Гость
Гость
- Алло... – раздалось в трубке после непродолжительного ожидания.
- Лена?
- Да...
- Привет!
- Привет!.. кто это?
- Не узнаёшь?
- Нет – её голос был неуверен.
- Это приятно. В гости пригласишь?
- А кто это?
- Пригласишь, – увидишь!
- Заходи.
- Какой этаж?
- Седьмой.
- Потом направо?
- Нет, налево. Дверь справа.
- Открывай! Я поднимаюсь. – я повесил трубку.

Ленка стояла у приоткрытой двери и с любопытсвом высматривала неожиданного гостя. Увидев меня, она радостно воскликнула, так, как будто мы были давно и хорошо знакомы:
- Серж! Это ты! А я тебя не узнала! - - Проходи, – она пропустила меня в квартиру.
Ленка смотрела на меня во все глаза и была искренне рада встрече.
- Кушать хочешь?
- Нет, спасибо!
- А чай будешь?
- Это можно. – согласился я.
- Тогда идём на кухню.
- Проходи, располагайся! – сказала она, когда мы зашли в кухню, а сама повернулась к печке, чтобы поставить чайник.

Это была относительно небольшая кухня, стандартая для новостроек: по правой стороне от входа располагались печка, стол и мойка. По левую сторону, - холодильник в углу стоял стол и уголок. Я сел в угол – самое лучшее место для обозрения и спросил, хотя всё было и так ясно:
- Ты сама?
- Да. Мама скоро придёт.
- Будешь что-нибудь к чаю?
- Зависит от того что ты дашь, –пошутил я.

Она крутилась у плиты, а я молча наблюдал. На ней был лёгкий халатик, плотно прилегавший и подчёркивающий её фигуру, немногим выше колен, маленькие груди, очень милое детское личико с заострёным подбородком, курносый носик, небольшие губы, немного тонковатые, но они не портили общего впечатления. Лицо было обрамлено копной длиных, ничем не связанных волос, светло-русого цвета, которые доходили ей до лопаток и чем-то походили на стог сена. Худенькая, маленькая, чем-то смахивающая на мальчишку.
Она заметила мой, по-видимому, очень пристальный, взгляд.
– Что ты на меня так смотришь? – её щёки покрылись лёгким румянцем.
– Изучаю.
– Ну и как?
– Ты мне нравишься. – при этих словах она густо покраснела, но комплимент ей явно понравился, – ты играешь на пианино? – пустил я в ход свои скудные познания о ней.
– Да. Я хочу выступать, но это пока очень трудно.
– Почему?
– Я бы хотела попасть в какую-нибудь группу, например к С., есть такая московская группа… Для этого, сначала, надо выслать свои фотки и ждать приглашения... если пригласят, нужно будет пройти прослушивание. Я уже сфотографировалась, хочешь покажу?
– Покажи!
Она сняла с плиты чайник, разлила по чашкам чай.

– Я сейчас – сказала она намереваясь выскочить в комнату за фотками, но я остановил её:
– Потом. После чая.
– Хорошо, – с какой-то робкой покорностью согласилась она и опустилась на стул прямо напротив меня. Глаза её светились радостью.
– Мы можем пойти в комнату, – предложила она после непродолжительной паузы.
– Как скажешь, – не возражал я.

Она встала, собрала содержимое стола на поднос и мы пошли в комнату. Зайдя туда я начал осматриваться с нескрываемым интересом – я был здесь, собственно, второй раз. От двери направо – стена с окном и застеклёной дверью на балкон, тут же под стенкой большой диван, перед окном стол, на нём вазочка с цветами, под ней вышитая кружевами белая салфетка. У стола пара стульев, задвинутые под него. В углу на тумбочке, – телевизор. Напротив дивана, у другой стены – пианино, рядом – небольшая  стенка тёмнокоричневого цвета: один стекляный шкаф, который содержал посуду, в другом, тоже стeкляном, – были книги. Рядом платяной шкаф, который находился уже в другом от окна углу комнаты. У стены, противоположной окну с балконом, стояла пара кресел и журнальный столик между ними. На полу – ковёр. В общем ничего необычного, всё аккуратненько, чистенько сразу видно, – живут женщины.

Ленка поставила поднос на диван и села рядом. Удовлетворив свой первый интерес к обстановке, я тоже сел. Между нами был поднос.
– Фотки будешь смотреть?
– Если покажешь. – пошутил я.

Ленка снова вскочила, подошла к шкафу, открыла один из ящиков, порывшись, достала конверт и подошла ко мне. Стоя напротив меня, она извлекла из конверта  фотографии и, чуть наклонившись вперёд, стала показывать мне, не давая, однако, всю пачку в руки, а лишь по одной. При этом она наблюдала за моей реакцией и её личико приобрело по-детски хитрое выражение, как бы говоря «ну, что скажешь?». Фотографии были, действительно хорошие, цветные. Она была на них или совсем голой, или в одних трусиках, в различных позах. Позы, по-видимому, ей диктовал фотограф, были как из какого-нибудь порно-журнала. Фигурка у неё была что надо – мне нравятся такие девчёнки.

