Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 8
Спустя несколько минут мы с Миром оказались в одном шумном баре, где отжигало под громкую музыку много людей.

Дело в том, что мы зашли в первое попавшееся заведение, поэтому теперь растерянно осматривались, стараясь уворачиваться от танцующих здесь посетителей, многие из которых были явно навеселе.

— Ты уверен, что нам стоит тут находиться? — поинтересовалась я, а потом, почувствовав, как кто-то очень умный наступил мне на ногу, поморщилась.

— Прости, красавица, — проорал мне высокий, здоровенный мужик, что лихо отплясывал под одну из известных, популярных песен. — Идем танцевать?

Я натянуто улыбнулась танцору, отрицательно покачав головой.

— Ну, как хочешь, — пожал он плечами, а потом, повернувшись в сторону, веселенькой походкой зашагал к скучающей, по его мнению, девушке, что сидела за барной стойкой.

Громов, покачивая головой в такт музыке, вопросительно посмотрел на меня.

— Ты хочешь уйти? — крикнул он мне в ухо.

Я еще раз огляделась. Куча танцующих в свете разноцветных лучей, что тут ярко светили и бегали по всему танцполу, стены, выкрашенные в фиолетовый цвет, на которых серебристой, светящейся в темноте краской,  были нарисованы ноты, огромные зеркала во всю противоположную стену, что здесь висели, видимо, для того, чтобы танцующие могли видеть в их отражении, как они двигаются и небольшое количество черных, квадратных столиков, стоящих сбоку зала.

Мой взгляд упал на барную стойку, и я снова посмотрела на своего помощника.

— Идем к барной стойке?

Громов мне охотно кивнул.

— Вперед, крошка, — прокричал он, делая вид, что не замечает мой грозный взгляд.

Мирослав принялся шагать вперед, расталкивая танцующих. Обернувшись, и смерив меня задумчивым взглядом, Громов взял мою руку.

— Не теряйся, — громко сказал он, чуть наклонившись ко мне.

Я кивнула, шагая вслед за Мирославом. Шумное помещение был довольно просторным, поэтому потеряться в нем было легко.

Мы, наконец, пробравшись к барной стойке, облегчённо выдохнули, усаживаясь на высокие, барные стулья. Здесь музыка не играла так громко, поэтому можно было разговаривать спокойно, а не орать.

Недалеко от нас сидел все тот же мужичок, одетый совсем не для таких заведений. На нем красовалась белая майка и синие треники. Вот странный. Видимо, сюда впускали всех подряд. Рядом с мужчиной, что держал в руках пиво, сидела немного полноватая девушка, лет двадцати пяти. Она уже явно была готова. Это я поняла по ее мутноватому взгляду и веселой улыбочке, с которой она слушала то, что ей говорит ее ухажер в синих трениках.

— Тебе тут нравится? — следя за тем, как к нам подходит молодой парнишка — бармен, поинтересовался Громов.

— Ну да, вроде как, тут даже миленько, — я пожала плечами, еще раз осмотревшись.

— Что будете заказывать? — спросил бармен, и мы с Миром переглянулись.

— Что хочешь? — помощник одарил меня вопросительным взглядом.

Я растерянно на него посмотрела.

— Не знаю. Заказывай на свой вкус.

Пила я редко, поэтому в алкоголе разбиралась не очень хорошо.

Громов, положив локти на барную стойку, наклонился к бармену.

— Чувачок, плесни нам виски, — попросил он.

Парнишка кивнул и отошел.

— Тебе нравится такие заведения? — поинтересовался Мир, повернув русоволосую голову в мою сторону.

— Ничего против таких заведений не имею, — отозвалась я, смотря на своего помощника, который с интересом меня изучал своими хитрыми глазищами.

— Ксюх, ты вообще часто где-нибудь тусишь?

— Часто, — кивнула я. — На работе, например.

Громов усмехнулся и перевел взгляд на бармена, поставившего на барную стойку два бокала с золотисто-оранжевой жидкостью, в которой плескались прозрачные кубики льда.

Я сделала небольшой глоток из бокала, почувствовав прохладу горьковатого напитка. Неплохо.

Мир тоже зря времени не терял, было видно, что пьет он не так редко, как я. Подмигнув парочке девчонок, которые его после этого жестами начали звать на танцпол, Громов посмотрел на меня, отказавшись от танцев.

— Ксюха, давай, пей, чего зависла-то? Мы сюда не сидеть пришли.

— Пью, — ответила я, снова сделав глоток из бокала. — Ты разве сегодня никуда не спешишь? Домой, к примеру?

