Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 6
Мы с Ритой сидели в столовой, сквозь понарамные окна которой настойчиво пробивался солнечный свет.

— Ну и? Как прошла твоя первая охота? — отправляя в рот ложку с супом, поинтересовалась моя подруга. — Кого ты первым отправила в ад? Демона или Мирослава?

— Демона, к сожалению, — ответила я, смотря в тарелку с салатом, что стояла передо мной. — Знаешь, могу сказать, что я была слишком самоуверена. Громов мне очень помог.

Рита приподняла брови, слегка недоуменно взглянув на меня своими умными, серо-голубыми глазами, которые обычно смотрели уверенно и проницательно. Сейчас лучи яркого солнца падали на ее волосы, делая из золотистыми.

— Я думала, ты будешь возмущаться, что тебе приходиться работать с Мирославом вместе, — тут она удивленно хмыкнула. — Люблю твою честность и умение признавать действительность.

Я лишь пожала плечами, перебирая вилкой сочные листья зеленого салата.

— Я все еще возмущена, но благодарна ему.

Рита, покончив с супом, придвинула к себе белую чашку с черным чаем, обхватив ее обеими ладонями. Посмотрев вокруг, на посетителей столовой, подруга перевела взгляд на меня.

— Ну, так что? Вы спасли жертву?

— Спасли, но она ничего не помнит уже, — перед моими глазами тут же появилась жизнерадостная девушка, которая была влюблена в демона. Мне было жаль ее. Хорошо, что теперь ее память стерта и она сможет влюбиться в кого-нибудь, кто не захочет ее убить.

— Привет, девочки, — послышался возле нас робкий, мужской голос.

Перед нами стоял невысокой, немного полноватый паренек с копной рыжих волос. Голова его была опущена, а руки теребили край черной толстовки.

Мы с Ритой, понимающие переглянувшись, поздоровались с парнем.

Веня долгое время оказывал мне знаки внимания. Его бабушка, с которой он живет с детства, пекла для меня яблочный пирог, которым он меня частенько угощал. Один раз Вениамин подарил мне кактус, потому что бабушка сказала, что это отличный подарок. Розы-то, к примеру, завянут быстро, а вот кактус будет стоять долго. Недавно этот скромный парень даже осмелился меня позвать на свидание в ближайшую чебуречную.

Я вежливо отказывалась от его знаков внимания, но Веня настойчиво продолжал мне надоедать, стремясь, как я поняла, завоевать моё ледяное сердце.

Рита была в курсе всего происходящего, поэтому иронично посмеивалась над парнем и периодически меня подкалывала.

Несмотря на то, что я человек прямолинейный, оттолкнуть Веню было выше моих сил. Все-таки в глубине моей души прячутся доброта и жалость, старательно замаскированные равнодушием.

— Можно мне присесть? Тут не занято? — его карие, немного близко посаженные друг к другу глаза, с надеждой посмотрели на меня.

Я, помедлив, кивнула.

— Да, да, конечно. Рита, ты же не против?

Моя русоволосая подруга, быстро превратив веселую улыбку в кашель, активно закивала.

— Конечно не против, садись, Веня.

Вениамин, радостно нам улыбнувшись, поспешил сесть за стол. Мне кажется, если бы у него был хвост, то он бы им завилял.

— Ксюша, у меня для тебя кое-что есть, — доверительно поведал он мне, чуть наклонившись в мою сторону.

Я поспешила ему мило улыбнуться.

— Если это яблочный пирог твоей бабшки, то извини, я на диете.

Мой воздыхатель отрицательно покачал рыжеволосой головой.

— Нет, это не пирог, — тут он начал копаться в своем темно-зеленом рюкзаке, что-то ища.

Рита с интересом покосилась в сторону рюкзака. Конечно, ей-то было весело, а мне снова краснеть и отбиваться от настойчивого внимания Вениамина. Может быть пора ему сказать, что я не буду с ним? Наверное, пора. Но пока что я это сделать не смогу. Помню, он плакал, когда узнал, что его понижают в должности. Видимо, если я расскажу, что не испытываю к нему никаких чувств, он устроит истерику и зальет горькими слезами весь офис.

