Глава 1. Последний поезд
Глава 2. Опасные знакомства
Глава 3. Падальщики
Глава 4. Красивая жизнь
Глава 5. "Грациано Малли"
Глава 6. Проект "Сент-Эрис"
Глава 7. Зима
Глава 8. Дом для куклы
Глава 9. Незваный гость
Глава 7. Зима
На земляном полу, вокруг почти прогоревшей свечи были разложены плесневелые фолианты. Cреди зеленовато-серых пятен налета пестрел мелкий рукописный шрифт, выведенный в стародавние времена неизвестными учеными мужами. Пергаментная бумага еще сохранила яркие гравюры, рассказывающие об утраченных эпохах и фантастических существах, забытых открытиях и опасных приключениях.

Наедине с этими книгами можно было провести не один вечер, расположившись в широком кресле у жаркого камина в кабинете отца. Но здесь, в логове Падальщиков, и речи не шло о том, чтобы уделить им должное внимание. Все, на что могли рассчитывать умирающие труды – это мимолетный взгляд напоследок.

«И королевство то погибло не от руки неприятеля, а от бездействия людского. И призраки слонялись по улицам, и глазницы их были пусты, и сердца. Король-мертвец отныне властвовал над всеми», - прочитал Дэй в большой книге, которую держал в руках. История оканчивалась на печальной ноте и продолжения не было – оставшуюся часть тома кто-то оторвал, и, вероятнее всего, уже уничтожил.

– А ты не очень-то расторопен, да, Ридд? – фыркнула Мэри, развалившаяся на соломенном тюфяке неподалёку. – Хочешь, чтобы мы все тут околели?

Вздохнув, Дэй отвлёкся от чтения и с треском вырвал страницу. Скомкав её в руках, он отправил легенду о призрачном королевстве туда же, куда и все остальные – в пыльную печку-толстобрюшку, стоявшую рядом.

Из дальнего угла подвала послышались рвотные потуги – Маркусу Фэлту было паршиво. Он стоял лицом к стене, опершись на нее руками и тяжело дышал. Лисс недовольно цокнула языком, а затем направилась к печке, шелестя грязными юбками.

– Не церемонься с ними, идиот! Целиком кидай, целиком! – скомандовала Мэри, продолжая наблюдать за Дэем. Лисс легко подняла с пола увесистый том и забросила его в печь, не испытав при этом, очевидно, никаких угрызений совести.

– Так они будут медленнее прогорать и тепла хватит на дольше, – сказала она. – Нет нужды экономить топливо. Этих библиотечных запасов там – как крыс.

Фэлт вновь издал утробные звуки, а затем послышался всплеск, и Лисс Делисс бросилась за тазиком и тряпкой, бормоча под нос ругательства. Дэй подозревал, что обязанность блюсти чистоту в логове лежала на ней, как на единственной девушке (Мэри была не в счет). Цыганочка и без того сегодня находилась не в лучшем расположении духа. Как проснулась, она первым делом смочила цветастый платок в ледяной воде и сделала из него компресс, завязав на лбу, чтобы хоть как-то унять головную боль. Дэй отлично её понимал – его тоже мучало похмелье, как и всех обитателей подвала старше тринадцати лет.

Краем уха слушая Лисс, распекающую Маркуса, Дэй подкинул в «толстобрюшку» ещё три книги. Он заставил себя не думать о том, что уничтожает редчайшие экземпляры древней литературы, после чего сложил оставшиеся «дрова» в импровизированную поленницу в углу кухни. Там, один на другом, дожидались своей участи десятки томов. Некоторые из них уже были разорваны на куски.

– Олух ты! – рявкнула из угла подвала цыганочка, в очередной раз огрев Фэлта половой тряпкой. – Какого рожна ты скурил сигару, если знал, что из-за нее тебе так поплохеет?!

– Прости, Лисс, прости… – блеял «Тень». – Это была последняя, я заныкал! Мне никогда еще не доставалась целая, вот я и решил, тайком…

– Вот потому и не доставалась! Мал ты еще, чтобы всякой дрянью без меры травиться! – Лисс швырнула тряпку и тазик в рвотную массу, которая уже начала впитываться в землю, – С места не сойдешь, пока все здесь не выскоблишь!

Падальщики кутили два дня подряд, до этого утра. Когда Дэй только вернулся с добычей – бутылками пятидесятилетнего виски, сигарами и табаком с трубками, ему не сразу поверили. Но убедившись в том, что это не подделка, ребята принялись чествовать новичка, словно героя. Они пили и смолили во всю. Драгоценный «Грациано Малли», который даже в богатых домах пили по неполному бокалу раз в неделю, закончился уже через два часа. Затем Кроу притащил откуда-то бочонок крепкого джина, и веселье продолжилось. Морт был не очень рад подобному стечению обстоятельств, но в конце махнул на все рукой, решив, что небольшой отдых не повредит.