Мир лишь отрицательно покачал головой.

— А ты?

— Я тоже не спешу, но сестре отправить смску не помешало бы, — проговорила я, ища в карманах телефон.

— Ты живешь с сестрой? — удивился помощник, приподняв бровь. — И как оно?

— Нормально, — я пыталась написать Лере о том, что задержусь, но буквы на дисплее телефона почему-то начали плавно прыгать то вверх, то вниз. Что еще за фигня?

— И сколько лет твоей сестре? Она симпатичная?

Я, справившись с сообщением, убрала телефон и подняла взгляд на Громова.

— Ей восемнадцать будет, — ответила, откинув длинные волосы, стянутые в тугой хвост, на спину. — А тебе-то что?

— Проявляю интерес, так сказать, — на лице Мирослава заиграла веселая улыбочка. — Мы же коллеги, должны узнать друг о друге побольше.

Я лишь хмыкнула. Хитрый Комар.

— Ты только задаешь вопросы, а о себе ничего не рассказываешь.

Улыбка Громова стала ещё шире, и он, подняв брови, сделал глоток из бокала.

— Ты чего, Ксюх? Спрашивай все, что захочешь, — добродушно разрешил он. — Отвечу на любой твой вопрос.

Я уже было открыла рот, чтобы задать вопрос, который вертелся у меня на языке уже второй день, но не стала. Что-то мне подсказывало, что этого делать не надо. Еще не время.

— Хорошо, я учту.

— Может, потанцуем? — заговорщеским тоном предложил Мир, глаза которого весело загорелись.

— Нет, спасибо, я еще не настолько пьяна, чтобы танцевать с тобой.

По правде говоря, танцевать я не умела, поэтому боюсь даже представить, что будет, если выйду на танцпол и попробую двигаться под грохочущую здесь музыку. Знаю точно, что если бы тут была Лерка, она бы напоила меня, вытолкала в центр зала, заставила бы танцевать, а потом бы сняла на видео и показывала бы мне его до конца жизни, дико смеясь при этом. А посмеяться над чем там было бы, это по-любому, я себя знаю.

— Я не так плох. Гарантирую, танцы со мной тебе понравятся, — тоном змея искусителя говорил Громов, лицо которого становилось то ярко-красным, то фиолетовым, то зеленым, то желтым. Это все лучи прожектора, что быстро бегали по всему залу, погруженному в полутьму.

— Не-а, даже не думай об этом, — с усмешкой ответила я, попивая свой напиток, который постепенно делал из меня не очень хорошо соображающую мадам.

С каждым глотком виски мне хотелось улыбаться всем подряд, а дурацкий смех рвался наружу. А еще мне хотелось веселиться и творить глупости, что я и начала делать.

— Громов, — я позвала своего помощника, подергав его за рукав ветровки.

Мир, который до этого задумчиво смотрел в сторону танцпола, на котором лихо танцевал народ, перевел свой взгляд на меня.

— А?

— Развлеки меня, — потребовала я, допивая остатки опьяняющего напитка.

— Как? — с усмешкой поинтересовался Комар.

— Как, как? Жопой об косяк! Откуда я знаю, как? — проворчала я, а потом, подумав, принялась заботливо поправлять волосы своего помощника. Хм, на ощупь они были довольно жесткими.

Мир с интересом следил за моими действиями. В его зеленых глазах я отчётливо заметила смех.

— Ксю, ты уже накидалась что ли? Раньше меня?

— Не говори глупости, Комар, я трезвая, — закончив манипуляции с русыми волосами Громова, отмахнулась я.

— Комар? — Изумился Мир, весело улыбнувшись. — Кто, я?

— Ага, — я кивнула, покачивая темноволосой головой в такт музыке. — Хорошая песня.

— Почему я Комар? Можно узнать? — не отставал от меня помощник, улыбка которого перерастала в усмешку.

— Не-а, слишком много вопросов, — ответила я, щелкнув удивленного Громова по носу.

Тут, к нам подошёл мужик, который недавно звал меня танцевать, и мы с радостью приняли его в нашу небольшую компашку.

— Прикиньте, подкатил тут к бабе, а она меня бортанула, — пожаловался он, усаживаясь рядом с нами. — Меня, кстати, Михой звать. А вас?

Мы с Миром представились, а потом я принялась слушать бедного Миху, который, отобрав у Громова бокал с виски, решил его осушить.