Через несколько секунд в руках Вени появилась бархатная, бордовая шкатулка, украшенная черными бусинами.

— Вот, Ксюш, это тебе, — рыжеволосый протянул мне шкатулку слегка трясущейся от волнения рукой.

Рита с интересом наблюдала за моей реакцией, у нее даже глаза немного округлились. Моя подруга называла это сериалом, который она готова смотреть вечно. Даже название ему дала: «Тысяча попыток Вениамина». Когда-нибудь ее «сериал» закончится. Я надеюсь.

— Я не могу принять этот подарок, но спасибо, — промямлила я, смотря на бордовую шкатулку.

Черт, с людьми, которых мне жалко, моя прямолинейность не работает.

Веня заметно погрустнел, но продолжал притягивать мне подарок.

— Ксюша, прими, п-пожалуйста, — попросил он. — Это от всей души.

Я, вздохнув, забрала шкатулку у Вениамина, надеясь, что он не расплачется прямо сейчас. Все-таки он бы все равно втюхал мне эту странную вещицу.

— Красивая шкатулка, спасибо, — поблагодарила его я, делая вид, что восхищенно рассматриваю свой подарок.

— Нет же, открой ее, — расплываясь в робкой, но радостной улыбке, попросил Веня.

Рита приподняла брови, изобравив удивление. Но в ее глазах отчетливо были видны смешинки.

— Хорошо, — я пожала плечами, собираясь открыть шкатулку.

Тут, возле нас послышалось какое-то движение, и на соседний стул плюхнулся Громов собственной персоной.

— Всем привет, — поздоровался он, окинув нас всех любопытным взглядом. — Чего не едите?

— Мирослав, не мешай, — Рите не нравилось, когда ее отвлекали от просмотра любимого сериала.

Мир недоуменно покосился на мою подругу и пожал плечами, откинувшись на спинку стула.

Злясь, что мой горе-помощник станет свидетелем того, как я принимаю подарки от Вени, сцепив зубы, поспешила открыть бархатную шкатулку.

Внутри лежала черная брошка в виде цветка. Миленько.

Громов бесшумно вскочил со стула, просунув свою любопытную голову через мое плечо. Его волосы, которые, как обычно, находились в творческом беспорядке и придавали образу своего хозяина небрежность, коснулись моей щеки, а мой нос почуял приятный аромат мужских духов. Ну хоть со вкусом у Комара все в порядке.

— Ого, брошка? У моей бабули была такая-же, только серебряная, вроде, — задумчиво и с долей грусти проговорил Мирослав. Я даже удивилась, что этот человек вообще может быть грустным. Впрочем, грусть из его голоса быстро улетучилась, как будто ее и не было. — Да ты покорил нашу Ксюху.

— Спасибо, красивая брошка, — сдавленно сказала я, захлопнув шкатулку.

Громов снова уселся на свой стул.

— Это брошка моей бабушки, она сказала, что тебе будет приятно получить ее в подарок, — Вениамин мне улыбнулся, оставшись довольным, что я приняла его подарок.

Черт, что там за бабушка такая? Она в своем уме? Мальчику уже двадцать три года, пора бы и одному пожить, без советов любимой бабули. Может, она его еще на работу провожает?

Тишину вокруг нас разрушил весёлый хохот Громова, который наклонился к Вене, изумленно на него смотря.

— Чувак, ты шутишь? Это правда брошка твоей бабушки? — он кивнул в сторону шкатулки с черными бусинами, что была в моих руках.

— Да, — сглотнув, растерянно ответил рыжеволосый. — А ч-что?

— И ты подарил ее Ксюше, чтобы…? — тут Комар пошевелил рукой, как бы потталкивая Веню закончить предложение.

— Ч-чтобы порадовать ее и з-завоевать ее сердце, — опустив голову, промямлил рыжеволосый, а потом, на миг подняв на меня свои карие глаза, радостно мне улыбнулся, как будто после его подарка я растаяла и тут же согласилась стать его девушкой.

