Глава 1. Последний поезд
Глава 2. Опасные знакомства
Глава 3. Падальщики
Глава 4. Красивая жизнь
Глава 5. "Грациано Малли"
Глава 6. Проект "Сент-Эрис"
Глава 7. Зима
Глава 8. Дом для куклы
Глава 9. Незваный гость
Глава 6. Проект "Сент-Эрис"
Марлоу вернулся, едва Мари успела сесть обратно за столик и принять непринуждённую позу. В левой руке, под столом, она сжимала маленький ключ, а в правой, над тарелкой, держала вилку с наколотым кусочком персика.

-Не скучали, мадемуазель? – спросил мужчина с неприятной улыбкой, снимая со спинки стула пиджак, и просовывая руки в рукава. – А здесь, кажется, холодает…

Сердце Мари колотилось от страха, но все же она отложила вилку и улыбнулась в ответ, между делом отмечая, что зубы у напарника Ланфорда кривые, будто у крестьянина.

-Вовсе нет, - протянула она, наблюдая за тем, как он отодвигает себе стул и присаживается. – Я подумала том, что вы могли бы проводить меня до моего купе. Обед подходит к концу, как вы могли заметить.

Желая того или нет, Мари придумала план. Подобная авантюра могла бы получить достойную похвалу от Демиана – это было в его духе. Увы, он все ещё находился где-то далеко, а его сестре тем временем приходилось вести себя совершенно несвойственно для своего характера. Но только так можно было все выяснить. Главное – не попасться.

-Боюсь, мы с вами путешествуем разными вагонами, - сказал Марлоу и допил остатки шампанского из бокала, стоящего возле его грязной тарелки. – Кроме того, в ближайшее время мы с приятелями собирались посетить мужской клуб в библиотеке.

-Как же так, - притворно огорчилась Мари. – А мне казалось, что Ланфорд совершенно точно говорил о том, что мы с вами соседи. Я занимаю купе № 8, значит ваше должно находиться неподалёку. Видите, все просто – нам с вами по пути.

-Мадемуазель, - с едва заметной иронией проговорил мужчина, наклоняясь к Мари над столом, так, что она даже почувствовала лёгкое амбре, исходящее из его рта.  – Вы едете в купе №8, а я – в семнадцатом. Как вы можете понимать, наши вагоны никак не могут быть рядом. Боюсь, вам придётся идти одной, без провожатого. Уверены, что не заблудитесь по пути?

Мари жеманно рассмеялась, подражая манере Катарины Соланж.

-Ох, что вы говорите, - насмешливо сказала она, прикрывая губы ладонью в кружевной перчатке. – Какая же я несообразительная! Прошу меня простить, месье Марлоу.

Спрятав кулачек с зажатым в нем ключом в складках пышной юбки, она поднялась. Марлоу тоже засобирался. Тучный джентльмен, с которым они беседовали несколько минут назад, вновь окликнул его.

-Хорошего вам вечера, - проговорила Мари, и присев в лёгком реверансе, поспешила к лестнице. Только спустившись, она чуть выдохнула и попыталась осознать, на что именно решилась. Пока все шло отлично. У неё был ключ и номер купе. Оставалось только пойти туда и вернуть свой билет. Тогда, даже если Марлоу все же рискнёт прилюдно раскрыть тайну «фальшивой Мари», у него не останется доказательств. Никто ему не поверит. Особенно Ланфорд.

Действовать следовало немедленно, и вернуться до того, как завершится вечернее собрание джентльменов в библиотеке. Если все пройдёт гладко, а иначе и быть не может, она незаметно выронит ключ здесь, в ресторанном вагоне, когда направится в обратную сторону. Все будет выглядеть так, словно мужчина действительно его потерял.

Придерживая пышную юбку обеими руками, Мари старалась выглядеть естественной и спокойной, лавируя между рядами столов, официантами, убирающими посуду, и богатыми пассажирами, закончившими обедать. Наконец, она оказалась перед дверью в шестой спальный вагон. Купе Марлоу должно было находиться там, совсем рядом.

-Мадемуазель Норуа? – окликнул её знакомый скользкий голос. Вздрогнув от ужаса, Мари обернулась, увидев стоящего через столик от неё Марлоу.

