твоей маме, Такой ведь зять ей ни к чему, Что всё имущество - гитара, А больше хрен с меня возьмут. И бате приглянусь едва ли - Из связей - половые лишь, И то о них ведь не расскажешь, И то о них ведь промолчишь. Мне нравиться им на хрен надо?! Они мне тоже ни о чем: У мамки жопа вон какая - Папаша, видимо, слепой. Не завалю тебя цветами, Ну разве что к похоронам, Но то такое, что уж надо - Жизненно важные дела. Да я совсем ведь не романтик - Если зажгу, то не свечу. Любовь на блюде в ресторане... Ну хули толку? Не пойму. Не научу, как быть успешной, Что учит Бог не научу, Не посажу тебе я древо, И "гроб" построить не смогу. Я не избавлю от привычки, Дурманом разум заливать, От мыслей пьяных о Вселенной, Что крыша дома - небеса. От мыслей глупых и наивных, От грез живущих с малых лет... Я не приемлю правду жизни - Она умеет лишь пиздеть. Я не сумею притвориться, Что нас религия спасет, Скурил истории страницы, И глюк поймал от ее строк. Не верю в капитала силу, Не верю в то, что говорят, И то, что вроде как красиво, Я от того хочу блевать. Не знаю, где искать то счастье, И вовсе никакой не йог, Чтобы с гармонией брататься... Да ну и мать же ее еб! Не знаю где остановиться, Не понял, где искать покой, Со многих правил исключенье, А по-простому - долбойоб. Вокруг мне много непонятно, Где лечат смертью и судьбой, Кому-то может то пиздато - Не возбужден я той пиздой. Со мной до старости навряд ли, Ну может быть до сорока: Короткий миг, зато он яркий, Погасший миг, зато он наш. Весь мир к твоим ногам не брошу, Зато ногами брошусь в мир, Чтобы топтать свою дорогу, Которой нам с тобой бродить. С тобой и головой, и сердцем. Да что там?! Сигой поделюсь! Ну если вместе, то уж вместе - А не к самим себе "люблю". Вокруг так много-много пользы, Что ищут все и все дают, Но это как-то скучно очень, В корыстном кайфа то чуть-чуть. А в бескорыстно вредном больше, Пусть пользу тоннами все жрут, Да я совсем другим голодный, Давай со мной во вред и в путь.
46
4
389
Прогулка
Перечеркнутое проводом небо Всё запуталось в каплях дождя, Не приветствуя мир, но с приветом, Я шагаю под ним не спеша. Вижу мимо снующих прохожих, Вижу - каждый второй будто мим, И невидимых стен он заложник - Каждый первый остался вторым. Мне в кафе они есть приготовят, Ну а в мебельном лягу в постель, И пока из нее не прогонят, Помечтаю немного смелей. Что мы все, как семья и едины - Только это всего лишь мечта, И она меня вверх опрокинет, На тяжелых воздушных путях. И вот там, среди глаз бесконечных, Бесконечный мне встретится взгляд, С той девчонкой покину планету, Отмотав все эпохи назад. Проживем свое сладкое Вместе, Пусть оно для людей только миг... Еще шаг и закончится вечность, Растворяясь средь серой толпы. Ну а мы... Нам открыты все двери, Но не верю - снаружи закрыт Всеми ими, и за руку ветер Поведет в темноте мимо них. Наша жизнь - это просто прогулка, Хоть гулять и непросто порой: То усталость от бега по кругу, То преграды от всех непогод. Где-то сверху, но может не выше, Масса тех, кто стал частью небес - Их дорога уже завершилась... Мы так думаем... Что, если нет? Топот ног их пускай не услышим, И не слышим мольбы их к земле, Что уже не земля, и с одышкой, Ее ищут средь новых дверей. Небо бродит над нами - под нами, Ему нравится так же мечтать, Наполняться водой и стихами, Снизу вверх в эти лужи летя. Небо бродит и явью, и снами, Меня путая в каплях дождя - В его мыслях, что ввысь опадают, Перечеркнутый проводом я.
35
3
243
Возрождение
Рассветы... Закаты... Хватит! Но время идет да идет... Так пусть же идет оно нахер! Я старым не буду и всё! Монеты... Зарплаты... Мать их! На них не купить еще год... За них я купил себе сахар, Но горько в душе все равно. Вопросы... Ответы... Планы! Как горки, что дарят полет: Как только взлетаешь - падай; Спускайся и дальше вперед. Запреты... Расплаты... Как-то... Де-факто и небо внаем... По чем же оно тогда плачет? И слезы его те почем? Куплеты... Тетрадки... Кратко... Стареет лишь кто молодой... Я начался в белой палате, Закончился в черном пальто. Рассветы... Закаты... Ладно... И старость... Да мать ее ёб! Я пережил вечность с матом - Помятый, но снова живой.
39
2
203
По контуру листа
M.W. & M.K. «Прошу, скажите мне "Привет!" Навстречу руку протяните, Чтобы я знал, что точно есть, А не лишь сам себя и вижу. Да что же вы к мольбам глухи? Ну хоть бы кто меня услышал! Неужто все глаза слепы, И снова вам не пригодились? Из плоти, крови, как и вы; Всё жру и сру - и так по кругу. Немым доносится мой крик. Вокруг не люди - просто суки». Отчаялся. Пишу письмо. Оно для той, что знает правду, И что меня там где-то ждет, Где я ее уже заждался. «Каким я буду в тот момент, Когда придешь ко мне однажды? Буду летать и песни петь, Или ползти и слать всех на хер? Сумею ли тебя узнать, Или как все - спеша и мимо? Сумеешь ли меня понять, Принять, поверить и влюбиться? Пойдешь ли по пути со мной? Пойдешь... Я это просто знаю. И всё изменится тогда, Настанет жизнь совсем иная. Одни рассветы на двоих, Так много света до закатов, Никак не меньше после них - Тьма тоже хочет улыбаться. И много чистой нам любви, И грязного немало секса, Среди житейской суеты, Мы магию найдем в рефлексах. И горы важных мелочей. Покой, услада, вдохновенье, Тепло, мечты, надежды... Мне Не хватит слов, но хватит сердца. Ищу так много зим и лет, Теряю их и сам теряюсь, Но верю, что скажу: "Привет! Я тебя вижу... Слышу... Знаю..." Какой ты будешь в тот момент - Это не так уже и важно, Ведь будет всё - так будь моей, И просто приходи однажды...» *** «Ну поздаровайтесь со мной!  Я к вам протягиваю руки, И рвусь со всей своей душой... Пожалуйста, услышьте, люди! Ну посмотрите на меня! Срывая голос, всё взываю... Нуждаюсь в ваших голосах... Да кто-нибудь! Я умоляю. Ведь вы идете сквозь меня.  Пусть на секунду – обернитесь: Мне нужно знать, что я жива - Хотя бы взглядом отзовитесь». Они проносятся в ответ, Уже сама себя не вижу, Но вот в руках моих конверт - А в нем письмо тому, кто слышит. «Узнаешь ли меня в толпе, Или я стану посторонней? Какой я буду в тот момент? Может не глянешь, не запомнишь... Сумеешь ли меня принять, Или надеюсь я напрасно? Захочешь ли с собой забрать От безразличной серой массы? Ты за руку меня возьмешь? Возьмешь... Я это точно знаю. Без слов, во взгляде всё поймешь - И вечность станет в миг другая. Весь мир с тобой мы оживим, И украдем его по кадрам, А с ними ото всех сбежим... Сольются чувства в цвете красном. Заблудимся в наших глазах, Бездонной глубины коснувшись. Время застынет на губах, Боль старых ран умолкнет тут же. Событий гонка, суета. Жизнь проведет нас до заката, А до рассвета - тишина. Мы в ней окажемся когда-то. Я так хочу всё рассказать, Разрушить чувствами границы. Но где же мне тебя искать? Вокруг одни чужие лица. Каким ты будешь в тот момент - Это не важно... Ты мне нужен. Ведь будет всё - так будь моим, Иди на ощупь к нашим чувствам». *** По мотивам х/ф "По контуру лица"
41
5
489
Не ждите в гости
Мой путь - это не моя дорога. На нем обитые пороги, хоть никто не ждет. Но выше путник, чем всё то, что топчут его ноги, Пока он не затоптан тем, к чему идет. Мой путь... Вокруг дома построены с поломок... Что в них услышали не важно так, как важно то Сказал в момент тот самый что я... Что я - дорога к дому, а не просто гость.
25
0
232
Всего лишь тело
Пусть твое тело моему расскажет, Что я не тело, а живой кусок, Который вылеплен из всякой дряни, Но ради большего, чем дрянь живет. Пусть твое тело моему покажет - Души хоть нет, но я - ее исток. Души меня - я задохнусь однажды - Всего лишь тело... Тело лишь всего... Пусть мое тело твоему докажет, Что ты не тело, а живой листок, Который вырван из книжонки грязной, Но ради большего, чем грязь живет. Пусть мое тело твоему подскажет - Души хоть нет, но ты - ее глоток. Круши себя - ты упадешь однажды - Всего лишь тело... Тело лишь всего... Наши тела пускай тогда накажут Друг друга болью, и живой виток, Который нас связав, себя развяжет, Гораздо большее, чем боль пройдет. Наши тела нам путь собой укажут - Души хоть нет, но мы - ее росток. Дыши хоть бред, что будем до Однажды - Всего лишь тело, но душа всего.
37
2
354
Дарова, Бог
Дарова, Бог! Ну как ты? Что ты? Неужто вовсе не узнал?! Да что же нос то свой воротишь? Это же я - сынуля Марк! Но как же так - никак не вспомнишь? Ты что, чертяка, загулял И позабыл, что я ведь тоже Твое, мой родненький, дитя? И день рожденья не заботят - Подарок хоть бы раз прислал! Другие у тебя заботы - Важнее, чем любить меня. А может где-то на работе Всё это время пропадал? Фундамент клал планеты новой - Вот и на сына тогда клал. Осталась мне лишь мать-природа, Отчасти стал я сирота, Она со всей своей любовью, Да не хватает вот ремня. Ее не слышу... Слишком много Творю, что ты не одобрял... Плохой ребенок?! Стыдно очень?! Моя семья - что в ней семь Я. И брат твой, что чернее ночи, Как ты ушел - ее глава, Вместо ремня дает нам розги, Велит друг друга избивать. И что уж говорить, что мог бы Помочь с колен на ноги встать, И вырасти своей душою, А не лишь телом... Не пятнать.... Да ты не ссы - я не с упреком - Смирился с жизнью без отца. И алименты не помогут, Что ты на них давно насрал. Спросил бы просто как и что я, Ведь без тебя же заплутал, И шлялся где-то беспризорный, И все пути в пути терял. Так мало, мало, мало толку! Совет бы мне, чтобы познал... Да хоть бы матом меня что ли, И пиздюлей хотя бы дал! А то ж я душу чуть не отдал, Тебе, да только правду знал, Ту правду, что, как ты, жестока - Что и тебе ведь не нужна. Ну как так можно?! Как же, Боже, Вот так вот вышло, что нельзя, Обнять родителя и, может, В обьятье том найти себя?! Ох как же страшно, если точно Вот так же поступлю и я: Уйду, детишек своих брошу, Оставлю только веры яд. И я искал тебя так долго, Ночами, днями всё искал... Тот путь чертовски одинокий, Но что уж там, когда ты сам Оставил многих средь дороги - Мы по твоим теперь стопам: Не дорожим друг другом долго, И не боимся проебать. Я не в обиде, хоть и больно... Мне лишь один вопрос задать... Игрушек уж не надо - поздно - Так заебался я играть. Мне лишь бы знать - мы по залету, Или в любви наш род зачат? И хоть мы в море слез и тонем - Держи, старик, воды стакан.
32
5
311
Невысказанное
Я затерялся в пустоте, зато не пуст, "Белым-бело и в темноте", - учила грусть, Я утопился в высоте, откинув груз, И растворился сам в себе, услышав пульс. Найдусь когда-то в простоте и вновь вернусь, Останусь криком на стене в избытке чувств, Я допишу себя в толпе и наизусть Всем расскажу, дыша в земле, что слышал пульс.
31
3
198
ЭТО неНОРМАЛЬНО
Если бы стих можно было написать вот такими охренительно длинными строчками, То он бы стихом, по крайней мере хорошим, ну едва ли являлся по своей сути. Но кто вам сказал, каким он вообще на самом деле должен быть? Каким он хочет быть? И разве кому-то что-то должен, чтобы в нем была хоть маленькая, но, черт бы ее побрал, капелька сути? Что слишком много букв, то с этим я согласен и тут совсем никак уж не поспоришь с вами... Нет, ну правда же - это какая-то неразбериха и вода неимоверная. Но вот мне интересно: а где есть предел, сколько там мер, да и кто их, мне скажите, вообще считает? И почему большинство итогов подводятся теми, кто пришли в стихию первыми? Если я пишу, не соблюдая нужных правил, то, как правило, совсем ненужный и неправильный - Ну я же не настолько уж признанный, чтобы мое сумасшествие называли гениальностью! А если так, то конечно же нарекут той еще, мать их так, голимой бездарностью, Но был бы знаменит, то тогда бы мою хрень назвали божественными искрами. Как по мне, то стоит наплевать на все эти законы вместе с их порядками, И не только в поэзии, а вообще во всей нашей, той, что не наша, жизни - Пока вы сами не поймете что и как вам говорить, где в том истоки радости, То не станет эта жизнь поэзией, а поэзия не станет жизненной.
40
4
472
Поэт познаётся в беде
Прочитай эти строки, поэт, В них простую, как воздух, идею, Что поэт познаётся в беде, А без бед его слово тускнеет. На стихи сейчас времени нет, И дела есть гораздо важнее? Так возьми себе честно ответь - Где призвание? Где только дело? Вдохновения выключен свет, А проблемы повисли на шее? Не дают тебе строки монет, Значит время отдашь за монеты? Твой талант ну никем не воспет? Боль лишений осилить сумеешь? Ведь поэт познаётся в беде - Он поэзии друг или меньше?
57
5
728
Голодное мясо
M.W. & K.Y. Режь меня стеклами разбитых бутылок, С которых мы пили, в которых мы жили. Готовь меня пламенем, что тянется к фильтрам: Жги - так красиво; сожги, но красиво. Соли меня сладостью - губами касайся, Со мною сливайся... Собою останься... Добавь острый соус - по мне растекайся, Я твое мясо - бери наслаждайся. Возьми мое тело - души не осталось: Душу сожрали, душу просрали. Пробуй на вкус - подгорел, но лишь малость; С привкусом гари - зато мы не лгали. Ешь меня снова, кусай - делай больно, Любишь ведь с кровью, любишь быть кровью. Ни грамма любви - будет легче усвоить, Ты чувствуешь голод, ты хочешь быть голой. Бери, наедайся - со мною всё можно, Плоть наша стонет, а сердце пусть молча, Давай наслаждайся - это так просто, Плоть наша тонет, но сердце не тронет. Стань, как животное - мясом со вкусом, Дари свои чувства - они не продукты. Давай, как собаки, опирайся на руки, Лучше быть сукой, чем сдохнуть от скуки. *** Куда ты пошёл? Оставайся на кухне. К чему на постели? Мы просто поели. Зажги поскорее, пока не потухло. Забудь закрыть двери. Приправь поострее. Давай на столе. Там бифштексу и место. Одежду приспустим. Рви корочку с хрустом. Добавим экзотики с соусом песто. Кому нужны чувства? Вкус - главное чувство. Отшлёпай, как следует, перед готовкой - Пройдись по филе, и я стану сочнее. Рецепт прокричу, запиши под диктовку. Чтоб было вкуснее, друг друга имеем. Мы оба бифштексы с потёками яда. Меняли на розы любви новой дозы. Устала от роз. Просто сделай приятно. Не новую дозу, а новую позу. Растаю во рту, если хочешь, конечно. А хочешь забаву - вгрызайся зубами. Мы в мусор отправим горелую нежность. Её продавали. Уж лучше б кусали. Руками ешь, к чёрту приборы-салфетки! Давай вместе грязно дойдём до оргазма. Бездомный кабель круче пёсика в клетке. Доел? Выметайся. До нового раза.
46
5
702
Не в нашу пользу
Сегодня улицы пустые, Сегодня улицы - пустыня, Хоть и прохожих до хренища, И гор песка ты не отыщешь. Они со мною вроде рядом, Но между нами есть преграды, Вот взять и попиздеть бы с кем-то, Да не в сети я - что пиздеть-то?! Не плоский я, чтобы касаться, Не станут за меня держаться, Я - плоть и кровь: я настоящий; А значит вовсе и не важен. Хочу меж ними, словно призрак, Никем не узнан и не признан, Их выбор - слово "Виртуальность", И на хер им моя реальность? *** Но интернет ко мне вернулся, И с головой я окунулся, Туда, где все меня уж видят, Туда, где всех их тоже видно. В сети я пообщаюсь с другом, В сети найду себе подругу, И сексом буду занят страстным, Хоть лишь себя при том касаться. Реальный мир пошлю я в жопу, И в нем людей - всё в ту же жопу: В сетях прекрасны и свободны, А на свободе, как уроды. И пофиг мне, что в телефоне, Там единица всё и нолик - На "1:0" в игре похоже, И этот счет не в нашу пользу.
26
3
292
Фото - не память
Мы живем в то время, когда время не может жить - его запихивают в рамки, на стены клеят, рвут на части, а части лепят в коллажи... Глубина теряется в плоском, безграничное - в прямоугольном, а настоящее - в изображаемом... Как тут жить? Воображаемым? Момент не сохранить, не копировать, не отправить и не улучшить - может так и лучше. А начиналось с малой лжи... Птица так и не вылетела, не познала виражи... Да и хуй с ней! Посижу в сети - в идеальном мире неидеальных мы, где жизнь пытаются очистить от лишнего... Где жизнь? Лишняя? Одни тела и еда - слишком много еды. Слишком много масок. А это солнце на чьей-то ладони, которая легче ничего не держала... Ну разве что Кент единичку... Вечные "Хуево" и вечные "Отлично"... Смотри на уродов и думай, что красивые. Не легче. Там кто угодно, только не мы. Кем желаем быть. А кем можем быть? Что за привычка? Воротит, блять... Честно. Фотографии с кем-то, чтобы с кем-то. Одни тела и еда... Мы слишком одни. Забитая этим голова - не голова, а чердак с хламом, что грязнее, чем отдельные дни. Не жалко и на плаху. Забитая. Удалить всё нахуй! Отделить. Не смотреть чужое. Очистить память от якобы своего, что ее не стоит. Остался фотоальбом - куски моего бытия, которые все рядом, но вряд ли... Они не вместе - там только разбитое, что никогда не станет целым. Вот фото, где я совсем маленький на руках у папы и мамы... Старшая сестра с нами... Прошлое смотрит уже чужими глазами и просит "Сожги меня!" Это не семья. Здесь и не пахнет радостью... Знаю, как на меня кричали и кем обзывали за то, что ерзал и не смотрел в камеру... Эта семья... Это взгляд с камеры! Газовой. Сестра, ты то чего не убежала? Потом не жалуйся... А здесь я уже постарше. В ногах мячик. Будущий футболист. Уже будущее. Где мой мячик? Что это значит? Подсказка - фото, где я подросток, считающий себя взрослым: в руках сигарета и пиво; взгляд, ждущий отрыва... Я оторвался, но от того, что живо. Выпускной. Слушаю серьезную речь о каких-то шагах, дороге и моей значимости, а в голове "Блин... Когда ж бухать уже?" Куча самого разного... Слишком... Эмоции, мечты, праздники... Во взгляде дым и нежелание видеть реальный мир - дым с ним. Получалось с виду круто, но... Я правда то чувствовал, что вижу? Универ. Подаю надежды. Продаюсь надеждам. С видом важным, упускаю что-то важное. Можно взглянуть и собой гордиться, но прежде... Ответьте: какой судья меня приговорил учиться на юриста? Все равно же скоро уйду, понимая, что ошибся домом. Я со своим сыном. Такой хороший отец, которым не был мой, но... Не надо забывать, как тогда на него так же орал за какую-то херню, и сразу ушел в свои дела, вместо того, чтобы поиграть хотя бы малость... Бывшая жена. Закат. Объятия. Красиво. Но мы в них задыхались. Как она может быть бывшей, если на самом деле я просто не ту и не так назвал, а значит женой и не была? Не стала спутницей жизни. Ну разве что спутницей на время, но не самой жизнью. Где правдивые кадры? Почему не старались показать, как бесконечно срались? Конечно их нет и не было и в мыслях - все хранят то, во что хотели верить, но такая вера никогда не скажет правду... Ее бога точно нету. А мы ему улыбались... Как же это бессмысленно. А куда же делись эти друзья, что все близкие, лучшие? Странно так. Где те девушки, что навсегда? Сука... Два пальца и блевать... Фото - не память, а попытка ее наебать. Не получится. Мне противно и я рву эти попытки себя прошлого показать себе будущему то, чего не было и у чего не будет будущего. Уничтожаю... Нет. Убираю то, что уничтожено временем... Нет. Всё то, что и было его уничтожением. Возвращаюсь домой и целую твои губы... Настоящие... Нежные... Це́лую вечность... Только убери телефон. Я хочу жить. И не хочу... быть изображением.
23
4
243
Моему Человеку
M.W. & K.Y. Спасибо, люди, дальше я не с вами, Ну как-то слишком тесно среди вас, И если честно - вы же просто заебали, Мне не смириться с этим в этот раз. Прощайте, люди... Или как вы там назвали Друг друга, чтобы было как позвать? Я не хочу остаться средь названий, Что лишь пиздят и нечего с них взять. Меня любить, чем вы, научат лучше птицы, Меня дружить научат берег и волна, Расскажет древо, как мечте той сбыться: Тянуться к небу все же, когда дом - земля. Как твердым быть - раскроют тайну камни, Как сильным быть - спрошу я у зверей, Как быть свободным - ветер это знает, Как быть счастливым - знает даже тень. Как не тонуть в себе - вода меня научит, Как не обжечься больно - пламя даст урок, Без грязи жить - земля ответит лучше, Не задохнуться - воздух знает толк. *** Уйдя к природе, как Торо однажды, Я как-то раз на звезды ввысь глазел, И прошептал: "Смотри... О, как прекрасно!" Но никого вокруг - давно покинул всех. И как-то пусто сразу стало средь Вселенной, И красота ее тогда теряет всякий смысл, Когда я вижу сам и упиваюсь этим, Но тот момент мне не с кем разделить. И потому чудесен мир, но до колючей дрожи... Мне все же нужен... Нужен Человек! Всего один! Да тот, что всех дороже, С которым я один один не буду впредь. С которым я останусь только лишь собою, С которым я не буду больше просто тлеть, Да вот смотрю назад и не найду покоя: А есть ли Мой хоть где-то Человек? *** Спасибо, люди, дальше я не с вами. Устала от предательства и лжи, От яростной погони за деньгами. Попса, сарказм, порнуха, алкаши... От голых баб, тупых политиканов, От гениталий, тычущих в лицо. Мне надоела глупая реклама. Наели не мозги вы, а мясцо. Моя душа желает в жизни света, Спокойствия, развития, мечты. Вы за айфоны дальше делайте минеты, А я навечно в книжные ряды. Мне о любви расскажут Пушкин и Есенин, Совет, как жить, дадут Тургенев и Толстой. Вот с ними очень продуктивное общенье, Вот с ними я себя не чувствую пустой. Пусть книжный Грей Ассоль подарит алый парус, А не пройдется плеткой в области трусов. Живу среди, но с вами не соприкасаюсь. Я отщепенка, состоящая из слов. *** И вот читаю, время пролетело. О, сколько строк, как много мыслей в них! Они, как космос звездный, беспредельны. Кому сказать об этом, кроме книг? Мне нужен Тот, кто понял бы стремленья От сердца к сердцу, от души к душе. Я говорю с бездушным поколеньем О поколеньи, умершем уже. Чудесен мир, но я идти устала Одна среди пустых и чуждых лиц. Ведь не одна граница у кристалла, И в книге тоже множество страниц. Делить мечты и доверять друг другу, Встречать закаты, ветер, дождь и снег. Ну сколько мне по замкнутому кругу? А есть ли Мой хоть где-то Человек?
38
9
499
Спеши не успеть
Бывает только лишь проснулся, А жизнь успела заебать; Когда всё наконец-то круто - Пора уже ложиться спать. И так проходят дни и годы... Останови! Остановись! Ведь жить-то заебись же вроде! А нет - опять не заебись.
43
7
491
В двухсотый раз
Уж двести лет тому мгновенью, когда понял - Двухсотый раз меня нехило проучил; Двух сотен ран, что рвались самой Болью, Урок бесплатный я за плату заучил: Что двести лет мечты прожить никак не могут - Двух сотен ран никак им не снести. Урок тот беспощадный и жестокий, Но расплатился и в двухсотый раз забыл...
38
1
688
Грешный
Марк Грешный... Ах, был бы я евреем*, То может стал тогда совсем иным, А так я Грешный - с большой "Г", при этом, И надо бы признать - не раз грешил. Нам нужно, чтобы - без греха, поверьте, Не посетить рожденьем этот мир. Марк Грешный - это мой путь к свету, Уж лучше так, чем к темноте "святым". *** *Речь о Святом Марке, который по происхождению был евреем.
26
3
351
Тепло
Снежинки взлетают вверх... Они передумали что ли?! Здесь холодно нормы сверх? Или забыли там что-то? Доносится шепот: "Согрей..." Их грани разрезали воздух... Над нами открытая дверь... Дыхание. Искры. Грёзы. *** Зима - это лето, скорей, Что просто сгорело... Замерзло... Оно возродилось в воде. Оно оживилось в ладонях. Зима - это осень во сне, Что как-то уснула тревожно... Проснулась однажды в окне Взглянуть на счастливые слезы. Зима - это пьяный апрель, Что выпил, чертяка, безбожно... Но взгляд его снова ясней, Когда опьянился любовью. Зима - это кипа чудес, Погасших под времени ложью... И снова сверкают во тьме, Когда на губах осторожно... *** Снежинки взлетают вверх... Фантазии... Чувства... Можно... Над ними фонарный свет И мы, улетевшие к звездам. Зима разбросала снег... Мешал его ветер, как ложка, В бессонном кофейном тепле, Что мы называли кровью.
31
3
236
Черное Белое
Я твердил им, что золото черное, Затвердевшим холодным сердцам, Мне кричали, что белое, помнится, И крутили рукой у виска. Обещали, что белое помнится, Только правда не в том, и не та, Я твердил им, что золото черное, А они продавали сердца. Говорил им, что ночи не темные, Опустевшим голодным глазам, Мне кричали - со светом знакомые, И смеялись во все голоса. Уверяли - давно познакомились, Только ложь их скорей для себя, Говорил им, что ночи не темные, А они всё иголки в глаза.
34
0
229
Тяжелая легкость
Как тяжело нам знать, что жизнь всего на раз, И то, что было в ней, то уж впервой не будет, И нет инструкций, чтобы не теряться в час, Когда часы признают, что о нас забудут. С другой же стороны - это совсем легко: Если умрешь, то жить тогда уже не стыдно, Да только вот та легкость, сука, мать ее, Один же хрен - она на вес невыносима. Мы на ошибках постоянно учимся своих, Как поступить вернее часто мы не знаем, Когда поймем таки, как же судьбу вершить, Тогда ее уже, увы, в гробу и потеряем. Как тяжело нам знать, что жизнь всего на раз, Хоть и легко от мысли, что не повторится, Нам остается, значит, просто быть сейчас, И сердцу не мешать вершить свой выбор.