Честно говоря, фотографии меня нисколько не возбудили, – я только начал игру и, пока что, мне было интересно развитие событий. Это был азарт нового – хорошо мне знакомый, где весь интерес сосредоточен на самом процессе развития, а не на результате.
Вся пачка фотографий постепено перекочевала в мои руки, я начал просмотр по второму кругу, когда Ленка, совсем неожиданно для такой ситуации, сказала:
- Серж, ты умеешь делать массаж?
- Да. – не моргнув глазом моментально соврал я. Она всё ещё стояла напротив меня, совсем рядом, всё так же согнувшись, опираясь руками о свои коленки.

- Ты не мог бы промассажировать мне шею, – она сунула руку под копну волос, убирая их на бок и обнажая шею – здесь, что-то она у меня болит. – сказала она ложа ладонь на свою шею.
- Могу. – не растерявшись ответил я. Интересное развитие событий, похоже, девочка сама напрашивается.
- Ты будешь ещё чай?
- Ты хотела массаж. – Лицо её приняло деловое, несколько отсутствующее  выражение, так как будто она обдумывала наперёд план своих действий.

- Тогда я пока уберу – сказала она.
- Пока убирай.
Поднос переместился на пол и Ленка села на краешек дивана, чуть развернувшись ко мне спиной. Наклонила голову и подобрала волосы. Я сел позади неё, положив одну ногу на диван и подвернув её под себя, коленом другой я касался её бедра, положил свои руки ей на шею и начал поглаживать, изображая тем самым массаж, о котором понятия не имел. Вернее сказать, все мои познания массажа сводились к тому, который многие из нас в быту применяют на пляже и который, думаю, мало соответствует массажу настоящему, практикуемом в спорте и докторами.

Постепенно, поглаживая шею я перешёл на плечи, затем, как бы невзначай приспустил ей халат, обнажая их и продолжая поглаживать. Ленка не сопротивлялась она прибалдела немного, чуть постанывая от удовольствия и периодически приговаривая «о, вот так хорошо». Я уже полностью обнажил ей лопатки как вдруг, снова, как бы ни с того ни с сего, она спросила, не поворачивая головы:
- А ты можешь делать массаж ноги?
- Могу. – я врал не задумываясь, подсознательно давая тот ответ, который она хотела бы услышать. Моё мышление в подобных ситуациях работает, как у шахматиста, просчитывающего ходы соперника наперёд.

- Сделай, а?
- Давай. – я встал.
Она встряхнула головой, поправила халат, снова прикрыв плечи, повернулась, подвинувшись вглубь дивана и легла на живот, головой к окну. При всех этих действиях голова её была всё время опущена, она не смотрела на меня и, как бы прятала своё лицо. Чуть приподнявшись на локте, она повернулась на бок, согнула одну ногу в колене и дотронулась рукой до лодыжки:
- Вот тут.
- Хорошо.

Усевшись рядом, я приступил к поглаживаниям: сначала голеностопный сустав и голень. Ноги у неё были тонкие, но в пропорциях её тела, с небольшой Х-образной кривизной, это совсем их не портило. Мне было приятно смотреть и ощущать их под своими руками. Кожа у неё была свежая и гладкая, как у ребёнка. Я сжал ей икры, как бы проверяя их на прочность и упругость, – Ленка   не пошевелилась, но я заметил как замерли её плечи. Потихоньку я начал подниматься по ногам выше – к коленкам, затем ещё выше. Дойдя до края халатика, я не стесняясь пошёл дальше – под него – Ленка молчала. Я откинул халат на бок обнажив ей ноги и поясницу – опять никакой реакции. Не торопя события я пока занимался ногами, но совсем не там где начал. Ясно, как день, – она наверняка уже давно поняла, что я не специалист в массаже. Более того, скажем так, что она это знала и без проверки, но мы играли в массаж и играли честно, ни словом не обмолвившись, ни о моих массажных способностях, ни о её «болях».

Вдруг, как бы спохватившись, она повернулась и откинула халат обратно, прикрыв ноги:
- Тут не надо. Там!
- Хорошо. – как ни в чём не бывало сказал я и вернулся обратно на «полуостров Икр».
История повторилась: побыв немного в изгнании я снова направился к «материку» и снова убрал с дороги препятствие под названием «халат». На этот раз я был прямо под её ягодицами, соскальзывая в «пропасть» между ног и забираясь под другое её прикрытие под названием «Ленкины трусики». На ней были светлые трусики в виде плавок, с какими-то редкими и тоже светлыми по цвету узорами, достаточно приятными на вид. Честно говоря, женское нижнее бельё не производит на меня никакого впечатления, хотя одевают они его для нас, мужчин. Видимо я не из того сорта. Меня больше интересует то, что находится под ним. Но данный случай сюда явно не подходит: я появился сегодня здесь неожиданно и не думаю, чтобы она одела что-либо исключительно для меня. Тем более если учесть, что это, собственно наша вторая встреча (если, конечно, считать за встречу наше знакомство). Так что, надо полагать, это её повседневная «рабочая» одежда. Надо отдать ей должное, – у неё не плохой вкус.