-Вы что-то хотели, месье? – спросила она, в душе понимая, что находится в шаге от разоблачения.

-Ваше купе в другой стороне, не так ли? – осклабился Марлоу.

«Только не паникуй, Абигейл, только не паникуй», - проговорила она про себя. И улыбнулась мужчине:

-Вы раскусили меня, месье, - сказала она, сжимая побелевшими пальцами ручку двери. – Я собиралась зайти в багажный вагон. Горничная отнесла часть вещей туда, чтобы не захламлять личные покои. Прошу вас, передайте Ланфорду мои искрение сожаления в связи с тем, что ему не удалось закончить обед. Надеюсь позже встретить его в общей гостиной.

Марлоу что-то невнятно фыркнул в ответ, и резко повернувшись, пошёл в сторону библиотеки. Мари промокнула капли пота со лба тыльной стороной перчатки и зашла в спальный вагон.

Оставшись одна, она неторопливо осмотрелась. Этот вагон был похож на предыдущие – в нем было два этажа, соединённых винтовой лестницей и восемь номеров. Вот только ковровая дорожка была синего цвета, а не фиолетового, как везде. Купе Марлоу оказалась вторым по счету. Дверь из лакированного дерева венчали золочёные цифры «№ 17».

Бесшумно подойдя вплотную, Мари приложила ухо к двери. Из-за неё не раздавалось ни звука, только стук колёс создавал ощутимую вибрацию. Выпрямившись, взломщица-дилетантка посмотрела на серебристый ключ в своей руке, собирая волю в кулак. Маленький и блестящий, увенчанный искусным вензелем в виде буквы «В», он был похож на её собственный, отпирающий личные покои. Ошибки быть не могло. Вздохнув, она вставила его в замочную скважину и решительно повернула влево. Но когда ключ прокрутился лишь на дюйм и застрял в замке, стало ясно – он не подходил.

-Ничего не понимаю, - одними губами прошептала Мари, уже чувствуя, что план терпит сокрушительный провал. Она пошарила рукой в потайном кармане, в поисках своего ключа, чтобы их сравнить, но нащупала пустоту. А затем вспомнила, что пару дней назад отдала свой ключ Салли. Совершенно неясно, что толкнуло её это сделать, ведь ни горничная, ни сама «мадемуазель Норуа» никогда не запирали купе. До того, как пропал билет, она была уверена, что краж в Первом классе «Виктории» можно было не бояться. Возможно ли, что Марлоу имел схожую точку зрения?

С почти угасшей надеждой на успех, Мари попыталась открыть дверь просто так. И она поддалась. Колёсики послушно заскользили по рейкам, открывая путь в купе.

Покои сотрудника корпорации Вестона казались слишком малы для того, чтобы принадлежать первому классу «Виктории» и состояли всего из одной спальни. В комнатке умещалась застеленная зелёным пледом кровать, привинченная к стене, а у окна, рядом - втиснут конторский стол, который мог заменить и обеденный, когда это было необходимо. В углу, у противоположной стены нашлось место для шкафа, небольшого креслица и столика, на который поместилась бы, разве что фарфоровая пепельница. Она там и стояла, наполовину заполненная пеплом и сигарными окурками.

Замерев на пороге, словно испуганный зверёк, Мари смогла прийти в себя лишь тогда, когда на втором этаже раздались чьи-то шаги. Спохватившись, она торопливо зашла внутрь и прикрыла за собой дверь. Аромат в купе Марлоу стоял неприятный. В воздухе смешались запахи старой бумаги, недокуренных сигар и, почему-то, лакрицы.

Стол состоял из письменной поверхности с узкой полочкой над ней, и четырёх ящиков – два из них были приоткрыты. Вся столешница была завалена документами. В единственном свободном уголке примостилась открытая, заляпанная чернильница с воткнутым к неё растрёпанным пером, и тарелка с недоеденным завтраком. Куски мяса, политые застывшим жирным соусом, уже заветрились и приобрели противный запашок. Мари поморщилась. В том, что Марлоу не являлся опрятным человеком, она уже убедилась за обедом, но то, что он не жаловал слуг стало открытием.