28
1
407
Говно
Этот стих - говно, зато Он хотя бы здесь. А толку от всего того, Что лучше, но в башке? Этот стих - говно, зато Он воняет всем. А толку от всего того, Что пахнет лишь тебе? Этот стих - говно. И что?! Вышел же на свет! Ступят на него - ого, Какой оставит след! Тот, что не говно... И что?! Узнаёт лишь Смерть. В тишине уйдет на дно, А гавеный - нет.
38
6
543
Во имя чистой красоты
Закрой мои глаза чулками, Чтоб я не видел грешный мир: Сердца потухли, плоть сгорает; Ебаться - повод для любви. Принцесс так мало - много телок; А рыцарь... Где ж его найти?! Вместо доспехов лишь гандоны, Надень "доспехи" - в них они. Гниют лав сторис - лучше порно: Всем так пиздато - погляди! И пусть сюжет до дыр затертый, Ты на безвкусицу дрочи. Везде разбросаны секс-шопы - Со смазкой в сказку заходи! Везде лишь только сиськи/жопы... Со смазкой в сказку... Погоди?! Ты не такая? Что ты? Что ты?! Еще какая! Не пизди! Сперва же надо трахнуть мозг мне, Чтобы потом открыть пути. И ты в трусах то вроде ходишь, Ну а под ними же - без них! Ну как тут можно вот спокойно?! Ну как понять то и простить?! И ладно б уж не притворялась, А то ж "приличная"... Ой, блин! О, грешница, в грехах покайся - Еще не поздно рай найти! Смотри вокруг - как много секса; Любовь с колен же подними: Давай, принцесса, на колени, И с головой в спасенья миг. С копьем на бой без тени траха, Пронзая демонов внутри, Мы без трусов готовы к плахе, Во имя чистой красоты. Свяжи ты руки мне чулками, Чтоб не тянулись в грешный мир: Уж слишком грешный... А развяжешь, Когда "доспех" пора сменить.
31
2
407
Четыре строчки
Что бы ты сделал, если бы узнал - Четыре строчки могут изменить весь мир, который заебал? Что бы ты сделал? Что бы ты сказал? Вот лично я свой шанс только что просрал.
27
0
278
Под мирным небом
Война никогда не заканчивается победой... Война никогда не заканчивается... Какое там к черту мирное небо?! Ответьте на это, пожалуйста! Кто сеял на поле тела, будто семя - В том поле до смерти останется... Таких урожай на кровавых тех землях Съедает с годами безжалостно. Вопрос ну никак не находит ответа... За что люди вечно сражаются? Нет толку пенять на других, и на время - История кровью питается. А сказки для взрослых про мирное небо Его никогда не касаются, Но стоит коснуться рукам человека - Потом получаем "праздники". Пускают в него сейчас фейерверки - И только они там взрываются... Зачем же храните при этом ракеты, Молчанье которых празднуете? Парады, концерты и песен куплеты... Вы что без конца воспеваете? Солдат в мире больше, чем тех же поэтов, А значит война продолжается...
28
1
266
По ту сторону дороги
"Эту дорогу мне уже не перейти" - Одна лишь мысль, бывает, всё меняет, За одинокий миг, который больше знает, Чем все те годы, что бездумно шли. В то утро человек опять спешил, Нетерпеливо разрешенья дожидаясь: Когда зеленым наконец-то станет, То время красное, что ожидать велит. То время красное - оно ему велит?! Оно ему тот путь и преграждает - Потом берет и снова пропускает?! Чьи это правила? И чей он механизм? А рядом люди... Вроде по пути, Ему б найти хоть пару фраз - едва ли - Чтобы узнать, куда они умчались... Они умчались - ну а он стоит. "Эту дорогу мне уже не перейти". И цвет запретный его свет роняет, Когда вся жизнь бесцветность проявляет, В глазах раскрывшихся на одинокий миг. Машины. Люди. Стой! Теперь иди! И в суматоху их маршруты закидают: Запреты, разрешенья, знаки, знаки... Из года в год года - дороги пыль. Из года в год тебя - в дороги пыль, А ты дыши, по ней скорей шагая, И сторона твоя всегда толкает К другой достаться, но опять - увы. Вот развернуться и иначе жить: Бежать куда-то быстро без оглядки, И в бездорожье просто взять и затеряться, Порвав собой обычных дней круги. Но мысли крик родился и погиб, И он к привычному помчал на красный, По голове ударенный опаской, Что опоздает и нарушит ритм. Шин тормозящих раздается визг... Время зеленым стало, как всегда, напрасно, Ведь человек был прав, когда услышал ясно - "Эту дорогу мне уже не перейти".
34
1
312
Дерьма исток
Ты скажешь: «Мир дерьмо! Всё похуй и без разницы!» Запомни лишь одно: Оно с твоей же задницы.
28
1
334
Любовь о человеке
M.K. & M.W. Человек писал о любви - Он бросал себе правду в глаза, И дышал на исписанный лист, С тихим трепетом, телом дрожа. Человек писал о любви, Высекая чернилами смысл. Сердце за руку вывела кисть, Из-под ребер вскрывая слова. Человек всё писал о любви, Преклоняясь мертвой мечте. Опустевшей ставала та жизнь, Отдаваясь искомой строке. Человек написал о любви: Умирая, ее воскрешал. Черно-белый выцветший мир На глазах оживать не желал. Человек умирал от любви, Из себя по словам доставал, Белой кровью на белом холсте О другом он ее дописал. *** Человек читал о любви - Он бросал в чью-то правду глаза, И чихал на исписанный лист, Хоть он им и не болен, а так... Человек читал о любви, Добывая чернильную мысль, Добивая родившую кисть, Пока вовсе ее не сломал. Человек всё читал о любви, Усмехаясь мертвой мечте, Не наполнив пустую ту жизнь, Не отдавшись весомой строке. Человек читал о любви, И воскресшую вновь убивал... Черно-белый и выцветший мир - В голубых он состарен глазах. Человек прочитал о любви, Отложил и забыл про нее, Он написан совсем не о ней, Ну а в ней - каждый символ о нем.
46
1
578
Любите ближнего
Любите ближнего, когда я рядом; Когда не рядом, то на хер надо. Мы же родные, да? И вы мне рады! А остальные - да что с них взять-то?! Егоцентризма все травились ядом, Опасным ядом в мирочке клятом... В любви бесчисленно противоядий - Любите ближнего, когда я рядом. А если надо так, то стану дальше, А стану дальше - любите дальше, Всё, как удобно вам, и чтобы слаще Постигнуть вкус добра - не обожраться. Любовь людская, эх, та еще тяжесть! На эту тяжесть я легко отважусь: Любите, не щадя - спасенье ваше; А я жалею вас - идите на хер!
26
2
338
Сердцем
Можно трахаться членом; рукой, если честно; Можно даже ногой, если это уместно... Вариантов полно - стоит только раздеться, Но если хочешь взлететь - трахайся сердцем!
28
1
422
Слушай
Самый громкий крик издает тишина, Когда сердце сполна о пустые ладони Настучится... Листами возьмется шуршать, Что осыпались листьями с веток засохших... Что смели в одну кучу... Сжечь, а не помнить... Что с мели да на сушу... С центра на кромку... И понять бы одно: что же ты хочешь?! Зажигалка сноп искр разбросает когда... И нелепый тот выдох, что дымом наполнен... Хоть один, хоть и десять, а хоть бы и два, Но внутри всё дотла, так откуда он родом?! Если в слове вода - утопился я может? Если слово еда, то откуда же голод? Если можно молчать, то зачем это слово? Самый громкий крик издает тишина... Издает экземпляр, что и автор не понял... Эти мысли, что в сжатые зубы кричат, Разбиваясь о сны, истекавшие кровью... Может это не кровь... Почему они - холод? Может это не вновь... Может это по-новой... Это точно не кровь... Что-то красное просто. Дикий шум этих стен, пьяный вопль потолка, И на голову снова упавшего пола... Половина меня. Половина вина. Но пустое в пустом... Так тупее, чем с болью. Так и быть, но быть так - словно точка, что в коме... Так и так, но никак... Не находится повод... Только "Тик". Только "Так". Время - скомканный пробник. Самый громкий крик издает тишина, Когда в кофе слюна лишь своя... Это прочерк. "Хорошо до тебя. Хорошо без тебя" - дом минорно звучал, Лишним делая тотчас... И в тот час нихрена мне не хочется больше... И в тот час не нужна эта чертова строчка... Кто поймет, когда сам неразборчив, как почерк?! Возвращаюсь в ту ночь, что не стоит и дня, Чтобы крепко обнять свое хриплое "Очень..." Улыбнуться, кивнуть и глазами сказать: «Допиши же "...хочу... знать, что где-то ты все же... Та, что слышу... Любовь! Хочешь слышать... И просто..." Я уже не один - хоть весь мир отвернется... Допиши - я вернусь и прильну к ее коже... Прижимаясь к спине. Прижимаясь до дрожи. В ее теле слова, обведенные мною... Ее тело - слова... На губах до истомы... В ее теле душа... До знакомства знакома...» Пусть молчит тишина... Слыша шепот и стоны...
31
1
3867
Выход
Глеб увидел табличку "Выход", Что в насмешку на дверь указала, Он подумал: "И это вот выход?! Меня снова они наебали!" Оторвал ее. С сильной одышкой Побежал, только пятки сверкали, Но из рук захотелось ей выпасть, Да на землю таинственным знаком. Тогда понял - ниспослано свыше, То знаменье, что долго витало В небесах, а порою и ближе: Его там уже, значит, заждались. Затащил себя сразу на крышу, Свысока уцепился глазами, За тот мир, что всегда его выше, За который так долго цеплялся. Из того, как и все, места вышел, В первый раз в этом свете рождаясь, Но уж как-то нескладно сложилось, Что в том месте по жизни остался. На прощанье писал он в записке: "...меня старость уже доконала..." На прощанье писал он записку, А сегодня ему только двадцать. Сердце бешено билось и било, Мимо воли всё тело дорожало, Вроде как и решил, и решился, Почему же вдруг стало так страшно? «Если знать бы, что кто-то услышит... Просто скажет: "Ты нужен. Останься". Закурю еще раз на последок. Ну а вдруг... Чудеса-то бывают?!» Глеб летел, как и жил, словно птица, Что летать еще не научилась, А в последний момент в его мыслях Та табличка из надписью "Выход". И полет за мгновенье разбился - Бездыханный мешок на асфальте, Внутри сердце, что сломано в числах, И от них его кости сломались. *** Аня видит табличку "Выход" - На земле возле дома лежала, И подумала: "Это же выход! А не двери, что всех наебали ..." Поднялась по ступеням в квартиру, Поднимаясь, всё ниже спускалась, В этом странном непонятом мире, Где жилплощадь - не дом, а расплата. Где мы все - не все мы, пока дышим, А лишь части, что как-то распались, И ту цельность уже не отыщем - Всё бесцельно ее просираем. Еще раз себе кофе сварила, А к нему у нее круассаны: Она сладкое очень любила, Жизни горечью не наслаждаясь. Облачив себя платьем игривым, Среди комнаты в нем танцевала, Себя видя на сцене в красивой, В той мечте, что уже наплясалась. На прощанье писала в записке: "...не скучайте, ведь это неправда..." На прощанье писала записку... Через месяц ей было бы двадцать. Ванна в теплой воде уж топилась, А от холода дрожь пробирала, Вот и лезвия тонкость без смысла, Вот и смысл, что его отыскала. «Если знать бы, что кто-то услышит... Просто скажет: "Давай поболтаем". Закурю еще раз напоследок... Ну а что, если чудо бывает?!» Аня вены себе тогда вскрыла, И от времени спряталась мигом, А в последний момент в ее мыслях Та табличка из надписью "Выход". Ее кровь разлилась и остыла, И смешалась с водою и криком, Чтобы позже ее отпустили, И в дерьмо по трубе опуститься. *** Они жили в соседних квартирах, И друг друга конечно же знали, Но боясь вновь обжечься о выбор, Не пошли дальше скомканных знаний. Аня часто у стенки садилась, Прислонялась, глаза закрывая, Чтоб мелодий порывы расслышать - Он опять забывался гитарой. Глеб так само до стенки и в мысли, Вновь услышав, что музыка рядом, Да в мечтах своих пьяных всё видел, Как соседка его танцевала. И в фантазиях стену разбили, Когда сами к себе прикасались, Представляя, что двери открыты, Вся одежда разбросана на пол. А могли же быть легче, чем дыма Облака... Облака проморгали - Пока ждали, что чудо случится, В одиночестве только страдали. От обоих остались записки, Что бессильно навеки прощались. Души ищут табличку, где - "Выход", В темноте бытия растворяясь...
40
1
439
На свои места
Если мы смогли бы поменять местами, как-то наши жопы с нашими мозгами - в этом мире всё, вот признаем честно, сразу на свое стало тогда место.
30
0
356
Потерянный Свет
Мы ожидаем с каждым годом Кончину Света: "Где ж ПИЗДЕЦ?!" И это - нам смеяться повод - Глупейших выдумок венец. Но, интересно, думал кто-то, Что может был уж тот конец? Начала не было, быть может? И мы смеемся в темноте... Да нам же нужен веский довод - Каждый из нас такой гордец - Чтобы признать - отрежь ты провод - И свет растает в черноте. И тот, что дышит небосводом - В законах физики он весь, На смерть он ими осужденный - Сегодня есть, а завтра нет. И тот, что с пламенем приходит - Погаснет и собьет нам спесь, Мы без него тогда замерзнем, Хоть будем сами же гореть. Мы обещаем с каждым годом Кончину Света: "Да, глупец!" Его друг в друге не находим - Вот это нам и есть ПИЗДЕЦ.
36
0
398
Оболочки
M.W. & K.Y. Мы - просто оболочки наших душ? А, значит, Нас и не было, "подруга"? Когда мы вместе принимаем душ - Мы принимаем душ, а не друг друга? Мы - просто отголоски наших мук, Что, убивая, сделали убийцей? Мы - не слова, а лишь словесный звук, Который молча в воздухе зависнет? Мы просто две частицы, что уж врозь? Соединяясь, мы сломали крылья? Двойное одиночество срослось - Тела стучат, но сердце не открыли? И только к коже я твоей и прикоснусь, Когда к ней нежно поцелуем прикасаюсь? Со мной ты рядом, но, не слыша пульс, Опять чертовски по тебе скучаю... *** Мы просто оболочки наших душ. Я помню, раньше было по-другому. Теперь мы телом принимаем душ, А души впали в длительную кому. Мы просто отголоски наших мук. Я с ужасом смотрю, как вянут чувства. Жила, как в доме, я в сплетенье рук, Теперь же в них осталась только пустошь. Мы просто две частицы, что уж врозь. Заботы, быт... Тебя я вижу реже. Нехватка разговоров. Что стряслось? Куда свиданий первых делась свежесть? К твоей я коже по привычке прикоснусь, Чтоб передать, что всё вернуть мечтаю. Ты вроде рядом и изучен наизусть, Но я чертовски по тебе скучаю...
41
3
508
Яркость
M.W. & K.Y. Я вижу яркость в самых черных днях, Я вижу яркость в наших серых жизнях, О, как же ярко мне в твоих глазах, Где взгляд потухший сохраняет искры. Я вижу краски в черно-белых снах, Я вижу краски в черно-белых снимках, О, как же ярко мне в твоих словах, Где голос севший напевает хрипом. И я хочу тебя лицом уткнуть В те сполохи, что ты в себе не видишь. Пойми, мне яркость распирает грудь - Твоя, не чья-то! Хоть портрет и выцвел. Ты ослепляешь, как ты не поймешь? Ты Млечный путь, и я тебя касаюсь. Не надо страха, хватит верить в ложь! Давай зажжем друг друга всем на зависть!
37
1
592
Снаружи и внутри
Разорвав свое сердце дорогами, Мы дорогами сами лежим, И по нам уже кто-то торопится, Кто в делах с головой, как и мы. И закрыв свою душу минутами, Всё вперед без оглядки бежим, К важным целям, что нами раздутые До безмерно далеких вершин. Разложив свои грёзы по полочкам, Беспорядочно тратим всю жизнь, Пока правда глазам не откроется - В плоском нет никакой высоты. Не теряйте ни старость, ни молодость, Не теряйтесь, пытаясь найтись, Все ответы, пути и сокровища, Не спеша вы найдете внутри. Вас не будет вокруг даже толики, Пока внутренний прячете мир, Его рядом увидеть не сможете, Не пытаясь наружу явить. Так явите и сердце откроется, И полюбит все дни и шаги, Вы живете - так надо опомниться, И к чему это всё не забыть.
40
2
495
Остаток
Кто останется, когда останется от тебя о тебе горстка памяти? От тебя и тебе не достанется... Кто останется, когда не сбудутся и забудутся, те мечты, что меч - ты, и прорубишься? Те мечты, как и ты, все разрублены - всё забудется... Что теряется, когда теряется на лице та слеза, что скрывается, на лице, что другими стирается, затеряется? Когда ломается и не срастается - Кто иль Что ты - не видишь там разницы, Что иль Кто ты - тебе же нет разницы - забывается... Когда срастается и вновь ломается - твое имя тобой убивается, твое имя тобой не является - разбивается... Кто касается, что касается твоих глаз, что в себе закрываются? Кто запомнит, напомнит, останется? Кто останется? Что останется? Кто останется, когда останется? От тебя о тебе горстка памяти, от тебя и тебе не достанется, кто останется... Когда не сбудутся и забудутся, те мечты, что меч - ты, и прорубишься, те мечты, как и ты, все разрублены - всё забудется, что теряется, когда теряется на лице та слеза, что скрывается, на лице, что другими стирается; затеряется... Когда ломается и не срастается - Кто иль Что, ты не видишь там разницы? Что иль Кто ты - тебе же нет разницы - забывается... Когда срастается и вновь ломается твое имя - тобой убивается. Твое имя тобой не является? Разбивается, кто касается, что касается твоих глаз, что в себе закрываются; кто запомнит, напомнит, останется... Кто останется. Что останется.
35
2
477
Уроки ноября
Ноябрь учил меня не плакать, Топиться в лужах, но смеясь, Не забываясь, помнить память, И с нею жить, хоть умирать. В порывах ветра - сплин гитары, Его услышать, с ним звучать, Из уст его кричать стихами, Порой же просто помолчать. И листья ярким цветом пачкать - О главном письма пусть летят, Полет последний, будто праздник, Не удержаться, но держать. Не путать парашют с зонтами - В пальто не падать из себя, Смотреть, как солнце остывает, Теплом ладоней согревать... Его уроки мне остались: "Иди красиво, уходя! Про ту весну, не забывая, И к той весне тянись опять... Борись из серостью прохлады, Пытайся верить и мечтать..." Да всё твердил: "Не надо плакать", А сам слезами на асфальт... И капли, капли, капли, капли... Гитары струны рвался рвать, Дрожали, мерзли его пальцы, Им музыку не задержать. Так мало, мало, мало, мало, Осталось птиц - где песни взять? Одной из них он стать пытался, Но камням перьями не стать. И на пол, на пол, на пол, на пол, Листы его календаря, Он с ними вместе на пол, на пол, Не зная, как наверх поднять. И падал, падал, падал, падал - Умолкнут листья в мире льда... Хоть и учил, но, сука, плакал - Ноябрь учился у меня.
40
5
414
Одна из всех
А я ищу среди прохожих, Девчонку ту, что непохожа, На эти лица, эти рожи, Она мне всей толпы дороже. А я кричу среди прохожих: "Простите, кто же мне поможет, Найти средь глаз прикрытых ложью, Ее глаза?.. Храни их Боже". А я найду среди прохожих, Возможности не быть прохожим, И для нее быть непохожим, На эти лица, эти рожи... Может дурак я... Может, может... Но мне не жалко своей кожи: Сорву ее - плащом быть сможет, Любовь укрою от прохожих...
52
6
554
Бесполезный опыт
Не пиши свою историю чужими словами, Не читай то, что написано, чужими глазами, Не лови чужими клетками, чужими листами - Не заметишь, как история чужой тебе же станет. Не строй свой новый дом обломками старых, То, что сгорело - не согреет, в себе не оставит, Не стоит его строить былых чертежами - Не заметишь, как он рухнет и снова раздавит. Не оживить свой календарь мертвыми днями, И не увидеть нам реальность чьими-то снами, Строй и не ломайся; пиши, хоть и странно, Хочешь жить впервые - обновись и останься.
42
2
548
Конец моего света
Моя муза больная на голову, Закрой пасть и проваливай к лешему, Прекращай ты на шею мне вешаться, В тех объятиях мало так воздуха. И на что же тогда я надеялся? Ни хрена этот мир не меняется, И Земля эта так же вращается, На поверхности люди всё вертятся. И на что же я дурень отважился? Времена же всегда возвращаются, Ну а время, зараза, не старится, Нет у гада ни капельки жалости. Мы умрем, а оно насмехается... Ну чего же тогда я так мучился, И учился тому, что не учится, И в останки уже превращается?! Ни плевком, ни слезой не очиститься, Маловато их, чтобы не маяться, На потоп ну никак не хватает их, С лужи той в одиночку не вырваться. Не напиться - вода в ней соленая, Горло криком от жажды разорвано, Жизнь и смерть поделили миг поровну, И не спали ночами бессонными. И кого же тогда я обманывал, Что речами безмолвие сожжено, Что мы можем быть даже хорошими, Самому когда быть плохим хочется?! Конец света уже приближается, В сотый раз... Да когда это кончится?! Напоследок успеть еще кончить бы, И пусть на хер планета взрывается. Тишина или крик - где же разница? Моя муза, ты сука любимая, Уходи, не ищи, не зови меня, И от слов дай в молчании спрятаться. На пути к тому свету бумажному, Самому мне свой голос расслышать бы, Шаг последний тот сделать к открытию, И возможно он первым окажется...
31
1
422
Ломай дрова
Ломай дрова и зажигай, Горят, бывает, даже бревна... «Смотри ты дров не наломай!» - Но так же скучно, да и сложно. Лови губами этот кайф - Поцеловать взасос свободу, И кандалы с себя срывай, Танцуя самбу средь неволи. Пусти в груди на волю драйв, Пусть он горланит в небо песни, Без алкоголя пьяный в хлам, На Марсе оставайся местным. Ломай дрова и зажигай, Люби, твори и будь придурком, Ломает жизнь, а ты мечтай, И страху трахай его руки.
41
6
482
Перед точками
Как же страшно быть поэтом, И при этом им не быть, С каждой ночи до рассвета Без ответа волком выть. И дышать листом бумаги, Задыхаться, но дышать, На нее из вен по капле, Цветом синим истекать. Как же важно быть поэту, Хоть немного, но в сердцах, Он свои смыкая веки, Видит то, что не видать. Ну а кто еще заметит, Заберет к себе домой, Те бездомные заветы, Что из тьмы на свет людской? Как отважно в старом мире, Что-то новое творить, Когда так уж натворили, Что попробуй разгрести. Когда сам себя не слышишь, Что-то взять и рассказать, И с мечтой, что ей бы выжить, Свое время доживать. Как же нужно, когда чувства, Рвут и мечут изнутри, Выпустить скорей наружу, Чтоб их взяли, как свои. Свою душу бросить в души, Но попасть под ноги лишь, Тебя топчут, тебя душат, Ну а ты за них молись. И к чему все эти муки, Что не стоят и муки? И к чему волнами звука Самого себя топить? Как же страшно быть поэтом... Как же страшно им не быть, Перед точками остаться, И уже не говорить...
38
3
441
Кричи
Срываясь в тишину - кричи, Цепляйся словом за надежду, Сорвался голос - так держись, Зубами за нее покрепче. Не ради чей-то похвалы, А чтобы дать ему надежду, Срываясь в тишину - кричи, Сорви с души ее одежду.
51
4
550
Быть
Чтоб живым в белом свете признали, Нужно вещи собрать на тот свет, То есть сдохнуть - чтоб вы понимали - Все заметят того, кого нет. Кто при жизни тебя знать не знали, Те расскажут какой же ты был: Золотой и при этом из стали, И снаружи душа и внутри. Я подумал: "А вроде неплохо!" И представил, что я уже там: Вот сижу и смотрю, как всем плохо Сразу стало - не стало меня. Никогда я такого не слышал, А послушал - так сам охуел - Ничего про меня не забыли, Охуенный же был человек! Даже сам я не знал, как отважен, Оказалось и вправду такой... Смерть слепая, но миру покажет, Кто был просто, а кто был герой. И заметил, как плачет мой крестный, Хоть не видел давненько его - Только раз, да и тот не запомнил... Сколько новых открылось знакомств! Помню, как же мне было херово, Даже трубку никто не возьмет - Видно что-то с моим телефоном - Вон их сколько утрату несет! А стихи мои! Что же случилось? Вся родня в свои руки берет, Хотя раньше носами крутили, Им воняли они, как говно. Что родня? Он берут и другие, И кричат: "Помер гений, друзья!" И в печать их уже запустили, С переводами в мир уж летят. "Ворд живой" - на всех стенах напишут, Что живее живых признают, А родные грустят и бесстыдно, На продажах бабло всё гребут. Вот гитару мою же продали, За нее им какой-то лимон, Когда я с ней по свету таскался, Она мне была всем, что мое. Даже Анька и та пожалела, Что взяла и со зла не дала... Что ты, сука, теперь то жалеешь? Поздно трахаться - я уже там! И гляжу, что внизу происходит: В честь меня называют район, В родном городе... Блять, ну так что же, Раньше был я ему не родной? Вот и премию в литературе - Моим именем... Твари, за что? Им же похуй, как мне на культуру! Всем бы премию - имя не в счет. Даже памятник мне воздвигают - Грешный Марк среди мира стоит, На прохожих глядит и мечтает, У него же при этом стоит. И примета в народе гуляет - Чтобы девушке принца найти, Нужно чмокнуть своими губами... Ну в то место, что вечно стоит. Мне конечно безмерно приятно, Но идите вы к черту! Зачем? Прекратите, вы в поисках, бабы, Члена принца, слюнявить мой член! Мы вас в сказку не раз приглашали, Мы творили любовь и добро, Неужели вам всё еще мало? Вы хер на хер сотрете, бабье! Я с Шекспиром чаи попиваю, И от скуки вторично хочу, Умереть и всю вечность оставить - Лишь сейчас на Земле я живу! Что ж вы, суки, мне душу то рвете? Надо помнить, когда еще был, А теперь вы хвалы мне поете, И терпеть не хватает уж сил. Подыхал же я так одиноко, В нищете, в этом доме, в дерьме, Только вышел, то сразу все помнят, Пожалейте - захлопните дверь. Или просто пустите обратно, И гитару верните назад, И давайте опять забывайте, Все стихе мои шлите вы в зад. Я их буду писать потихоньку, А потом очень громко кричать, Центр Вселенной найду в той сторонке, Что в нее поселили меня. Покайфую еще хоть немного, И любовь наконец-то найду, Мы отыщем на небо дорогу, И проложим сквозь время маршрут. В этом бреде моем, было дело, Вильям задал важнейший вопрос, Для себя же ответить сумел я, И нашел этим строкам исход. Видно рано еще мне на выход, Лучше мертвым, но все-таки быть, Чем смотреть, как тебя все увидят, И со смертью признают живым.
36
7
393
Время и его Человек
Я убиваю Время, А умираю сам, Мое людское племя, Шагает по часам. Часы по нам шагают, Как будто бы мы хлам, Куда-то убегают, А мы всё по пятам. Мы станем будто Время, А Время - Человек, Молчать мы будем вечно, Оно - кричать свой век. Спешить уже не надо, Не надо успевать, Мы будем просто Время, А Время - измерять. Рассыплемся - песчинки... Прозрачная стена, По ней мы вниз скатились, И стали там лежать. Оно возьмётся трогать, И снова запускать, Но разобьются стекла, Лишь стоит им упасть. Мое людское племя, Все вместе - лишь песок, А Время в той пустыне, Найдет покой и сон. Частицы наши ветер, С собою унесет, Нас убивало Время, А умерло само.