Дэй почти ничего не рассказал о том, как именно добыл дорогое пойло, и Падальщики принялись строить предположения, одно невероятнее другого. В итоге даже Кристиан согласился с тем, что идея Лисс – принять его в команду, была удачной.

Для Дэя, который только делал вид, что пьет, это была отличная возможность понаблюдать за новыми знакомыми и разведать подвал. Подземный этаж был таким же огромным, как и площадь библиотеки, а вот жилая часть оказалась небольшой, в виде буквы «П» с закутками для общей спальни и кухни; гостиная располагалась между ними. Всего здесь было три двери: одна - из спальни в нужник, и две из кухни, ведущие, по словам Олди, «в темный коридор и на склад». Последние запирались на простые навесные замки, взломать которые не представляло особой сложности.

Морт застал его крутящимся возле этих дверей и смерил подозрительным взглядом, в котором не было и намека на опьянение, потому пришлось вернуться в гостиную. Там, в клубах сигаретного дыма, словно в тумане, полулежала Лисс на плетеном кресле главаря. Одну ногу она перекинула через подлокотник так, что юбка задралась и обнажила голень с лодыжкой. В руке цыганочка изящно сжимала оловянную кружку с виски, словно это был хрустальный стакан, и не сводила масляных глаз с Кроу, сидевшего рядом на соломенном тюфяке. Парень что-то рассказывал ей, жестикулируя мускулистыми, волосатыми руками.

Все ее лицо будто бы светилось от восхищения, смешенного с искренней нежностью. Дело здесь было вовсе не в захватывающей истории. Но Кроу, увлекшись повествованием, не замечал ее чувств. Дэю стало жаль Лисс Делисс и он присел рядом.

– Кроу расписывает, как он в одиночку разделался с бандой «Змееголовых», –довольно сообщила Лисс. – Послушай и ты тоже, Дэй!

Весь рассказ состоял из фраз вроде «врезал по роже», «пнул ботинком» и «отмудохал по полной», потому Дэй довольно скоро утратил нить повествования. Кроу вел себя соответствующе грозной наружности, и его роль среди Падальщиков казалась однозначной. Он был бойцом-вышибалой, другого не требовалось. И только милая Лисс разглядела в этом громиле нечто большее.

Прервав Кроу, на стопку книг возле тюфяков повалилась пьяная Мэри, проходившая мимо. Чудом не покалечившись, она поднялась, оглядела всех троих мутным взглядом и хрипло расхохоталась.

– А я, между прочим, когда-то была аристократкой! – заявила Мэри, грузно садясь рядом. Она попыталась выпрямить спину и принять элегантную позу, как это делали знатные дамы, но выдала лишь жалкую пародию на леди. Достав из-за шали на поясе одну из своих вонючих самокруток, она закурила. – Вы что… не знали этого?

– Постыдилась бы, Мэри, –  поморщилась Лисс, махая перед лицом рукой, чтобы разогнать едкий дым. – Я много лет работала на семью Ларга, и ни разу не слышала об аристократах по фамилии Спенс!

– Это все потому что… ик! Потому что родичей моих поубивали всех, а особняки разграбили! Да, мы были очень, очень богаты! – распалялась Мэри. – Все у нас было, все что хочешь! Золотишка – полные комнаты, жратвы – во-о-о сколько! А наряды то, наряды…

– И что же, от такого богатства совсем ничего не осталось? – едко усмехнулась Лисс, залпом допивая свой виски. – Маленькую Мэри выкинули на бедные улицы в чем мать родила…

– А вот и выкинули! – прокричала Мэри, вскакивая на ноги. – Выкинули, представь себе, черномазая ты дрянь!

Она отбросила недокуренную сигарету в сторону, и уже готова была ринуться на миниатюрную Лисс. Дэй предусмотрительно подвинулся ближе, чтобы заслонить ее, но Кроу решил поступить иначе. Он неторопливо поднялся, подошел к Мэри, которая была ниже его всего на пару дюймов, похлопал по плечу и что-то сказал. Выражение лица Падальщицы чуть смягчилось.

Отводя ее к спальне, Кроу обернулся на Лисс и подмигнул ей. Цыганочка растянула губы в благодарной улыбке, которая исчезла сразу же, как парень пропал из поля зрения. Она сердито посмотрела на Дэя.

– С этой Мэри всегда так, – сказала она. – Несколько лет она сидела на настойке опия. Говорили, что душу готова за нее продать, не только все остальное. Вот рассудок и повредился, видимо.

– Тогда зачем Мэри нужна Падальщикам? – спросил Дэй, понимая, что на самом деле все не так просто, как хочет выставить рассерженная Лисс.