Отложив в сторону новую газету с заголовком «СЭР НОРМАН ВЕСТОН ОБРАЩАЕТСЯ К ЖИТЕЛЯМ ИМПЕРИИ» - сейчас не было времени читать её, Мари принялась разбирать бумаги. Возможно, билет лежал между ними.

Там были отчёты и счета, принадлежащие «Дисциплинарным домам Марлоу», а также письма от человека по имени Гион. Мари вспомнила – это имя она уже слышала раньше, в вагоне бедняков. Так звали священника, который собирал тысячи людей благодаря своим праведным учениям.

«Мы не можем утверждать наверняка, дражайший Марлоу, что постояльцы ваших домов обретут свет в душе, но то, что их работоспособность повысится, а, следовательно, увеличатся и наши доходы – гарантированно», - содержалось в одном из писем Гиона. Заподозрив неладное, она скользнула глазами по одному из отчётов. Цифры в графе прибыли показались невероятными. Марлоу и этот «великий» проповедник были заодно! Вот вам и надежда для всех обездоленных! Передёрнув плечами от омерзения, Мари принялась за ящики. Но и там были одни лишь документы, ничего больше. Закончив с поисками, она отошла на приличное расстояние, и убедилась в том, что беспорядок на столе выглядел так же, как и раньше. После чего ещё немного выдвинула второй ящик. Теперь идеально.

Под кроватью обнаружился чемодан. В нем Мари нашла одежду, внушительной толщины кошелёк и три бутылька с красно-бордовой жидкостью – этикетки с них были сорваны. Тогда настала очередь стенного шкафа. Она распахнула правую створку и с удивлением отпрянула назад. Здесь был спрятан проход в тесную уборную. На раковине, рядом с зеркалом, стояла ещё одна склянка с кровавым содержимым. Должно быть, Марлоу принимал какое-то лекарство.

За второй створкой шкафа были полки. Все они, по большей части, заставлены бутылками с дорогим спиртным – закрытыми или уже початыми. На одной полке лежало несколько упаковок сигар, привезённых с островов Куантаис. А рядом с ними – револьверные патроны. Само оружие, по всей видимости, было у Марлоу с собой. Мари стало не по себе. Быть неприятными человеком – это одно дело. Но быть неприятным и вооружённым одновременно – уже синоним опасности. Особенно для той, которая только что полностью обшарила его купе.

Билета нигде не было. Мари беспомощно огляделась. Может, она что-то пропустила? В комнате могли находиться тайники или скрытые ящики, о которых она не знала. На секунду захотелось задержаться, и осмотреть все более вдумчиво.

Но Мари знала – время поджимает. Если будет медлить, то её точно обнаружат. Она итак пробыла здесь дольше, чем следовало. Вздохнув, она покинула мрачное убежище конторщика и вышла в общий коридор.

Поиски не дали ничего, кроме понимания, что дела в стране обстоят ещё хуже, чем считали жители деревни Лан-Лаин. Медленно проходя вперёд по вагону, Мари думала о том, для чего предназначался этот маленький ключ, выпавший из кармана Марлоу. Это вдруг показалась ей очень важным, словно он мог разом открыть все тайны.

Она собиралась найти билет, но вместо этого наткнулась на объяснение, почему Демиан считал людей Вестона опасными. Брат не мог бояться их просто так. Должно быть, ему угрожали. Что, если Мари сможет помочь ему, находясь здесь, в «Виктории»?

«Багажное отделение», - догадалась Мари. Ключ не подходил к двери купе, но, возможно ли, что он откроет ячейку Марлоу в багажном отделении? Окажись судьба благосклонной, она вернёт пропавший билет. А если его там не окажется, то она попробует разузнать что-нибудь ещё, чтобы помочь Демиану. Решено. Стоило попытаться вновь.

Подхватив юбки, Мари шуршащим ветерком проскользнула по двум следующим вагонам, встретив по пути лишь двух горничных. Служанки даже не обратили на неё внимания, оживлённо переговариваясь о чем-то своём. Багажный вагон был открыт.

Оказавшись внутри, Мари поёжилась от пронзившего её внезапного холода – радиаторы здесь не работали. Окна были занавешены плотными кожаными ролетами так, что не проникало ни лучика света. Немногочисленные лампы накаливания плохо справлялись со своей задачей. Все это напоминало о первых днях поездки.