50
6
578
Дворняги
Слышишь, блохастый, подвинься! В будке с тобой буду жить, Только не надо вот злиться, Мы же с тобой братаны. Я же ведь тоже дворняга, Тоже такой же простой, Хоть на цепи зато звезды, Вижу в ночи над собой. Разницы самая малость - Палки кидают тебе, Я же бывает кидаю, Только совсем не тебе. Будет нам вместе кайфово, С миски одной будем жрать, Двор охраняя от вора, Ноги ему отрывать. Будем за сраные кости, Команды людей выполнять, - С этим знаком я до боли, - Волком к луне завывать. Ты головой из машины, Когда-то наружу торчал, Когда на язык дует ветер, И он на ветру будто шарф? Ни разу? Ну это не дело! Нам многое надо успеть, Давай же, дружища, смелее! Пора бы на мир посмотреть. Однажды сорвем эти цепи, Дворняги пускай ну и что? Смоемся вмиг на рассвете, На хер те люди и двор? Будем бежать городами, Будем по сукам ходить, Гламурных собачек и телок, Будем с тобою чмырить. Обнюхаем всё и пометим, Отметим шагами весь свет, Пускай то никто не заметит, Мы знаем, что всё-таки есть. И пусть нас и ловят, и травят, Мы же к свободе летим, К предкам, что рвали клыками, Тех, кто хотел приручить. Когда-то же мы перестанем, Бежать, и бежать, и бежать, Увидим ребенка и станем, С ним словно дети играть. Мяч погонять бы драйвово, Пока не прогнали успеть, Взрослые, что не помогут, Жить - а лишь только стареть. Однажды старик одинокий, В машину свою заберет, Он сжалится и прям на дачу, С тобой нас тогда повезет. Мы высунем бошки наружу, Язык на ветру будто шарф, И пусть развеваются уши, Мы знаем, что жизнь удалась. На даче приляжем под древом, Залаем еще хоть бы раз, Закроем глаза и на небо - Там Хатико будет нас ждать.
45
5
506
Космос в ладонях
Он мечтал держать космос в ладонях, Еще маленьким в детской кроватке, Когда ими тянулся к тем звездам, Что рождались они из пластмассы. Он глотал о них знания в школе, Наслаждаясь тем вкусом нетленным, А ночами смотрел и до боли, Так хотелось - оттуда на Землю. Поцелуй первый был под луною, Что манила таинственным светом, Что звала быть немного героем, Всех галактик, планет и созвездий. Он с мечтой будто связан судьбою, Улететь высоко и подальше, От тех мест, где несчастные роли, Тем, кто хочет обычного счастья. Где в тринадцать курил понемножку, Выпивал со своими друзьями, Быть легко тогда трудным подростком, Когда трудным тебя и считают. Когда люди, что жизнь тебе дали, Так ведут себя, будто по просьбе, По твоей же тебя и рожали, И прощать всё теперь ты им должен. Прошли годы и парень тот вырос, Ищет Бога своим телескопом, Не найти - хоть из кожи ты вырвись, Вдалеке никогда нету Бога. В телевизоре вновь вспоминают, - Присмотрелся и сделал погромче, - Как ракету Союз запускает, Человек отправляется в космос. Он смотрел на ракету слезами, Глаз не видно за ними уж было, Мог быть он, но врачи отказали, И в столе его легких тот снимок. И года тренировок, учений, Всё не в небо, а сразу под землю, Кто-то скажет, что всяко бывает... Ничего уж не будет за смертью. Руки сразу его задрожали, И схватили еще сигарету, Дым по дому свободно летает, А его все полеты за дверью. Он мечтал держать космос в ладонях, Еще маленьким в детской кроватке, А в руке пачка сиг марки "Космос", Сжал сильнее и горько заплакал...
44
5
462
Важные слова
Слишком много ошибок допущено, В моей прозе безумной и жизненной, И в попытках к поэзии вырваться, Так красиво, правдиво, бессмысленно. Слишком много героев без имени, Без геройства имен... Там бесчисленно Поворотов сюжета расписано, И водою затоплено мыслями. Слишком больно писать одиночество, И смотреть сколько глав неоконченных, И смотреть сколько глав обесточенных, Вместо света одни червоточины. Слишком поздно уже редактировать, Слишком поздно начать это заново, Будь со мной - мне так хочется правильно, Дописать до трех точек послание... И страницы, что кровью залитые, Все в огонь - пусть ладони согреются, Пусть ладонями пламя согреется, А на чистых напишем горение. Пусть давно уже кем-то да сказано, Мы оставим в них сердца биение, Мы оставим в них новое зрение, И застынем в чудесном мгновении. Все тома, что томились страданием, Я забуду и к новым стремлениям, К хеппи-энду с тобой через тернии, Ты же стала моим вдохновением. Вдохновляй говорить и молчанием, Те слова, что важны и бесценные, С датой выпуска, но без старения: Я люблю тебя... Будь моим временем...
47
11
490
Осень
Осень, а знаешь - ты охуенная, Бродишь с красками серыми землями, И рукава твои ими измазаны, Пятнами желтыми, пятнами красными... Осень, ты плачешь этими ливнями, Дни впереди, но они уже зимние, А позади - весенние, летние... Чай травяной - память о времени. Всё же раскрасишь листья остывшие, Пусть и не пламя - цвета идентичные, Будто бы знамя в битве с забвением, Ты проиграешь - к земле эти рвения. Всё же прошепчешь ветрами холодными, Строки стихов - до единого помню их - Взгляд твоих глаз, грустью наполненный, Взгляд моих глаз, счастьем надломленный. Осень, а знаешь - давай мы поженимся, И под зонтом спрячем бесценное! Мы же с тобой годами знакомые... Мы же с тобой... Пусть годы жестокие. Ты же всегда, хоть дни и кончаются, Ты в моем сердце вовек не состаришься, Буду встречать тебя сколько останется, Укрой же листвой - оставь меня в памяти.
35
8
549
Достучаться до земли
"И веришь, что свободен ты, и жизнь лишь началась". Из к/ф "Достучаться до небес" *** Ты никогда не видел небо? В земле тебя окрестят лохом, Когда та песня, что допета, Под ней в твоих устах умолкнет. Ведь там все толки лишь об этом, Как наверху, пока не сдохнешь, Встречаешь на земле рассветы, Встречаешь новый день и солнце. Неукрощенное над миром, Как зажигалка в руке Бога, Оно зажжется и раскинет, Свои огни поэтам в строки. Раскрасит небосвода воздух, На облака не жалко красок... Ты ими рукава не пачкал? Ты жизнь свою прожил напрасно. Бояться глупо... Ты же знаешь... Бояться глупо быть глупее, Чем те, чей ум их отвлекает, Побыть хоть иногда бессмертным. Не будь глупцом, что верит в сказки, Но будь глупцом, что сказки пишет, Ты есть начало и свобода, Давай лети, пока ты дышишь. Составь себе желаний список, Вперед к мечте, пока есть время, Стань для нее желанным в списке, И скинь с себя себя - ты бремя. Не рви зубами эту землю, Чтобы стоять на ней потверже, Если при жизни выше не был, Не побываешь там и позже. Лежи на ней - смотри на небо, Если бы нас туда пускали, Тот мир таким бы легким не был, И мы бы с ним уже упали. Живи, люби, мечтай, останься, В моменте, что назвали Жизнью! Лови свой кайф и наслаждайся! Твой бег уже не повторится. Еще один глоток текилы, Еще один рывок сквозь бури, Еще раз поцелуй любимой, Еще хоть раз отпразднуй будни. Ты никогда не видел небо? Тогда тебя окрестят лохом... Ты знаешь - небеса не встретят, Когда твои уста умолкнут... А под землей о тех рассветах, Что не жалеют своих красок, Все говорят, и знают это: Есть только миг и он прекрасен.
45
6
653
В объятиях поэзии
R.K. & M.W. Я никогда не видел света В тени своих же серых слов. И от заката до рассвета Писал в тетради то, что мог. Творенья были, словно ветер, И не пускали за порог Своей души, даря забвенье, Что сила есть у этих строк. Корявым почерком поэта Я начеркал немало строф. Но их послания туманны, И от того бумагу сжег. Она сгорела, стала пеплом, А буквы крепко впились в мозг. Как донести, что есть на сердце? Как исцелить души порок? Как показать, что в мире этом Так много красочных дорог? Возможно ли создать планету, Где людям не познать тревог? Мне не дано нести со светом Ценнейший дар. И от того Я закрываюсь от народа, Который излечить бы мог. Давал бы им советы века, Усладу раненой душе. И чувства разрубая в щепки, На волю правду о себе. Но нет... Я не могу иначе... Лишь только грустью одарить. И написать, как много значит, Все то, что у меня внутри. Все, что копилось там годами, Осталось лишь золой в руках. И мучает меня ночами, Рубцами выжигая страх. Я свой последний стих оставлю, Поведаю свою печаль, Которую годами тратил На то, что было мне не жаль. *** Я никогда не видел света, Не видел прежде до того, Как закричал в тени поэта, В ночи рожденный среди снов. По венам кровь и на бумагу, За час прожито много лет, Его дыхание и правда, Они дорога мне и след. Он думал - я уже последний, Я не последний - я один, По следу трудно без последствий, Бреду своим творцом гоним. Иду к домам, иду по крышам, Подслышан кем-то, кем-то нет. Поэт, я знаю, что ты дышишь, Хоть ты и думаешь, что бред. И пусть, чем горы те и ниже, На коих ты пытался жить, Зато, чем горечь всё же выше, От боли, что травила жизнь... Тебя услышат - знаю... Слышишь? И ты напишешь целый мир, Я от тебя, к тебе - с одышкой. Едой твой голод не убить. Так ешь бумагу, строки, душу, Запей слезой, вином, виной, Меня так просто не разрушить, Я уж для всех, пускай и твой. И может я и слишком грустный, Читатель грусть мою поймет, Мне быть веселым как-то глупо, Так не вини меня за то. Ты всё, что можешь, то и пишешь, А кто, что сможет, то возьмет, В огне горел, но как-то выжил, А ты не верил и умолк... Меня оставил - я последний, Да только знаю - это ложь, Сломай мне руки - это тщетно, Я обниму, и ты поймешь...
50
15
545
ФАКтически
Фактически жизнь это факты, Рождение, смерть и события, Все логикой связаны как-то, Нет места абстракции вымыслам. Философ - бездельник по факту, Мечтатель - дурак и не более, Романтик - наивная тряпка, Поэт - они вместе сведенные. И с детства нас учит реальность, И пичкает всякими штампами, А детство зарытое в память, Почти что уже безвозвратное. И маленький принц забывает, Что счастье в короне не спрятано, Его к ней магнитами тянет, "Король" - его цель за преградами. И все же как будто бы правильно, Системой уже избалованный, За то, что учил ее правила, И выполнил все их условия. Делами все важными заняты, Вокруг аж до жути серьезные, А жизнь она всё же кончается, Начала в ней все уже сломаны. И скука безмерная донельзя, И тленом пропитанный привкус, Мечта пала на пол и замертво, По факту под фактом сломившись. На троне сидел и надеялся, Уму подчинить всю Вселенную, Но трону он сам, как сидение, И сердце внутри еле держится. Рассвет подмигнет так загадочно, А звезды шептали - увидимся, И ветер толкнет его заново, И цепи останутся лишними. Навстречу пойдет приключениям, Сотрет все добытые знания, Большим станет в это мгновение, Когда принц захочет быть маленьким. И снова воскреснут мечтания, Надежды, улыбки... Так искренне... Восторги, загадки, послания, Из глаз непокорными искрами. Фактически жизнь это факты, Рождение, смерть и события, Той правде решительно: "Fuck you!" Вперед к чудесам и открытиям!
31
4
380
Позитив
Меня бесят счастливые люди, Что за радости в мира дерьме? А они улыбаются... суки! Ебанутые! Как по мне... Позитив это та еще жопа... Ну какого же хера, скажи?! Будь же ты наконец человеком - Погрусти и всех на хер пошли! Позвонил мне однажды знакомый, Я спросил у него: "Как дела?" "Лучше всех!" - мне ответил знакомый... Лучше б вовсе его я не знал. Рассказал свои светлые планы, Все что будет уже предсказал, А я слушать его заебался, Но в ответ ничего не сказал. Позвонила мне так же подруга, Думал хочет меня, а она, Непомерно казалась веселой, Потому что... Ну еб твою мать! Потому что чехольчик купила, Прямо розовый, прям на айфон, А на нем же есть заячьи ушки!!! Ну пиздец, как я рад за нее... Вот на улице вижу влюбленных, Сколько можно лизаться везде? Я вам хату сниму - там лижитесь, Не пускайте вы слюни на свет! А вон ходят какие-то кто-то, И смеются аж зубы блестят, Меня бесят счастливые люди, Ну а как им об этом сказать? Мои мысли нарушил какой-то, Ну уж очень чудной мужичок, Я стоял себе на остановке, А он взял и ко мне подошел. И сияя глазами, как начал, Говорить мне, что я всё могу, Позитивные надо лишь мысли - Даже море осилить смогу. Предлагал мне дурацкую книгу, Что научит "моря переплыть", Я послал его чуть ли не криком, Ну а он, улыбаясь, уплыл. Незадолго до этой минуты, Дождь прошел и наделал следов, А машина рассыпала брызги, Прямо мокрые, прям на него. "Лаки мен" как давай материться, Позитив будто смыло волной, Что же луж ты, дружища, боишься, Коли море тебе по плечо?! Мои мысли, как черные тучи, Разлетелись и солнце взошло, Не смеялся так сильно я очень, Очень, очень и очень давно. Сообщение вдруг мне приходит: "Как дела?"... Да тут легкий ответ! Написал тогда ясно и четко: "Жить пиздато! Дела лучше всех!" Позвоню еще снова той девке, Где купила узнаю чехол, Мне тот заяц и на хер не нужен - Может с зайкой таки повезет!
28
2
306
День рождения
Смотрю на своих родителей, И вижу их вновь молодыми, На глазах моих время рассыпалось, И они только-только влюбились... Хочу подойти поближе к ним, Еще нерождённым сыном, Попросить, чтобы больше не виделись, Рассказать, что не тех полюбили. Зря у мира друг друга похитили, Я ведь знаю, что будет дальше, Будут боль и страдания скрытые, Без конца, но зато от начала. И разрушится то, что не строили, Дети будут "любовью" надломлены, Если б знали, что будет, то сами вы, Разбежались бы вмиг и не вспомнили. Я вернулся к торту со свечами, Да желания слишком уж поздние, И одна из них как-то да держится, Как и я - за удушливый воздух. Зная, что на один день рождения, Год приходится медленной смерти, А дорогу ту мерят потерями, Бесполезно использовать метры. Каждый шаг по земле этой выжженной, Словно стук, но и там не открыли, Я поднялся над ней теми крышами, Но они полетать не пустили. Скрою тело свое я в своей душе, Спрячу душу подальше от шума, И уеду, и спрячусь от вся и всех, В той глуши, что раскроет все думы... Там ты больше, чем эти все здания, Что огромные - небо запрятали, Там ты дольше за миг, чем неделями, В тех местах, что залиты асфальтами. Ночью в реку - там звезды купаются, А потом до костра вместе с искрами, И услышу, что сердце не мается, Стало легче и чувством и мыслями. Я возьму те минуты бесценные, По карманам, в ладони, за пазуху, Понесу куда ноги еще несут, Поделюсь и возможно наладится. Посмотрю на своих родителей, И увижу их вновь молодыми, Попросить бы их снова не видится, Еще нерождённым сыном. Так хочу подойти и просить о том, Но решится нет сил - я не буду, Я хочу вновь родится и снова жить, А скажу - и меня уж не будет... *** По мотивам одного из эпизодов фильма "В диких условиях" и собственной жизни.
42
5
539
Я хочу оторваться в морге
Я хочу оторваться в морге, Покутить от души среди тел, И нажраться за наше здоровье, Чтобы тоже с утра умереть. Не судите меня, дорогие, Трупы синие - синий и я, Это правильно и справедливо, Если против, то пусть говорят. И в прохладе зажгу не по-детски, Пусть слезятся мои там глаза, Я скажу, что не плачу, а запах, Формалина и гнили... Вот так! Философские мысли и танцы... Под гитару возьму и спою... "Больше жизни, ребята, все вместе! Потанцуем? Споем? Ну и ну!" Среди трупов найду себе бабу, Она мне не подарит тепла, Но я рядышком просто с ней лягу, Обниму, в свой рассвет уходя... Я ладони ее поцелую, Может это согреет ее, Я так само пытался до морга, Но согреть и согреться не смог. Я закрою глаза среди правды, Среди честных прекрасных людей, И уйду, разрывая контакты, И уйду, покидая свой плен. Все слова мои - это лишь эхо, Отзвук крика, что слышал роддом, Он искал себе разные формы, Для живых - только форма и всё. А с утра меня врач обнаружит, Среди трупов в стихах и с мечтой, И на бирке пускай он напишет, "Умер так, как и жил... Идиот". Так пусть тело мое тогда вскроет, И поищет там душу мою, Да ее не найти - это тщетно, Потерялась, вскрывая судьбу. Я оставлю листок завещая, "Люди добрые, ну-ка на пир! Пусть наука меня изучает, Не жалея упорства и сил. На частицы меня разберите, И продайте, что можно продать, Вы при жизни ведь так поступали, Не стесняйтесь идти до конца. А останки сожгите и к ветру, Вам известно как это легко - Чью-то жизнь без молитвы на ветер... Вы сожгите меня вот и всё..." Я хочу оторваться в морге, Я устал от всего, что любил, Я устал, подражая прохожим, Притворяться немного живым. На прощание ночь до рассвета, Среди звезд и с гитарой в руках, И в том странном космическом свете, В темных мыслях, как луч: "Не сейчас". Я хочу, но конечно не стану, Я возьму, и я дам новый шанс, Ведь пока мы за морга стенами, Где-то рядом есть повод дышать...
34
2
513
Навстречу
Странница страницами Странами и лицами Странными старинными Стенами и винами Стеклами разбитыми Рвущимися нитями Каплями пролитыми И почти забытыми Странник небылицами Дорогами и птицами Струнами и крышами А порой и вышками Окнами открытыми Окнами закрытыми Звездами ранимыми Радугами ливнями Чтобы как-то встречами Вместе литься реками Вместе литься землями Облаками белыми Странники размытыми Текстами прожитыми Не вязались планами И открылись кранами
34
3
499
Праздник
А вокруг будто праздник, Даже воздух танцует, Солнце так зажигает, С ним девчонки тусуют. Слышу смех и улыбки, Небо дарит подарки, Мир - большая улыбка, Только он не подарок. Поздравляем друг друга, Мы же лета так ждали, Поснимали одежду, И нырнули в то пламя. А вночи свет неона, И ногами да в пляски, Разливайте текилу, Мы должны оторваться. Море стало нам домом, Мы споем его песню, Будем все мы знакомы, И к рассвету все вместе. И пусть много в нем соли, Но купаться так сладко, Ты держи наше тело, Брызги пусть разлетятся. Разлетятся минуты, Разлетятся все снова, И останется в море, Только память и соли. Только рыбы да камни, Только волны да птицы, Оно снова уснет, Ну а мне все не спится. Ты позволь мне остаться, И встречать с тобой осень, Я тебя не оставлю, И остыну с тобою. Даже в холод при шторме, Приоткроем мы шторы, Что закрыли нам окна, Наших дней невесомых. Сколько было историй, Сколько было сюжетов, Что к тебе посьезжались, С разных точек планеты. И опять к ним вернулись, Не вернуть это лето, И в одежду, и в маски, Все теплее одеты. Я и море остались, Ну а что нам осталось? Только вечности малость, Да и та уж помялась. Мы с ним вспомним романы, Что не станут той книгой, Что ее мы читали, Но писать не решились. А вокруг будто праздник, Даже воздух танцует, Солнце так зажигает, С ним девчонки тусуют. А вокруг будто праздник, Только что-то мне грустно, Поспешат все убраться, Не убравши весь мусор.
35
0
508
Сон
Приснился мне однажды сон, А в нем была девица, Такой небесной красоты, Что может только сниться. Ее глаза... Да в жопу их! Вот жопа - то, что надо! Я жестко на нее залип, От счастья чуть не плакал. Но тут, откуда не возьмись, Херачит чертов трактор, И прямо ж, сука, на меня, Что я едва съебался. Бегу, бегу, бегу, бегу, А он всегда за мною, Ну что поделать я могу? Молюсь и матом крою... И долго я вот так бежал, И тут вот взял и понял, Что конопли вокруг меня, Раскинулось там поле. Ну заебись же - хоть она! Но нет - ебучий трактор, Он торохтит и торохтит, Уже меня затрахал. И девки больше не видать, И конопля вся мимо, Ни вдуть, ни дунуть... Твою ж мать, Не трактор, а скотина. С тех пор, как вижу жопу чью, То сразу взгляд в сторонку, Не то чтобы я прям боюсь, Но стремно мне чего-то. Лучше к любимой я приду, Смотреть на ее части, Ее же полностью люблю, Да и спокойней как-то.
33
4
362
Простись же, сердце...
"И путь опять начнется непрерывный... Простись же, сердце, и окрепни снова" - Так написал, читая мои мысли, Когда-то в своей книге Гессе. Сил не считая, я считал ступени, И шел на небо, думая что не был, Сил не считая, всё считал потери, Простись же сердце и оставь то место. Не привязал себя ни к связям, ни к надеждам, От дома к дому, и от хлеба к хлебу, Шагал вперед, не наслаждаясь хлебом, Шагал вперед навстречу тьме и свету. И я бы рад не прыгать по ступеням, Пытаясь выше и быстрее к солнцу, И не споткнуться, чтобы не скатиться, Сесть на одну и посидеть немного. Найти свой край, а с ним - свою бескрайность, Найти свой рай, а с ним и в ад не страшно, Найти любовь - вот так совсем случайно, Не потерять... Не погубить, что важно. И я пытался... Я не раз пытался... "Простись же сердце и окрепни снова"... Сквозь слезы людям тихо улыбался, И путь держал, не удержавшись... Сломан... Сжимая зубы и сжимаясь в точку, Прощался с тем, что было будто вечность, Я столько раз, постиг ее, что точно, Проклятье мне такая бесконечность. Да сколько можно всё считать уроком, Я сдал экзамен - хватит этой пытки, Что для кого-то философский камень, То для меня лишь камень и попытка. И путь опять начнется непрерывный, Прости же сердце - ты окрепнешь снова... Пока во мне еще ты не погибло, Простимся, сердце, и окрепнем словом...
30
2
796
Без названия
Назови свое чувство любовью, И однажды ее потеряешь, Назови человека любимым, И когда-то его не узнаешь. Назови ты знакомого другом, И другим он со временем станет, Назови незнакомцу ты имя, Он тебя тогда знать перестанет. Все привыкли названия клеить, Чтоб со всем и со всеми знакомы, Даже Бога вы тоже назвали - Он от мира бежал черным ходом. Дураком вы меня нареките, Что в названиях я сомневаюсь, Я чего-то за вас тогда выпью, Вроде как, то вином называют.
30
2
687
Камнем ввысь
В каждом теле есть клетки, В каждой клетке есть тело, Птицы, что не успела, Оторваться от ветки. В каждой птице есть воля, Но вокруг нее стены, Она сам себе пленник, Что судьбой недоволен. Кто раздал эти роли, Где свобода в неволе?! В твоих мыслях есть дыры, В твоих чувствах есть камни, От скалы что недавно, Раскрошилась над миром. И подняться так сложно, Ты ведь сам себе тяжесть, Но тебе очень важно, Знать, что это возможно... Не вязать крылья ложью, И почувствовать воздух... В каждом теле есть клетки, В каждой клетке есть тело, Птицы, что не успела, Птицы, что не сумела... Будь сильнее, чем сила, Отопри их природу, Научи их свободе, Научись их свободе... Птиц пуская на небо, Камнем ввысь ты за ними, Оживляя картины, Те, в которые верил. Отпусти их и камнем, Вниз лети, но цепляйся, Каждый падал, но вряд ли, Каждый так же летает.
44
5
649
Игра
Город засыпает - просыпается поэт, Дело не до сна - у него есть миссия, Надо зло казнить, а добро воспеть, И терзает ум безуспешно мыслями. Кто же в мире мирный, ну а кто же нет? И кого убить, а кому спасение? А ведущий кто? Почему молчит? Он же знает кто шел на преступление. И шериф слепой - всё не тех ловил, Доктор, не лечи - ты телами занятый, Не понять поэту, как же так вот жить, Чтобы даже смерть по нелепым правилам. Он открыл секреты, а его на казнь, Да пошли вы к черту - он уже затрахался, Открывать глаза - толку ни хрена, Дайте напоследок еще раз потрахаться. Что за падший мир? Чистота в грязи! Он пойдет искать женщину, что падшая - Все равно стихам приговор на смерть, Даже если в них он раскрыл всю мафию.
41
0
579
По свету к свету
По свету к свету. Крутись планета, Мои подошвы тебя толкнут, Пусть солнце светит, а может месяц... По свету к свету пешком пойду. Вокруг машины. Вокруг их шины. И мотоциклы. И поезда. Кому-то скейт, а кому-то велик, Но я шагаю и не спеша. Когда-то было, давно уж было, Когда не помню - вот так давно, Изобретали, изобретали, И наконец-то - нам колесо. Его цепляли на всё что можно, И с пор тех давних такой итог - Свой путь теряя, пути искали, Как нам получше развить его. Кто на колесах, а кто под ними, И все как белка, в том колесе, Что сами взяли и сотворили, Забыв начало, забыв конец. У всех есть цели, хотим быстрее, Но скорость света не видит свет, Мелькает мимо пейзаж-бездельник, Остановите - оставлю след. По свету к свету. Крутись планета. Луна и солнце - пешком идут, Пусть в людях транспорт, но я шагаю, Без лишней спешки догнать смогу.
39
1
559
Дождь что-то знает
Дождь что-то знает, Он чем-то занят, А мы по лужам, Как по морям, Он шел, хоть падал, Смеялся, плакал, И пусть простужен, Но целовал... Воды той нити, И мысли сшиты, О землю капли, Как барабан, И горы смыты, Из ран забытых, Той соли сладкой, Что нервы жгла. Дождь что-то знает, Дождь кто-то знает, Он видел небо, И с ним летел, Он чем-то занят, И что-то значат Частицы неба, На той Земле... Где мы с тобой, Горим любовью, Вода не тушит, А маслом в жар, Вдвоем по лужам, Мы ближе к тучам, Шагнем еще раз, По тем следам... Дождь что-то знает, Мы выше стали, И сами в каплях, Уже летим, Мы разобъемся, Но мы сольемся, А после к солнцу, От всех границ... Он что-то знает, Он нас узнает, И мы по лужам, Как по морям, И шел и падал, А мы - с ним рядом, Целуй тот дождь, И целуй меня...
44
3
534
LEGO LIFE
Ты будущее строишь, Из маленьких деталей, Уверен, что ты можешь Построить те детали. Ведь ты творец начала, И лишь в конце узнаешь - Всё было из пластмассы, Из той, что тебе дали. Как дали варианты, И как, и что построить, Ты верил, что свободен, Ты вовсе не свободен. Один удар и прахом, Всё то, что созидаешь, Один удар и в прахе, Всё то, что будто знаешь. Прими и плавь пластмассу, Ищи свои в ней формы, Не будь ты сам деталью, В том мире, где ты форма.
