Глава 1. Безопасность
Глава 2. Индиго
Глава 3. Касание
Глава 4. Запомнить
Глава 5. Бесследно
Глава 6. Трещина
Глава 7. Осколки
Глава 8. Одиночество
Глава 9. Тошнота
Глава 10. Прах
Глава 11. Триплекс
Глава 12. Слёзы
Глава 13. Воспоминания
Глава 14. Лекарство
Глава 15. Аллопат
Стихи, которые упоминаются.
Саундтреки к книге
Глава 11. Триплекс



Утро. Солнечный свет с трудом пробивается сквозь слои стекла, будто и не день вовсе, а сумерки. Просыпаться в чьих-то объятиях было непривычно. Плечо Инка ощущалось куда твёрже подушки, зато имело подогрев. Осторожно, чтобы не разбудить, встаю с кровати и замечаю на дверях лист с распорядком дня: завтрак, медпункт, уборка города и вывоз мусора за пределы купола. Пока мы работаем — пока нас кормят. И вроде всё правильно и логично, но я то знала, что происходит с теми, кто нарушает правила и как их контролируют. От понимания, что моя жизнь будет находиться на расстоянии чьих-то пальцев от электрического разряда, становилось не по себе.

Пока мои мысли заполняли жуткие картинки, где меня случайно поджаривают, я приводила себя в подобающий вид, в маленькой комнате с туалетом и зеркалом. Зрелище было жалкое: синяки под глазами, мёртвый взгляд из-под стеклянных глаз и абсолютно растрёпанные волосы. На руках виднелись отметины от чьих-то рук, поставленные скорее всего, когда я была в медицинском крыле. И как только Инк не сбежал от такого ужаса?

Закончив с самоистязанием, вернулась в комнату. Мой сокамерник уже во всю завтракал быстрым питанием. Я смотрела на него и видела себя ещё несколько дней назад — такая же спокойная и уверенная в жизни. Он был...Свободным. Насколько это вообще возможно. Инк не знал того, что произойдет дальше, насколько это небезопасно и чем грозит. Нет. Прекрасная, мечтательная наивность без капли реализма. Да, Инк пробыл тут уже несколько дней, но видимо верить в чудо было куда проще, чем разобраться в том, что происходит и почему. От его детской непосредственности хотелось спрятаться, хотя бы потому, что я давным давно выросла и не хочу быть ребёнком, за которого всё решают.

Как только я доедаю свою порцию, за нами приходит Джулиан, чтобы отвести в кабинет.  Всю дорогу я молчу, ловя на себе грустные взгляды друга детства и оптимистические улыбки Инка. Они столь разные, что хочется буквально разодрать себя на части.  Один жалеет, но не может даже слова сказать, а другой кормит лживой надеждой на то, что через несколько дней мы вернёмся к прежней жизни. В эти бесконечные минуты, я даже не знаю, от кого из них тошнит больше.

Пройдя несколько лестничных площадок, выкрашенных в зелёный, нас заводят в кабинет к врачу. Видимо его тоже раздражает этот цвет, потому что стены здесь имели простой серый оттенок, без едких красок. Вся стена была заставлена разными приспособлениями и медикаментами. Напротив, располагались кушетка, рабочий стол и стальные кресла с ремнями, на которые нам и сказали сесть.

— Меня зовут доктор Инед. - начал тараторить мужчина лет на десять старше меня. Он достал медицинский пистолет для инъекций и продолжал читать лекцию, заправляя его. - Сейчас я вживлю вам в запястье чип, при помощи которого служба защиты сможет следить за вами. Это неприятно, но нужно потерпеть. - чужие пальцы бережно сжали мою руку и медленно воткнули толстую иглу. Было очень больно. Настолько, что я чудом удерживала предплечье на месте, пока в мой кровоток запускали устройство. - Он будет в вашем теле ближайшие четыре дня, после чего сам растворится на органические компоненты и железо в крови. - игла осторожно покинула мое тело, а я наконец-то смогла расслабиться. Прижав к себе больную конечность, наткнулась на изучающий взгляд врача. Он внимательно рассматривал мои глаза, будто диковинку, своими грозовыми зрачками. И если бы не было настолько больно, я бы даже хотела их рассмотреть ближе. -  Если вы будете нарушать правила повторно, вас вышлют на шахты, где поставят постоянный чип. Процедура установлена не мной и дать обезболивающее, я не имею права, поэтому извините.

Пока я приходила в себя, доктор Инед вживлял чип в Инка. Мой сокамерник видимо был не готов к подобному, из-за чего начал вырывать руку и кричать. Мужские глаза наполнились влагой, пока Джулиан с другом пытались удержать его на месте. С горем пополам, мучение закончилось. Как только это произошло, нам выдали инструкцию, форму и список дел:

— Если вы не явитесь в назначенный срок на место — вам будет больно. Сбегать не советую. Не справитесь с работой — останетесь без обеда. - впихнув в наши руки карточки со списком, Джулиан отвернулся и ушёл обратно в свою крепость.

— Как ты? - спросил Инк, лелея руку. - Это было так больно. Я думал, что разнесу там всё...