– Да она уже несколько лет как не употребляет! Эти самокрутки помогли ей избавиться от зависимости. То что, что она теперь пристрастилась к ним – другой вопрос, - неодобрительно покачала головой Лисс. – Мэри неплохо смыслит в цифрах, лучше всех нас. И это – ее единственное достоинство.

– Думаешь, она не могла быть аристократкой?

– Да ты посмотри на нее, Дэй! Ни внешности, ни манер. Родила Сэмми неизвестно от кого, и делает вид, будто это нормально. – Лисс вздохнула, - Хотя… Богатая семья, у которой я служила - не лучше.

– А что у тебя с ними произошло? – поинтересовался Дэй, и, тут же осекшись, коснулся ее руки. – Прости, что спрашиваю. Это глупо. У всех нас прошлое состоит из печальных историй.

Лисс повертела в руках оловянную кружку и попыталась из нее отпить, но та оказалась пуста – виски закончилось. За новой порцией нужно было идти на кухню. Цыганочка сделала вид, будто ничего не произошло.

– Не переживай, –  мягко улыбнулась она, касаясь его руки в ответ. – В моей истории все не так уж и плохо. Просто я с малых лет работала горничной у одной престарелой модистки, выполняла все ее прихоти – разжигала камины, стирала белье, выносила ночные горшки… И как-то раз подхватила лихорадку. Мадам Зои была так добра, что отправила меня в госпиталь. А вот за лечение платить не стала.

– Тогда, наверное, слетелись стервятники, –  предположил Дэй, осторожно сжимая ее крошечные, как у ребенка, пальцы. Кожа на них была мягкой и гладкой, словно цыганочке никогда не приходилось работать.

– Они самые, - кивнула девушка. – Из тех, кто забирает юных девушек в дома терпимости. Они предложили заплатить за лекарства и врачей, с дальнейшей отработкой. Я отказалась, и как только почувствовала себя лучше, сбежала. Но вернуться на хорошую работу без рекомендаций от мадам Зои уже не смогла.

– А как же семья?

– Бабка с братом умерли, отца я знать не знаю. Мать и сейчас, наверное, работает кухаркой в каком-нибудь большом доме. Я даже не хочу ее искать. Представляю, что она скажет, когда узнает, что ее дочь – карманница со стажем, - невесело рассмеялась Лисс.

– У меня похожая ситуация, - проговорил Дэй, заглянув в ее черные глаза. – Я тоже не могу вернуться к семье.

Лисс Делисс резко отпрянула назад и высвободила ладонь из его пальцев. Чтобы скрыть возникшую неловкость, она улыбнулась и протянула Дэю оловянную кружку.

– Принесешь еще виски? – спросила она.

Дэй едва заметно вздохнул и поднялся на ноги. Взяв кружку, он сделал пару шагов в направлении кухни, а затем обернулся:

– Почему тебе так нравится Кроу?

Цыганочка нервно огляделась по сторонам, боясь, что кто-нибудь услышит. Но никого из Падальщиков поблизости не оказалась и она смягчилась.

– С ним я чувствую себя в безопасности, – просто ответила она.

Пробираясь в сигаретном дыму и потемках до кухни, Дэй пожалел о том, что вообще решился подсесть к Лисс так близко и начать эти расспросы о прошлом. И все же, она как будто напоминала ему кого-то, вычеркнутого из памяти очень давно.

За углом, около печки, громким шепотом спорили о чем-то Маркус «Тень» Фелт и аристократичный Кристиан. Дэй замер и прислонился спиной к стене, надеясь подслушать разговор. Любая информация сейчас могла оказаться нужной.

– Ты уже забыл, чем тогда все кончилось? – прошипел Маркус. – Был страшный пожар! И вся библиотека не сгорела только чудом!

– И кто же из нас двоих в нем был виноват? – парировал Крис. – Мы живем в этом подвале уже три года! Неужели тебе не надоело? Неужели ни разу не хотелось чего-нибудь большего?

– В отличие от тебя, я на жизнь не жалуюсь, - буркнул паренек.

– Там, наверху, – десятки отличнейших комнат,  - продолжал Кристиан, выдыхая дым от сигары. – Старинные ученые приборы, дорогая мебель, позолота! Может, и сейфы какие остались невскрытыми! Никто не суется в Лирский архив из-за Хранителя, которого считают не то монстром, не то – дьяволом. Никто там ничего не трогал!

– А Морт-то здесь причем? – начал злиться Маркус.

– Притом, что это он приказал нам не соваться наверх! Ему нравится жизнь здесь, во мраке, холоде и разрухе! Он считает ее «безопасной»! – повысил голос Крис. – Ну какой из него лидер?! Был бы я на его месте… Бам! И нет Хранителя! Да здравствует красивая жизнь наверху! Мы продали бы все что смогли и перебрались бы в настоящий, в свой дом. Выбрались бы из этого дерьма. Ты понимаешь?!