По правую сторону располагались стеллажи, явно принадлежавшие кухне – там стояли ящики и мешки с провизией. Многие их них уже были пусты, что не удивительно, ведь путешествие подходило к концу. Кора должна была стать конечной станцией.

Мари не знала, как часто повара навещают свой продуктовый склад, и ей стало тревожно. Здесь за обыском её мог застать кто угодно. Ячейки пассажиров находились справа. Некоторые из них были совсем крошечными, будто для дамской сумочки, другие же – в полвагона высотой. Некоторые из них закрывались стальными решётками, из-за которых раздавалось отчётливое рычание и возня – в них провозили животных.

В специальные рамки были вставлены бумажки с номерами купе, и Мари без труда нашла ячейку, принадлежащую Марлоу. Она была небольшой, прямоугольной.

«Что ж, если ключ не подойдёт и здесь, то я просто вернусь к себе», - подумала Мари. Но в этот раз все получилось. Замок отворился с лёгким щелчком и за тонкой дверцей показался дипломат для бумаг. Неужели, очередные счета? Казалось, Марлоу был просто помешан на своей работе, раз возил с собой такое количество документов.

Но делать было нечего – Мари вынула дипломат, прикрыла ячейку так, словно она была ещё заперта, и спряталась за стеллажом в дальнем конце вагона. Присев на пол рядом с небольшой зарешеченной ячейкой, из-за которой доносилось тихое поскабливание, она положила дипломат перед собой и открыла его. Внутри действительно была картонная папка с бумагами. Но в этот раз – с совсем другими.

В багажном вагоне Марлоу прятал досье на каких-то людей. Всего их насчитывалось тридцать – Мари пересчитала два раза. Имена, мелькающие в заголовках были ей незнакомы. Вулф Лоран, Арчибальд Гримсби, Кейн Селлерс, Аманда Пуатте… Большинство из них были перечёркнуты чернильными крестами, словно росчерками острого лезвия. И это от чего-то казалось пугающим. Но самой жуткой оказалась последняя строчка анкет, иногда пустая, а иногда содержащая такие слова, как: «устранён», «мёртв», «пропал без вести» и «больше не представляет угрозы».

Поистине, темными делами занимался Марлоу в корпорации. Выбрав наугад одно досье, Мари принялась читать.

«Бертрам Ридд, 53 года.
Семейное положение: неизвестно
Дети: неизвестно
Учёный статус: магистр Техники и технологии, доктор Химических наук, изобретатель.
Положение в Совете Лиры: куратор проекта «Сент-Эрис»

Далее шла краткая биография учёного, но не нашлось ни его геротипа, ни словестного описания. Прочитав о том, как именно мужчина добился успехов в науке и стал одним из тридцати учёных, входящих в Совет Лиры, Мари пробежалась глазами по последнему абзацу: «Исчез после «дня С». Представляет исключительную угрозу для империи. Требуется НАЙТИ И УСТРАНИТЬ НЕМЕДЛЕННО». Крест на анкете отсутствовал, а значит, мужчина ещё был жив.

По спине пробежал лёгкий холодок. Все тридцать учёных занимались проектом «Сент-Эрис». Что же там могло произойти? Мари взяла в руки следующую бумагу и не поверила собственным глазам. Ей пришлось перечитать дважды, пока смысл написанного дошёл до мозга. В заголовке стояло имя: «Элизабет Шерри», а сама анкета была перечёркнута.
Не видя почти ничего из-за слез, вдруг захлестнувших её, Мари выхватывала из контекста отдельные слова.

«Элизабет Шерри, 42 года.
Семейное положение: замужем
Дети: дочь и сын, близнецы, 20 лет
Учёный статус: доктор Химических наук, специалист по Естественными наукам
Положение в Совете Лиры: аналитический контроль проб для проекта «Сент-Эрис».
МЕРТВА, УГРОЗЫ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ».

Как такое могло произойти? Выходит, Мари не знала о своей матери совершенно ничего… Элизабет была учёным, участвовала в каком-то секретном проекте, и находилась под пристальным вниманием корпорации Вестона, а её дети даже не подозревали об этом, считая её обычной домохозяйкой. Жили тихой и мирной жизнью в глухой деревне.