34
1
686
Купи слона
"Купи слона!" - "Да нахуй надо?!" "Купи слона!" - "Зачем он мне?" "Купи слона!" - "А может хватит?!" "Купи слона!" - "Какой-то бред..." Годами я вот так ломался, Годами я года ломал, Считал, что просто доебался, И не хотел, не покупал. А я ведь даже не прикинул, Зачем тот слон - возможно он, Всё изменил бы, осчастливил, И стал реальностью - не сном. И мы легко по всем дорогам... По миру верхом на слоне! Большое сердце, длинный хобот - Ну точно так всё, как во мне. Да проебал я - о предвзятость! У каждого свои слоны... Мы их считаем, вырастая, Почти как в детстве, но не спим.
45
2
416
Некрасивый стих
Вот говорят: "Очень красиво!" Когда прочитают строки твои, От этого ты сразу счастливый, Тебе же приятно, черт побери! Пусть говорят снова и снова, Ты уж без этого больше никак, Больше мейк-апа, всяких там шмоток, Строфам своим и "для себя". Размер увеличишь, чтобы кричали: "Что за поэзия? Я б читанул!" Как же душа? Срать! Не увидят! Главное я красиво пишу. Но постареет она очень быстро, И перестанут снова хотеть, Ты же забыл - тело не вечно, А что кроме внешнего в рифмах тех есть? Просто пойми - в глупую телку, Тупо поэзию ты превращал, Вспомни про душу, чтоб не услышать, Что ты на Паркер себе насоздал.
41
0
727
Закат
От мыслей осталось лишь чувство, С рассветом рожденным в ночи, В глазах, что тем утром проснувшись, Впервые не видели тьмы... *** От чувства остались лишь мысли, В ночи, что рождая рассвет, Сама непременно погибнет, Слепая дождавшись тот свет... *** А день был и светлым и теплым... Все чувства и мысли в крови... Тех глаз не осталось, но помним - Закат нас встречал, а не мы...
43
2
757
Ни дня без ночи
Мы спали днями, Мы пали наземь, Укрывшись фразой: "Да всё прекрасно!" Наш сонный разум, Картины с маслом, Съедал кусками, Съедал, как память. И мы считали, Что в небе пламя - Рассвет, но ясно - Закат для нас он. Пусть в небе ясно, Но всё напрасно, Мы снам внимали, И знать не знали... Мы всё хватали, Но всё проспали... А где же счастье В картинах маслом?! С наивной сказкой, Открыли глазки, Но растеряли, Но расплескали... Пора ночами, Бродить с огнями, Во тьме бесстрастной, С луной бесплатной. Пусть будет страшно, Но очень важно, Не путать с нами Реальность снами.
42
1
414
Если бы...
Если бы мой член извергал чернила, Я бы написал множество историй, Стараний не жалея, почерком красивым, Все слова внутри... Глубокие love stories... Все мои слова писались бы с оргазмом, Все они тогда с ним бы и читались, Будут мне кричать: "Это гениально!" Буду отвечать: "Тише! Я кончаю..." О любви и сексе, верности, изменах, Напишу стихи, в глубину толкая, Поэзию на вкус губы ощущают, Автограф на груди и ушел романтик... Иногда же сам в тишине безмолвной, Ощутив тоску одинокой ночи, Обнаженных муз видом вдохновленный, Прямо на салфетку набросаю строчек... В стол писать я впреть никогда не буду, На столе писать - уж другое дело, Отыщу пути, зная - не забудут, Стихотворным я с радостью размером. Насажу тогда на литературу, И знакомых мне и порой не очень, И впишу себя в искусство и культуру, Пусть и не пером, но зато бесспорно. Если надо будет, то снимусь по книге В фильме и пусть мир - истинам внимает, И глотает их жгучая актриса, Толстый тот посыл лихо возбуждает. Я хочу творить - громко созидая, Начинать с сердец так же одиноких, Пусть зовут подруг - вместе пусть читают, А потом в кружках - будем все знакомы. Весь потенциал я тогда раскрою, Потенция красу пусть же веспевает, Без одежды я постою за слово, Пусть оно другим сердце обнажает. Есть еще мечта - было бы недурно, Как-то мне открыть свою сеть секс-шопов, Только не простых, а литературных, "Падай высоко!" - это будет лозунг. Будет там де Сад, вместо всякой дряни, С вибрацией "Толстой" - дамы налетайте! Надувной там Марк: надули - не вставляет. Вас надул и что?! Крутой лишь настоящий. Если бы всё так - было бы всё мощно: Между строф курю и пишу на сборник... Ну а как еще, в мире что так кончен, Сделать чтоб стихи помогали кончить?! Но пока, увы, это невозможно, В сперме нет чернил - грустные итоги, Вновь строка в глаза - даже не на кожу, А глаза сухи... И слова бесплодны...
38
4
721
На ужин
Скажите, пожалуйста, Зачем так безжалостно, С наигранной жалостью, Прямо под нос? Правда ведь жалится, Слепит, как жалюзи: Стих этот - пряности, Тело - поднос. Молчите, помилуйте, Бокалы все вылейте, С пола всё выпейте - Истина там. Лица все вымойте, Знаю, что вы мой текст, Голодные примете, Приятного вам. Нажраться же малостью, Пасть от усталости, Не получается - Блюда уж нет. С тихою завистью, Голод терзается, Меня не достанется - Был уж обед.
42
0
577
Музыка
Жизнь Музыка Играй Живи Звуки Побег От Тишины Пальцы Клавиши Годы Дни Черные Белые Играй Живи Песни Танцы Истин Нет В песнях В танцах Есть Ответ Время Временно Явь И сон Пой Танцуй Играй И вновь Ноты Забыты Забудь Играй Пальцы Сломаны Терпи Взлетай Тихо Страшно Нет Еще Грезы Грозы Еще Еще Игра Окончена Звук Затих Крики Браво Или Свист Всё Едино Звук Затих Смерть Музыка Если Ты
60
9
443
Одиночество
Сто лет одиночества, Сто лет одно отчество, И жить так не хочется, Но смерть не торопится. Смотреть да не видится, Смог треть да не дышится, Стереть - не допишется, Гореть, как недвижимость. Сто "нет" на сто "хочется", Снов нет и пророчества, Слов нет и не просятся, Сонет не закончится. Стареть и не броситься, Сто рент да не сложится, Сто лент да не сложится, Что есть - не воротится. А жить так захочется, Да смерть не заботится, Сто лет одно отчество, Сто лет одиночества.
42
1
441
Безысходность
Ах если бы мне эти сиськи, Такие вот как у тебя, То на хрен ты тогда нужна мне? Послал бы я тебя к чертям! Из дома я не выходил бы, Их трогал бы и так, и сяк, Друзей бы звал я их потискать, Ну я ж не баба, чтоб зажать! Я фотал их бы днем и ночью, И сам себе бы отправлял, Себе крутой купил бы лифчик, И надевал бы и снимал. Но коли это невозможно... "Родная, как твои дела? Ты для меня важна, как воздух! Люблю тебя, моя душа!"
48
4
655
Времени
Мы целуем твои руки, А ты нас душишь, Ты хотя бы их помыл? Имей же совесть! Мы все тянем к тебе руки, А ты их рушишь, Мы хотя бы их помыли - Не то что совесть... Мы целуем твои ноги, А ты нас топчешь, Ты хотя бы их помыл, Черкая повесть? Мы протянем свои ноги, А ты не вспомнишь, В грязной крови, расскажи, Чья же совесть?
39
0
586
Помни
Все ходят по земле, В земле не ходят, Под нами кости, Множество костей, Все ходят по земле, В земле не ходят, Лишь пару метров - Ты уже под ней. Все строят до небес Себе дороги, На самолетах вверх, На кораблях, Куда бы ты не лез - Живи дорогой. Уйдет под землю - Заберет тебя.
46
1
445
Один на один
Не делите один на один, Ведь в итоге один остается, Коль умножить захочется их, Получается в точности то же. Вычетая один с одного, Будет ноль без какого-то смысла, Вы сложите один к одному, И один на один к новым числам.
50
3
744
Точка
Я Как Ты Но Нет Как Смерть Как Треть Терять Терпеть И Тлеть Ты Как Я Не Ты Не Я Тюрьма Со Дна Стекла Сама Мы Как Я Как Ты Но Быть Не Жить Кем Быть Чем Быть И Жить Мы Как Я Как Ты Но Мы И Не Я И Не Ты
54
4
695
Слияние
Просто пальцами, Нежно по коже, Сложно справиться, Сложно не множить. Разгораются, Чувства под кожей, Тебе нравятся Приступы дрожи. Мы касаемся, Такты тактильно, Ощущаются, Пьяные мили. Мы срываемся, Льемся, как вина, Мы скрываемся, Тело - бутылка. Разбиваемся, Тело - осколки, Разлетаемся Брызгами крови. Поцелуями Мокрых осколков, Мы сливаемся Нежно и колко...
56
2
752
В круге из квадратов
Дни ведут меня к уму, Ночи - к сумасшествию, По себе собой иду, Зная - не воскресну я. Дни ведут меня к уму, Ночи - к сумасшествию, По себе собой иду, Зная - не воскресну я. Дни ведут меня к уму, Ночи - к сумасшествию, По себе собой иду, Зная - не воскресну я. Дни ведут меня к уму, Ночи - к сумасшествию, Разорвать бы этот круг, Лишь тогда воскресну я. Станет миг неповторим, Раньше был, как мумия, Ночь ведет меня к уму, День ведет к безумию. Станет миг неповторим, Раньше был, как мумия, Ночь ведет меня к уму, День ведет к безумию. Станет миг неповторим, Раньше был, как мумия, Ночь ведет меня к уму, День ведет к безумию. Круг непросто разорвать, Когда круг - не более, Чем весь ты и тот квадрат, Твоих странствий проклятых... Получилось! Наконец! Я нашелся! Видите? Предо мною чистый лист, Я свободен... Мыслями... Дни ведут меня к уму, Ночи - к сумасшествию, Ночь ведет меня к уму... Просто мне исчезнуть бы...
35
3
529
Видеть
Он не видел ни зла, и ни горя, И на них никогда не смотрел, Мир прекрасен и радости полон - Он ему и на вкус, и на цвет... Все жалели его - он незрячий, Только жалость уместней для них, Над судьбой временами все плачут, Он слепой, но не видят они...
48
8
529
На прощание
Поцелуй меня на прощание. Поцелуй меня. Не цели меня. Мы делили с тобою страдания. Мы не целые. Мы идем назад. Обними меня, расставание. Обними меня. Обними любя. Между нами теперь расстаяние, Лишь рукой подать, но уже стена. Наши муки делением множились. Посмотри в глаза. И забудь их взгляд. В нем ошибок безмерное множество, Когда делят тьму - свет не станет ждать.
54
5
667
На себя осколках
Танцуй на себя осколках, Танцуй - не жди свое время, Рискуй - попробуй жить снова, Рисуй небо и землю. Свобода безумных желаний, В свободе безумных движений, Гори - ты сам себе пламя, Молчи, наслаждаясь словами. Живи, как будто не знаешь. Скажи - разве так сложно?! Живи, как будто ты знаешь. Прими... Целуй эти звезды. Ты сам? Кружи собой ветер, Держись за воздух руками, Кружись без цели и смысла, Пусть он ведет твои мысли. Танцуй на себя осколках, Танцуй - не жди свое время, Рискуй - попробуй жить снова, Рисуй небо и землю. Пусть ранят острые грани, Твоих разбитых иллюзий, Пусть кровь твоими следами, Танцуй своими следами. Нет музыки? Это неправда! Мир полон мелодий и звуков, Твой ритм в груди и бестактно, Так ты такты послушай. Топчись в слез своих луже, Топчи боль - тебе нужно, Разбил разум - так надо Сойти с ума и собраться. Танцуй на себя осколках, Танцуй... Пусть эти осколки - Весь ты, мечты твои тоже, И склеен как-то неловко. Звезды в пляс с головою, Тебя пускай не коснутся, Они на себя осколках, Станцуют и к тебе вернутся.
43
4
605
Вначале было слово
Меня Творец произнес, И сказал: "Говори!" Я бы обратно вернулся - Да путь заказан, увы. Я был вначале себя, Искал глаза и сердца, Но что же будет в конце? Мне страшно просто молчать. Мне сложно снова кричать, Да и себя повторить, Творец не вспомнит опять, А может горло болит. Я был вначале себя, Искал в глазах, и в сердцах, И не нашлось там меня, Но я не стану молчать.
39
2
643
Словами
Давай мы будем словами, Наша плоть из чернил, Души в них - это звуки, В них звучит наша жизнь. А море будет устами, Я сорвусь из тех уст, А небо будет устами, Я тебя с них сорву. Себя мы скажем в той точке, Где неба и моря уста, Сольются снова без точек, И будут вместе дышать. В тиши бездонной с тобою, Рассвет мы станем встречать, Тела оставим в тетрадке, И будем просто звучать... Если свяжет молчанье, Давай шептать в небеса, Давай шептать в это море, Одно лишь слово - себя. Себя, но быть именами, Друг друга... Это легко, Собою быть и быть нами, Услышать нежный тот зов. Если будет так шумно, Что слов не слышно, тогда Мы можем просто друг друга, Читать как есть по губам. И прокричим напоследок, Когда нам час затихать, Мы повторим себя эхом, И будем вместе...
37
4
511
Рисунок чернилами
Ты тепло моего тела Мне тепло Безумие моего смысла Ты кино Давай до титров Мы одно Начало и конец Знак равно Давай сначала Может быть Вторую часть Можем быть Давай на звезды И назад Давай как звезды Звездопад Давай серьезно Улыбнись Давай еще раз Прикоснись Теперь снаружи И внутри Обезоружен Застрели Возможно рано Или нет Возможно чувства Может бред Возможно поздно Не спеши Давай серьезно Веселись Касаясь сердца Сердцем будь Касаясь неба Всё забудь Запомни небо И меня Запомни мне бы Лишь тебя Раскрыть и скрыться Там внутри Вены открыты Это жизнь И мы забудем Тебя меня Тепло для тела Мы душа Этого мира Этих звезд Мир наш вырван Заживет Ты видишь пропасть Еще шаг Ты веришь в пропасть Я Шаг Ты Шаг
57
2
786
На руке времени
Я в детстве разбирал часы, О новых всё просил я маму с папой, Узнать хотелось, что у них внутри, Мне это было очень важно. Собрать же их обратно я не мог, А если собирал, то все же как-то Не так всё было и они не шли, О новых всё просил я маму с папой... Прошли уж годы, но куда ушли? А как же я? Меня то ведь забыли! Прошли уж годы... Годы уж прошли... А я смотрел вослед и не решился. Идти куда-то, с кем-то и зачем? Дорог же тысячи и как одну мне выбрать? И жизнь одна, так как же ее жить? Невыносимо трудно сделать выбор. Какой из миллионов адресов, Домашним мне назвать и не метаться? В каких из миллиона чьих-то глаз, Себя увидеть и навек остаться? На что растратить силы все свои, Чтобы найти себя и свои силы? Так много интересного, увы, Во всем рождаясь - тянешь всё в могилу. Я не заметил даже чертов день, Когда часы мне вмиг дороже стали, Чем время, что живет внутри, Горячей плоти и холодной стали. Я их купил, но время не купить, Оно же и без денег мной владеет, Ремнем привязан я к его руке, Когда-то снимет и простимся где-то. И мало времени всегда, всегда, всегда! Хоть время же всегда - лишь я не вечен, А вот ему так мало ведь меня, Немного лечит, но никак не легче. Я не решался сделать выбор и тогда, Казалось мне, что все дороги мира, Открыты для меня и для меня, Но лишь пока одну еще не выбрал. Я ждал момента - он меня не ждал, Решил идти - да путь уже не видел, И вот тогда я с грустью вспоминал, О том что было... Так давно уж было... Я в детстве разбирал часы, Теперь они меня на части разобрали, За всё приходится со временем платить, Обратно так и не собрали. Или собрали, но уже не так, И что-то где-то всё же потеряли, Я в детстве все ломал часы, Теперь я не иду - меня сломали.
58
4
668
Белая ворона с черной тенью
Белая ворона с черной тенью, Не перекрасить и никак не убежать, Темная дорога, но вроде к свету, Остаться бы и всё же отыскать. Белая ворона на черном небе, Но не летит, а вязнет, как в смоле, Того, что мало, то и больше ценят, Она же почему-то не в цене. Белая ворона черным хлебом, Наестся и протянет еще день, Здоровое крыло, но не летит за ветром - Сломано сердце и привязано к земле. Желтая корона на черных главах, Глава же белая средь черных, как изгой. Пером о боли... В ранах... В главах... Хоть больно вырвать из себя перо. Белые слова не чтят на черном, И белый свет на белый - свысока, Но свысока смотреть - не значит выше, Не значит выше быть, чем высота.
44
0
651
Нормальные не поймут
Я расскажу историю, ребята, В ней много выдумки, но много в ней и правды, Нормальные поймут уж вряд ли, И пусть и дальше так живут нормально. Я образ жизни вел ну как попало, И прожигал ее, минуты плавил, А то, что меня время обжигало, Тревожило собой едва лишь малость. Однажды же проснулся рано утром, Почувствовал себя ну как-то глупо, Я был немножечко тогда встревожен, Беду я ощутил ну прямо кожей. И даже вот не знаю как сказать вам, Про эту вот такую неприятность... Из моей задницы торчало древо, За ночку выросло, а утром охренел я. И ладно бы росла там, что ли, елка, На Новый год тогда бы знатно сэкономил, Хотя уж лучше, блин, листва, чем те иголки... Иголки это вовсе не прикольно. И я от страха тут же обосрался, Но корни все фекалии впитали... Метровая херня торчит из зада! Смешно вам, черти, ну а я заплакал... Метровая херня и это грустно, И нет на ней ни яблока, ни груши... А я в печали... Божечки ж ты мой! За что мне это?! Ну за что?! Раздался в голове вдруг странный голос, И я в тот миг едва не помер, От страха - о себе напомнил, От страха, что давно не помнил. "Ты жил, как будто жизни нет предела, Наказан ты за это всё по делу, Из деревом из жопы тесно связан, Ходить и помнить мой урок обязан. То древо твоей жизни, мой дружочек, И равен дню на нем любой листочек, Ты прожил день - он тут же опадает, Все опадут - и с жизнью распрощайся". У зеркала я посчитал их срочно, Жизнь не написана еще, а скоро точка, Их там осталось на всего лишь месяц, Всего лишь месяц... Я плакал, я кричал, на стены лез я, Всю жизнь свою просрал, но если честно, То мог бы просто какать временами... Но мы не верим, что такое будет с нами... С тех пор из дома я уж ни ногою, И в дом мой уж никто и не приходит, И понял, что не теми дорожил я, И понял я, что мной не дорожили. Хотел себя я от проклятия избавить, Рубить, пилить, в костер и нафиг, Да только это было бесполезно, Оно не поддавалось, хоть ты тресни. И было это страшно неудобно, И страшно, просто страшно очень, Убить себя хотел, но что за ересь? Еще же я живой - так надо верить! Схватил я ручку и схватил тетрадку, Я так устал слова годами прятать, Они так долго из меня всё рвались, И вот уж наконец дождались. Листва всё сыпалась, а с нею мои строчки, Я ел запасы скудные, чтобы не сдохнуть, А чтобы жить при этом еще малость, Мне голода к любви чуток осталось. В один из дней я был готов и вышел, На улицу - пускай со мною дышит, Все были в шоке - многие смеялись, А многие не в шутку испугались. Но я внимания на них не обращая, Пришел к реке и на колени падал, И этот стих последний я в тетради, Писал рукою... Сердце было радо. Листок из дерева упал последний, И лист он вырвал из руки посмертный, Я замертво к земле, но корни сразу, Сквозь тело и в нее бесстрашно. И древо меня тут же поглотило, И выросло огромное... Красиво... Листва тогда на ветки вновь вернулась, И к солнцу поскорее потянулась. И я не умер - я вернулся к жизни, Я часть Вселенной и я к небу ближе, Нормальные, то не поймут конечно, И будут жить они, наверное, как прежде. Но кто-то все же прислониться вдруг спиною, И к мыслям прикоснусь тогда строкою, О том, что жизнь свою принять должны мы, А не запрятать в жоп своих глубины.
48
7
506
В поисках души
В один чудесный серый день, Мне в голову пришла мыслишка: "А кто же всё же я вот есть?!" И напугала меня слишком. Ведь как могу я применить, Себя, совсем себя не зная? И вот прошло минутки две, И я вопрос уж изучаю... Как будто вижу в первый раз, А то вдруг пропустил я что-то?! И проверяю что да как, Как дурачок собой измотан. Вот две конечности нашел, Это, наверное, есть руки... Ну не из попы ведь растут! А то я всё частенько путал. Руками можно что-то взять, Собаке можно шерсть погладить, Девчонок можно обнимать, В носу и в ухе ковыряться. Еще конечности есть две, Походу это мои ноги, И функций у них тоже две: Стоят на месте, к месту ходят. А это что за чудеса?! Между ногами что за штука? Зачем она? К чему она? Сейчас я разбираться буду. В окне увидел силуэт, На силуэте были сиськи, И озаренье, как цемент, Вмиг затвердело четкой мыслью. Я понял, что за причиндал - Он детородный есть мой орган, И это классно - скажу вам, И это очень же удобно. Могу я род продолжить им, Иль чей той рот кормить так можно, Могу я род не продолжать, Но время провести кайфово. Еще он писает порой... Ну что поделать? Так уж надо. Но тут за что винить его? Кто в этой жизни не запачкан? Концовки все не просто так - Их туловище крепко держит, И без него совсем никак, Оно мне важное конечно. Совсем забыл... Вот голова! На ней есть уши, чтобы слушать, А чтобы видеть - есть глаза, И нос, чтобы дышать и нюхать: Цветы, наркотики, людей... Нос он чудесный - тоже нужен, Под ним растет прекрасный рот, Чтоб говорить, молчать и кушать. И кожей я обтянут весь, Кожа из кожи - это круто, И волосы на ней растут, Местами очень даже густо. А что же у меня внутри? Скелет - ну то есть это кости, Чтобы как умер я в сто лет, Останки откопали позже. Еще же мышцы во мне есть, То для движений, если вкратце, И кровь по венам, как река, Чтобы я мог сдавать анализ. А вот желудок - мой завод, Энергию берет из пищи, Кишки еще - целый клубок, И попа, чтоб отходы вышли. А где-то печень - это фильтр, Ой как же трудно ей живется, Когда в грязи прекрасный мир, То ей тогда уж достается. Аппендикс, значит, где-то там, Вот там под шрамом... Или нету? Ах точно - я его отдал! Ну им нужнее... Значит хрен с ним. Легкие легкие внутри, Они, как я, хватают воздух, И сердце бьется изнутри, Гоняя кровь, и это сложно. Есть нервов куча у меня, Они, как нити кукловода, А кукловод - то мозг, и он, Глава всему, хоть сумасбродный. Всего так много есть во мне, Всё так продумано искусно, И всё лишь, чтобы я прожил, И сгнил в земле? Вот это грустно. Должно еще же что-то быть, Что наполняет это смыслом... Душа! Конечно же душа! Я много раз о ней ведь слышал. Но где она? В моей башке? А может быть в моем желудке? Иль в сердце? Или же она... В том детородном? Или... В жопе?! Я хрен пойми, где же найти, Как выглядит и нахрен надо, Но без души душа болит... Смешно, но сложно не заплакать. Возьму ногами я пройдусь, Глазами девушку увижу, И ртом пошире улыбнусь, Ушами все слова расслышу. Рука с ней об руку пойду, Желудок пусть терзает голод, Уж лучше сердце пусть поест, Чтобы всё это не до жопы. Девчонки носом аромат, Добавлю в легких чистый воздух, И кожей кожей я дышать, Раздевшись с нею буду тоже. И пригодится тогда он, Волшебный детородный орган, Я так устал, а он силен, Пусть с нею как-то разберется. И пусть она тогда возьмет, И член, и руки, даже ноги, Глаза и уши, тот же нос, И сердце, и конечно попу. И туловище, всё что в нем, И голову мою с мозгами, И пусть сведет их враз с ума, Своими только лишь глазами. Все кости, нервы, мышцы, кровь... Всё ей отдам и буду верить - В себе я душу не нашел, Так может в ней найти сумею...
46
5
1674
Взгляд
Я вырвал из глазниц глаза, Чтобы лишь дыры прятали ресницы, Я заебался взглядом чудеса, Искать в местах, где чудо только снится. Я выдавил их пальцем... Красота! И пусть от боли мои нервы охренели, Но так скажу вам дамы, господа - Смотреть на мир всю жизнь куда больнее. "Открой глаза!" - я слышал много раз, Меня вы больше так не наебете, Я вырвал из глазниц глаза, И там закрыл, где вы их не найдете. Не будете в них лить сироп, Что слаще меда, только хуже яда, Я пристально смотрел как мог, Но больше мне того не надо. И шли минуты, с ними шли года, И вдруг сомненья мозг мой разорвали; "А может всё же... Может всё же я?!.." Избавиться от искушенья надо! Я их достал тогда - в ладонь и в мир, И от рождения нашел слепого, Несчастному их просто подарил, А через месяц его встретил снова. Он восхищен был и безмерно рад, Он видел красоту, что я не видел, Я разозлился и вернул свой дар, И наплевать мне, что его обидел. И отвернулся, когда он кричал, Что и до этого всё было так прекрасно, Что и слепым он красоту искал, И ощущал ее всё так же ясно. Вернул я их себе, но как же так?! Всё так же как и было всё осталось, Вокруг дерьмо и непонятно как, Найти в нем можно счастье, радость. Мой разум помутнел, я озверел, Ночами выходил, как на охоту, Отлавливал во тьме людей, И вырывал глаза их так охотно. Смотрел вокруг я ими так и сяк, Но всё не то... Да что же, блять, такое? Ну что же не могу никак, Найти хоть что-то для себя живое? Вот на столе десятки чьих-то глаз, Цвета все разные, но разницы не видно, В них точки зрения, да только для меня, Итог же всё равно единый. Я опустел и выболел душой, Взял свою пару и к лицу на место, Да только вот дрожащею рукой, Я их вернул не тем, что нужно местом. Зрачки вовнутрь направлены и вот, Из-за нелепой той своей ошибки, Я посмотрел в себя и в глубину, Я посмотрел и понял, в чем ошибка. И мои слезы, прямо из души, Мне прямо в душу потекли обратно, И горечь правды и своей вины, Собой душила и свалила на пол. С тех пор на всё смотрю, как в первый раз, И не сужу, увидев что впервые, Я знаю - мир наш полон глаз, Но без сердец они всегда пустые.
68
6
1089
Обними
Я людей обнимать учился, Едва на свет людской явился, В объятиях ты ближе к сердцу, В объятиях ты слышишь сердце. И к маме с папой ручками тянулся, И к плюшевой пред сном игрушке, Я лишь хотел найти тепла немного, Я лишь хотел тепла... Но рос и разрывались все объятья, И разрывали меня будто бы проклятья, В семейном доме дом не находился, Искать его там не осталось смысла. Я обнимал людей и называл друзьями, Я обнимал зверей и называл друзьями, Но первые, как звери разбежались, Вторые же людьми не стали. Я обнимал девчонок крепко, нежно, Искал в их море берег тот чудесный, Да только утонул и не нашел единой, Они тогда себя лишь мной любили. Ох как же заключать хотел в объятья, На улице прохожих вместо "Здрасьте", Всех незнакомых сразу без знакомства, Просто обнять и постоять немножко. Да только их такое напугает, Они того никак не понимают, Как можно взять и просто так открыться, И ходят все как есть закрыты. Я кинулся тогда к природе, И обнимал деревья, землю, воду, И поначалу мне казалось даже... Но оказалось, что я им неважен. Пусть мир меня навек не отвергает, Но знаю я, что он не замечает, Как идиот к тем звездам потянулся, Падая в небо, лишь земли коснулся. Искал от тишины немой лекарство, К своей гитаре прижимаясь страстно, Но музыка меня собой держала, Лишь пока пальцы за нее держались. Искал надежду и на всё ответы, В обнимку с книгами от ночи до рассвета, Да обо мне они всего лишь малость, Не для меня они ведь все писались. Всю жизнь свою объять пытался, Она же с отвращеньем вырывалась, И меня мысли эти злые убивали, Что смерти руки... Смерти пальцы... Расставшись из последним толком, Я в уголок тогда забился молча, Но сколько мне скажите можно, Всё обнимая, обнимать лишь воздух? Я сам себя обнял покрепче, Возможно станет хоть немного легче, Но даже в этих вот самообьятьях, Не слышно сердца... Страшно... И вот тогда, от страха задыхаясь, И все дороги в один миг теряя, Я умолял, надеясь, что не поздно, Я умолял: "Обними меня, воздух!"