Я покраснела. Но не от смущения, а от злости. Чертов Громов. Он вечно лезет туда, куда не нужно и пытается меня унизить. Ублюдок.

— Это круто, — с важным видом покивал Мирослав, — могу поспорить, что Ксюха просто в неописуемом восторге от брошки твоей бабушки. — Тут он посмотрел на меня своими хитрыми глазами, в которых так и отражалось веселье. — Да, Ксю?

Я одарила своего помощника тяжелым взглядом, дав понять, что убью его уже очень скоро.

— Да, Громов, — прошипела я. — Чего ты вообще сюда приперся?

— Думал заточить парочку бутеров, — пожал он плечами, а потом, приложив руку к сердцу, продолжил притворно-виноватым голосом: — Простите, ребята, если я вам помешал. Пойду за ними сгоняю и вернусь. — С этими словами он встал и, одарив нас ангельской улыбочкой, направился к прилавку.

— Ксюша, кто это? — поинтересовался Веня.

Мне кажется, или в его словах я услышала едва уловимою ревность? Этот чудик даже ревновать умеет?

— Это мой помощник. Помогает мне в охоте на демонов.

— Тебя повысили?

Я кивнула.

— Можно и так сказать.

— Веня, не ревнуй, между ними только ненависть и ничего больше, — Рита мило улыбнулась рыжеволосому. Так улыбаются плачущим детям, когда обещают им купить конфету.

Вениамин опустил глаза в пол.

— Я н-не ревную, — пробормотал он.

Я краем глаза следила, как к нашему столу снова подходит Громов. Ему что тут медом намазано?

Этот ненормальный легким,  пружинистым шагом приближался к нам, одновременно жуя бутерброд и умудряясь при этом задорно подмигивать мимо проходящим девушкам-стражам.

В его глазах цвета болота, которые при солнечном свете казались ярче, чем обычно, искрилось веселье и озорство. Это я могла увидеть даже со своего места. Неужели еда ему на столько сильно поднимает настроение?

Но больше всего меня бесило то, что этот Комар, чтоб его тапкой пришибло, умудрялся всем нравиться даже с набитыми едой щеками, которые стали выпирать, как у хомяка. Ему не нужно было прилагать особых усилий, чтобы кому-то понравиться. Он привлекал людей своей непосредственностью и искренностью. Может быть он и не так плох, но мое мнение о нем неизменно. Громов надоедливый, противный, везде сующой свой нос и раздражающий меня утырок. Вот так.

Между тем, тот, о ком я сейчас думала, снова уселся к нам за стол, невозмутимо жуя второй бутерброд с сыром и ветчиной.

— Чел, мы так и не познакомились. Я — Мирослав. — Громов протянул Вене свою руку, на пальцах которой красовалось кольцо в виде черного камня, что я уже видела раньше.

Мой воздыхатель нерешительно пожал руку Мирослава.

— Вениамин, — представился рыжеволосый, стараясь вложить в голос как можно больше гордости.

— Слабоватое рукопожатие, — отметил Комар, откусывая приличный кусок от бутерброда.

Веня скромно промолчал, опустив снова глаза вниз, но иногда поглядывая на меня.

Мне, если честно, весь этот цирк и позор уже надоел, поэтому я, стараясь держать себя в руках, с нетерпением ждала когда окончится перерыв на обед.

— Как делишки, Рита? —  взгляд Мирослава метнулся к моей подруге, которая задумчиво смотрела в панорамное окно.

— Отлично, — отозвалась русоволосая, взглянув на Громова своими серьезными глазами, обрамленными длинными, черными ресницами. — А ты как? Как тебе наш офис?

Мир пожал плечами, снова откусив кусок от бутерброда.

— Сойдет, — ответил мой помощник. — Офис на высоте, огонь просто. И девочки тоже. — Доверительно сообщил он, подмигнув.

Подруга слегка улыбнулась.

Я встала из-за стола.