— Ничего, терпимо. - ответила, всматриваясь в задания. Как это не странно, первым значилось убрать мусор из здания, которое я считала своим домом. Совпадение или чья-то злая шутка? - А ты?

— Я ощущаю свободу. Каких-то четыре дня и я вернусь к своей жизни. - мечтательно улыбнулся мужчина, рассматривая наши карточки. - Мне в другой квартал.  Хорошей работы тебе, Аниль.

Я слушала, спешные шаги и впервые в жизни задумалась о том, что вообще такое свобода. С детства мне казалось, что я могу абсолютно всё. Что у меня есть выбор строить своё будущее так, как я хочу. А так ли это?

Из-за высокого болевого порога и одной из лучших мозговой деятельности, меня выбрали на роль Хранительницы. Разве это был мой выбор? Разве я хотела пережить несколько настолько сложных операций, что процент выживаемости становит всего шесть процентов? Столько лет меня кормили препаратами и болью, чтобы я быстрее запоминала информацию? Разве я была свободной?  Всё, что сейчас изменилось —  клетка стала меньше и чип, способный убить меня в доли секунды.

Взгляд самопроизвольно зацепился за дыру в куполе и мелкие капли дождя, просачивающиеся сквозь щель. Из неё натекла уже достаточно большая лужа и с каждым днём она росла в размерах. Пройдет ещё неделя, прежде чем в соседнем Полюсе смогут воссоздать триплекс и залатать дыру.

Жаль, что нельзя так же залатать дыру в своих мыслях. Мне до ужаса хотелось, оказаться нужной. Папа умер. Он исчез, а я даже не имела возможности попрощаться с ним или банально заплакать. Как можно объяснить людям, что для скорби не обязательно разливать лужи слёз? Настоящая скорбь хранит всё в себе и давит немым криком горло. Она вырывается из глубины и несётся навстречу пальцам, чтобы они чертили на запястье буквы в пустоту:

«Капли срываются молча на землю, словно те люди, те мысли, слова.
Мне бы побольше триплекса в сердце, чтоб защитила его броня.

Чтобы не было настолько больно, жить и без слёз принимать твой уход.
Чтоб не боятся, как пульс остановит, чей-то холодный, чужой электрод.

Чтобы дышать и не видеть сквозь призму, сотен умов и исчезнувших книг.
А просто жить, не вдаваясь в причины, как, почему и зачем он возник?

Спрятаться в строчки, мгновения, числа. Просто забыться в чужих голосах.
Мне бы побольше триплекса в душу, чтобы без шрамов от слёз на глазах.

Чтобы без трещин, без ран и порезов. Чтобы укутаться в тёплых словах.
В мягком неоне исчезнуть навечно, будто в забытых эпохой стихах...»¹

Закрывая свои глаза, на миг представляю, что мне просто приснилось всё это и скоро я окажусь дома. делая первые шаги, ощущаю, как по коже бегут мурашки. Пока я размышляла о своей жизни, ливень за куполом разбушевался не на шутку и теперь приходилось прикрываться от капель. Будто сквозь толщу воды послышался жуткий раскат грома. Мои глаза поднялись вверх, чтобы заметить, как весь купол переливается разрядами молний. Поразительно красиво. Выжигающе. Громоотводы пропускали электричество по стальным балкам, заземляя. Раздался ещё один раскат, только на этот раз более слышимый. Кусок стекла, который удерживала согнутая балка, выскользнул и полетел прямо возле здания Хранителей, едва задевая краем крышу. Это произошло настолько быстро и неожиданно, что я только и успела прикрыться руками от метрового обломка, падающего на меня плашмя. Тяжёлое стекло придавило меня к полу, своим весом и от резкого падения наземь, мое тело пронзило болью. Влажный воздух вышел с ударом, будто его и не было в груди. Стекло усеялось мелкими трещинами, медленно рассыпаясь по краям осколками с мягкими краями.

В который раз я пожалела, что не могу разбиться с ним, потому что боль пронзала абсолютно всё тело. Хотелось плакать и кричать, но всё, что я смогла — свернуться на земле, насколько это возможно, и скулить.
______________________________________
1. Юлия Богута — Триплекс
https://www.surgebook.com/pepelna/poem/tripleks






© Юлия Богута,
книга «Чернильная».
Глава 12. Слёзы
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (5)
Евгения Грозд
Глава 11. Триплекс
Ой, я испугалась, что осколок купола убьёт её 😨 Фух, вроде обошлось. Инед прямо садист какой-то, делает ей болезненный укол и прямо ждёт, что она заплачет. Надо было чип ему самому вживить куда-нибудь)))
Ответить
2020-05-29 16:17:18
1
Юлия Богута
Глава 11. Триплекс
@Евгения Грозд триплекс разбивается гладенькими осколками. Но он достаточно тяжёлый.
Ответить
2020-05-29 16:52:08
1
Василий
Глава 11. Триплекс
То есть, им мало было такого контроля?! Они ещё и чипировать стали. Вот как теперь Аниль выползет из-под упавшего куска арматуры? Если её старый "знакомый" удосужится проследить за тем, что произошло и спасёт её, судьба станет с ним снисходительней
Ответить
2020-06-26 08:44:52
Нравится