63
5
1109
Из мира дверей
Как же выбраться из мира дверей? Мне не хватит ни дней, ни ключей, Мне не хватит ни силы, ни воли... Как мне выбраться? Сколько боли... Как покинуть мне дом без людей? Его жителям всё там видней, Хоть глаза в темноте потерялись, Всё схватили, но всё растеряли. Может выбить все двери собой? Может выжить и встретить любовь? Ну а может я сам этот ключ, Что откроет свободу и путь? А возможно - тот самый замок, От Вселенной закрылся как мог, Но закрылся я в той же Вселенной, В уголке её с запахом тлена. Мне открыться и двери открыть, Мне раскрыться и дальше идти, Мир дверей он закрыт для открытий, Мир дверей он для неба закрытый. Потеряться и путь свой найти, Встретить Время и сразу разбить, Те часы на руке его длинной, И пожить хоть немного счастливым...
49
7
329
Слезы творца
Я беру чернила и лист, Я словами без меры заполнен, И квадрат из бумаги так чист, Я его наполняю любовью. Создаю в пустоте целый мир, И его заселяю мечтами, Прикасаясь к творенью рукой, Прикасаясь душой и глазами. Созидания тайна как есть, Предо мною и мною раскрыта, Я сказал свое слово: "Живи!" Из себя всё что мог, то и выжал. Опустевший, уставший без сна, Но при том непомерно счастливый, Мои мысли родились на свет, Они - дети мои... Мои мысли... Я отдал их - пускай же идут, Созидают, творят и рисуют, На планете большой чудеса, Пока рай не вернут - не вернуться. Пусть шагают они по сердцам, И устами к устам и обратно, Свой посыл пусть несут по местам, Тот простой, но забывшийся как-то. Да вот только, всё как-то не так, Я увидел, как что-то сломалось, И слова мои - больше не знак, И не путь, хоть и топчут их малость. Исковерканы все так и сяк, Там убиты, а там уж забыты, Извратили, прогнали, сожгли, И я слышу их боли молитвы. Я бы рад им помочь, но никак, В одиночку я просто бессилен, Сделать лист мой сильнее тех глаз, Что смотрели, но не подпустили. Ну какой же я к черту творец?! Я бездарен, я слаб и ничтожен, Я задумать могу новый мир, Старый мир мне его обезбожит. Посмотрел с этой болью на дождь, И целуя те капли вдруг понял, Что возможно совсем не творец, Но мне слезы его так знакомы.
41
4
439
Мольба
Не любите меня - лишь обманете, Не дарите тепло - не губите, И приветом своим этим пламенным, Вы к иллюзиям вновь не зовите. Вы забудьте меня - будет правильно, Вы сотрите меня - не пишите, А найдете мой адрес нечаянно - Специально его разорвите. Вы не ждите меня - не приду я к вам, А приду, то прошу не смотрите, В мою сторону, словно и вовсе нет, Словно кто-то меня уж похител. Не целуйте меня - не целите боль, Не ищите в толпе среди множества, Я бы верил да только та вера - ноль, На нее моя жизнь вся умножена.
47
1
406
Спичка
Я всего лишь спичка, Есть же и другие, И моя привычка - Рядом вместе с ними. Так темно и тесно, В этих наших стенах, Стены из картона, Но признаться честно, Мы и не пытались, Выбраться наружу, Тихо дожидаясь, Сверху чью-то руку. Та нас зажигает, И готовит пищу, Либо поджигает Яд и дымом дышит. Догораем быстро, И совсем забыты, Новые приходят - Так уходят жизни. Я смотрю на это, И еще надеюсь, Что сожгу пожаром, Дом, в который верил. И тогда очищу, И тогда согрею, Мир, который гаснет, Сердцем, что сгорело...
45
4
428
История одной разрухи
В один из дней одной из жизней, В одном из множества домов, Между частями его как-то, Начался резкий разговор. – Я всех главнее, - молвит крыша, – Я выше всех и всех умней, И с высоты так много вижу, И знаю больше, чем вы все. – Да что ты бредишь? - вмиг картины, Включились в глупый разговор, – Мы так прекрасны и престижны, Мы украшаем этот дом. – Да что из красоты той толку? Мы есть удобство и уют, Мы наполняем дом комфортом, - Уже и мебель тут как тут. – Ну вы чудные, что за ересь? - Сказал так важно им сундук, – Если бы я вначале не был, То вы бы не были все тут! – Друзья, ну хватит же вам спорить! Мы все равны и все важны! - Фундамент где-то под землею, Промолвил, заглушая крик. – Вот это новость! Ты нам ровня? Да ты всех ниже! Ты в земле! - В ответ ему сказала крыша, И шум поднялся так сильней. – Кто о фундаменте то спросит, Когда заходит в гости к нам? - Картины сразу подхватили, – Совсем не друг ты - просто хлам. – А грязи на тебе то сколько? - Ехидно мебель молвит вниз, Сундук лишь только рассмеялся, И смехом всех наполнил вмиг. Обиделся тогда фундамент: – Ну оставайтесь при своем! Уйду - никто и не заметит... Ушел от них и рухнул дом... *** По мотивам одного из эпизодов романа Августо Кури "Продавец грез"
44
4
444
Босиком к мечте
Предел мечтаний - это ли ни вызов?! Предел стараний - это ли ни цель?! О Боже мой, да сколько этой жизни?! И как же страшно просто умереть... Ты вечно занят - ты теряешь время, И сам не знаешь, что потерян им, Сейчас нет времени - пускай мечты потерпят, Потом и вовсе ты простишься с ним. Они не терпят лжи и отговорок, А есть ли что-то, что живее, чем они? А есть ли что-то, что расскажет кто ты, Как те, что помнят, хоть о них забыл? Мечтают дети? Что плохого в детях? Без грез ты взрослый, но ты не растешь, Без грез убил в себе своей рукою, Себя из детства... Вот и весь итог. А понедельник... Он ведь не поможет! Сорви все планки и беги наверх, Сотри до дыр любимые кроссовки, И босиком по выжженной земле. Пройдет та боль, а ты, прошу, останься, Пределы вновь раздвинь и разорви, Ты не умрешь, мечтанья убивая, Но не живешь, пока не оживишь.
43
1
424
От снов скрываясь в свете фонарей
От снов скрываясь в свете фонарей, По улицам остывшими следами, Не так давно по ним прошедших дней, От сказок на ночь в дебри убегаю. Мне ночью этой не темно совсем, Не видно просто света солнца, Темно лишь только мне со всем, Что лживо кличет себя солнцем. В домах я вижу окна, что не спят, Мне хочется лететь туда, но всё же... Я видел то, как пламенем свеча, Надежду дарит, но сжигает позже... И бег мой бесполезен, как болезнь, Я снами вновь пленен и переполнен, И вижу снова наяву лишь то, Что сотворить снотворное не сможет. Что звезды в небе - битое стекло, Я их хватаю, а в ответ порезы, И кровью небосвод моей зальет, Когда рассвет в моих глазах забрезжит. И новый день тогда наступит для меня, Мечты в нем будут, а не просто числа, Ну а пока что, растворяя в себе ночь, Я сам в ночи пытаюсь раствориться...
42
2
237
Песнь дворника
Я слушаю Моцарта, Читаю Ремарка, Пью из глубин, Мой разум, как лампа. Скиталец без мер, Знаток редких знаний, Изысканных чувств, И мысли блужданий. Поэт я в душе, На улице дворник, И чище весь свет, Делаю ловко. Да только меня, Никто не заметит, Коль с грязью дела, То грязным окрестят. Никто не увидит, Муки Тантала, Гребаный мир, Пустых идеалов. Красотка, привет, Давай к этим звездам, С тобою возьмем, И враз прикоснемся. Ну что же ты так? Я тот, кого ищешь, Мне сделай минет, И в два раза чище, Твой двор подмету, Я честно сумею, Я супергерой, Спасу эту землю. От кучи дерьма, Что льется рекою, Без кучи бабла, Фальшивых героев. Да только вот кто, Возьмет и признает, Тот факт, что о нем, Прекрасно я знаю? Что ваш карьеризм - Тюрьма капитала, Вы продали жизнь, Себя вы продали. За блеск и престиж, Вам жопа милее, Чем сердце свое, И кал ваша прелесть. Я с грязью борюсь, Метлою и словом, Но кто то поймет?! Для вас я ничтожен. Я делаю мир, Немножечко чище, Но кто же меня, От боли очистит?
43
3
309
Осьминог
Быть бы осьминогом, Да только сухопутным, Дополнительные ноги - Это, сука, круто! И те же, сука, ноги - Они же, сука, руки. Это правда круто! Это мысли крутит. Можно вдвое больше, Девок ими лапать. Можно вдвое больше, Охуенно, правда?! Подругу до оргазма, Свой член не доставая, Всего двумя "руками", Двумя же - на гитаре, Двумя искать козюли, Двумя листать Толстого, Это ли ни чудо?! Это ли ни клево?! Какой там Юлий Цезарь?! За Юлю и за цезарь, Можно сразу взяться, От счастья обосраться. Я мог бы всё и сразу, И всё тогда успел бы, Мог бы всё и сразу, Мир весь охуел бы. А то, что руки - ноги, Так это офигенно - Все пройду дороги, Все познаю земли. Еще же осьминоги, В себе несут чернила, И это экономно, И это так красиво. Да только вот нюансик - Мне на хер те чернила, И на хер руки-ноги, Аж восемь, пусть и мило? Прекрасно же я знаю, Что будет только хуже, Не нужно восемь ножек, Одно лишь сердце нужно. О грезах его вспомнить, Поверить и не бросить, К тем осьминогам в море, От дел, дорог, и строчек...
34
6
234
Ловец снов
Ночь День День Ночь Ночь Плен Тлен День Круг Друг Круг Враг Шаг Вниз Шаг Вспять Нет Стен Нет Крыш Где Смерч Где Свист Где Смерть Где Жизнь Где Лист Где Смысл Вот Кров Вот Кровь Цвет Снов Цвет Слов Там Тень Там Свет Я Здесь Я Есть Мой Дом Мой Свет Мой Плед Мой Нет Мой Сон Мой Бред Мой Сон Но Нет
57
4
594
Вода
Внутри вода, Тебя, меня, Несет она, С высот до дна. Внутри тебя, Внутри меня, Одна вода, Всего одна. Тела - всего лишь берега, Тела всего - Лишь берег "А". Открой себя, Открой меня, Пускай вода - Весь мир до дна. Где были крыши - Будет низ, Где светят звезды - Прикоснись... Где будет дождь - Там будем мы, Собой топить, Себя топить... Всё обтекая, Всё храня, Соприкасаясь, Мы со дна, На неба капли, На круги, Смотреть на них, Смотреть за них. Мы жизнь в себе, Мы жизнь себе, Из тех небес, Похитили цвет. По нам плывут, И в нас живут, Для рыб приют, Они нас пьют... Мы растворим, И мы творим, Мы смоем грим, Мы не горим. Сегодня лед, А завтра пар, Куда-то вверх, И вновь назад. Смешаться вмиг, Мешая миг, Без формы жить, Собою быть. Пускай вода - Стихов слова, В ней ты и я, И мы - вода...
53
3
261
В чем разница
Мы все на разных языках, И между нами есть границы, Живем мы в разных городах, И цветом разным наши лица. Мы разных создаем богов, Но суть молитвы всегда та же, С начала всех людских времен, Мы ближе, ближе, но и дальше. Нас слишком много развелось, То, чего много - то не ценят, И так уж как-то повелось, Что на душе дешевый ценник. Так много разниц, но одна, Одна всего у нас основа, Простая будто бы вода, Но спрятана под толстым слоем. И все различия пусты, И все пустоты безразличны, К тому, что в мире важен мир, И к тем, кого не знаем лично. Да что там говорить про мир? Всё начинается от дома, В котором даже пышный пир, Друг с другом нас не познакомит. Мы все знакомы в глубине, При этом вовсе незнакомы, С толпой зевак наедине, Мы ищем с кем найти хоть что-то. Мы все на разных языках, И между нами есть границы, В своей стране, в своей семье, И даже в собственных же мыслях. А дни идут, идут года, Зачем, за чем и с кем идти нам? Мы одинаковы в душе, Но наша глупость разделила.
51
3
295
Возьми свой дар обратно
Мама, возьми свой дар обратно, Мало я жил за много лет, Мама, возьми же жизнь обратно, Мама, прости за этот бред... Знаешь, тепло твоих касаний, Знаешь, весь свет из твоих глаз, Мама, я потерял их как-то, Мама, прошу тебя не плач... Слезы твои мне солят раны, Раны - твоим слезам исток, Рано я думал - "слишком поздно", Поздно искать в началах толк. Звезды всё видят и всё знают, Падал во тьму подобно им, Плакал холодными ночами, Звезды... А я так не светил... Мама, я помню на ночь сказки, Жалко, что сказки все лишь там, В месте, где детство с чудом вместе, Ходят друг с другом по пятам. Мама, твоя любовь бесценна, Мог бы, давно бы уж продал, Чтобы она в ладонях чистых, Ладони свои я замарал. Мама, возьми свой дар обратно, Мама, и вновь его дари, Снова я попытаюсь снова, Снова я попытаюсь жить...
46
4
233
Первая последняя любовь
Она хотела любви так искренне, О вечной мечтала в четырнадцать, И вены засыпало искрами, Окруженные сказкой и принцами. Нашла своего и доверилась, Безумно, бездумно, наивно так, Он лапал за грудь, но надеялась, Что сердце ее он так ищет там. Все мысли поил бесконечностью, Ее целовал - она таяла, Пусть вечное чуждо для вечности - Мечты забывают все правила. Он всунул свой член - было больно ей, Затем прикурил и расслабился От сердца ее сигарету он, И с дымом любовь вся растаяла. И годы прошли, а она идет, Для принцев уже неприступная, А где-то внутри полыхает лед, Судьба ее словно преступница, Украла на сказку надежду вновь... Не тянется к ней даже мыслями - В любви она знает теперь уж толк, Да толком ее и не видела.
48
2
216
Красными нитями
Мы повязаны красными нитями, Черной кровью безбожно пропитаны, И границы меж нами размытые, И для мира давно мы забытые. Гвозди в крышках гробов все забитые, Нас тянули в могилы магнитами, А мы жить захотели - о грешные! Мы подобны реке, но безбрежные. И как пламя - такие же нежные, И как ложь - мы такие же честные, Независимы чувствами, мыслями, От которых уже мы зависимы. И прожиты мы чьими-то жизнями, И запрятаны этими крышами, И глаза слепотою залитые, И картины тоскою все смытые. Мы закрылись от мира - раскрытые, Каждый миг снова стал, как открытие, Мы погасли под старыми лампами, Мы зажглись под потухшими лампами. И хватали голодные лапами, Целовали, молили и лапали, Разучились давно уже плакать мы, Но когда-то же вспомнить и надо бы. Вспомнить слезы, что в детстве пролитые, И улыбки, что так же забытые, Вспомнить то, что хотели давно забыть, Как и то, как еще не умели жить. Взять и вместе послать к черту знания, Давай вместе кричать, что не знаем мы, Как любить и как жить нужно правильно, Снова жить и любить... Пусть неправильно... Мы повязаны красными нитями, Черной кровью безбожно пропитаны, Черный цвет это красный, но цвета тьмы, Память шьет наш узор только красными. Ее пальцы иголкой поколоты, Ее кровь выпивают уколами, Но она не умрет и состарится, До земли... в небе мы... в этой памяти...
49
2
265
Моя весна не доживет до лета
Моя весна не доживет до лета, Она засыпана холодным снегом, И не увидит моя ночь рассвета, Как мало света и как больно это. Я ждал тепла себе всю эту зиму, Был мудрецом тогда или кретином? И календарь мою одежду снимет... Эти лучи... Меня морозит с ними... Я доигрался в эти поры года, В их цикле явно же сломалось что-то, А может я тот цикл или поломка? Не было кайфа, но терзает ломка. Кто-то сказал мне, что я точно кто-то, Да вот не верю все же я чего-то - Не снежный человек, а человек со снега, Только не таю и не слышу смеха... Моя весна не доживет до лета, Не будут петь о ней в стихах поэты, Я не дождусь уже тепла и света, Заледенею на квадратном метре. Моя мечта не доживет до жизни, И мои мысли все растащат числа, Я не дождался той весны на коже, Она меня не дождалась под кожей...
58
4
330
На исходе
Свет не горит, но всё же прожигает сердце, День не бежит, но сил уж нет догнать, Звездой я стану - этой падшей вместо, И даже временем - я так устал бежать...
48
2
374
Мысль
Мысль человека будто масло, От размышлений враз ее ножом, Отрежут и на хлеб намажут, А сверху сыр и колбасы еще. Искать потом там будет душу, Где лишь желудок ей один удел... Она считала - высший смысл ей нужен, А человек себе тихонечко пердел. И вот они совсем расстались, Она уже совсем не та, какой была, "Что за дерьмо?!" - у мысли мысль такая, - "Я уж не пища, а кусок дерьма!" Бездушно смыли. Смыли и забыли. Она цеплялась - ершиком и всё! Другие мысли к людям приходили, И их просрали... Так же, как ее! Стих этот - просто мысль о мысли, Пусть идиотская, но вам на хлеб сойдет, В мире обжор и почестей желудку, Неясно, где мудрец, где идиот...
41
5
382
Бред мудрости
Мы живем в таком мире, Где... бла бла бла... Мы живем в такое время, Когда... бла бла бла... Люди очень привыкли Всё: "Бла бла бла..." И снова: "Бла бла бла..." И всё лишь для бабла. Я могу их всех корить Своим "Бла бла бла..." И мудрецом прослыть, Только вот нахрена? Я буду умным для тех, Кого винит тот стих, Да я и сам же ведь, Как есть один из них. Другого мира у нас нет, Поймите, господа, И всё как есть сейчас, Так было и всегда. Фундамент он для всех, Веками он такой, Время тут ни при чем... Время тут ни при чем... Давай с себя начнем, И меньше "Бла бла бла..." Сначала мы начнем, До самого конца. А есть ли правда, а? Зачем пиздеть о том? Ведь часто неправа, Если и есть... И что? А дружба есть иль нет? Давайте пить и петь! Зачем искать нам свет? Давай включать тот свет! А есть любовь иль нет? Не надо плакаться! Зачем искать ответ? Давайте трахаться! А что внутри болит? А может то душа? Прими эспумизан, И не реви, дурак! А после смерти что? А после жизни что? А справедливость где? Вся жизнь - большой вопрос. Нет смысла в смысле... Нет! Что насчет истин? - Нет! Забудь весь этот бред... Вселенная, привет!
42
1
259
Поэзия
В пизду всю эту поэзию, Иль лучше пусть на хуй идет, Уж лучше учить геодезию, Чем витать в облаках, идиот! Я мозг заебал злыми рифмами, Пытался найти нужный ритм, Хорей или ямб? Может анапест? На размере размеры крутил. А муза - шалава дешевая, Приходит, уходит... Пиздец! Платил ей ночами бессонными, Любви не купил - только секс. Как много стихов написал уже, А толку? Как прежде немой, Никто их не слышит и в омуте, Они без меня с головой. Так много тех строк, сука, много как! А тем же для них ерунда! Поэты берут их и так, и сяк, Пытаются снова подать. Чем больше к тому мы все тянемся, Тем меньше услышат, поймут, Слова для поэтов, как занавес - За ним они тихо живут. Стихи же их, блять, они громкие, Да только, как мухи все мрут, Сегодня они слишком звонкие, А завтра в тиши пропадут. Другие на смену приходят им, Да разницы нет ни хрена, О как же нелепо всё скомкано, На ровных в тетради листах! И толку искать мне сравнения? Нет разницы как назовешь... "Глаза - океан и я в них плыву"... Тьху, блять, ну к чему тот пиздежь?! Сожгу я к чертям все нелепицы... Глаза - океан? Лишь глаза!... И в жизненной прозе поэзия, Совсем ненужна и смешна. Вот так порешил и вдруг стало мне, Спокойно, чудесно, легко, Могу улыбаться, как солнце я, И срать мне, что рифма не прет. Но в парке раз как-то да встретился, С девчонкой глазами и вдруг, Забыл все стенания скверные, И глупые строчки пишу: "Пытался к тебе подобрать слова, Но всё же ни с чем не сравнить, Ту девушку, что несравненная, Охеренно красивая ты..." Зачем написал я опять сей бред, Давно ж уже сказано всё? Не мной, и ни ей же всё сказано! О муза, вернись, я живой! Поможешь уснуть мне с девицей той, А завтра - весь мир пробудить, И пусть ты шалава дешевая, У меня ведь есть тоже грехи...
41
4
247
До лампочки
Вновь убегая из моих глаз, Свет собирался в одну лишь точку, В нее умчался и в ней погас, Ведь обесточен его источник. Мир поглотила собою ночь, Когда нажал я тот выключатель, Включаю снова - и свет, и тьма, Я попытался, я попытался...
43
0
425
Снова
Я не знаю зачем воскресать, Воскрешая дорогу и пункты, И в пути том опять погибать, Всё цепляясь за дни и минуты. Я не знаю зачем это всё, И не вижу где миг, а где вечность, Непонятно, что будет потом, Но я снова уйду и воскресну. Я не знаю и знать не хочу, Есть там смысл или нет его вовсе, Но пока я живу - не умру, И согрею собой даже солнце. Может всё же когда-то пойму, Есть та истина или же нету, А пока я с любовью иду, Днями тьмы прямо к ночи и свету.
49
1
232
Последний поклон
Наш мир подобен театру, А я хреновый актер, Не заглянул я в сценарий, И не учил свою роль. Одни играют на сцене, Другие смотрят на них, Меня на сцене не ценят, Но всё же я среди них. Смотреть без дела труднее... Услышь меня, режиссер! Слезы и смех - мое время, Я не играл - я живой. Слезам и смеху не верят - Не по сценарию ведь, Импровизация - бремя, Я научился терпеть. Мне надоели все маски, В которых нету лица, Мне надоели костюмы, В них нет и части меня. Пусть мое имя забудут, Аплодисменты не мне, И занавес не рассудит, На бис не вызовут впредь. Ваш мир подобен театру, А я хреновый актер, Покоя нет и в антракте, Уволь меня, режиссер. Мне не нужны гонорары, Не быть бы пленником стен, И с небом жить без театра, И кем я есть, быть лишь тем.
72
5
473
Отражение
Кто ты, Тот, кто из зеркала смотрит? Я тебя не знаю, И в чем твой подвиг. Кто-то Всему черта или точка отсчета, Твои глаза громко, Но ты немое что-то. Как-то Мне снова не хватает фактов, Кто начало, А кто его остатки? Где-то Под нами есть огромная планета, Но я же знаю - Двоим не хватит места. Где-то На все вопросы есть всегда ответы, Может не в нас - Хотя бы на планете. Как-то Меня пугают эти наши факты, Что твои потери Со мной в контакте. Кто-то Искал напротив в себе что-то, Взывая "Кто я?" Но бестолковый опыт. Кто ты? Мне так разбить тебя охота... Кто отражение? Страшно думать кто ты...
46
1
239
Кумир Аркадий
Алкаш Аркадий, ты прекрасен! Ты лучше всех! Ты мой кумир! Мне с первой встречи стало ясно - Я твой фанат, а ты мой мир! Я каждый тост навек запомнил, Читал без сна, читал до дыр, Ведь с первой встречи стало ясно - Я твой фанат, а ты мой мир! "Чтоб хуй стоял и зубы..." - как там? "...и зубы не болели!" Блииин! Вот это ты конечно гений! Твой опыт так необходим! "Чтобы всё было..." - как там дальше? "И ничего за всё за то" Да ты остряк! Еще и мудрый! Сдадим бутылки те, Платон? Ты хочешь ссать? Вокруг же люди! Ты хочешь ссать - ты будешь ссать! Вот это выдержка! Ты чудо! И всяко лучше, чем в кровать. Алкаш Аркадий, дай автограф! Позволь тебе рукоплескать! Я всем отрыжкам твоим вторю, И повторю: "Твою же мать!" Пердеть я научусь публично, Микробы вздохом убивать, Ты мой пример - Аркадий личность, Давай с тобой всё пропивать. Давай плевать на все законы, На моду, деньги и мораль, Мы корабли, что не утонут, И нам судьба не просыхать. Скажи еще раз! Ну разочек! "Вся жизнь дерьмо!" Скажи ещё! "Вся жизнь дерьмо!" Это прекрасно! Ты снова истину изрек! И пусть престижа нет и лоска, Пускай смеются все... И что? Я фанатею от Аркаши, И пусть глупцы идут в дупло. Чем мой кумир от ваших хуже? Он хоть признает, что в дерьме, А ваши блеском всё прикрыли, Герои, сука, наших дней.
50
6
283
Кровь и чернила
В моих чернилах кровь, В моей крови чернила, Возможно и любовь, Но так невыносима. Весь мир через меня, А после - на бумагу, Как много там меня? Как много там бумаги? Я молча крик пишу, В том крике нету края, Я сам себя ищу, Я сам себя теряю. Не слышит пусть никто, А кто-то может слышит... Чернила, кровь и всё... Слова и я - мы дышим...
72
5
373
Мама
"Я сказку хочу! Расскажи мне!" И Мама расскажет ее, Устала за день но и всё же, О чуде расскажет, споет. "Играй со мной, Мама, играй же!" Она поиграет со мной, Пусть ей не до игр, но играет, Ей силы добавит любовь. "Лечи меня - как же мне плохо!" И Мама ночами не спит, Так нежно любовью исцелит, Заботой меня защитит. "Игрушку хочу, как у Димы!" И Мама мне купит ее, Не хватит потом ей на платье, Но я же дороже всего. "Я кроссы хочу, как у Вити!" И Мама на них мне займет, Сама же те туфли всё носит, Что им ни один уже год. "Дай денег немного, Мамуля. Я Аньке куплю шоколад". И даст на него, хоть забыла, Какой тот на вкус шоколад. "Какая же Анька та дура!" И Мама со мной погрустит, Утешит, расскажет о жизни, Разделит тяжелый тот миг. "И что, что напился? Я взрослый!" А Мама рыдает навзрыд, Сынок ее - глупый подросток, Решился напиться, курить. "Отстань! Ничего ты не знаешь О жизни и боли моей!" Она меня больше всех знает, Не знает, что делать теперь. "Ну вот я и вырос - поеду, Родная, по мне не скучай, Я в гости вот скоро приеду, Звонить буду часто - ты знай. Спасибо за всё - я всё помню, Я это безмерно ценю, Не плачь - человеком я стану, И мир весь тебе подарю". А дни всё идут, а мне мало Мне времени мало любить, Его не хватает мне даже Немножечко рядом побыть. "Сынок, ну когда ты приедешь? Мне так одиноко... Скажи, Когда ты меня вновь обнимешь? За что же ты так? Не молчи! Возможно я в чем виновата, Так ты меня, милый, прости. Я всё за тебя... Ты же знаешь... Когда ты приедешь? Скажи..." "Мамуля, нет времени... Правда... Ты это... Давай не реви! Я рад бы сейчас поболтать бы, Но занят... Потом... Не грусти..." И Мама состарилась рано, Так быстро летят те года, А я их беспечно теряю, И ближе побыть нет и дня. Она ходит часто к могиле, Где Мама ее тихо спит, И плачет, и плачет, и плачет... О боли своей говорит... Как страшно же даже подумать, Как я у могилы стою, Жалея - любить не успел я... И сын мой не помнит, что жду... Прости меня, слышишь, родная?! Прости, что не там я ищу, Тепло, что всегда было рядом, Тепло, что никак не найду. Я знаю, что ты меня любишь, Простишь, как прощала всегда, А я же за всю свою глупость, Себя не прощу никогда.