— Думаю, мне пора работать, всем удачного рабочего дня, — задвигая стул, проговорила я.

Все-таки решила не ждать перерыва, чтобы не испортить еще больше свою бедную психику, которую и так уже изрядно успел подпортить Громов.

Вениамин неуверенно поднялся в след за мной.

— У-уже уходишь? Можно я тебя провожу? — полноватые руки рыжеволосого снова принялись теребить край кофты.

— Нет, извини, Веня, я хочу пойти одна, — подавив в себе приступ раздражения, сказала я, не забыв ему натянуто улыбнуться.

— Хорошо, — Вениамин уныло кивнул, садясь обратно.

Рита прекрасно понимала, как меня достали бесконечные подкаты рыжеволосого, поэтому возвражать не стала.

— Я зайду к тебе в течение дня, — сообщила мне она, тоже встав со стула. — Пойду и я поработаю, пока не понизили в должности. Всем пока, и приятного аппетита.

Последние слова были адресованы Мирославу, который, подняв на мою подругу свой озорной взгляд, кивнул ей в знак благодарности.

— Воу, подруга, я чувствую, что Веня скоро будет отшит, — заметила Рита, когда мы подходили к выходу из столовой. — Ты еле сдерживалась, чтобы не убить нашего пухлого друга.

Я откинула длинные волосы на спину, обтянутую строгим, брючным костюмом темно-синего цвета, который, все же неплохо подчеркивал достоинства моей фигуры. Надеюсь от нее что-то еще осталось, после того, как я в последнее время баловала себя пирожным и пиццей.

— Поверь, очень скоро не смогу сдержаться, — заверила я, шагая по коридору вместе с подругой, которая усмехалась и кидала на меня сочувственные взгляды. — Еще и этот козел Громов притащил свой наглый зад в столовую.

Рита приподняла брови.

— Ну и что? — пожала она плечами. — Я думала тебе все равно.

— Мне все равно, просто он и так вечно ржет надо мной, как обкуренный конь. Теперь будет ржать еще больше. Не подумай, что мне это доставляет дискомфорт. Просто за убийство Стража отправляют в Ад. А я не хочу в Ад. Понимаешь?

Тут, моя подруга расхохоталась.

— Всё же, ты забавная.

— Буду считать, что это неплохо, — я хмыкнула, увернувшись от широкого плеча парня, который прошел мимо меня.

— Мне пора, Ксю, так что увидимся, — с этими словами Рита подошла к широкой лестнице из белого мрамора. — Может быть выкроишь для своей близкой подруги вечерок как-нибудь?

Я устало улыбнулась, смотря на то, как русоволосая поднимается по лестнице.

— Да, конечно, — пообещала я и, постояв немного, пошла дальше.

Сейчас я должна очень хорошо работать, чтобы оправдать желание Совета меня повысить, поэтому придётся в ближайшее время отложить все дела. С Ритой мы давно никуда вместе не ходили, а ведь мне не помешало бы хорошо отдохнуть от работы,  вечных проблем сестры и нового помощника — идиота.

Я почти закончила составлять очередной отчет, когда дверь моего кабинета снова распахнулась. Думаю, не трудно догадаться, кто стоял в дверях?

— Если дверь открыта, то это не значит, что можно каждый раз врываться в кабинет без стука, — не поднимая глаз, проворчала я.

До моих ушей донесся звук закрывающейся двери.

— Да ладно тебе, Ксюх, — я оторвала взгляд от ноутбука и увидела, как Комар плюхнулся на небольшой диван, что стоял сбоку от рабочего стола. Наверное, скоро я перестану удивляться его манерам. 

— Что ты тут делаешь? — строго спросила, смотря на то, как Мир, закинув одну ногу на другую, накручивает на пальце цепочку.

— Мне стало скучно и я решил заскочить к тебе, ты же не против, да? — поинтересовался Громов, устроившись поудобнее.

По-моему ему было плевать, против я или нет.

— Разве ты не должен тренироваться?