— Понимаешь, Ксюх, не везет мне с бабами, — начал наш новый знакомый, поставив пустой бокал на барную стойку. — Пришел сюда, чтобы развеяться, молодость вспомнить, а тут тоже нихрена не везет. Такая, вот, житуха положуха у меня.

Я, похлопав Миху по плечу, грустно покачала головой.

— Ничего, Михаил, ты еще найдешь свое счастье, — уверенно заявила, услышав краем уха смешки Мирослава. — Хочешь, мы с моим помощником найдем тебе девушку?

Миха окинул нас с Громовым радостным взглядом и активно закивал.

— Нормальная ты баба, Ксюх, я сразу понял, — мужчина хлопнул по барной стойке, явно развеселившись. — Бармен, налей мне и моим друганам еще виски, по-братски. — Тут, он, наклонившись к нам, посмотрел на нас умоляющим взглядом. — Ребят, не обессудьте, денег нет, вы, если что, заплатите, да?

Мы с Громовым, переглянувшись, кивнули. Для хорошего человека виски не жалко.

Следующие минут двадцать я и Комар, попивая виски, подбирали подходящую кандидатуру для Михи, но ему, почему-то, не особо нравились предлагаемые нами девушки, которые даже не догадывались о том, что мы их хотим свести с нашим новым знакомым.

— Как тебе вон та? — Громов кивнул в сторону танцующей толпы, облокотившись на стойку.

Михаил чуть сощурил глаза, нахмурив брови, от чего я усмехнулась, потому что выглядел он забавно.

— У которой жопа размером со стадион?

Мирослав, который в это время пил из бокала виски, поперхнулся, выплюнув напиток обратно в стакан.

— Чего? Не-а, я про другую, — вытирая подбородок рукавом, проговорил Комар со смехом в голосе. — Я про симпатичного пухляша, который сейчас строит тебе глазки.

Я заинтересованно посмотрела на полноватую девушку, которая, и правда, сейчас заигрывала с Михаилом.

— Тебе нужно потанцевать с ней, — заявила я, чуть наклонившись к мужичку. — Давай, вперед, братан.

Громов удивленно на меня покосился, но ограничился лишь веселой улыбочкой.

— Точняк, сейчас подкачу к ней, — Миха, потерев ладони друг об друга, спрыгнул со стула и развязной походочкой направился к понравившейся девушке, которая принялась ему мило улыбаться.

Нам с Миром оставалось только наблюдать за нашим новым знакомым со стороны.

— Как думаешь, у Михи получится? — спросила я, глотнув виски.

— Конечно, получится, его синие треники любую сведут с ума, — с ухмылкой проговорил Громов, не отводя взгляда от мужчины, который активно отплясывал рядом с девушкой, чьи черные волосы были завиты в крупные локоны.

А она вполне ничего, и ее полнота придавала ей какую-то изюминку. Через несколько минут мы повернулись к барной стойке, решив, что Миха к нам уже вряд ли вернется, так как его вниманием завладела новая знакомая. Буду надеяться, что у него все получится на этот раз.

Тем временем, моя голова начинала кружиться все больше, на лице появилась расслабленная улыбочка, которая никак не хотела исчезать, а тело говорило мне, что я умею танцевать, хотя недавно мой мозг доказывал мне совсем обратное. В общем, сейчас я испытывала радость, мне не сиделось на месте, мне хотелось подойти к каждому, кто тут танцует и обнять.

— Громов, — я допила виски и поставила с грохотом пустой бокал на барную стойку, заставив рядом сидящих людей на меня обернуться. — Идем танцевать!

— Ты серьёзно? — глаза Мирослава изумленно на меня уставились. В них, как обычно, плясали веселые искры.

— Да, — ответила я и зачем-то кивнула. — Ты идёшь?

— Ксюх, может не надо? — Громов уже во всю улыбался, не сводя с меня взгляда.

Я попыталась спрыгнуть со стула, чтобы доказать противному Комару, что надо, но чуть не упала, поэтому, решив, что не вниз, так вверх, полезла на барную стойку, под чей-то громкий свист.

Парнишка, который работал здесь барменом, лишь усмехнулся, взглянув на меня, но ничего не сказал.

— Ксюха, ты не упадешь? — сквозь свист толпы, прикрикнул Мир, весело улыбаясь во все тридцать два зуба.

— Все в полном порядке, — отмахнулась я, пройдясь по барной стойке мимо людей, которых становилось все больше. Некоторые даже решили снять бесплатное представление на телефон.