– Ты правда думаешь, что полиция и власти будут спокойно сидеть и смотреть, как ты распродаешь вещи и мебель из архива? – спросил «Тень». – Он закрыт, а не снесен! Значит, для чего-то еще им нужен! Ты не сможешь это скрыть, тебя поймают!

– О, можешь мне поверить, я что-нибудь придумаю, - усмехнулся Кристиан. – Я найду способ устроиться в этой жизни. А ты – забудь о том пожаре! Проболтаешься кому-нибудь – вылетишь из Падальщиков первым!

– Но ты-то будешь вторым, - упрямо сказал Маркус и сделал большой шаг из-за угла, чуть не врезавшись в подслушивающего новичка.

Напустив на себя придурковатый вид, Дэй пошатнулся с кружкой в руках, будто он нализался виски не меньше Мэри и слегка улыбнулся «Тени».

– Граци… Грациано еще не весь выпили? – спросил он нарочито заплетающимся языком.

– Там, на ящиках, - махнул рукой паренек и прошел мимо, ничего не заподозрив.

Неровной походкой пройдя мимо курящего сигару Кристина, Дэй сразу же нашел бутылку, стоящую на импровизированном столе. В ней оставалось меньше половины. Он наполнил кружку целиком, понимая, что за добавкой сбегать уже не удастся.

– Чего такой печальный вид, приятель? – спросил он Кристиана, поворачиваясь обратно. «Аристократ» неопределённо покачал головой, думая о чем-то своем, и Дэю только и оставалось, что вернуться к Лисс. Но он был уверен – спор между Падальщиками определенно не был пустой, пьяной болтовней.

***

В похмельное утро, когда в логове обретались только Дэй, Лисс, Мэри и Маркус стало ясно – на улице холодает. Мрачный июль стал напоминать уже не сентябрь, а конец ноября. Казалось еще немного, и пойдет снег. Но Мэри, выглянувшая на улицу, сообщила, что в Брайпорт пришли холодные ветры, и ничего более не изменилось.

Натопив печку как следует, Дэй принялся помогать Лисс с уборкой после двухдневного кутежа. Он все еще раздумывал над тем, чтобы проникнуть в помещения, скрытые за дверными замками, но для этого ему нужны были отмычки или ключи.

Не обращая внимания на вернувшиеся симптомы болезни – першение в горле и слабость, Дэй послушно поправлял книжные кипы, служившие мебелью, передвигал соломенные тюфяки и следил за тем, чтобы огонь в печке оставался жарким. Наконец, уличив удачный момент, он спросил Лисс:

– Что находится за дверьми на кухне?

– Склад и «сокровищница», - буркнула Лисс, сгребая мусор в холщовый мешок. – Только не говори никому, что я тебе рассказала. Это приказ Морта – не говорить тебе.

– Не говорить о чем? – не понял Дэй.

– О сокровищнице, – раздраженно вздохнула цыганочка, все еще мучившаяся от головной боли. – Это место, где хранится наш «общак». Морт тебе пока не особо доверяет.

– Он правильно делает, – согласился Дэй, с трудом сдерживая подступивший кашель. Все как и предсказывал Олди – болезнь стремительно возвращалась. – Значит, ключи хранятся у Морта?

– Да. Так что если ты вдруг окажешься вором или шпионом, тебе не удастся нас обокрасть, –  усмехнулась Лисс, всем видом показывая, что шутит. Но, продолжив ей помогать, Дэй оставался серьезным. Он разгадал не один десяток загадок, шифров и тайных знаков в отцовском блокноте. Все они вели в подвал Лирского архива не просто так, и отец не мог бросить важнейшее изобретение на видном месте. Поиски нужно было продолжить в дальних помещениях подвала. Возможно, ему все же придется «обокрасть» Падальщиков.

Книги в «толстобрюшку» нужно было подбрасывать каждые пятнадцать минут. Этим Дэй и занимался – разбирал вновь сложенные «столы» и «табуреты» из старых фолиантов и отправлял их на растопку. Мэри первой начала ныть о том, что нее замерзли ноги, и о том, что в общей спальне вообще невозможно находиться. Потом пару крепких слов о «собачьем холоде» обронил Маркус, и запричитала Лисс, у которой совсем не было обуви. Мороз на улице крепчал, а дрова заканчивались.

Вскоре с дела вернулись Морт и Джошуа Олди. Их добыча была невелика – пара серебряных колец, да мешок картошки.

Пока девушки и «Тень» осаждали лидера Падальщиков с жалобами на сквозняк, Джошуа отозвал Дэя в сторону кухни. Когда тот подошел, паренек снял с пояса один из четырех ключей и открыл одну из дверей.