— Должен, я уже закончил, — зеленые глаза с интересом изучали мои, ничуть не боясь их грозного взгляда. Он точно проверяет меня на прочность, ждет, когда я взорвусь и наору на него. Уверена, так и есть. Для него это забавная игра. Что ж, Комар, хрен тебе. Я буду тебя игнорировать.

Прошло минут пятнадцать, в течение которых в кабинете царила тишина и спокойствие, но, видимо, Громову стало еще скучнее, чем было, потому что он снова решил напомнить мне о себе.

— Как тебе Веня? Нравится? Он прикольный парень.

Я молчала, не поднимая глаз на противного Комара и усердно делая вид, что занята работой.

— Эй, Ксюха, ты тут? — Теперь я подавила в себе желание заскрипеть зубами, но продолжала молчать.

Молодец, Ксюша, держись. Не говори ему, что тебя нужно называть по имени отчетсву. Мирослав глупый, до него все равно не дойдёт, поэтому нет смысла ему каждый раз напоминать об этом. Терпи, крепись.

Я чувствовала его взгляд на себе.  Готова поклясться всеми пирожными в мире, что он сейчас весело улыбается, думая, как меня достать окончательно.

До моих ушей донеслись неторопливые шаги. Спокойно, не поджигай ублюдка, дай ему шанс осознать, что еще не поздно унести свой наглый зад из кабинета.

Я почувствовала вкусный запах мужских духов и сжала ладони в кулаки. Сама не успела понять, как умудрилась так быстро повернуть голову в сторону и оказаться лицом к лицу с Мирославом, который, положив свою руку на стол, наклонился ко мне.

На его слегка загорелом лице играла предвкушающая веселье ухмылка, от которой, я уверена, были в восторге многие девушки. Подняв взгляд, я наткнулась на его глаза, что немигая смотрели на меня с огромным любопытством и смехом. Он ждал моей реакции.

— Что тебе надо? Ты нарушаешь мое личное пространство.

— Мне надо узнать, почему ты игнорируешь меня, — Громов не спешил отодвигать свое наглое лицо от моего.

— Потому что я работаю. Почему бы тебе не поприставать к кому другому, а? — предложила я, кивнув в сторону двери.

— Я хочу приставать к тебе, — понизив голос на тон ниже, проговорил Мир. — У нас теперь много общего. Будем ловить демонов вместе, все дела.

Если он думает, что сможет меня смутить, то он сильно ошибается.

— Ты, Громов, совсем свихнулся, — прошипела я ему в лицо. — А ну быстро убрал свою самодовольную харю от меня, пока не заработал себе фингал под глазом. Ну? Ты оглох?

Тут, этот придурок, широко и весело мне улыбнувшись, как будто я только что закончила ему рассказывать анекдот, легонько похлопал меня по щеке и отстранился.

— Как скажешь, Ксю.

Сказать, что я была в бешенстве, от такого поведения помощника, значит, ничего не сказать.  Казалось, что внутри меня все кипело от ярости. Моя холодная стена игнора тут же разлетелась на тысячу мелких частичек.

Через несколько секунд Комар летал по моему кабинету в прямом смысле этого слова и уворачивался от ручек, смятых листов бумаги и папок, что я в него кидала. Скотина. Кем он себя возомнил?

Надо сказать уворачивался он ловко, я смогла попасть в него только один раз шариковой ручкой, которая угодила ему прямо в лоб. Он еще и хохотать умудрялся, как пришибленный.

— Ксюх, хорош! У тебя тараканы в голове чпокаются? — сквозь хохот поинтересовался Мир, увернувшись от летевшей в него очередной порции канцелярских принадлежностей.

Ну и козел. Что б ты обожрался своими будербродами, и они из ушей твоих полезли.

В итоге на моем столе остался лежать только тихо работающий ноут, который мне было жалко кинуть в Мирослава, поэтому я, с разочарованным вздохом, уселась на стул.

Мои глаза ошарашенно осматривали кабинет, точнее то, во что он успел превратиться за эти пять минут. Везде валялись ручки, карандаши, смятые листы бумаги, папки, карандашница и даже моя сумка.