66
7
427
В земле
Родная земля, ты в земле... О как же жестоко, родная, Судьба относилась к тебе, А ты же совсем молодая. Родная семья на Земле, А ты уж под ней исчезаешь, Ты птица, но крылья в земле, А в ней ты уже не летаешь. Наследие делят твое, О смерти же даже не знают, Не носят цветы к той плите, Что память собой воскрешает. Детьми ты забыта. За что? Вопрос не находит ответа. И даже теперь не найти, Покоя и чуточку света. Ни в ад ни пускают, ни в рай, Душа меж людей тихо плачет, До смерти не видел никто, Сейчас же - тем более значит. Две ленты в твоих волосах, Одна цвета поля пшеницы, Вторая, как небо над ним, Но цвет их давно уже выцвел. Родная земля, как же так?! Подошвами снова затопчут... Частицы твоей же земли, Собой к чужим землям уносят. И кровью залили тебя, На части тебя поделили, Родная, родная земля... Тебя же в тебя хоронили. Припал я к тебе и щекой, Прижался покрепче, рыдая, Ты слезы мои ешь и пей, Цветы пусть опять прорастают. Пока ты цветами наверх, Имеешь надежду воскреснуть, Как жаль, что мольбы о тебе, Следом за тобой в эту землю.
50
5
287
Эхо
ПОСЛУШАЙ, МИР!!! Послушай, мир! послушай мир ТЕБЕ КРИЧУ!!! Тебе кричу! тебе кричу ТЫ ЧТО ГЛУХОЙ??? Ты что глухой? ты что глухой Я ПОВТОРЮ!!! Я повторю! я повторю ПОСЛУШАЙ МИР!!! Послушай мир! послушай мир НЕ СЛУШАЙ ЗЛО!!! Не слушай зло! не слушай зло ТЫ ЧТО НЕМОЙ??? Ты что немой? ты что немой МОЛЧИШЬ НАЗЛО??? Молчишь назло? молчишь назло ОТВЕТЬ ЖЕ МНЕ!!! Ответь же мне! ответь же мне ГДЕ ТЕ СЛОВА??? Где те слова? где те слова ЧТО О ДОБРЕ!!! Что о добре! что о добре ЧТО ДЛЯ МЕНЯ!!! Что для меня! что для меня ЧТОБЫ Я ЗНАЛ!!! Чтобы я знал! чтобы я знал Я ВСЁ ЖЕ ЕСТЬ!!! Я всё же есть! я всё же есть ТЫ УВИДАЛ. Ты увидал. ты увидал Я ВСЁ ЖЕ ЕСТЬ. Я всё же есть. я всё же есть Я ЗАМЕРЗАЛ. Я замерзал. я замерзал БЕЗ ТЕПЛЫХ СЛОВ. Без теплых слов. без теплых слов Я ЗАТИХАЛ. Я затихал. я затихал А ТЫ ПРОШЕЛ. А ты прошел. а ты прошел СКАЖИ ХОТЬ РАЗ!!! Скажи хоть раз! скажи хоть раз ЧТО НЕ С СОБОЙ. Что не с собой. что не с собой Я КАЖДЫЙ РАЗ. Я каждый раз. я каждый раз КРИЧУ ПРО БОЛЬ. Кричу про боль. кричу про боль ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...
65
6
521
Мечта Виргинии
Виргиния смотрела вниз, мечтая: "Мне бы на землю... Человеком стать... Свой путь ногами изучать по сантиметрам, От пустоты высот скорей бы убежать... Касаться каждым шагом той планеты, Что сердцу так мила и так близка, Быть частью первозданной киноленты, И каждый кадр собою наполнять. Свободу от свободы неподвластной, Заполучить и в плен земных хлопот, В них находить моменты, что прекрасны, И не похожи друг на друга как никто. Отбросить затхлость своих дней бездонно синих, Уж лучше горстку грязно серых взять себе, В них есть хотя бы... Или же... Ну как же... В них однозначно что-то всё же есть". А человек смотрел наверх при том мечтая: "А мне бы к небу... Мне бы птицей стать..." Виргиния с мечтой своей не знала, Что с ней она уже, как человек была.
50
1
391
Жизнь одной смерти
Если ты это читаешь, То меня коснулась смерть, Ты меня конечно знаешь, Но прошу - не смей жалеть! Жизнь была моя живучей, Но, увы, мой прерван век, Так спонтанно, так нелепо, Жить да жить бы еще мне. Вся вина на человеке, Что рукой своей прервал, Мои дни и наши вместе, Он терпеть меня устал. Он писал сей стих-убийцу, Дописал - я вновь жива, Он ко мне опять привыкнет, Мое имя - Пустота.
63
6
494
Слезы в крови
Все уходят... Всё уходит... Но куда ж они идут, Не оставив новый адрес? Не вернутся, не вернуть. Что приходит, то проходит, Что со светом, то во тьму. Всё в аренду и обратно, Даже жизнь назад верну. Нет той веры, нет той правды, Что поможет мне принять, То, что дни мои отняли, То, что было не отнять. Нет тех истин, нет той силы, Что поможет осознать - Всё и вся и даже сам я, Потеряемся опять. Как же, сука, это страшно, Хоронить за миг года, Как я не пытался дважды - Время пальцами... Вода... Люди, чувства, мои грезы, Все нашли свои пути, Ну а я, как будто выслан, С ними мне не по пути. Если бы я мог вернуться, Я бы многое вернул, Дорожил каждой минутой, И всем тем, что так люблю. Целовал бы руки маме, А не конченым блядям, Не взрослел бы по ночам я, Смысла жизни не искал. Первый раз не закурил бы, Никуда бы не спешил, И в душе не сохранил бы, Правду чьей-то дикой лжи. Был бы проще и добрее, Не грешил бы всякий раз, Когда вырасти быстрее, Всё пытался в трудный час. Утонул бы во всем мире, Утопил бы в себе мир, Пусть в моем кармане дыры, В сердце не было бы дыр. Стал бы самым лучшим другом, Стал бы гением любви, Всё что дорого и важно, Всеми силами хранил. Не терял бы время даром, И мечтами только жил, Воздух им дарил бы даже, Так как прежде не дарил. Может быть я удержал бы, Удержался может быть, Только это ведь не правда - Без потерь не обрести. Но обрел - и вновь потери, Что за блядский клятый круг?! Обрети, просри и снова... Время рядом, но не друг. Так оно реке подобно, Я кричу на берегу, В ней плывут одни лишь трупы, Лучших жизни той минут. А я плавать не умею, Но в одежде прямо к ним, В ледяной воде и вместе, Вмиг на дно и видеть сны. И пускай пиздят и лечат, Утешают, объяснят, Мне и правда станет легче, Когда враз пошлю я нах... Те умы что знают душу, Они знают не меня, Они учат, учат, учат, Учат всех, но не себя. И в пизду те все ученья, Когда жизнь это игра, Когда все мы в ней играем, Но судьба лишь проиграть. Предан кто, тот стал предатель, Кто любил, тот разлюбил, Одиночество без даты, Миг пиздатый так решил. Близкие бегут в могилы, Близко быть не можешь впредь, Когда мог, терял возможность, И осталось лишь жалеть. Те мечты, что были в сердце, Что меня делали мной, Они умерли со мною, Ну я на вид живой. Мне не больно в свою морду, В зеркало и кулаком, Больно то, что есть то чувство, Что звучит в тиши, как гром. И в слезах та кровь в ладони, И в крови те слезы вновь, И в крови мольбы и стоны, В их крови вся моя кровь. Все уходят... Всё уходит... Что останется тогда? Еще миг в глаза до дрожи, И ушел сам от себя...
48
8
247
В последний раз
когда вы в последний раз любили до сладких слез когда вы в последний раз мечтами касались звезд когда вы в последний раз улыбкой встречали день когда вы в последний раз гадали что может тень когда вы в последний раз смеялись целуя дождь когда вы в последний раз снежинки ловили ртом когда вы в последний раз не думали о делах когда вы в последний раз не помнили о часах когда вы в последний раз не знали что значит знать когда вы в последний раз желали без снов летать когда вы в последний раз цвели как сама весна когда вы в последний раз щекой на земле в лучах когда вы в последний раз восторгом встречали мир когда вы в последний раз искали заветный рим когда вы в последний раз без боли и лживых фраз когда вы в последний раз жили в последний раз
70
8
344
Искусство
В искусстве не бывает пошлости, Она же - до краев искусствами, В объеме потерялись плоскости, Давай меняться кожи вкусами. Мы прежде не бывали прежними, Одежды прикрывая чувствами, Мы не хотим любить надеждами, Целуем нашу страсть укусами. Мы прежде не бывали честными, И в счастье оставались грустными, Давай признаем себя грешными, Грешить, но становиться лучшими. В искусстве не бывает пошлости, Она же - до краев искусствами, Сними свой камень да и мой сними, И похоть превратим в искусство мы.
58
2
491
Чернильный свет
Спрятал мир от себя стенами, Оставляя мгновения цельными, А они отвечали: "Стены мы", А они всё живут сценами. А они всё бредут бедными, А они дни живут метрами, Сны мои все сочтут бреднями, И за раз разобьют сплетнями. Без меня проживут пленными, А меня разорвут землями, Не согреться лучами весенними, Не оплакать дождями осенними. Когда сердце питают отбросами, И разносят их прямо подносами, Ночи стали такими бессонными, Мысли стали такими рандомными. Мозг разорван в ночи дилеммами, Миг разобран тоскливыми темами, Спрятан мир от меня стенами, Продан он без меня ценами. И пропитан насквозь догмами, И заполнен до дна фантомами, В нем безумства считают нормами, Кровь подорвана в нем бомбами. Люди стали такими бетонными, Как из стали - такими холодными, Вечно ждущими, вечно голодными, Монотонными, монотонными. Оставайтесь, прошу, незнакомыми, Ваши точки не станут огромными, Я весь свет соберу блокнотами, Я его проиграю нотами. Я танцую с чернилами пальцами, Не желая сломаться под кастами, Не мешая свой звук из подкастами, Не считая все пытки напрасными. Но считая попытки прекрасными, И чернилами будто бы красками, Нарисую ни черными, красными, А чернильными нежными страстными. Нарисую простейшими фразами, Блеском звезд, а не яркими стразами, Мир, в котором те стены бесстрашными, Все разломаны строчками разными. И свобода отстроена строфами, Не пугает меня катастрофами, И на небо легко можно лифтами, Не измерить меня уже числами, Полетят снова мысли пилотами, Не закроют себя за заботами, Разорвут связи с черными датами, И не спрячут себя за оградами. И я снова живу ни наградами, Ни престижем, ни разными платами, И не ранят меня там палатами, И не вылечат вмиг автоматами. Исцеляю себя просто рифмами, Убиваю себя просто рифмами, Примитивными пьяными рифмами, Примитивными, пьяными, битыми. Отфильтрую всё лишнее фильтрами, Вдохновение пить буду литрами, Наслаждаясь бездомными лицами, Приглашенными в дом мой страницами. Не роняйте себя только фактами, Приходите ко мне вы с догадками, Не скрывайте поношенность латками, Не скрывайте потерянность латами. Не страшитесь моими вы ранами, Не страшитесь моими вы шрамами, И морщинами слишком уж ранними, И мечтами безумными рьяными. Разорвем тишину нашу струнами, И забудемся древними рунами, Свяжем новую жизнь, возьмем нити мы, Разноцветными в ней будем нитями. Лист, слова... Вы и я... Вот и дома мы, Вес теряем, дыша невесомыми Тьмой чернил, тьмой сердец - сразу тоннами, И та тьма это свет - только формами.
48
3
248
Бумажный мир
Мы из бумаги строим свою Землю, Ту самую, что ближе к Небесам, Цветы, животные, дома и люди... Бумажный мир живым глазам. Чернилами оставим там же буквы, Из них слагаются опять слова, Из слов - история, что сказка будто, Она же с нами всё же ожила. Мы из бумаги строим свои земли, Это не шалость, это не игра. Цветы, животные, дома и люди... Такие разные - основа же одна. На тех листах мы пишем своё чудо, И строки в них таят для всех тепло, Тот мир согреет и опорой будет, Но хватит спички, чтобы сжечь его.
55
5
390
Продажный
На всех клочках этого мира, Есть ценник свой, своя цена, Перед тобой огромный выбор - Бери, плати и пользуйся. Везде одни лишь только цифры, И балом правит тем расчет, Чем ты богаче, тем беднее - Цена быстрей тебя растет. На людях ценник и на чувствах... И с молотка получишь жизнь! Купи, продай потом, а после, С душою нищей и умри. Не говори, что мир продажный, Ведь в том причина этих бед, Что сам его купить пытался, Да просто не хватило средств.
57
2
667
Признание
Глаза нам помешали видеть, А уши помешали слышать, Нам время помешало быть, Быть мирными мешал весь мир. Мечты нам помешали сбыться, А лица помешали скрыться, И жизнь мешала просто жить, Но всем им помешали мы.
58
2
336
Незаметное знакомство
они встретились в мире из капель дом дождя вместе в нем им тепло сразу взяли в свои руки скальпель и сердца на подарок без слов их безмолвные крики на воздух всё взывали не зная имен просто знали не знали но знали громко звали в красивом кино всё же верили веру теряя даже мерили меры без мер они видели и прикасались они жили без права на смерть томно плавили в пламени тая забывая про плач и про смех они ползая к солнцу летали они падая падали вверх они встретились в мире из капель они сами как капли сквозь сон мы прошли не заметив что наши взгляды встретившись строили дом и так слезно молили о встрече одиночества два собрались на свиданье в кафе бесконечность ну а мы на него не пришли
52
5
393
Касаясь глазами
Встреча Одно Миг Два Три Сто Стоп Прикосновение Голод Ток Так Тик Так Знак Забыты Роли Ешь Съешь Пей Смей Почувствуй Тонкость Миг Тьма Миг Свет Как будто Тонем Как будто Стоны Как будто Т О Н Н Ы Расставание Одно Миг Два Три Сто Забудь Запомни Мы Я Ты Всё Как будто Ноты Сыграет Кто-то Забудет Кто-то Запомнит Кто-то Ты Я Мы Кто-то
59
2
430
Черно-белый стих
Души белые, души черные - Люди судят всех так и сяк. Оценили всех, разделили всех, Объяснили всем, что да как. Первым слава вся - они славные, И позор вторым - они мрак. Все поверили, не проверили, Просто приняли, что всё так. Речи сильные, речи правые, Одних черти ждут, других рай. За тебя решат, как ты должен жить, Как тебе не жить - выбирай. Души белые на весь белый свет, Очернили "тьму", не щадя, Отвергают свет, отражают свет, Ну а черные - поглотят.
61
3
568
Греши
Замри Шепчи Взорви Кричи Зажги Гори Сними Сорви Не жди Рычи Бери Люби Пиши Дрожи Сотри Лепи Проси Моли Ищи Найди Рискни Твори Лежи Лети Кури Молчи Замри Взорви Греши Люби Умри Живи
76
8
574
Следы на воде
Я проснулся в холодном поту, Разбудили меня чьи-то вопли, Много болей смешались в одну, И все разом завыли той ночью. Я метнулся скорее к окну, Поразился безумной картине: Люди спят и по водам плывут, В море слез, что их души пролили. Они спят, ну а реки из глаз, Они спят, когда души их плачут, Я не в силах того понимать, Я хочу их спасти и вмешаться. Крохи веры собрал все, что мог, И с окна прямо вниз без сомнений, Я с любовью ко дну не пойду, И пойду по воде к новым землям. Дни и ночи... И ночи и дни... Километры. Опять километры. Я иду... Я бреду... Я в бреду... Вместо компаса звезды и ветер. Вот земля! Боже мой, наконец! Новый мир в этом месте построим. Но обратный я путь потерял, Все следы поглотились водою. И отчаявшись, снова побрел, В направлении, что было смыто, Обессилел, но всё же дошел - Вера в чудо еще не забыта. Что я вижу? Все в лодках уже, Что мир горем залит даже рады, Те, кто с лодками в лодку берут, Но конечно же только за плату. У меня не хватало уж сил, Я тонул и кричал: "Помогите! Я нашел для вас всех новый мир!" "Заплатите потом говорите!" Я не смог заплатить и ко дну, А им было плевать, что погибну. "Ну тогда поскорее, прошу, Дайте в руки тяжелую глыбу". Утопая, без права спастись, На прощание глядя на небо, Вдруг проснулся и понял, что спал, Но в реальности было не легче. Вот я сам среди улиц лежу, На спине, на воде, среди тысяч... Шевельнуться, увы, не могу, Головой лишь верчу и не свыше. В этот миг я узрел чудеса, Шла девчонка босыми ногами, По соленым и горьким волнам, Между лицами и между снами. И заметила мой пьяный взор, И склонилась, губами прильнула, Обещала, что землю найдет, К горизонту за миг упорхнула. Я промолвить и слова не мог, Я же знал про следы и про воду. Ну зачем?! Ты погубишь себя! Так хочу, чтобы рядом был кто-то. К черту землю ту! К черту тот мир! Побыла бы со мной хоть немного, И сказала бы - снова я сплю, Сон во сне был со мною всего-то. Мы проснулись бы вместе в тепле, Наших тел, наших слез и улыбок, Мы бы жили со светом во тьме, Мы бы жили, родная, мы жили. Вновь проснулся, но только был сам, Сны закончились, лучше не стало, Устремился скорее к окну, Я в окне тебя видел... Как мало... Твоя тень, что без сна как и я, Ищет взглядом спасения где-то, Между нами не наша стена, Между нами залитые земли. А у мира душа плачет вновь, Нас на дно равнодушно потянет, Не спасут тебя, как не кричи, Но мы вместе спасем себя сами. Пусть воды той бездонная тьма, Щиплет раны она своей солью, Не найдут ни тебя, ни меня, Мы следы свои спрячем водою.
66
10
477
Срок годности времени
О как же быстро летят минуты, С годами годы еще быстрей, Мы знаем смерть, но в своих заботах, Живем как будто ее сильней. Как будто вечность уже в кармане, Заботит вечно нас тот карман, Мы заполняем его деньгами, Опустошая души стакан. Всё дни сжигаем без сожалений, Впустую тратим без тормозов, Срок жизни дольше стал в наше время, Но жизни меньше при всем при том. То слишком быстро, то слишком вяло, Часы проходят, а мы в мольбах: "Остановитесь!" - Но всё напрасно, - "Скорее! Ну же!" - Но просьбы в прах. Страдаем тем, что давно уж было, Страдаем тем, чего вовсе нет, Сейчас страдаем: "Ах было время!", "Ах будет время!" - Его уж нет... Взгляни на дату – подходят сроки, Родился – умер, меж ними – миг, Забыл о том, что совсем не вечен, Потом же вечностью сам забыт.
51
4
226
Сломаны души
Люди, прошу вас, остановитесь! Души ведь сломаны! Как же идти?! Ноги поломаны - вы всё лежите. Души, блять, сломаны! Надо лечить! Люди, молю вас, пыл охладите! Что разогнались? Зачем так спешить?! Души лечите! Живите! Живите! Когда они сломаны - сломят в пути. Сломят и вас и людей даже встречных, Сломят сам путь и себя второй раз. Чтобы догнать бесконечную вечность, В миге замрите. Не завтра! Сейчас! В миге замрите, признайте недуги, Исцелят их веры и света лучи, К небу опять понесут ваши ноги, Души помогут вам души найти.
26
0
303
Ничтожность величия
Люди, боги. Смешалось всё как-то. Дороги, тревоги. Им вновь по пути. Руки, ноги. Сломались, как палки. Страдания, муки. Во имя любви. Правда, враки. Менялись телами. Враки, правда. Местами за миг. Люди, черти. Смешалось всё как-то. Боги, дороги. Затих этот стих.
60
4
441
Оттенок
Я вовсе не из касты главных, Их спинами от глаз сокрыт, Мало изучен, мало знают, И мало кто посмел любить. Не основной зато с основой, С которой мне без солнца жить, На радуге я неуместен, На небеса мне путь закрыт. Я бесполезен - всякий скажет: "Зачем же нам еще один? Рисунок мира сами знаем, Оттенок новый не хотим". Когда отчаянье прижало, Молил меня скорей залить, Без сожаленья цветом черным, Пусть тьма меня и поглотит. Но как-то раз цвета мешая, Художник снова воскресил, Меня он взял и след оставил, На том холсте, что так любил. Его улыбка - мое солнце, А полотно, как небеса, Без той картины я бы не был, А без меня она не та.
57
5
410
Костер
Я был рожден в ночи, Как смесь огня и дыма, Моя душа кричит, Моя душа гонима. Сноп искр - не чудеса, Они - мои молитвы, Пока я не до тла, Готов на эту битву. Пока мне не до сна, Пока есть жар мечтаний, Молитвы в небеса... Летели, но сгорали. Молил я за людей, Ко мне они ладони Тянули - я мечтал, Что нужен будто солнце. Гитары слышал звук, Слова глотал их песен, И верил, что им друг, Не холодно нам вместе. Но люди разошлись, Мое потухло сердце, Тепло мое у них, А мне уж не согреться. И свет мой не вернуть, Надежды снова в клочья, Я был рожден в ночи, И умер той же ночью.
83
7
786
Кровью
Я одиночеством порезал себе вены, Кровь-краска потекла на мою кисть, Я ею рисовал на серых стенах, Мечты свои, что так и не сбылись. На тех домах, что как и я, бездомны, Их двери мне закрыты навсегда, Стучался в них нелепо, монотонно, Но там тепло совсем не для меня. Я рисовал картины живой жизни, Алым по серому дрожащею рукой, Все сны, что я проспал и свои мысли, Всю память и надежды, смех и боль. И в тех рисунках оживали сразу люди, А в людях - те рисунки тоже вмиг, Они болезнью миру никогда не будут, В моих картинах люди - это мир. И в нем добро царит и солнце светит, И в нем нет зла, нет горя и тоски, Там и зимой тепло как будто летом, Там в душах нету проклятой зимы. Текут минуты... Что же я вдруг вижу? Картина кровью эта просто поплыла, И в ней все люди снова жаждут крови, И в ней вся жизнь опять уже мертва. Какой дурак! Не вышло даже Богу Их рисовать без ран и без изъян, А я надеялся, что это мне по силам... Я будто пьян. О как же я был пьян! В глазах туман, а краски уже мало, На что же мне ее истратить всю? Моя рука на стенах рисовала, Ту незнакомку, что без веры жду. Волос река, глаза на дне и губы, Скажи мне имя! Я взываю вновь, Твоя краса меня на смерть осудит, Твоя краса отменит приговор. Твоя щека... Я проведу ладонью, Твоя ладонь... Прижмусь я к ней щекой, К стене той грязной и такой холодной, Но буду чувствовать, что мне тепло. Уста любимой... С них сорвалось имя. Но не успел... Вся кровь сошла на нет. Писать весь мир мне не хватило силы, Писать бы нас - да красок уже нет...
70
5
543
Как только стал жить
Я смотрю этим улицам в лица, И рычу, как израненный зверь: "Вырви сердце мое! Сука, вырви... Не жалей - никогда не жалел. Пусть затопчут в грязи его люди, И остынет и сдохнет, как тварь, В нем тепла уже больше не будет, Вырви на хрен... Смотри на меня!" Я кричу этим улицам в уши, Но не слышат, а может насрать, Что из глаз моих вытекли лужи, Их глазам мою боль не понять. Мир уснул, мои сны пожирая, Обо мне он не сможет забыть, Потому что меня он не знает - Я же умер, как только стал жить. Я же умер за миг, когда понял, Что вокруг всё же что-то не так, И решил, что я буду собою, И увидел что камни летят. Я держался и верил, что буду, Но затихло всё раньше, чем я, Одиночество - мертвое блюдо, Отравили им все же меня. Равнодушие - страшное слово, Я другие на сотнях страниц, Напишу, открывая мир снова, Тот, в котором останусь я жить.
49
3
322
Круг жизни
Во мне живет голод звериный, Я к жизни голодный безмерно, Рюкзак или крест мне на спину, Не страшно ни в гору, ни в бездну. Во мне есть дорог всех начало - Душа, что на людях, как блюдо, Их зубы к мечтам не добрались, Что были, что есть, и что будут. Вокруг меня холод звериный, Прижмусь я щекою до солнца, Расплавлюсь, зато не остыну, Услышу как небо смеется. Всё кроме сейчас мне не надо, Пусть время ломает мне руки, Меня жизнь водила кругами, А я для нее стану кругом.
55
0
514
Завещание
Похороните меня в чистом небе, Заройте в облако, которое любил, Дождем и радугой над головами где-то, Я напишу, что умер так же, как и жил. Среди людей мечту мою делите - Богатство, что нажил я за свой век, Моя мечта: вы на земле живите, Но с небесами, что всегда у вас в душе.
17
1
199
На дне
Быть на дне не так уж страшно, Ты поверь, братишка, мне, Выбрось хлам и будь отважным, На тебе грязь - не в тебе. Ты же с детства был мечтатель, К небесам ночами лез, Что теперь тебе мешает, Тем быть снова, кем ты есть? Жизнь была когда-то чистой, Словно самый первый снег, Он теперь тобой обоссан, Уж за много-много лет. Научись же наконец-то, Под гитару сердце рвать, Вспомни, что стихи писал ты, Вспомни всё, что не отнять. Брось свою тупую суку, В ней так пусто и темно, Лучше трахай свою руку, Чем красивое ничто. Брось друзей, что не друзьями, Тебе были много лет, Не ищи в сердцах пристанищ, В коих тебе места нет. Брось к чертям свою работу, Ты - не есть она. Поверь! Плюнь в лицо гнилой системе, И захлопни на хрен дверь. Жги костюм свой, выбрось телик, Телефон в мусорный бак, Ты убит собой же, братка, Бытом бит. Ну как же так?! Деньги все раздай - оставь лишь, На билет в один конец, В ту страну, где еще не был, Ты мечтал о ней сто лет. Быть на дне не так уж страшно, Ты поверь, братишка, мне, Жизнь не повторится дважды, Не просри же свой ты век. Скинь с себя оковы страха, Они в сердце же твоем, Всё что держит - шли-ка нахуй, Выйди с дома - ищи дом. В километрах, днях и лицах, В путешествиях души, Вся Вселенная увидит, И запомнит, что ты был. Не вяжи себя к комфорту, Ты боишься жить не так, И при этом умираешь, Так живи хотя бы раз! Пусть в карманах будет ветер, Имя, статус - всё забудь, Скинь балласт - увидишь вечность, Будь свободным. Ветром будь. Пусть дорога, солнце, звезды, Отворят тебе любовь, Разукрась весь мир следами, Не спеши найти свой кров. Посмотри на мир без масок, Моря голос враз пойми, Достучавшись ты до неба, Будешь знать, что говорить. С высоты скалы на землю, Сбрось частицу своего "Я", что было будто бремя, Что в тебе всю жизнь гнило. Выбрось хлам и будь отважным, Помни, друг мой, ты о том - Быть на дне не так уж страшно, Страшно самому быть дном.