Заинтригованный, Дэй отправился следом. Пройдя короткий, темный коридор, он оказался в просторном зале с высокими потолками. Олди зажигал свечи, расставленные на ящиках и книжных кипах и смутные очертания предметов начали обретать яркость.

Почти все пространство занимала крытая повозка вроде фургона, запряженная настоящей механической лошадью. Дэй иногда встречал таких в Брайпорте возле крупных предприятий и лавок – они считались дорогой редкостью. Забреди богач на такой серебристой красавице в трущобы… Нищие набросились бы скопом и мигом разобрали бы ее на винтики, чтобы потом продать по деталям. А вот в богатых районах стальные жеребцы катали наездников и тянули за собой многочисленные кареты.

Он подошел ближе и провел рукой по холодной гриве. Автоматон стоял, опустив голову, и казалось, что он просто спит, в ожидании новой порции заряда. Круглое клеймо «Вестон Inc.» красовалось у нее на крупе. И хоть на некоторых сочленениях уже проступили следы ржавчины, механизм еще был на ходу – Падальщики явно о нем заботились.

Дэй вспомнил, как появились эти устройства – в год мора скота, когда всем стало ясно, что животным в Коре больше нет места. Смог в столице уже тогда был гораздо плотнее, чем в других городах. Животные здесь начали болеть и умирать один за другим. Люди тоже чувствовали себя плохо. Именно тогда Вестон показал всем свою первую разработку – маски с фильтрами для воздуха. Цена на них быстро взлетела и уже не опускалась. Корпорации было выгодно продавать защитные средства от смога толстосумам. Чуть позже появились механические животные – лошади для верховой езды и упряжек, певчие птицы, и даже домашние любимцы. Аристократы должны были чувствовать себя комфортно в этом темном городе, ни в коем случае не покидать ни его. Все их капиталы должны были оставаться внутри страны и работать на благо компании.

Это произошло шесть лет назад. И хоть уже тогда стало ясно, что привычный мир для империи меняется навсегда, в других уголках страны животные все же еще могли существовать. Ну а в Коре остались лишь голуби, крысы и насекомые.

– Чу́дная она? – поинтересовался Олди, глядя на Дея, рассматривающего механическую лошадь. – Ты слюни-то особо не распускай, Падальщикам она не принадлежит. Это собственность нашего нанимателя. Я зову ее Люси.

– Почему именно Люси? –  спросил Дэй, подходя к пареньку. Джошуа разгребал ржавый хлам на рабочем верстаке.

– Знавал я однажды одну Люси, рыженькую такую, – уклончиво ответил он. – Но эта красавица нужна нам только в особых случаях. Видишь за ней ворота? Они выходят на Коппер-стрит. Мне кажется, раньше здесь у ученых был грузовой склад. Сюда доставляли упакованное оборудование, книги, и другие вещи. Но когда я нашел это место, тут остался один лишь мусор.

– Теперь тут ваш склад?

– Все называют его так. Но я считаю это своей личной мастерской, – в голосе Джошуа послышалась гордость. – Разжиться здесь нечем, да и запасов, как таковых, у нас нет. Но каждая шестеренка здесь – это мое сокровище.

– Лисс сказала мне, что ключи от склада есть только у Морта, – нахмурился Дэй.

– У Морта, и у меня, – пожал плечами Олди. – Я хотел тебе кое-что показать. Раз уж ты стал одним из нас…

Он отложил в сторону смятые чертежи и протянул новичку некое подобие цельной маски, собранной из местами ржавого, местами обожжённого металла, с трубками и темными окулярами. В ней не было отверстий для рта и носа – на их месте находилось нечто вроде самодельного респиратора.

Оценив недоуменное выражение на лице Дэя, Джошуа рассмеялся.

– Ты когда-нибудь видел защитные маски богачей? – спросил он.

– Видел, – ответил Дэй, почуяв неладное. – Небольшие такие, красивые, с золотом и бриллиантами. Еще я точно помню, что они закрывали лишь половину лица.

– Ну, а здесь лицо будет скрыто целиком, – невозмутимо проговорил Олди. – У тебя есть только один способ выздороветь – перестать дышать отравленным воздухом. Я собрал эту маску из того, что было. Еще она защитит твои глаза – пройдет раздражение.

Дэй молчал, не зная, что ответить. Болезнь могла усилиться, в один миг став смертельной. Но заслониться от мира душной маской, через которую его и слышно то скорее всего не будет…

– Не над чем тут думать, – поморщился Олди. – Ты жил на самых загрязненных улицах, приятель, где все бедняки –  сплошь с кровавым кашлем, язвами и наростами. Падальщикам повезло больше –  в квартале архива все не так плохо. Давай хоть примерим?

Паренек притащил откуда-то шаткую табуретку, на которую усадил своего подопытного. Он прислонил маску к лицу Дэя и ловко стянул ремни на шее и затылке.