Теперь я уже явственно ощущал тепло исходившее из «пещер» находящихся под ними. Удивительное дело – я ещё не завёлся! Не то, чтобы она меня не возбуждала, но не сейчас, не сегодня. Видимо, подсознательно помня, что нам могут помешать, я оставался холодным к её прелестям чего нельзя было сказать о ней. Я видел это по едва заметным для наблюдательного взгляда признакам, сейчас я был охотником на охоте, шахматистом в игре и видел всё, хотя она хорошо держала себя в руках и пыталась скрыть свои чувства.

Так же неожидано, как бы опомнившись, она повторила сценку с прикрытием своих ножек и замечанием «где надо». Я повторил свой ответ и снова вернулся на свой «полуостров».
На этот раз личико её просто пылало, но не от негодования и злости ко мне, а, видимо, стыдясь своих собственных чувств: мало-знакомый человек, можно сказать с первой же встречи разбудил её желания. Возможно, её давила сейчас та же мысль – скоро мама должна прийти.
- У тебя красивые ноги – сказал я то, что думал – они мне нравятся.
Она промолчала, но я просто кожей почувствовал её состояние.

Вдруг она встрепенулась и резко приподнялась, опираясь локтями на диван, чуть повернув голову на бок. Теперь и я услышал то, что секундами раньше уловил её музыкальный слух: звук поворачиваемого в замке ключа.

- Мама пришла… – тихо сказала она.
Какое-то мгновение мы оба замерли в оцепенении. И вдруг, Ленка соскочила с дивана с такой скоростью, что я не успел сообразить, как это она оказалась на ногах. Она тут же поправила на себе халатик и на ходу, не теряя ни минуты сгребла фотографии и сунула их, вместе с конвертом, под диван. Я услышал звук щёлкнувшего замка – её мама уже в квартире, а Ленка, согнувшись в талии на бок, уже выглядывала в коридор и, как ни в чем не бывало, сказала:
- Привет! – тон был такой, как будто, она только и делала, что ждала с минуты на минуту маминого прихода.
Я услышал ответное «привет!», а Ленка уже стояла ко мне спиной, лицом к шкафу с застеклёными дверцами и поправляла волосы.
Я поднялся. Она повернулась ко мне и совсем невинным тоном спросила:
- Что, уже пойдёшь?
- Да.

- Мам! – позвала она когда мы вышли в коридор – познакомься,– это Серж. Серж, – это моя мама.
Я увидел чуть полноватую женщину, небольшого роста с копной чёрных волос, аккуратно собраных и скрученых кольцами вокруг головы. На ней была чёрная юбка, блузка и кофточка тоже в сдержаных цветах. Она с нескрываемым интересом смотрела на меня.
- Очень приятно! – сказал я улыбаясь.
- Мам, Серж уже уходит, я его проведу.
- До свидания!
- До свидания! – ответила мне Ленкина мама.

Мы подошли к лифту, Ленка была почему-то немного смущена и как-то подавлена. Она старалась не смотреть на меня, опустив  взгляд в пол молчала. Я тоже, но в отличие от неё, я смотрел на неё во все глаза, – она сейчас выглядела как нашкодивший котёнок который знает, что нашкодил, хочет приласкаться, но пока держится на расстоянии.
Двери лифта отворились. Ленка подняла голову и посмотрела мне в глаза:
- Ты ещё придёшь?
- Приду! Ты чем-то расстроена? – она, словно испугавшись этого вопроса, попыталась изобразить улыбку – это ей удалось – улыбка у неё замечательная:
- Нет! – она покраснела – с чего ты взял?
- Тогда пока!
- Пока!.. – она хотела что-то ещё, сказать или сделать, но сдержалась.

Я взял её за плечи, слегка сжал их. Она с готовностью подняла голову и посмотрела на меня. Я ей улыбнулся – я знал – сейчас моя улыбка обаятельна и неотразима для неё:
- Не скучай! Увидимся! – и я вошёл в лифт.



© Yan Lin,
книга «Ленка».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (2)
Егор Комаров
Гость
Короче, история о том, как парень пришел навестить подругу, но все наломалось, потому-что пришла мама )) Одним предложением можно было описать историю. Сюжет довольно банальный. Герои вообще какие-то странные. Кто такой Серж - неизвестно. Пришел непонятный тип, которого она не узнала и сразу пошла раздвигать ноги. Они даже не о чем не поговорили. Чем занимаешься? Куда пропал? и прочее. Что я должен был получить от произведения - мне тоже не ясно. В целом, сам текст написан хорошо, но остальное поверхностно.
Ответить
2019-01-31 07:36:58
2