33
5
311
Что в сердце у бомжа
Что в сердце у бомжа? Кто видел? Возможно там чудесный мир, И в нем над боли черной глыбой, Несутся звуки дивных лир. Все режут без ножа. Кто думал, Что он же тоже может быть, По-своему в прекрасных думах, Мечтал иначе вовсе жить? Танцором быть и в бальном танце, И страсть, и нежность показать, На языке без грязи тела, Слова души всем рассказать. Он соберет и сдаст бутылки, Уйдет подальше от всех глаз, И самбы пыл в холодном мире, Как-будто в сне раскроет в па. От телика уснет в коробке, Чтобы не сдохнуть, как мечта, Ты танцы по ТВ посмотришь, И ты мечтал, но сам пропал. Бомж в баке мусорном вновь роет, Но вы не смейтесь - лучше так, Чем, как у нас, с деньгами бедных, Жить в мире, что и есть тот бак.
52
6
499
Оставь
Оставь мне мертвую любовь, Иди живи, пока не поздно, Текилу, лайм и в ранах соль, В улыбке спрятанные слезы. Оставь мне мертвого меня, Иди люби, пока не сложно, То, что погибло, то нельзя Себе вернуть грезою ложной. Оставь живую память мне, Года, деньки и те секунды, Когда я верил - смерти нет, И больше никогда не будет. Оставь мне мертвую любовь, И я уверен - это честно. Прости. Беги. С любовью я Либо сгнию, либо воскресну.
58
8
741
Странные
Дни черные, как будто снег, Глаза сухие, словно дождь, Мы живы, как и наша смерть, И светлые, как будто ночь. Мы странные и мы есть мы, Мы разные, но нам плевать, Без разницы, что нет судьбы, И места нет, куда бежать. Проходит время, как любовь, Что вечностью обманет нас, Из ран на небо хлынет кровь, Пока что нет, пока сейчас. Мы странные и мы есть мы, Мы разные, но нам плевать, Ты кожей кожу вновь лови, Нет тишине - давай кричать. Одежду прочь - давай гореть, Создам нам крылья со стихов, Мы будем пить и будем петь, И слепим бога из грехов. Мы странные и мы есть мы, Мы странами летим к мечте, Нет ничего, зато есть мы, Смотри на мир - для нас он весь.
57
2
352
Парадокс
Слов много, но их всё же мало, Слов много - странный парадокс - Чем больше говорим о главном, Тем больше не хватает строк. Две ложечки минут на чашку кофе, Две чашки кофе на одну лишь ночь, Пишу тебе я стих - зарылся в строфы, Возможно звезды смогут мне помочь. Твой взгляд - как описать его мне? Волшебный, нежный и такой родной, Чудесный, дивный, даже сладкий, Безмерно тайный и такой простой. Твой голос... Словно голос птицы, Что видит мир из высоты небес, Он - песня на устах и часто снится, В нем воедино слиты звук и свет. Твои уста... Со вкусом спелых ягод, Со вкусом счастья, детства и любви, Я их вкушал и пьяным на пол падал, Твои уста... Всегда останутся мои... Какая ты? Как подобрать сравненье? Как тот рассвет, что прогоняет ночь, Как первых лет из жизни упоенье, Мгновенья мама, вечности же дочь. Я слов набрался и набрался силы, Но мне никак тебя, увы, не описать, Ты словно жизнь и без тебя погибну, Немного странная и полностью моя. И вот ты рядом и пора достать бы, Исписанный в ночи пустой листок, Захвачен снова от волненья дрожью, Как на ветру на дереве листок. Слов много, но их всё же мало, И я пытался вновь и вновь не смог, Но ты всё знала, ты всё прочитала, Губами на губах десятки строк...
45
4
267
Из пепла
Горело сердце ярко, Горело да сгорело, И кучкой пепла пало, В земле остыть успело. Ногами топчут люди, Ту без плиты могилу, Не зная, что с ним будет, Не зная, что с ним было. А ты приходишь плакать, К ней с мертвыми цветами, И шепчешь: "Как же так то? Так рано... Слишком рано... Уж лучше бы нас вместе С тобой похоронили, Уж лучше бы нас вместе... Мне без тебя нет жизни". И память душит горло, О днях когда вы бились, За право жить любовью, За право жить счастливо. Мечты в груди рождались, Теперь там всё сгорело, Остались только слезы, И те уж опустели. Но день, поверь, наступит, Согреет землю солнце, С нее к нему сквозь слезы, Живой цветок пробьется...
60
0
556
Обещание
Он обещал - не заплачет, Когда ее не станет, На боль себя не растратит, Жизнь не потеряет. Он обещал - не заплачет, Когда она умирала, Дал ей слово и впервые, Его не сдержал он.
64
5
552
Я - слово
Я - слово то, что обо всем, Одно всего лишь слово, Пришел на свет из тишины, И окажусь в ней снова. Я буква та, что навсегда, Прикована к системе, Из алфавита и в слова, Следом за мною время. Я звук, что вызван в глубине, И звук того, что в сердце, За миг исчез, за миг воскрес, Состарился и в детство. Я - слово то, что на твоих Устах явилось... Слово... Не смей молчать - хочу кричать, Родиться, жить и снова...
77
4
542
Кусочки разбитых зеркал
Под ногами кусочки зеркал, Они души всегда отражали, Я их много с земли поднимал, У себя их на время оставил. Я пытался их склеить, увы, Они снова на части распались, И на улицах тысячи лиц, Как и прежде без глаз оставались. Шли года и шли ночи без сна, Я сумел и взлетел... Это чудо! Я собрал по частицам глаза! Мир слепым уже больше не будет. И к прохожим безумно бежал, И кричал, что могу им помочь я, Но меня там никто не узнал, Кто не видит - увидеть не может. Я молил: "Излечима болезнь!" А меня все больным называли, Говорили: "Ты лучше не лезь! Мы всё видим и всё понимаем". Я смотрел на их дыры в башке, Что над носом себе нашли место, "Да парнишка, сошел ты с ума! Что за шутки такие? Не лезь к нам". Я вернулся домой неживой, Прислонился к стене и заплакал, Вытер слезы дрожащей рукой, Сердце вмиг разорвалось и на пол. Мои слезы тверды и блестят, От зеркал откололись разбитых, Жадно воздух в тот миг я глотал, Забывая, что нужен и выдох. И лишился тогда своих глаз, Когда верил что как-то смогу я, В нужный час склеить тысячей фраз, Все глаза, что разбиты вслепую.
89
9
942
Забытые слова
Мои слова уже давно забыты, А я еще их даже не сказал, Налейте мне - хочу я выпить, Не знать того, чего не знал. Зачем я вырыт из могилы, Чтобы смотреть на свою смерть? Пытаться жить, пытаясь выжить, Гореть огнем и не гореть. Листы. Слова. Листы. И снова. Слова. Листы. Листы. Слова. И только пустоту заполнил, Передо мною вновь она. Я говорю и слышу эхо, А в нем мой крик звучит не так, Я слышу тот же хриплый голос, И говорю себе: "Дурак!" Меня до жизни предали забвенью, При жизни не признал никто, После нее я в мир вернулся, Я в нем затерян, но живой. Я в нем затерян, но нашел дорогу, Себя я помню и хочу идти. Пускай живут со мною строки - Последний крик моей мечты. Пускай мои слова давно забыты, А я еще их даже не сказал, Я кровью напишу в разбитых, Бездонной тишиной сердцах.
69
5
521
По струнам
Я помню, как забрал тебя из магазина, Мы были юными и с музыкой в сердцах, Я не купил тебя - это непостижимо, Так говорить о нас с тобой в моих словах. В тебе так много я нашел историй, Историй, что не выразил бы сам, Мы вместе съели слишком много соли, Но было сладко ощущать, что я не сам. Мы были вместе в тысячи моих моментов, Ты знала мою радость, как и боль, Со мной смотрела ту же киноленту, В которой небо мне определило роль. А помнишь, в парке мы с тобой сидели, И пели песни будто бы в последний раз? Как девочки на нас с тобой смотрели, И улыбались нам тогда они ни раз. Ты помнишь, как играл свое я сердце, Той женщине без дома, но с душой? И пусть друзья мои не знали куда деться, Ее улыбку помню до сих пор. Ты помнишь день, когда мы лишь молчали, На лавке в парке тихо дотемна? Когда у нас с тобой перед глазами, Автобус человека сбил и... тьма... Росли мы вместе, вместе мы светились, Как фонари, что отгоняют ночь, Любили, ненавидели, молились, Ты была рядом и могла помочь. Порой я забываю о тебе, в быту теряясь, От смены дней моя кружится голова, Прости меня... Перед тобой я каюсь... Нам есть с тобой еще о чем кричать. Я пыль с тебя сотру своей ладонью, По струнам пальцами и сердцем в небеса, Мы были юными... И знаешь, мое солнце? Кто с музыкой, тот юный навсегда.
83
7
1232
Убивая время
Я убивал свои минуты не жалея, Я отбирал их жизни, словно на войне, Их трупами свой путь давно усеял, Года, что ранены, тащил я на спине. Те самые деньки, в которых солнце, Те самые, в которых видел свет, Минуты под ногами тихо стонут, И уже мертвые года на той спине. Я бился насмерть, ненавидя время, Не смог договориться - будет бой, Все сны свои будил - они не дремлют, Забыто будущее и забыт покой. Я вырвал стрелки из часов без сожалений, Часы я вырвал из груди и бросил вниз, Вот я ликую - я убил всё время, Вот я упал и потерял всю жизнь...
72
4
652
Один
Следы бесследно исчезают, Глаза без света свет теряют, Что загорится - догорает, И снова старый новый день. Мелькают мимо чьи-то лица, Как будто книги той страницы, В обнимку с ней опять не спится, Но не подвластна она мне. Сую себе я мир в карманы, Сундук набит каким-то хламом, Цена цены и жизнь с экрана, Но где же в жизни моя жизнь? И сердце воет в небо волком, Но не находит оно толку, Искать пути, как те иголки, Что в сено как-то забрались. Хотел я жить, как чашка чая, Что в зимний день всех согревает, Но кто в добре добро признает? Не склеить - миг неповторим. Я на полу пустой разбитый, И моя карта давно бита, Теми, кто знал, уже забытый, Я снова остаюсь один. Собрать себя опять пытаюсь, Что подниму - опять роняю, А что ронял и сам не знаю, Удел людской невыносим. Забыли нас - мы забываем, В себя от всех мы убегаем, И одного не понимаем, Что мир без нас всегда один.
88
5
1240
На небе ждали ее песен
Ах, как же больно... Сука... Руки Ломать, крошить, стереть, взорвать, Чтоб не тянулись они к небу - Его мне больше не понять. Всего лишь двадцать тебе было... Боже, ты слышишь?! Двадцать лет! Зачем же так? Невыносимо... Это неправда... Это бред... Мы виделись совсем недавно, И ты смеялась и... была! Семь дней ты в коме пролежала - Он сомневался, но забрал. Сестра твоя мне написала, О том, что Насти больше... Нет! Нет я не верю! Нет... Не верю... Это неправда! Слышишь? Бред! Слово "Прощай" во мне забыто, Чтобы не смог тебе сказать, Когда-то я возьму гитару, Ты будешь петь, а я играть. На небе ждали ее песен, Лишь в утешенье эта мысль, Чтобы не думать, что случайно, Твои все дни оборвались... *** Светлой памяти Анастасии Клиндуховой
67
3
509
Конченый стих
Так хочется мне кончить, Вот на всё и сразу, Потопом мир закончить, Как будто высший разум. Чтобы в море спермы, Всё на дно и в бездну, Рандеву со смертью, Всё пускай исчезнет. Так хочется покончить, Со злом людским, зараза, Хочется мне очень, Убить сей мир оргазмом. Чтоб не видеть боли, Чтоб не видеть света, Слишком много боли, Слишком мало света. Членом вместо шланга, Потушить пожары, Нас поджигали черти, Пора бы всё исправить. Я думал вот об этом, Глаза на мир с балкона, И яд от сигареты, Во мне кутил, как дома. А в комнате красотка, На ней мой след остался, На мир весь не хватило, Но я хоть попытался...
38
7
372
Посвящение Честеру Беннингтону
Я не дам тебе так вот уйти - Растворяясь в бездонных минутах, Оставаясь лишь точкой вдали, После песни, что больше не включат. Я не дам тебе, ты уж прости, Не прощаясь навеки проститься, И в последнем незримом пути, Как мечта - прокричать, но не сбыться. И сорваться, как голос в тиши, Разорваться, как струны гитары... Я не дам тебе так вот уйти - Всё оставить, себя не оставив. И тебя мало кто ведь поймет, Популярность и деньги - всё было, Но в убийстве себя отыскал, Аварийный из жизни той выход. И тебя много кто ведь любил, Только что называли «любовью»? Только кто же коснулся души, На виду что скрывалась безмолвно? Всё глаза закрывали они, Когда демоны рвали на части, Твою голову, твой шаткий мир, Ты устал умирать и рождаться. Всё глаза ослепляли огни, А тебя изнутри прожигали. Кто сказал, что мы выше судьбы, Когда явь или сны – лишь кошмары? Ты со школы ходил по краю, Алкоголь и наркотики - братья, Что под руки подростка вели, С болью в сердце своем снова драться. Ты не пел - ты летел и горел, Когда с группой своей был на сцене, С микрофоном в груди и в руке, Проживал каждый миг, как бесценный. А фанаты сходили с ума, То любили как бога, то били, Словом резким о слове твоем, Что нет в нем уже больше той силы. Исполнял в тот прощальный момент "One more light" и со сцены спустился, Людям в кайф было фоткать звезду, Прикасаться к звезде, веселиться. Заглянул хоть бы кто в те глаза, Что сквозь них уж смотрели на друга: Он недавно покинул наш мир, Он в петле завершился и умер. После смерти немного прошло... Через месяца два в день рожденья Того друга, ты сам уж в петле, Был один среди целой Вселенной. Я не дам тебе так вот уйти - Раствориться в бездонных минутах... Надо мной миллион дивных звезд, Я смотрю и я слышу минуты... В них та песня, что ты тогда пел, В них слова, что сжимают, как руки, Что неважно - неважно что всем, Что мы есть, но когда-то не будет. Ведь найдется всегда человек, Что тебя до забвенья полюбит, Пусть на небе и множество звезд, Мы тебя никогда не забудем...
99
10
1895
Цифры и люди
Одиннадцать из десяти тебя не слышат, Такая правда, а иная - ложь, Одиннадцать из десяти не станут выше, Из их числа ты или нет - когда поймешь? Шестой, Второй, а может быть Девятый... Кого из них по имени ты звал? Он "Молодец" писал, когда ты плакал, Когда ты душу на хрен разрывал. И если жизнь тебе бы стала, словно выстрел - Смертельна, мимолетна и мертва, Ты с лезвием сидел смотрел на руки, И всем посыл последний в тот момент писал... "О как красиво!" "Боже, как прекрасно!" "Как мило это!" "Так чудесно - не могу!" - Одинадцать в ответ на то напишут, А следом - милому в Ютюб коту. Твои слова потом залиты будут кровью, И захлебнутся, сдохнут, а затем уйдут, Когда они родились в твоем сердце, Лишь в чьем-то сердце век свой доживут. Одинадцать из десяти тебя не слышат, Но если слышишь ты - найдется тот, Кого не сосчитать - он чисел выше, Он обязательно к тебе придет.
49
3
321
Окровавленный снежок
Начнем сначала - дело было в мае... Может не в мае... Кто уж вспомнит то? И было так, как вроде бы бывает, Но ты твердишь - так не любил никто! Они навстречу шли через дорогу, Глаза в глаза... Один всего лишь миг... Еще два шага... Отказали ноги... Идти нет сил... Так и стоит... Машины все его уже ругают, Сигналом звуковым зовут к земле, И светофор парнишку подгоняет, Он сделал выбор - побежал за ней... Прошло пять лет и они вместе жили, И всё прекрасно было до недавних пор, Дочурку в радости они растили... Давайте-ка заглянем к ним во двор... Засыпан мир весь белым снегом, Искрится чистый ихней дочки смех, Снежки в родителей она бросает, Что в этот миг счастливей всех. Потом их дом... Плед и какао... Тепло... И радость... И уют... Вдруг в дверь стучат, дверь выбивают - Мужчины в масках тут как тут. Связали папу и не отпускают, И пачки долларов суют ему в карман, Бутылку виски в горло заливают, Заходит в дом какая-то мадам. Садится перед ним, с него штаны снимает, И без стесненья на глазах у всех, Минетом его щедро угощает, А на устах у дядек едкий смех. Дитя с женой в слезах и с криком, Но он уже, увы, их не поймет, И дочь взывает: "Папа! Папа!" Он их не видит - в глазах лед. Рыдала мама, но следом ворвались, Еще какие-то бабенки - сразу к ней, Журналы ей к лицу совали, Там фотографии красивейших блядей. Приперли тренажер - она бежала, На нем к фигуре той своей мечты, Что ей вот только что они и показали, Ей надо бы ее достичь. Включили телик ей - пускай посмотрит, Любимый сериал, пока к мечте идет, Внесли косметику, а с ней еще и шмотки... "Ах, мама! Мама!" - в глазах лед. У дочки тело всё дрожит от боли, Ее не видят те, кто так любил, Она во двор несется с этим горем, Слепить снежок в остатке сил. Вернувшись в дом, вдруг заорала - "Хватит!" Мама и папа, дяди, тети вмиг Уставились... Молчали... Засмеялись... От вида девочки, что со снежком на них... Ее схватили сразу незнакомцы, От бляди оторвавшись, папа подошел, От безделушек оторвавшись, пришла мама, И целовали, обнимали вновь... Затем безумными глазами, Переглянулись и одним рывком, Грудную клетку дочке разорвали, И сердце вырвали... Хоть и с трудом... Кинули в мусорку и снова же вернулись, К той жизни каждый, что сейчас обрел, А девочка уже без сердца, Коленями встречала пол. Предсмертный шепот: "Мама, папа... Вернитесь... Я так жить хочу..." Они ее уже совсем не слышат, Слова сорвались в пустоту. В тот миг запачкан детской кровью, Снежок лежал в ее руке, И поместила вместо сердца, В последний миг его себе. Глаза открылись - девочка проснулась... Это всё был ужасный сон! К родителям умчалась и застыла - В глазах у них обледенелый ком... В груди ее так холодно и больно, Тепла лимит в их доме уж истек... Замерзло детство и лишилось детства, А вместо сердца - окровавленный снежок...
69
8
1060
Встреча Человека и Бога
В один обычный тихий день, Случилась эта встреча, И человек как есть узрел, Создателя планеты. Глаза в глаза минуты две, Минуты две ни слова, Так долго ждал, теперь давай, Скажи о своей боли... "Ты знаешь, как ты нужен был, Когда тебе молился?! Когда тебя душой любил... А было что и злился... Ты помнишь как к тебе взывал? Но ты меня не слышал! Ты меня бросил и молчал... Теперь я ненавижу... Тебя... За то, что наплевать, Тебе на мои беды, Ты равнодушен, ты слепой, Ты глух и нем... ТЫ - БЕДЫ! Создал меня ты по себе Слепил, как под копирку, А что ты знаешь обо мне? Ответь же мне! Ты слышишь?! Забрал ребенка у меня... Как я кричал... Ты слышал?! Ты равнодушен... Ты жесток... Ты - Ложь, что ложью дышит!" Дрожали руки у него, А слезы вниз рекою, Беспомощно в глаза смотрел, Затем продолжил снова. "И вот увиделись мы вдруг, Теперь скажу... Ты внемли! Ты знай о том, что нет тебя! И я в тебя не верю!" Разбитый горем уходил, Старик в огонь заката, А человек, дослушав речь, Смотрел вослед и плакал.
54
3
474
Залайкай меня до смерти
"Залайкай меня до смерти, Не видишь - я творец?! Твои хвала и почести Стремлений всех венец. За лайк и душу Дьяволу Отдать совсем не жаль, Что хочешь, то и напишу, Что хочешь... Так и знай! И попы, о подписчики, Всем буду целовать, За комменты "Красиво как!" "Ты гений!" "Так держать!" В любви свои признания, В стихах вам напишу, Плевать, что знать не знаю вас, И знать вас не хочу. А если мне подписчиков Не хватит - не беда! Готов свою я сперму сдать - Пусть мне их всех родят. И сердце я свое готов В ломбардах поселить, Лишь бы купить любовь толпы, Твою любовь купить". Ты думаешь - неправильно?! Таких "поэтов" тьма - Чтобы успех не потерять, Теряют всё себя. А я, ребята, так скажу, Что надо без конца, Бороться не за лайки - Бороться за сердца!
67
15
926
Быть поэтом
Возможно не такого ты хотела сына, Но я твое дитя - хочу я быть любимым... Ах, мама, знаешь как невыносимо, От мысли, что другого ты хотела сына?! Хотела, чтобы я был образован, Хотела, чтобы не был жизнью сломан, Грезой не маялся, которой очарован, О том, что всех спасу я просто словом. Чтобы в костюме стильном на машине, С работы мчался к новенькой квартире, В карман мой, чтобы не селились дыры, Чтобы не мышей был, а только сыром. Да всё же я квадраты не считаю домом, И без мечты, как молния без грома, И лучше с гордостью есть хлеба ломоть, Чем знать, что дух твой напрочь перемолот. Пошел своим путем и бросил вуз отличник, С усмешкой на устах - та все отлично! Свобода мне конечно же привычней, Я мир согрею - дайте спички! Моя робота не есть я - я знаю это, Можно быть грузчиком, охранником, но быть поэтом, Да можно даже не писать, но быть поэтом, Да можно и не быть, но быть поэтом. Это внутри... Это как дар и плети, Что подгоняют изнутри ломать запреты, Что заставляют рисовать другим планеты, А самому бездомным и прозрачным быть, как ветер... Ты счастья хочешь мне... Прости, родная, Что я всё больше раны в сердце собираю, И в облаках беспечно без конца витаю, Я так живу... Я так летаю... И счастье для меня, быть тем поэтом, Богат который призрачным рассветом, И ты когда-то, как-то, где-то, С любовью осознаешь это.
58
7
1378
Цена ценности
Жили-были под землею Червяк Джимми, Джонни крот, Первый - бедный, но мечтатель, А второй - богатый жмот. С малых лет были знакомы, И любили поболтать, Встретившись они однажды, Стали диалог держать. – Знаешь, Джонни, я вот верю Мир - не только ком земли, Где-то сверху есть и небо, Невесомое висит. Днем на нем сияет солнце, Ночью - тысячи огней, Птицы, облака... О Боже! Что прекрасней и милей? – Что несешь ты, друг мой Джимми? Где услышал этот бред? Есть земля! В ней тьма сокровищ! Больше ничего и нет! – Мудрецы о том вещают, Я с охотой верю им, А давай мы всё узнаем? Ведь не врут же нам они! – Это сказки, глупый Джимми, Слышал я про дивный свет, И о небе, и о звездах, И о множестве планет. Но не видел и не верю, Нет того всего и всё, Не пытайся быть героем, Это бремя не твое. – Что тебе те все монеты, Что в земле находишь ты?! Они - вещи и не стоят Дивной и простой мечты. Мне рассказывал мой дядя - Эта самая земля Чудеса другие дарит, Зацепил тот сказ меня. Якобы на ней пшеница, Собирает неба свет, А однажды теплым хлебом, Вновь рождается на свет. Аромата чудотворней И теплее в мире нет, Что подарит испеченный, Из пшеницы той же хлеб! – Что за глупости? Удачи! – Значит так тому и быть... Разошлись - никто не плачет, Кто ползет, а кто летит. Джонни крот жил очень долго, Умер ослепленный тьмой, Как же там дела у Джимми? Что же стало с той мечтой? Только выбрался наружу - Перед ним огромный мир... Столько красоты в том небе, Без него же он не жил. "Как же это всё красиво!" - Думал он и в этот миг, Его кто-то сразу сцапал И на ловлю вкусных рыб. Пусть он был врагом убитый - Перед смертью ощутил, Теплый аромат от хлеба, Что рыбак себе купил.
40
4
324
Рэквием
Мы видим, как умирают те, Кто видел, как мы рождались, Мы знаем, но отвергаем смерть, Не верим, что мы расстались. Ты знаешь, как обжигает снег, Что сыплет с небес на землю, В том месте, где человек, Что был и его уж нету? Ты знаешь, как убивает дождь, Что льется на ту могилу? В ней хоронили часть всех родных, В ней хоронили... Бог обещает им встречу вновь... Бог обещает... Но сдержит ли слово он? Черт его знает...
69
4
2184
Я
Я тень своей тени, Я раб своей лени, Свой страж и свой пленник, Без тени сомнений. Я сон о себе же, Мудрец и невежа, И клей, что всё держит, И нож, что всё режет. Я ложь своей правды, Герой своей сказки, В которой нет сказки, В которой нет правды. Я враг своей дружбы, Забыт я и нужен, Здоров и простужен, Я завтрак и ужин. Слеза и улыбка, О как же всё зыбко! Я миг и я вечность, Мой шаг - бесконечность. Живу... Умираю... Горю... Замерзаю... Нахожу и теряю... Нахожусь и теряюсь... Зачем я и кто я? Я берег? Я море? Земля или небо? Меж ними я где-то... Там истина-солнце, Лучами смеется - Нет Я, но и всё же Без Я - мира тоже. А в мире два брата - Крылатый... Рогатый... В миру, но и в латах, Живут вместе как-то. Зимою и летом, Всё ищут ответы, Не вместе их нету, Я - тьма, но и свет - Я...
49
4
764
О чем шепчет ветер
Однажды я шагал по миру, К работе путь мой пролегал, Спешил, как мышка спешит к сыру, Что в людоловке меня ждал. Спешил, опаздывая снова, Опять с утра я долго спал, Всю ночь искал в словах ответы, Не находил, но всё искал. Как объяснить теперь начальству, Что время – выдумка, обман? Я попытался бы, но вряд ли... Для них весь мир - плоский экран. И вдруг всё замерло как будто, Я понял – нечего терять! Снискал я мысль тем самым утром, И вот она: "Твою же мать! Твою же мать! Да что такое?! Неужто это всё есть жизнь, Любовь в которой к свету й небу Расчетом нужно заменить? Работа-дом пять дней в неделю, Без радости, без искр в глазах, Мольбы о пятнице: "Скорее! Ну вот пришла! Ура! Ура! Напьюсь теперь, друзья, в какашку, Забуду кто я и зачем, Найду подругу... Как иначе? Гуляет печень - гуляй и член! И всё забыто - бито бытом, И всё дожито - всё до дна, Когда бутылка уж допита, Допить пора бы и себя. Викенд задался, я доволен, О чем еще мечтать, скажи?! Теперь опять мне на роботу, Чтобы добыть деньжат на движ. Еще коплю я на машину, И на ремонт неплохо бы, На женщин тратится немало - Свой ценник есть и у любви. Курю я сиги подороже, Чтобы в компании блеснуть, Хотя их вкус ничем, ребята, Я от других не отличу". И вот в то утро миг взорвался, Я трахал мир - он отомстил, Я в теле быстро потерялся, Искать себя уж нету сил. Свернул я в парк, послал мобильник, Сел возле дерева и пусть Меня там ждут и рвут и мечут - Я к старой жизни не вернусь. Закрыл глаза и слушал ветер, Как он мне шепчет с хрипотцой, Сорвал он голос - не дозвался, Когда когда-то звал с собой. И вот он шепчет... Тихо... Хрипло... Закрыл глаза под шум листвы, Вот только листья все опали... Но я их слышу... Слышу их! Я слышу сказки про дороги, Про приключения в пути, О чудесах далеких царствий, О наполненьи пустоты. Вокзал, билет - вот новый город, В нем ждет меня мой новый смысл, Теперь всё будет по-другому, Я буду весел, добр и чист. *** Однажды я шагал по миру, К работе путь мой пролегал, Спешил, как мышка спешит к сыру, Что в людоловке меня ждал... А ну-ка стоп! Это же было! Где-то шесть месяцев назад... Тогда я, помнится, всё бросил, И думал - не вернусь назад. Не может быть! Я присмотрелся К прохожих лицам - тот же вихрь! Тот самый вихрь... - Я испугался! - ...я всех их знаю... Знаю их! Вдруг всё померкло... Сердце - громко... Вдруг всё затихло... Сердце - взрыв... Я снова в парке... Быстро к древу! Закрыл глаза... Без лишних сил... Вот шепчет ветер... Ну же! Громче! О чем ты шепчешь, старина? Я разобрал и мелкой дрожью, Во мне остались те слова: "Я знать тебя, поверь, не знаю, А может знал и всё забыл, Таких как ты много бывает, Совета кто вот так просил! Сейчас твои видны мне мысли, От них становится смешно - Тебя я подбивал открыться На встречу новому кино?! Ты сам себе это придумал! Ни я, ни звезды, ни закат, Не виноваты мы, что всякий С собою поболтать так рад. Мои слова... И эти тоже! Они твои! Да, брат, твои! И лица серые прохожих - На них эмоции твои! Ненастный день? Мир бестолковый? Всё это - отраженный Ты! А я немой... И мне всё пофиг... Сказал как есть... А ты прости..." Вокзал, билет... - Не вижу смысла... К работе все-таки вернусь, И по дороге я внезапно, Кому-то просто улыбнусь. По лужам, как дурак со смехом, Пройдусь из песней на устах, Начальнику скажу, что Время Придумал человека Страх. Уволен, глуп, но так доволен, Мне всё вокруг, как я блестит, И ветер не болтает больше, С улыбкой мне теперь молчит.