Весь мир потемнел и стал красно-черным. Остальные цвета исчезли. В ответ на осторожный вдох в респираторе закрутились мелкие шестеренки. Выдох отозвался тихим, едва слышным шипением. Маска давила на переносицу, плотно прилегала к коже, ограничивала обзор, но воздух впервые показался свежим, немного сладковатым на вкус. Им хотелось дышать без конца, вдыхая полной грудью, и наслаждаться.

– Как в ней говорить? – спросил Дэй спустя несколько секунд. Его голос звучал приглушенно, тембром чуть ниже обычного.

– Так же как и без нее, – улыбнулся Олди. – Респиратор можно слегка приподнять на время еды. Потом он защелкивается обратно. Ну что, снять ее?

– Поживем – увидим, – пробурчал Дэй, понимая, что вновь привыкнуть к отравленному воздуху вряд ли сможет. Так же считал и Джошуа, судя по его довольному лицу.

Лисс отреагировала на новую внешность Дэя гримасой ужаса.

– Это что, обязательно?.. – выдавила она, едва он только вернулся на кухню. Передвигаться в маске было непривычно. Дэй то и дело натыкался на стены, мебель и предметы. Олди, сопровождавший его по коридору, целых три раза извинился за то, что вместо обычных, прозрачных линз, нашлись только такие.

– Можно раздобыть защитную маску, как у богачей, она симпатичнее, – усмехнулся Дэй девушке и тут же осознал, что отныне никто не увидит его выражение лица. Это было бы грустно, если бы не несло очевидной пользы. Теперь преследователи никак не смогут его узнать.

– Я поговорю об этом с Мортом, – серьезно произнесла цыганочка, не уловив в его новом голосе иронии, и тут же умчалась в поисках лидера. Но пообщаться с ним она не успела – Мортимер объявил о начале общего собрания. Пока Дэй и Олди возились с маской в мастерской остальные Падальщики уже успели вернуться.

Усаживаясь на привычный соломенный тюфяк, рядом с Лисс, Дэй увидел на стопке книг неподалеку свежую газету.

«ПРАВЛЕНИЕ КОРПОРАЦИИ ВЕСТОНА СЪЕЗЖАЕТСЯ В КОРУ» - гласила заглавная статья.

Подвинувшись к ней, он смог разглядеть геротип, на котором был изображен пышный кортеж, растянувшийся от здания Большого вокзала.

«На ряде заседаний будут рассматриваться такие важные темы, как приезд принца Александра, а так же…»

Чья-то рука выхватила газету из под его носа. Дэй поднял голову и увидел Морта. Главарь Падальщиков высокомерно усмехнулся и вернулся к своему креслу, откуда и начал свою речь.

– Друзья! – воскликнул он, взмахнув газетой. – Сегодня мне пришла весточка от нашего дорогого Брагса! Наш приятель, а так же пресса, утверждают, что знать вновь возвращается в Кору из своих тепленьких летних резиденций!

– Быть того не может! – пробасила Мэри, которая сидела на скрипучем ящике, по-мужски расставив ноги. – Неужто новое дельце?

– В феврале мы неплохо поживились на этой… как ее? – подал голос Кристиан, находившийся по правую руку от Морта. – Напомните мне ее имя?..

– Леди Харрингтонс, – хищно улыбнулась Лисс.

– Спасибо принцу, переполошил корпорацию! – хохотнул Кроу.

– Друзья, – сверкнул глазами Морт. – В этот раз наш клиент будет сложнее и солиднее, чем та мамзель. Намечается грандиозный прием, и мы приглашены.

Падальщики ответили бурными овациями. Дэй обводил их растерянным, скрытым за красными окулярами, взглядом, не поняв ничего из слов лидера. Но остальные точно знали, о чем идет речь. Когда шум немного поутих, Морт продолжил:

– В этот раз я немного изменил расстановку. Я и Крис пойдем наверх, Лисс и «Тень» останутся внизу. Кроу и Мэри – на подхвате. - Он окинул всех красноречивым взглядом. – Все ясно?

– А как же я, Морт? – подал голос Олди.

– Ты подготовишь Люси к путешествию, и останешься в штабе, вместе с новичком, – сказал лидер. Паренек, услышав это, обиженно насупился.

– Это дело, – Морт ткнул пальцем в газетную статью, – должно стать для нас самым важным, поэтому отнеситесь к нему ответственно. Не так, как всегда, Крис.

– Мамзель была мной просто очарована, – фыркнул Кристиан. – Хочешь поспорить?

– В ближайшие дни Брагс пришлет Список и подробные указания, – повысил голос Морт, не обращая внимания на друга. – До того момента – сидите тихо и не высовывайтесь. Как можно меньше мелькайте в городе. Все должно пройти идеально. Вопросы?..

Лисс неуверенно огляделась по сторонам.