Мари утёрла слезы, осенённая внезапной мыслью. Демиан! Что, если его исчезновение было как-то связано с прошлым матери? Отсутствие прощальной записки, уговоры родителей не искать его, а затем предупреждение от брата – «опасайся людей Вестона». Все сходится. Вот та самая ниточка, за которую следовало ухватиться! Отец, мать и Демиан знали нечто страшное, о чем никогда не говорили Мари-Абигейл.

Кто-то, стоящий рядом, картинно откашлялся. Мари замерла от ужаса. Поражённая открывшейся истиной, она совсем забыла о времени, и о том, что её, возможно, могли обнаружить.

Медленно она подняла голову на источник звука и увидела Марлоу.

-Какая печальная картина, - ухмыльнулся мужчина. – Леди, вся в горючих слезах, сидит посреди разбросанных на полу бумаг… Нашли для себя что-нибудь, мадемуазель Норуа?

Сглотнув возникший в горле ком, Мари успела заметить, как рука Марлоу мягко легла на кобуру на поясе. Он убьёт её прямо сейчас!

-Собираетесь и меня устранить, месье? – выпалила она, вскакивая на ноги и толкая Марлоу. Ошарашенный мужчина повалился на мешки с мукой. Мари тем временем подхватила юбки и бросилась к выходу. Бегать по поезду ей было уже не привыкать, но подобной силы она от себя не ожидала.

Дёрнув ручку, она открыла дверь и заскочила в спальный вагон, судорожно оглядываясь в поисках того, чем можно заблокировать мерзавцу путь. Около неё в недоумении замерла горничная, мывшая пол.

-Дайте сюда, - прошипела Мари, отнимая у неё швабру. В глазах служанки отразился ужас, и она убежала прочь, не желая связываться с неадекватной аристократкой.

Мари тем временем приладила древко таким образом, чтобы дверь в багажное отделение было невозможно открыть. И сделала это вовремя – ручка бешено задёргалась. Теперь появилось несколько минут, чтобы спрятаться. Сейчас это было главным.

Она побежала по мягкому ковру, хватаясь за поручни вдоль окна для равновесия. Поезд качало – они входили в поворот. Что же подумает Ланфорд, когда узнает о том, что она натворила? И Катарина Соланж, и модистка Зои Ларга… Вот что значит, впустили деревенскую простушку в первый класс! Её теперь наверняка вышвырнут с поезда, как тех офицеров.

«Забегу в своё купе, захвачу чемодан и папин цилиндр», - соображала Мари, рывком открывая дверь в следующее купе. – «И постараюсь пробиться в бедные вагоны. Где угодно сейчас будет безопаснее, чем здесь!».
Растолкав компанию богачей, возникших на её пути, она мчалась к вагону-ресторану. Марлоу не спешил догонять её. Можно было предположить, что он до сих сражался с заблокированной ручкой.

Ох, и нужно же было все так испортить! Разрушить такую красивую сказку… Пробегая мимо удивлённого кондуктора, Мари горько усмехнулась – то, что она выяснила лишь подтверждало – все вокруг было нереальным. Блестящее золото оказалась позолотой, а богатые господа – убийцами. Демиан был прав тысячу раз, когда советовал ей не связываться с ними! Но месье Ланфорд… Единственный, из-за кого не хотелось покидать это место. Жалко, что все так получилось.

Мари избавилась от ключа-улики в вагоне-ресторане, как и хотела, предварительно вытерев его о ткань юбки. Шанс мал, но вдруг Марлоу не сможет доказать её причастность к преступлению?

В следующем спальном вагоне, она поумерила темп, начиная задыхаться в тугом корсете. Шагая торопливо, но уверенно, она кивала и улыбалась, проходящим мимо знакомым богачам, желая только одного – как следует отдышаться. И лишь оказавшись в своём вагоне, она вновь перешла на бег. Вцепилась в ручку купе, резко отодвинула дверь, намереваясь стрелой метнуться сторону спальни и… остановилась на пороге. В её гостиной сидели Ланфорд и его валет, Орсон.

-Мадемуазель? – мягко улыбнулся месье Броуди. Её растерянный и взъерошенный вид явно позабавил его.