26
3
598
На хрена тебе слово
На хрена тебе слово, поэт?! Ты по этому миру шагаешь​, И поэтому только решил, Что о нем что-то все-таки знаешь? На хрена тебе слово? Ответь, Почему ты так просто решаешь, Что тебе всё же есть, что сказать, Людям тем, о которых не знаешь? Почему тратишь время на то, Чтобы с рифмой навек подружиться? На хрена, ну скажи, на хрена Над стихами тебе всё не спится?! Что ты делаешь, ну-ка скажи, Когда стих твой на волю прорвется? Упиваешься эхом души, Что кричала, ведь ей всё неймется? Ты на душу свою посмотри! Есть ли право дарить ее людям? Ты не бойся! Смелее смотри! И ответ на поверхности будет. А душа эта - серый комок, Провонялся он дымом и пойлом, Истерзался вопросами и Самой злостной неистовой болью. Прими правду, не будь ты глупцом! Ты считал свою душу бессмертной? В нее общество срало - она Ему стала сродни туалету. Туалет тот бесплатный, дружок, А на стенах его мат на мате, Они сделаны чьей-то рукой, И чертовски устал ты стирать их. Может прав был отец твой когда Говорил, что стихами твоими Надо задницу лишь подтирать, И не мучить себя больше ими? Не витать, как дурак в облаках, А о будущем лучше подумать, И плевать, что без слова оно Тебе видится слишком уж смутно. На хрена тебе слово, поэт? Пару раз за стихи тебе дали, Те красотки, что слушали их И ни слова в них не понимали? Или может девчонка твоя Тебя любит, ведь так романтично Слушать оду твою при свечах - Она делает мир необычным? Но ты думал, что ветер-дурак, Что живет в твоих мыслях, карманах, Ее будет бесить он когда, К вам приблизится тихая гавань? Быт не верит в поэзию, брат, Он на небо тебя не отпустит, Век живи, век учись, век трудись... Умирай тоже век... Пусть и грустно... Философскими мыслями ты Средь друзей был воспринят глубоким, И ты пьяный от той глубины, Себя чувствуешь вечно далеким. Но проходит то время, увы, И они в этом смысл потеряют, Будут внемлить тому "мудрецу", Что на тачке крутой рассекает. На хрена тебе слово, поэт? Ты его в интернет закидаешь, Комментарии, лайки - ура! Тебя слышат и ты улетаешь! Только слышат ли, друг? Или нет? У того, кто поранился, знаешь, Те же комменты, что и у тех, Кого раны в куски разрывают. Кто-то думает слово - краса, А поэт наслаждается ею, Но ведь слово - еще и слеза, И поэт убивается ею. Ни забава, ни дар, ни игра, Слово - бремя и пытка порою, Силы тащит оно из тебя, Чтобы сильным остаться без боя. Оно вырвет тебя изнутри, Кинет сердце толпе на потеху... Ты готов с тем мириться, идти, Ради грез, что остались в утеху? Ради тех высших целей своих, Что себе ты когда-то придумал... Ты готов? Ну давай же иди! Я сказал тебе то, что надумал. Я - одна половина тебя, Я - твой страх, и сомненья и боли, Ты - вторая частица себя, Что пропитана насквозь любовью. Мы не сможем так дальше идти, Так ответь же, мой друг, на вопросы! Ты готов ради света пройти Тьму ошибок, блужданий, допросов? На хрена тебе слово, поэт?! Ты с ним будешь прекрасною парой? Ну тогда я готов умереть, Не потрать только дар мой ты даром!
27
9
243
Театр
Весь мир - театр, а люди в нем - актеры, Каждый из нас играет свою роль, Наша душа с ней в постоянном споре, Покажем радость, когда в сердце боль. Выходишь в свет и надеваешь маску, Скрываешь ненависть, любовь, Открыться всем – это такое счастье, Но ты дрожишь под тяжестью оков. Что скажут люди? Ведь поймут неверно! А маска скроет то, что в глубине, Сровняет с ними – пусть это и скверно, Но ты смирился и привык уже. Снимаешь вечером и смотришь в отраженье, Зеркало знает, кто ты всё же есть, Приходит миг хмельного озаренья, Так ты ж привык – оставишь его здесь. И всё по кругу – боль и суматоха, И одиночество не в силах забывать, Туманится рассудок, тебе плохо, И вот однажды ты забудешь снять… Отчаянье тебе в этом поможет, И плюнешь ты, махнешь на всё рукой, Себе не скажешь вновь: «Да что же со мной случилось? Я же сам не свой!» Но как-то раз воскликнешь: «Надоело! Притворством жить я больше не могу, И будь что будет – всем откроюсь смело, Я верю в это! Я смогу!» И мигом к зеркалу, как ветер понесншься, Чтобы сломать общественный запрет, Откинешь маску – сразу ужаснешься: «Мое лицо, о Боже, его нет!»
28
5
605
Я не умру
Я не умру - я не рождался, Я не уйду - не приходил, Но след мой на земле остался, И взгляд мой в небесах горит. Меня не видно - не обидно, Ведь я привык - толпа слепа, Я их не лучше и не хуже - мне не стыдно, Просто их путь не для меня. Я - не пророк, я - не наследник Ни трона царского, ни кандалов, Для вас моя судьба бесследна, Но я живу - во мне любовь. Я одинок средь глаз холодных - Уж лучше быть наедине, Я молод, пьян и я голодный, Бесы и ангелы во мне. В карманах ветер, в мире вечер, Солнце садится - идет спать, Какое счастье видеть это, Я нищий, но я так богат! Свободным быть - моя свобода, В словах искать и находить, То волшебство и силу тоже, Чтобы весь мир за боль простить. Чтобы просить его того же - Простить за всё, понять меня, Я научился говорить, ну так чего же Так долго смею я молчать? Братья и сестры - жизнь прекрасна, Дарите счастье, чтобы сохранить, Наш эгоизм всё делает напрасным, А наша глупость нам мешает жить. Пусть говорят, что мало смысла, Кричать о правде в мире лжи, Но верю я, что вся проблема, Лишь в том, что мы так говорим. Глаза пусть мажут сладкой ложью, А в сердце заливают яд, Я буду жить и говорить - пусть и не слышат, О важном не могу молчать. Я не умру - я не рождался. Я не уйду - не приходил, Но я живой, ведь я же знаю - Тот кто любил, тот точно жил!
28
5
738
Бег от себя к себе
О как же я устал бежать Сквозь ветер, радуги, туманы, Всё тяжелее мне дышать, И жить свой век самообманом. Куда бы ни держал свой путь, И как бы быстро я не мчался, Мне мысли не дают уснуть, О том, что я в себе остался. Можно бродить десятки лет, От мира спрятаться, от света, Вот только места того нет, Где можно от себя отвлечься. Сжигал я множество мостов, Не знал тогда, что мне их пепел, С собой дорогами тащить, К звезде, которая мне светит. Остановись! Прошу проснись! Здесь и сейчас и не иначе, Прими себя - ты примешь мир, Замри на миг... Замри... Останься...
28
2
517
Правда
Ты - крик, ты - шепот, ты - молитва,­ Ты - птица, ветер, небеса,­ И разных красок вся палитра,­ Разлита по твоим глазам.­ По снам босой ногой ступая,­ Тепла частицы даришь мне,­ Пусть и замерзну - вновь оттаю,­ Согревшись чувствами к тебе.­ С вином мешая свои грезы,­ Туманным взглядом рвался в мир,­ И сквозь невидимые слезы, Искал тебя... Без прав... Без сил...­ Кричал в толпу, кричал сквозь зубы.­.. Кричать... А может помолчать?­ Искать из тысяч те лишь губы,­ Которые хочу познать.­ Я знал тебя десятки жизней,­ Но есть ли ты? Простой ответ:­ Ты в моих мыслях, моем сердце,­ Но в этом мире тебя нет.
34
5
925
Море
Так много слез то радостных, то горьких, Не меньше слов то сказанных, то нет, В тебе слились в одно... То закричали, то умолкли... Я это слышал... Я нашел их след... На берегу твоем, о море, тайны сердца, Может расслышать каждый - стоит захотеть, - Молитвы старца и надежды детства, И песни ангелов, что спеты им в ответ. Ты - небо на земле, ты - знак того, что нету Границ... И каждый сам себя сковал, Напоминанье Бога о всем вечном, Чтобы к нему дорогу каждый знал. Я слушал голос моря... Слушал... Слышал... Еле дыша я откровению внимал, А ты с улыбкой мне в утеху, Волнами сны мои же мне и возвращал.
22
2
511
Грезы
Мелькают под ногами километры, А за плечами догорают дни, А мне бы душу с тела вырвать, стать бы ветром, И закружиться в танце с пламенем свечи. Держать ее, не обжигаясь, Так нежно таять вместе с ней, В открытое окно врываясь, В том доме, где она важней. С последней каплей воска стать свободным, Храня ее тепло, умчаться в мир, Играться листьями, ласкать лицо ребенка, Быть опьяненным, но не пить, быть полным сил. Мерцают в ночном небе звезды, О чем там шепчутся они? А мне бы тоже засиять, познать бы вечность, Быть столь же мудрым и веселым среди них. Свой свет дарить, не обижаясь, На вечно занятых людей, Которые его не замечают, Толпясь среди глупейших мелочей. На небе нет рекламы, как и моды, Что там находится, тот знает, кто любил, Там неземной покой, тепло и холод, Кто на земле того не понял, тот не жил. Слетает ворох календарных листьев, От этого кружится голова, А мне бы время позабыть и стать бы морем, Познать о важном дивные слова. Они в мелодию сливаясь, Напомнят всякому о том, Что жизнь полна, границы – слабость, Весь мир, весь мир – это наш дом. В себе всё отражая краски неба, Волнами обнимая берега, Забыть все горести и беды, И больше не терять себя. Мне море пело свои песни, Над ним были улыбки звезд, О чудесах шептал мне ветер… Стать бы кем-то, Кем то из них хочу я стать всерьез. Среди людей пусть места нету, Природа даст мне свой приют, Прочная грань между грезой и явью, Когда узнаю как, то сразу разорву. Море и ветер, с ними звезды, Всё улыбаясь думали они: «Всегда собою будь – поймешь однажды... Мы – это ты… Пойми… Пойми…»
21
3
388
Враг
Я сдохну, сука, ты и не заметишь… Сгнию, еще шагая по земле, Открою дверь и выйду на рассвете, Три шага – тонна облаков на мне. Меня облепят, будто сладкой ватой, И задохнусь со вкусом неба на устах, Я не был рыцарем, но точно был пиздатым, А может и хуевым… Мысли в прах. Я был рожден однажды… Правда круто? Мне дали тело… Ноги, сердце, член… "Ищи любовь, красивую, как в сказках" "А лучше трахайся и никаких проблем!" Чьи это мысли? И пришли откуда? Чьи жизни это? Все ли доживу? "Добро твори! Тебе добро и будет!" "Пошли все на хуй! Я лишь раз живу!" Твою же мать! Кого, скажите, слушать? Чьи голоса в меня роняет ночь? Важнее что - кормить иль самому покушать? Забыть и бросить или же помочь? Я разберусь и отыщу ключи от правды, Ну а пока мне некогда, увы, Учусь курить, не кашляя, и пить, как взрослый, Снимать с подруги лифчик и трусы. Времени много! Век мой бесконечен! Я всё успею… Да! И всё смогу! Душа и тело в вечном споре… Пофиг! Потом как всё устроено пойму. Так много лет учебы – школа, вышка, Чему же я учился все года? Так много лет прошло, что я забылся… Забылся и забыл зачем она. Зато я взрослый… Тот еще красавчик! Закончил универ и снова жизнь на старт! Та только вот… Не знаю… Как-то странно… Время вперед умчалось, ну а я – назад. И слово "Было" чаще слова "Будет", А слово "Будет" чаще слова "Есть". Я что-то упустил… Эх, закурю под мысли... Последних сигарет уже ни счесть. Я что-то заебался… Честно… Я не знаю… Схожу-ка в зоопарк и посмотрю слона, Но что в его глазах? Неужто жалость? Кто огражден из нас - он или я?! Иди ты к черту, слон! Ну что ты знаешь? Я – Человек! Я – царь природы! Я – мужик! Налейте мне - я право заработал, По своей воле обезьяной быть… Плевать, что стих пишу ну как попало, И мысли в нем разбросаны вокруг, Словно носки в квартире… Словно раны, Что всё живут и всё не заживут… Не знаю как, но я однажды, Впервые понял то, что не хотел: Все дни проспал, а ночью – отключал сознанье, И если честно – тут же охренел. Так много лет я слушал чьи-то мысли, И принимал их словно все мои, Они так часто спорили и дрались, А я лишь молча наблюдал бои. Ангелы с демонами долго воевали, А кто же выиграл? Смешно, но ведь никто! Мои душа и сердце полем битвы стали... Опустошили их… Ушли… И всё… У них в другой душе уж битвы, А я в бездонной черной тишине, Нет слов ну даже для молитвы, Не наберется их уже во мне. А где же голос мой? Где мои мысли? Где я все эти годы был? Зачем прожил чужие жизни, И утонул, хоть и не плыл? Можно винить кого угодно, Чем равнодушие к себе нет злей врага... Я сдохну, сука... Ты и не заметишь… Ты не заметишь - Ты есть Я.
22
4
872
Люблю
Я не сплю - просто не хочу смотреть. Меня достали эти цвет и сочетания линий. Открой мои глаза - заходи внутрь извне. Покажи на стенах то, что я хочу видеть, не включая свет. Давай гулять по комнаты периметру... Без этих люстр, что давно вымерли... Обниматься крыльями... Я напишу на увиденном "Люблю" и зачеркну. Не ищи формулировки - находи суть. Неуправляемую миром. Хотя... Тебе так к лицу... Слова... Их путь... К тебе... В слюну... Их вкус... И пульс... Дыша, выдыхать "Хочу"... Промолчать хочу и... Касанием губ... К губам, к груди, к виску, к плечу... Соединиться частями тела и стать целым. Грубо, но без грубости в целом. В поисках тепла быть его целью. Растекаться реками по коже. Между берегами наслаждения и боли. Между онемением и дрожью. Издавать звуки... Просто издавать какие-то звуки, что не смеют напрягать голову. Дышать стонами. Чем глубже, тем выше... Быстрее... С одышкой... Написать "Люблю" и зачеркнуть. Между нами намного больше, чем в союзе букв. Ему еще не спится. Давай мы снова к птицам. На окне и в нем, а не просто возле. Сейчас, а не "До" или "После". Не смотря на то, как иссякают звезды, что ночью падали на пол. Не поздно. Будь рядом. Посмотри сквозь дым на путь. Ты ощущаешь... Чем выше, тем ближе... По нотам... По крышам... По книжкам... По строкам... По строфам... По кофе... Еще по чашке... Рассказать свои сны - потом уснуть...
27
2
250
Простим ли Богу мы его любовь
Простим ли Богу мы его любовь?! Так думал я в моменты боли... Простим ли раны и на ранах соль, Его спектакль и наши роли? "Бог тебя любит", - слышал много раз, "Он всех нас любит и оберегает", Но кажется, что его глаз, Мы все-таки не отыскали. Он нас не видит - мы одни, Он нас не слышит - даже не пытайся! Он слишком стар и он устал Любить, хранить и улыбаться. Я лез безумно к небесам: "Тук-тук... Прошу... Молю... Откройте!" Но я прибит к своим часам - Они держали... Что им стоит? Я был ребенком и к Тебе, По-детски робко обращался, Просил за близких, всё просил, И верил в чудо... Не боялся... Прошло с тех пор немало лет, Тогда шептал, сжимая зубы: "Прошу Тебя, скажи хоть раз, Всего лишь раз, что Ты нас любишь!" С пути сбивался в трудный час, С обломком веры за спиною, Не отводя промокших глаз, От тех высот, что надо мною. И вот однажды теплый дождь Мне отворил чудную тайну: Моя душа - лишь облака, А мои слезы - с неба капли. Я посмотрел на мир еще, Еще раз посмотрел и понял - Частицы Бога внутри нас, Они пропитаны любовью. Люби весь мир! Услышь себя! Весь мир - тебя же продолженье, Тогда услышит тебя Бог, Бог есть любовь... Любовь - спасенье.
23
4
395
По десяткам разбитых дорог
По десяткам разбитых дорог, Я носил сотни чувств, сотни мыслей, Их тащил на себе сколько мог, Без конца проживая все жизни. Я дарил свой поклон небесам, И парил, словно птица под ними, Не давая покоя глазам, Всё искал себе дом в этом мире. Снова падая, снова вставал, А вставая, тянулся на небо, Я пытался найти, но никак - Все вопросы пока без ответов. И когда мне казалось, что вот Наконец-то обрел, то, что надо, Разрушалась греза словно лед, Что весною от солнца растаял. От прохожих скрывая слезу, Подставляя лицо свое ветру, Я откину печаль, улечу, Сохраняя в душе капли света. Может быть не найти никогда, Мне то место, что станет единым, Но, быть может, дорога моя, Даст мне больше его своей силы.
19
0
500
Наблюдение во время жизни
Никто не слышит крики душ, Не видит звезд, что в сердце светят, Сними одежду - все вздохнут, А снимешь кожу - не заметят.
29
0
464
Апельсиновый сок
В моем апельсиновом соке больше сока, чем апельсина, А вы мне О смысле жизни! Нам бы всем ходить в бахилах, Но лучше я промолчу... Я промолчу, но кто из нас могила? Надену носки почерневшие, когда-то белые, - красиво, - Мой траур по черному, которое одели в белоснежное, Забыли и не вспомнили... Вы охуевшие! А кто вы? Я вас просто выдумал. Всё это нервы... Ну психанул... Не выдержал... Представил серой массой, в которой я, как серое масло - Ну то есть вымышленный (Речь о сливочном). Уж как-то стало слишком одиноко - Ведь люди же... Они подобны Богу. Вроде бы и есть, но... Всё этот сок, блять, в котором апельсина меньше, чем сока, которого больше... Но жить вроде можно, Хоть и прямая лишь финишная.
26
3
283
Человек внутри
M.K & M.W Сдирая бирки с усталых век, я скажу... О том, что павший во мне человек воскрес и дышит - Он просто скрылся за круглой радужкой от всех мук; Оставил душу свою в темноте, что света ближе. Стирая строки заученных фраз, я скажу... О том, что созданный мной человек и дня не прожил; Накрыл всё матом и с правдой дожил свой путь - В множестве пут, но большего знать не должен. Стирая следы того образа, я скажу... Эмоции чистые во мне еще теплятся, мыслями движут. Этой историей тайно от всех дорожу, и круг, Замкнутый круг мой со скрытой задвижкой. Сдвигая стальную ручку, я молчу... Леплю заново бирки на веки, но только всё вижу. Нет, не боюсь - свой комфорт в этом есть и уют: Дарить словам жизнь, что он слышит, оставшись в ней лишним. *** Сдирая бирки с усталых, век свой тащу... С уст алых бескровных зубами срываю все пломбы, Стираю суставы, стараясь не старясь с тех раз, что наверное врут, Итоги расставить и ставить на верное, чтобы без крови. Теряя же сроки отложенных фраз, все же жду, В том сладком тумане, где спрятана горечь обмана, Истошный свой крик, что, как будто бы соль да на сахар... Времени мало на слишком уж временный путь. Следами слезы макрокосмоса, я нахожу, Что наполняю весь мир этих мук, как могу, отпечатками, Они опечатками так же невольно сойдут... Сойдутся со старостью... Просто сойдутся со старостью. Ломая пластмассу и ручку, я ухожу - Человеку вокруг, чтобы больше без чертовой боли... Нет, не боюсь, но все же когда-то уже не проснусь, А тот, кто не спит, может быть, никогда и не вспомнит.
36
1
289
Настрой настроение
Бывает настроение, как будто ты его сожрал с утра - Ну то есть теперь дерьмо, чтобы понятней. Но это, зачастую, не такая уж и беда, - скажу я вам, - Нужно просто взять и от души просраться.
26
5
366
А впрочем...
На миллиард людей одна единица и девять нолей. А впрочем... Лучше забей - только начал считать, как вдруг "Дарова, Смерть!" Не дописать и не стереть. Не понимать и не хотеть. Желать. Жалеть. Сжигать. Сгореть. В кривых зеркалах пытаться остаться ровным. В старом мире не оставлять попыток стать новым. Пытаться не только питаться, Но даже вегетарианцы едят то мясо, что с кровью. Даже их ест мясо... Помни - Адам и Ева просто хотели жрать. Но помнить - еще не означает знать, А знать - ничего не значит. Значит не надо перегибать - Рискуешь сломаться. Рискуешь остаться тем, кем никогда и не был. Рискуешь жить на облаке, не узнавая небо. Рискуешь остаться, Не признавая, что мы жрем дерьмо, а высираем продукты. Чудная мысль, но ты подумай. На миллиард людей одна единица и девять нолей. Познай себя и восемь станут ясней. Совет: Умножая на ноль - всё изводишь на нет. А впрочем... Это просто текст. Читать. Кивать. Молчать. Стареть. Мы живем в домах, а они с нами мрут. Годы летят. Люди ползут. Как почерк... Молчат. Но врут. Бардак. Уют. Нас не один миллиард, но ты один, друг! А впрочем...
38
2
287
С легкостью
В который раз откинув мыслей тяжесть, Теряешь легкость... И стираешь важность, Вдыхая пепел, тех исписанных бумажек... А что на них - это уже совсем неважно. В полночный час отмыв от сердца лажу, Ты понимаешь, что напишешь-скажешь: «Все эти "сложно"... Мы к себе их вяжем, С той легкостью, что с ними станет сажей».
32
1
228
Ветер шумит и воет
Ветер шумит и воет, Громко свистит прохожим - Кто-то услышит может... Может и обернется... Услышит о едкой боли - Его ведь никто не видит: Видят поступки всего лишь - За ними он словно призрак. Ветер шумит и воет, На трубах играет до дрожи, На грязных таких, водосточных... Дрожат и вода, и воздух. Музыка полой кожи, Скитаний ее одиноких... Сломал бы нарошно ноги, Но сам их не видит тоже. И бродит... Всё бродит... Бродит... Гоняет над нами тучи, Дождями нас всех отмоет, Но вряд ли мы станем лучше. Сжимая так сильно губы - Узор из обветренных трещин, На трещинах улиц шепчет, Хватаясь за куртки, плечи... Бежать бы от всех подальше, В пустое молчать пространство, От масс и той крепкой связи, Что дарит слова и вяжет. Лишь к миру собой касаясь, Он может явить свой голос, Но всякий, услышав, скажет - Ветер шумит и воет.
29
1
192
Без сказки на ночь
Я не слышу, как дышит ночь, Обнимая дыханием шею... Я хочу убежать прочь, Оставляя за этой дверью. Ее сердце уже не бьет Меня в спину, толкая в негу... Моя ночь умерла... Всё. Темнота заменила землю. В ней зарыто ее тепло, Не коснутся его пальцы... Не согреет собой кровь, Через кожу стремясь... Жажда. Я не слышу ее слов, В пустоте не найти шепот... Без тебя она - мертвый сон, И становится только темной.
38
4
319
Не было кистей для красок
Не было кистей для красок... Кистями рук прикасаясь, Венами рвались до красной... Венами рвались, срываясь. Грубо телами-мазками... Пастелью в постели остались, В постельном посттелом вскрываясь, И растекаясь, как масло. Не было мыслей для масок... Лицами в облик сливаясь, Бликами в общую массу, Что не роняя, равняла. Просто себя рисовали, При этом мы не рисовались... Замысел сердца на пальцы, Кистями рук прикасаясь. Не было кистей для красок...
39
2
276
Так глупо
Глупец не ценит то, что умник не найдет: Безумство чувств и простоту суждений, Любовь на вкус и аромат явлений... Глупец не ценит и не бережет. А умник в ценник верит да и всё... В тщете "Клянусь!" и срезанных растений, Разумных "Пусть..." и "правильных" томлений, Всё зная, сердце предает. Глупец раскупит то, что умник продает... И голод на обмен без возражений, Тот самый, что превыше мнений, А вместо лишь кафе и стол. Потом вопросы, муки, чья-то роль... Или та жизнь, что по привычке тлеет, А всполыхнет, то обожжет и не согреет... К уму пришел, но только он чужой. Глупец сквозь стены, умник - лишь в проем... Они вдвоем не смогут быть мудрее: Один берется, а другой "умеет", Один ломает, у другого лом. И вот момент над ними есть при том... Кто же признает, кто из них глупее? Живет он или нет на самом деле? Глупец не знает. Умник не поймет. Глупец не ценит. Умник не найдет.
37
3
273
У разбитого солнца
Можно кричать вдогонку... А толку?! Можно страдать от ломки, да только Нельзя исправить поломку - осколки Уже никогда не собрать. Просто принять ту правду... Вставка. Ошибки бывают часто в ставках... Поломку чинить напрасно - гаснет, Когда лишь она и была. Можно молиться звездам... Поздно. Можно цепляться за воздух... Слезы. Винить и людей, и Бога... Можно. Время же просто терять. Лучше направиться дальше... Дальше Свет безо всякой фальши - ярче... Поломки, ожоги - не страшно... Знаешь - Солнце дают небеса.
33
4
262
Тень твоего дня
Посмотри, как рождается день, Убивая собой предыдущий, Обещая, что станет он лучшим, Обращая сомнения в тлен... Оставляя от ночи лишь тень, Что сбегает от солнца и света, Собирает наброски предметов, Но закончить картины ей лень. Прозябая в безмолвии тем, От рассвета они до рассвета, Распадаются в зыбких сюжетах... Ну а ты... Что творишь среди стен? Всё глядишь, как проносится день? А на смену ему будет "лучший", И убьет он собой предыдущий, Вместе с правдой, что ты его тень.
33
1
314
Кофе на ночь
Без пара кофе... Для пары сонных... Со вкусом горьким... Под сердца стук... От жажды ночи до жажды крови... Во взгляде почерк далеких лун... Сосуд неполный... В нем пыл от солнца... Для двух бессонниц... Бездонных двух... На память строфы... Так сладко помнить... Остывший кофе с горячих губ.
46
4
250