– Нельзя ли сделать что-нибудь с этим холодом? – спросила она. – Я просто не чувствую ног!

– Вопросы по делу, – усмехнулся Морт. Цыганочка покачала головой и все остальные тоже молчали.

– Мы должны заготовить как можно больше топлива. Ведь, как Лисс верно заметила, в убежище холодает, – насмешливо проговорил лидер. – Сейчас уже темнеет, значит, Хранитель проснулся. Займетесь этим завтра, тихо и без лишней суеты. Нужно забить книгами все пустые полки на складе. В городе считают, что потепление придет не скоро.

– Откуда ему взяться, если солнца нет? – проворчал Олди, и на этом собрание было завершено.

После похлебки из репы и картофеля, приготовленной Лисс, Дэй затащил в общую спальню соломенный тюфяк и ящик, чтобы обустроить свое спальное место. Лежа на жесткой мешковине и глядя в ставший темно-красным потолок из-за маски, он думал о дне, когда все Падальщики отправятся на «дело». В штабе останется лишь Джошуа, с ключами от всех дверей. Заполучить их будет несложно. Значит, именно тогда он наконец обследует весь подвал и найдет изобретение, которое положит конец монополии Корпорации на свежий воздух.

Всего несколько дней отделяло Дэя от этого момента, а пока можно было побыть простым Падальщиком и почувствовать себя среди друзей. Ведь уже скоро он вновь станет опасным диссидентом, разыскиваемым за преступления против власти.

Следующим утром, поев печеной в кожуре картошки, все принялись выполнять указание Морта. И делали это с большим рвением, ведь каждый из Падальщиков, проснувшись, обнаружил тонкую корку льда на своем матрасе. «Тень» вдруг начал кашлять и захлебываться в собственных соплях, потому Лисс вновь пришлось вспомнить о целебных рецептах своей бабки.

Остальные же поднялись по выщербленным ступенькам, ведущим из гостиной, и распахнули потайную дверь в читальный зал. Там их уже ждал мелкий Сэмми, пропавший из виду на пару дней. Мэри шепотом отчитала его, чтобы не разбудить Хранителя, и малыш стал таскать книги наравне со всеми. Маркус «Тень» следил за печкой, чтобы она всегда оставалась хорошо натопленной.

Дело продвигалось медленно – некоторые книги были слишком сырыми, другие  рассыпались в труху. Вытащив один из фолиантов, Лисс Делисс наткнулась на огромное крысиное гнездо и завизжала, когда его обитатели с воинственным писком бросились на нее. Послышался топот и рев Хранителя – работу пришлось остановить.

Вечером Джошуа, Лисс и «Тень» перетащили свои спальные тюфяки ближе к печи, чтобы не околеть в общей спальне. Места для других на кухне не осталось, но больше никто не рвался к теплу. Мэри достала откуда-то большую вонючую шкуру, вроде той, что лежала на кресле Морта и решила укрываться на ночь ей, в обнимку с Сэмми. Дэй соорудил себе покрывало из мешковины. Каждый придумывал сам, как спастись от холодов.

Утром нового дня работы по заготовке «дров» были продолжены, и этот раз прошел без чрезвычайных происшествий. Книгами забили склад и часть гостиной, а Морт назначил график дежурств у печи, как это бывало зимой.

За обедом, грызя сырую морковь, Дэй вновь сидел рядом с Лисс. Они только что узнали о том, что информация от нанимателя, Браггса, дошла до Морта. Мэри и Кроу лидер приказал менять тент на фургоне, а сам, вместе с Крисом отправился за «униформой». Другие должны были сидеть и думать о своих «ролях».

– Не слишком ли туманно он выражается? – поинтересовался Дэй у цыганочки, когда поблизости никого не было.

– Это для конспирации, – пожала плечами Лисс. – Мы проворачивали подобные дела уже три раза. Первый был, когда этого убежища еще даже не существовало. Часто так делать, конечно, нельзя… Иначе – могут и поймать.

– Нельзя делать что?..

– Грабить богатые особняки, естественно, – хихикнула девушка. – Проще всего это делать в больших домах, где иногда требуется дополнительная прислуга. Морт и Крис –  вырядятся лакеями, я и «Тень» будем работать на кухне, а Мэри и Кроу станут бакалейщиками. Ну, они будто-то бы привезут еду на фургоне. Лакеи будут тайно передавать награбленное нам, а мы – относить к повозке. Главное, чтобы остальная прислуга нас не заподозрила. Но, когда они бегают, как обычно, в мыле, становится не до нас.

– И вы выносите все подряд? – удивился Дэй.

– У нанимателя имеется список того, что ему нужно. Он откуда-то узнает, что в каких домах находится. Но никто не запрещает нам брать то, что понравится. Это платье, например, я стащила в первом доме, – поделилась цыганочка. – Жаль немного было его хозяйку. Слышала, она потом выбросилась с крыши. Не пережила расставания с драгоценностями.