-Прошу прощения, - прошептала Мари, чувствуя, как с лица отхлынула кровь. – Чем я обязана вашему визиту?

-Месье Марлоу передал мне ваши слова, о том, что вы хотели бы встретиться со мной, - ответил мужчина как ни в чем ни бывало. – Что же вы встали на пороге, прошу вас, проходите…

На ватных ногах она пошла вперёд по ковру и присела на диван рядом с Ланфордом. Случись это получасом раньше, она благодарила бы небеса за такой чудесный сюрприз. Но теперь появление мужчины стало для неё огромной стеной, выросшей на пути отступления. Следом за ней, в дверях возникла горничная Салли. Бежать больше было некуда. Все дороги перекрыты.

-Салли, - обратился к девушке месье Броуди. – Принесите нам каких-нибудь коктейлей, с подходящими закусками. А мадемуазель, наверняка пожелает фруктов и шоколаду.

Горничная кивнула.

-И проследите, чтобы нас никто не беспокоил, - добавил мужчина. Салли ушла и плотно затворила за собой дверь. Мари едва слышно всхлипнула, и сама не заметила, как слезы закапали на лавандовую ткань платья. Она представляла, как разъярённый Марлоу выламывает дверь багажного отделения, мчится по коридорам, паля из револьвера по всем, кто встретится на его пути, а затем врывается сюда. Ланфорд забеспокоился.

-Мари, милая, что с вами?

Она в отчаянии замотала головой и от того только больше разрыдалась. Никак нельзя было рассказать ему о том, что произошло! И о том, что сейчас им всем, возможно, угрожает смерть… Месье Броуди обнял её как маленькую, прижав к себе, и принялся успокаивать.

-Марлоу, - наконец проговорила Мари, не в силах противиться такому открытому проявлению чувств. В животе затрепетали нежнейшие крылья бабочек. Чувства к Ланфорду были взаимными, и теперь она это знала.

-При чем здесь он? – удивился мужчина, поглаживая её по голове.

-Я, кажется, совершила ужасную ошибку, - всхлипывая, сказала Мари, приготовившись врать. – Марлоу мог меня абсолютно неправильно понять, а я ведь всего лишь нашла его вещь и пыталась выяснить, чья она. Теперь я словно воровка…

-Ну же Мари, не стоит из-за этого так расстраиваться, - рассмеялся месье Броуди, - Я прослежу, чтобы Марлоу не досаждал вам из-за подобных мелочей.

Мари вздохнула с облегчением, но не могла успокоиться раньше, чем ситуация с Марлоу будет полностью исчерпана. В эту же минуту вернулась Салли с подносом, заставленным посудой.

Так, на столе возле дивана появилось большое блюдо с мясными и сырными закусками, ваза фруктов, а ещё кубики шоколада в золочёной коробке с гравировкой. Но самое главное – служанка принесла большой кувшин с изумрудно-зелёным содержимым. К нему полагалась креманка со взбитыми сливками.

-Отличный выбор, - похвалил Ланфорд, разливая коктейль себе и Орсону в низкие стаканы, а Мари – в хрустальный фужер. – Салли, я попрошу вас остаться снаружи, и убедиться в том, что непрошенных гостей не будет.

Наблюдая за тем, как горничная кланяется и вновь уходит, Мари подумала, что в последней фразе Ланфорда прозвучала отчётливая угроза. Но на кого она была направлена? На Марлоу? Что-то тут не складывалось. Стоило бы поговорить с ним откровенно, но только не в присутствии Орсона.

-Советую вам добавить сливок к коктейлю, - улыбнулся Ланфорд, потягивая свой напиток без всего. – Они принесены для вас.

Мари благодарно кивнула, и, зачерпнув ложкой горку белоснежной сливочной пены, увенчала ей свой фужер. Изумрудная жидкость, в сочетании с белой ванильной шапкой смотрелась изумительно красиво. Но на вкус коктейль оказался ужасным. Попробовав его, Мари закашлялась – он был очень крепким, с привкусом аниса, мёда и мяты. Месье Броуди только рассмеялся, заметив её недовольство.