Громов с веселой усмешкой смотрел на меня, все еще паря в воздухе и, видимо, ожидая, что его ждет дальше.

— Пошел вон отсюда, — устало потребовала я.

— Ксюш…

Тут я резко наклонилась, оперевшись ладонями о стол.

— Вышел немедленно из моего кабинета, — прошипела я, испепеляя противного Комара тяжелым взглядом. Так смотрят тигры из клетки, желая достать того, кто их дразнит.

— Ну зачем же так грубо, — начал он, сделав вид, что не понимает причину моей злости. Его глаза, в которых снова плясали чертята,  поблескивали хитростью.

Тут я встала, резко отодвинув стул.

— Ты оставь меня в живых только, ладно? — с усмешкой на губах и удивленно приподнятыми бровями, Мирослав выставил руки вперед, делая вид, что сдается.

Его слова летели мимо моих ушей. В голове было только желание прибить Громова любой ценой.

Я подошла к Мирославу и, положив ему руки на плечи, заставила опуститься вниз. А потом принялась толкать хохочущего Громова к выходу из кабинета.

— Выходи отсюда, — прорычала я, когда дотолкала Комара до двери, к которой он с победным видом прислонился спиной. — Вылетай.

— Ксю, перестань, почему ты такая злая? — его рука коснулась моего подбородка, а на лице снова заиграла лисья улыбочка, что он использовал для соблазнения невинных девушек. Чертов гипнотизёр. — Может,  ты голодная?

Я смахнула руку Мирослава с  лица, злобно на него уставившись.

— Я просто злая. Всегда. Это мое обычное состояние. Так что пошел вон отсюда!

— Тебе явно чего-то не хватает, — заметил Громов с таким видом, будто он был не стражем, а самым умным человеком на планете.

— Это тебе не хвататет, — прошипела я, схватив нахала за воротник двумя руками. — Не хватает перелома всех ребер, например.

Только я собиралась хорошенько потрясти усмехающегося Мирослава, взяв крепко его за воротник, как дверь в мой кабинет распахнулась.

Я мысленно закатила глаза, разозлившись еще больше. Достали врываться ко мне без стука. На пороге стояла молодая девушка, которая смотрела на нас круглыми от удивления глазами.

Через несколько секунд я, на миг зависнув, убрала руки от воротника Громова и отпрянула в сторону,  принявшись попровлять волосы и стряхивать с одежды невидимые пылинки.

— Ксения Александровна, здравствуйте, — важно поздоровалась секретарша моего начальника. — Вы не брали трубку, поэтому Анатолий Владимирович отправил меня к вам.

— Я вас слушаю, — кивнула, пытаясь взять себя в руки. Конечно я не брала трубку, ведь телефон в сумке, которую я кидала в ненавистного Комара. Буду удивлена, если средство связи вообще еще пригодно для использования.

Вот, блин, что она подумает? Мои глаза вдруг забегали, а руки принялись искать карманы на синем костюме, которых, к сожалению, не было. 

Кабинет был похож на какую-то свалку, состоящую из концелярских изделий. Ладно, буду делать вид, как будто ничего не произошло,  и такой беспорядок в моем кабинете обычное явление, к которому все привыкли. Но чувствовала я себя все равно неловко. Из-за Громова в моей тихой, размеренной жизни появилось много неловких ситуаций. За это я его еще больше ненавижу.

— Через полчаса вам нужно получить задание. Отдел Андрея Борисовича выследил нового демона, и охоту поручили вам. Охота начнется завтра, так что Андрей Борисович вас ждет. — Девушка говорила отстраненно, не смотря на нас, а пробегая любопытными глазами по местам кабинета, что были не закрыты нашими, с Мирославом, спинами.

— Хорошо, мы поняли, — пробормотала я, желая чтобы секретарша поскорее испарилась.

Девушка, напоследок нам натянуто улыбнувшись, вышла, закрыв за собой дверь.