Дэй хотел сказать что-то сочувствующее, но тут со склада послышался радостный вопль и топот. Через секунду на кухню влетела Мэри и мелкий Сэмми, следом за ней.

– Скорее, все наружу! – скомандовала девушка, и оттолкнув Дэя, бросилась к веревочной лестнице, ведущей к люку.

– Что случилось? – переполошилась Лисс.

– Сами увидите, скорее-скорее, – пропищал малыш Сэмми, карабкаясь за матерью. Мэри дернула рычаг люка и подвал заполонил ярчайший свет. На шум выбежали Олди, «Тень» и Кроу – все последовали за ними. Дэй оказался последним в очереди.

Когда его руки коснулись холодной мостовой, чтобы подтянуться, он все понял, и в глазах потемнело, несмотря на царящую вокруг белизну, выглядевшую сквозь маску ослепительно-красной. Его план провалился. Он не успел. Самые страшные предсказания из дневника отца начали сбываться.

Лисс протянула ему руку, и Дэй выбрался наружу, неловко поднявшись на ноги. Его взгляд в панике метался вокруг, перескакивая с счастливого Сэмми, кружащегося посреди улицы, на радостную улыбку цыганочки, и Олди, раскрывающего рот, как жаба.

В Брайпорте шел снег.

Крупные мокрые хлопья вихрились в воздухе, собирая на себя дым и смог, и падали на прохожих и лоточников, остановившихся, чтобы поглядеть на небывалое для июля действо. Небо над Корой посветлело и стало молочно-серой дымкой. Дэй обреченно опустил голову. Не видя выражения его лица, Лисс дергала друга за рукав рубашки, а «Тень» запустил в него снежком.

Дэй приложил ладонь к виску, но наткнулся на холодный металл маски. Сквозь окуляры ему показалось, что с неба капает кровь. Он отошел в сторону.

Из-за угла дома напротив показались Крис и Морт. Даже их лица посветлели от увиденного. Кристиан увлеченно ловил снежинки ладонью. Лисс Делисс замахала им, подзывая ближе. Горожане не скрывали эмоций – они восхищались наперебой, веселясь, словно дети. Дэй понял: они думают, что смог отступил, и теперь все станет хорошо. Наивные.

– Дэй, ну что ты там стоишь?! – подбежала к нему Лисс Делисс. Ее волосы, собранные в два хвоста, припорошило снегом, а на ресницах таяли снежинки. – Это такое чудо! Когда еще мы увидим снег посреди лета?

– Это не чудо, – выдавил Дэй. – Это начало конца.

– О чем ты, Дэй? – захлопала глазами цыганочка. Дэй молчал и улыбка на ее лице погасла. – Это всего лишь снег!

– Лисс… Эти заморозки начались не только в Коре, – проговорил он. – Думаю, что это происходит по всей стране, везде, где есть фабрики Вестона.

– Не понимаю, – нахмурилась девушка. – Выкладывай, что знаешь. Если хочешь, я никому не скажу.

– Ты смотришь на снег и радуешься ему, а в эту минуту погибает весь урожай за год. – Дэй понизил голос. – Через два месяца, после праздника Жатвы, начнётся голод в деревнях, и крестьяне станут забивать скот, чтобы выжить. Император прикажет Вестону открыть зернохранилища и начать закупать продовольствие в соседних странах, даже в Градаре, но они не смогут прокормить нас всех. Тогда еду будут распределять только в крупные города и в шахтёрские посёлки, чтобы не останавливать производство. Когда об этом узнают выжившие из деревень, они начнут осаждать городские магазины и склады, провоцируя конфликты. К следующему лету часть населения умрёт от истощения. Начнется гражданская война.

– Но ведь снег… Снег скоро прекратится, – прошептала Лисс Делис. В ее голосе слышался испуг.

– Снег прекратится, – сказал Дэй. – А вот морозы – нет.

© Виолетта Стим,
книга «Часовой механизм».
Глава 8. Дом для куклы
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (3)
Соня Арбузова
Глава 7. Зима
Потрясно!)
Ответить
2018-07-16 09:59:21
1
Денис Берлин
Глава 7. Зима
Просто потрясно! Читаю на одном дыхании. У меня есть тётя профессиональный писатель. Я показал ей ваш профиль и она сказал, что вы пишите рассказы на 100% лучше и интересней чем писатели со стажем. И я с нетерпением жду второй части «Добро пожаловать в клуб Рейвн». Поскорее бы она вышла!
Ответить
2018-08-14 09:57:57
2
Ана Хейл
Глава 7. Зима
Просто вау! Но так грустно от последней части, заморозки, голод, война. Ужас какой.
Ответить
2018-12-28 06:10:49
Нравится