-Пара глотков, и вы привыкните, уверяю вас, - сказал он с лёгкой усмешкой. – Продолжайте пить.

Выполнить его пожелание было непросто. Мари старалась делать глотки как можно меньше, и набирать в рот больше сливок, чем самой жидкости, однако даже не заметила, как фужер опустел наполовину. В голове приятно шумело, а по телу разлилось тепло, какого обычно не бывало после пары бокалов шампанского. Ланфорд рассказывал о чем-то, кажется, о своих путешествиях, но это было не так важно, как то, что можно было сидеть с ним с обнимку, в нарушение всех правил приличия. И присутствие Орсона перестало смущать.

-Мари, я внезапно понял, что знаю о вас слишком мало… Гораздо меньше, чем хотелось бы, - сказал месье Броуди, ожидая, пока валет подкурит его сигару.

-Я уже рассказала вам свою историю, месье, - протянула Мари, откидывая голову на подушку. – Моя жизнь гораздо скучнее вашей.

-Вот уж в чем я не уверен, - хмыкнул мужчина. – И все же, расскажите мне о вашей семье.

-Моя мачеха умерла, - сказала Мари, и вдруг поняла, что язык её начал заплетаться. – Точнее не так. Моя мама умерла, а мачеха забрала все. И выгнала меня.

-Постойте, а разве мачеха выгнала вас не после смерти отца? – подал голос Орсон.

-Не мешайте ей, прошу вас, - снисходительно произнёс Ланфорд. – Не то, не дай бог, мадемуазель вновь расстроится.

-Отец тоже умер, - проговорила Мари и поспешно вернула пустой фужер обратно на стол. Такой эффект опьянения ей определённо не нравился. Чтобы чем-то отвлечь себя от алкоголя, она взяла из вазы апельсин и принялась его чистить. – Месье Броуди, расскажите лучше о вас.

-Как пожелаете, - пожал плечами Ланфорд и залпом допил содержимое своего стакана, а затем отдал недокуренную сигару слуге. - Я родился в семье лоточника. Мы с семьёй тогда жили на границе Свифт-Гарден – одного из самых богатых районов Коры. Помню, как смотрел на ребят своего возраста, этаких разодетых франтов, и завидовал им. Когда мне досталось дело отца после его смерти, я продал нашу скромную квартиру и арендовал на эти деньги лавку сладостей. Она стала пользоваться спросом у богачей, и вскоре мы с матерью и двумя сёстрами смогли ночевать не в чулане магазина, а квартире над ним. Позже я купил небольшой заводик, ну а дальше…

-До вас добрались загребущие руки Вестона, - подхватил Орсон, очевидно, знающий эту историю наизусть.

-Да, Вестон купил моё производство, и я стал просто управляющим. Зато через несколько лет смог высоко подняться по карьерной лестнице, - закончил мужчина и довольно усмехнулся.

-Значит, вы из бедной семьи. И так спокойно об этом говорите? – поразилась Мари, подставляя руку, чтобы помешать Орсону вновь наполнить её фужер. Но слуга все-таки изловчился, и новая порция коктейля была подана.

-Не понимаю, чего именно я должен стесняться, - сказал Ланфорд, и украсил её напиток сливками.

На душе у Мари потеплело – теперь она знала, что они с месье Броуди не были неравными по положению. И где-то в самой глубине души у неё зародилось дерзкое, отчаянное желание… Но таких сказочных историй, в этом мире, увы быть не могло.

-Я бы хотел поднять тост, - проговорил мужчина, поднимая свой стакан повыше. – За равные возможности!

Улыбнувшись, Мари отложила в сторону апельсиновые корки, которые теребила в руках, и взяла фужер за тоненькую ножку. Они звонко чокнулись.

-Пьём до дна, - добавил Ланфорд, пристально глядя в глаза Мари. Когда стаканы и фужер были опустошены, разговор возобновился.

-Так что же, мадемуазель, - сказал Орсон. – Вот у месье Броуди были сестры. А у вас как с родственниками?

-У меня больше никого нет, - мягко возразила Мари, прикладывая пальцы к виску. После второго коктейля голова начинала ощутимо кружиться.

-А как же ваш брат? – спросил Ланфорд.