Я не думала о том, что будет завтра, хотя обычно, меня всегда это заботило. Сегодня я делала то, что хотела, и плевать мне было на все. Один яркий день среди серых будней. Почему бы не повеселиться, верно?

Где-то послышался одобрительный голос Михи, но я не расслышала, что именно он кричал, так как толпа гудела и свистела, столпившись возле барной стойки.

Я стянула резинку с хвоста, выкинув ее куда-то вниз, заставив рассыпаться длинные волосы по спине, а потом, прикрыв глаза, стала прислушиваться к музыке, что тут играла, абсолютно наплевав на то, что привлекла своим поведением внимание почти всего зала. Сейчас, под воздействием алкоголя, я не чувствовала ничего, кроме эйфории и огромного желания танцевать, что я и начала делать, плавно двигая своим телом. А что такого? Я не делала ничего запрещенного, раздеваться я не собиралась. Всего лишь решила потанцевать на барной стойке.

Народ, тем временем, принялся хлопать и что-то орать, но все голоса смешивались в один, поэтому я ничего не понимала, продолжая дальше танцевать и стараясь не оступиться.

Мои руки вырисовывали в воздухе какие-то плавные линии, а ноги двигались сами собой в такт музыке. Не знаю, сколько я танцевала по времени, может быть минут пять, а может и десять, но могу сказать только то, что мне это очень нравилось.

Опустив глаза вниз, я заметила радостного Миху, который одной рукой обнимал свою новую знакомую, а другой показывал мне большой палец, потом перевела взгляд чуть левее и заметила Мирослава. Он, застыв на месте, завороженно смотрел на меня снизу вверх. В его зеленых глазах не было весёлых искр, не было и удивления, он просто смотрел немигающим взглядом в мою сторону, слегка приоткрыв рот.

Через несколько секунд наши взгляды встретились. Теперь зависла и я. На миг звуки стихли. Музыка, которая бешенно грохотала и веселые голоса толпы исчезли, оставив только странное чувство внутри меня, которое мне было незнакомо. Интересно, у Громова всегда были такие красивые глаза? Они как два изумруда, которые притягивают к себе, заставляя смотреть в них не отрываясь.

Я помотала головой в разные стороны, чтобы вынырнуть из своих мыслей и продолжить танцевать, но почувствовала головокружение. Пошатнувшись, я полетела вниз, причем полетела на Мирослава.

Знаете, если бы мы были героями какого-нибудь фильма о любви, то я непременно бы упала Громову в руки, а толпа бы радостно захлопала нам. Но нет, к сожалению я грохнулась прямо на бедного Комара, вызвав хохот окружающих нас людей. Мы с моим помощником весело повалились на пол, а посетители заведения ловко отпрыгнули в стороны.

Мда, если мне не сильно досталось, то Громову точно непоздоровилось, но, встретившись друг с другом глазами, мы, на секунду зависнув, звонко рассмеялись, а потом принялись вставать.

— Слушай, с меня хватит позора, пойдем отсюда? — пошатываясь, прокричала я Мирославу в ухо.

Мир, чуть нахмурив брови, кивнул.

— Да без проблем, сейчас только счет оплачу.

Я осталась стоять на своем месте, а Комар, пробираясь сквозь толпу, которая начинала потихоньку расходиться, пошел к барной стойке, решив проявить свою щедрость. Хм, неплохо.

Тем временем ко мне подошел Миха, держа за руку свою новую подружку.

— Ксюха, это было четко! Я тебе отвечаю, такой движухи давно не видел, — восторженно проговорил он, активно жестикулируя руками, а потом, подумав, хлопнул меня по плечу, от чего я слегка присела.

— Спасибо, Миха, — стараясь не упасть, проговорила я, весело улыбнувшись. — Я смотрю, ты уже не один?

Михаил довольно кивнул, подтолкнув вперед свою пассию. Девушка смущенно мне улыбнулась, поправив темно-синее платье.

— Привет, — проговорила она.

Я ей улыбнулась в ответ.

Тут, к нам подошел Громов, убирая бумажник в карман.

— Ребята, очень рад, что вы нашли друг друга, но нам с Ксю пора, — тут он посмотрел на меня. — Да?

— Ага, — ответила я. — Еще увидимся, брат.

После этих слов мы с Михой ударилась кулаками.

— Пока, сеструха, — мужичок заключил меня в дружеские объятия, от которых у меня чуть не сломались ребра. — Я твой должник. Если сведет судьба, то увидимся.

— Обязательно, — отстраняясь, проговорила я.

Мир, пожав руку нашему общему знакомому, тоже попрощался с ним, и мы направились к выходу из шумного места, пробираясь мимо танцующих людей.