-Какой брат? – переспросила Мари. Ей вдруг захотелось выйти на свежий воздух, но она хорошо понимала, что сделать это в поезде никак не получится.

-Ваш брат, к которому вы едете, - пояснил Орсон. – Вы сами говорили об этом, несколькими днями ранее.

Мари перевела растерянный взгляд с одного мужчины на другого. Беседа перестала казаться ей приятной и стала походить на допрос.

-Простите меня, джентльмены, но боюсь, я уже очень устала. И за окном совсем темно, - пролепетала она. – Возможно, вы могли бы оставить меня…

-Нет, не могли бы, - резко выпалил Орсон, с угрожающим видом поднимаясь на ноги. – Месье Броуди, если девушка не понимает по-хорошему…

Ланфорд шумно вздохнул.

-Что происходит, месье? – испуганно спросила Мари. Она начала понимать, что это вечернее суаре было устроено не просто так. Неужели, Марлоу, успел рассказать им обо всем заранее?

-Орсон, оставь нас, - ледяным тоном приказал Ланфорд. Мари прежде не видела на его лице подобного стального выражения. Затаившись, как мотылёк, накрытый ладонью, она проследила взглядом за тем, как он провожает своего слугу и закрывает за ним дверь.

-Абигейл, - протянул он, повернувшись. – Давайте серьёзно.

-Вы знаете кто я? – дрожащим от напряжения голосом спросила Мари. – Давно?

Лицо Ланфорда чуть смягчилось, когда он подошёл и сел рядом с ней на диван.

-С самого начала, - сказал он, глядя ей в глаза. – Абигейл, дышите спокойно, я не причиню вам вреда. Вы меня понимаете?

-Пытаюсь понять, - прошептала Мари. – Откуда вы узнали?

-Ваш брат, Демиан – преступник. Он украл у корпорации нечто очень важное. Мы разыскиваем его уже три года. Когда Орсон ходил в купе бедняков, чтобы узнать подробности о бунте, он увидел вас и узнал. Вы с братом – одно лицо.

-Вот почему вы пригласили меня в ваше купе… - протянула Мари, стараясь не расплакаться вновь. Какой же она была дурой, когда повелась на всю эту сказочную золотую мишуру!

-Ваш билет, который вы ищите весь сегодняшний день, - безжалостно продолжил Ланфорд, - Салли принесла мне его в первый день вашего здесь пребывания. А Марлоу нарочно выронил ключ за обедом, чтобы вас проверить.

-И что теперь со мной будет?

-Абигейл, - печально улыбнулся Ланфорд, нежно проводя рукой по её волосам. – Все будет хорошо, если вы пообещаете лично мне не творить больше никаких глупостей. Вы небезразличны мне, поверьте. Но Марлоу, Орсон и сам Вестон – жаждут вашей крови. Пообещайте мне, Абигейл, и я смогу вас защитить.

-Я обещаю, - тихо сказала Мари.

-Разумный выбор, - чуть усмехнулся Ланфорд, и, поцеловав её в лоб, поднялся. – Мы прибудем в Кору через два дня, и все станет по-другому.

Когда он вышел, стал слышен звук поворачивающегося в замке единственного ключа. Так Мари вновь стала Абигейл Шерри и оказалась в ловушке.
© Виолетта Стим,
книга «Часовой механизм».
Глава 7. Зима
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (6)
BooksReader
Глава 6. Проект "Сент-Эрис"
Класс
Ответить
2018-07-14 11:27:08
1
Ана Хейл
Глава 6. Проект "Сент-Эрис"
О, боже, как же все быстро закручивается. Но я просто в восторге от всех этих неожиданных поворотов)
Ответить
2018-12-24 17:06:33
Нравится
Rumors RuDa Dawn
Глава 6. Проект "Сент-Эрис"
От эту главы было просто не возможно оторваться. По моему эта самая интересная глава где присутствует погоня, адреналин, интрига, тайны и расследования. Я начала волноваться, когда он начал ее списывать. Но оказалось все прозрачнее. Тут понятно куда делись билкты и зачем они проиграли ей. Им нужена не скоро она, скоро ее брат. Глупые господы, стали хитрыми и коварными. Отлично. Это то, что нужно 👍😉
Ответить
2019-08-04 14:52:38
1