Все-таки какой хороший вечер. Давно я так не веселилась, походу его я запомню ещё  надолго. Главное без проблем добраться до дома.

Мы с Громовым вышли на улицу, где было тихо и мало людей. Мои уши ловили кайф от того, что не слышали больше громкой музыки, а рот жадно вдыхал свежий, вечерний воздух.

— В какую сторону идти? — поинтересовался Комар, лицо которого осветили фары проезжающей мимо нас машины. — Где твой дом?

— А что? — подозрительно спросила я, схватив Мирослава за плечо, чтобы не шататься. Мда, пила я редко, вот и результат. — Ты проводишь меня?

Громов взял меня под руку.

— Ясен перец, ты же одна не доковыляешь, — проговорил он. — А если и доковыляешь, то только к утру.

— А ты не такой противный, — я зашагала вместе с Комаром по серому тротуару, мимо пустынной дороги, освещённой ярким светом фонарей.

На улице было хорошо, стоял теплый, поздний вечер, перетекающий в ночь. Людей почти не было в такой час. Обожаю такое время, особенно весной.

Я вдохнула воздух полной грудью, и, споткнувшись о камень, что непонятно откуда взялся на тротуаре, чуть не упала, но вовремя восстановила равновесие, благодаря Мирославу.

— Аккуратнее мадам, а то вспахаете носом тротуар, — ласково проговорил он, наклонившись к моему уху.

— Я стараюсь.

Дальше мы шли в тишине, которую изредка разбавляли проезжающие мимо машины. С каждой минутой меня начинало клонить в сон, поэтому я мечтала о мягкой, теплой кроватке. Хорошо, что до дома было не так далеко идти.

Через несколько минут мы уже заходили в подъезд. Мой нос учуял запах курева. По-любому недавно тут торчала Лера со своими дружками, опять соседи будут жаловаться.

— Ты можешь идти, Громов, — прислонившись к прохладной стене подъезда, проговорила я, нажимая кнопку лифта.

— Да нет, я, пожалуй, провожу тебя до квартиры, — с усмешкой в голосе ответил помощник и подтолкнул меня в лифт, чьи двери любезно перед нами открылись.

С каждым разом мне становилось все тяжелее моргать, так как глаза никак не хотели открываться. Моя голова плавно опустилась на плечо Мирослава, который меня поддерживал за талию. Какое удобное у него плечо, однако. Вот об этом я и успела подумать, прежде чем начала отключаться.

Сквозь сон я слышала голос Громова, но не предала этому значения. Слишком хотелось спать. Почувствовав, как он меня взял на руки,  уснула окончательно, так как больше ничего не помнила.

Сколько я спала не знаю, но проснулась от того, что спина коснулась чего-то мягкого. Мм, кроватка. Я улеглась поудобнее, но, приоткрыв глаза, заметила, что рядом со мной, на кровати, сидит Мирослав.

— Комар, — пробормотала я. — Что ты тут делаешь?

— Спи, — последовал короткий ответ.

— Ты мне снишься, да? — я зевнула, прикрыв рот рукой.

— Ага, я твой самый прекрасный сон, крошка, — на лице помощника, которое освещала тусклым светом настольная лампа, показалась веселая улыбочка.

Интересный сон. Ну, раз это сон, то можно делать все, что захочется, верно?

Я поманила Мирослава пальцем, после чего он с заинтересованным видом наклонился ко мне. Теперь наши лица были совсем близко друг к другу. Всегда хотела узнать, какие на вкус эти губы, что улыбаются лисьей улыбкой.

— Ксюш…

— Мы во сне, забыл? — смотря в зачарованные, зеленые глаза, прошептала я, касаясь его губ.

Это было всего лишь короткое мгновение, но оно врезалось в память. Его губы оказались теплыми и приятными на вкус. И мне, черт возьми, нравилось целовать Громова.

Хм, интересно, к чему этот глупый сон?
© Александра Назарова,
книга «Студент из преисподней».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (4)
Дар Черкасова
Глава 8
Ну наконец-то!!! 😍😍😍
Ответить
2018-04-15 13:06:05
6
Анастасия
Глава 8
Очень интересная книга) Частенько улыбаюсь и веселюсь местами☺ Спасибо автору, вы молодец! Хорошо и главное интересно для этого жанра написано👍👍👍
Ответить
2018-09-29 16:56:19
3
_auff_
Глава 8
ага, сон😂
Ответить
2018-12-08 19:03:53
4