Я с облегчением выдохнула и принялась собирать многочисленные карандаши и ручки, разбросанные по полу. Через несколько секунд Мир, как ни странно, решил мне помочь, поэтому уборка в кабинете закончилась быстро.

— Пошли за заданием, — подходя к двери, скомандовала я.

Благодарить Громова за помощь я не собиралась, ведь если бы не его привычка выводить меня из себя, то этого беспорядка бы не было.

— Ну, тогда вперед, — Мир, посмотрев на меня своим озорным взглядом, распахнул передо мной дверь. — прошу, мадам.

Я, никак не отреагировав, прошла мимо него, гадая, что за задание нас ждет.

Через несколько минут мы уже сидели в кабинете у Андрея, который, закрыв свой ноут, внимательно на нас посмотрел.

— Значит так, ребята, мы обнаружили демона в обличии ребенка. Все мы знаем, и ты, Мир, я, надеюсь тоже, что есть демоны, которые не принимают никаких обличий, а есть те, которые умеют перевоплощаться. Вам придется столкнуться со вторым вариантом.

Мы, переглянувшись с Комаром, принялись слушать дальше.

— Мальчик, лет шести, обычно разгуливает по парку и привлекает своим плачем жертву. — Андрей, явно что-то припоминая, почесал затылок. — Уводит ее из парка и, оставшись с жертвой наедине, убивает.

— Бред какой-то, — удивленно заявил Громов. — Ребенок-демон. Зачем демону прикидываться ребенком?

Андрей пожал плечами.

— Видимо, ему так легче заполучить очередную душу.

— Хорошо, мы поняли, — я, в предвкушении доказать самой себе, что могу справиться с поимкой демона лучше, чем в прошлый раз, потерла друг об друга ладони.

Андрей положил на стол два черных пистолета и склянку с ярко-красной жидкостью.

— Ваш обычный набор, — кивнул он в сторону предметов. — Берите. Пока что из оружия вам разрешено только это.

Мы с Миром взяли пистолеты и склянку со стола.

— Можете идти, удачи, — мужчина нам по-доброму улыбнулся.

Мы попрощались с начальником отдела и вышли из кабинета, окунувшись в шумную атмосферу работников офиса, которые пытались вычислисть местонахождение очередного демона.

— Надеюсь, что ты сейчас не пойдешь вместе со мной в кабинет, — я одарила Мирослава, который беспечно шагал рядом со мной, предупреждающим взглядом.

Мы вышли из шумного зала и оказались в тихом коридоре, в панорамных окнах которого виднелся яркий закат. Голубое небо окрасилось в малиновый цвет, а солнце почти скрылось за пушистыми облаками, подсвечивая их золотистым светом. Красиво.

Мне так хотелось выйти из офиса и пойти прогуляться по шумным, вечерним улицам любимого города, но нужно было работать еще час, а потом спешить к сестре, чтобы приготовить ей ужин, пока она не решила это сделать сама и не сожгла нашу квартиру.

— Ксю, мне уже некуда идти, да и столовая закрыта. Так что, — он пожал плечами, задумчиво смотря в окна на закат. — Твои надежды не оправдались.

Я кинула на помощника сердитый взгляд.

— Издеваешься?

Мир перевел взгляд зеленых глаз на меня.

— Я буду делать вид, что меня не существует, обещаю тебе, — заверил он меня.

Я лишь покачала темноволосой головой, заворачивая за угол.

— Если бы у меня был такой короткий рабочий день, я бы со всех ног мчалась домой и радовалась по-полной, а ты сидишь в офисе не понятно для чего. Ты идиот?

— Мой дом в твоём кабинете, — пропустив мой вопрос мимо ушей, с веселым видом сообщил мне Комар. — Шикарнейшее место. Есть вкусная еда и диван. Что еще надо для хорошей жизни?

Я лишь закатила глаза, подходя к своему кабинету. Кажется, избавиться от Мирослава сегодня уже невозможно, да и сил у меня на это нет. Придется немного потерпеть его общество.

Вставив ключ в замочную скважину и повернув его пару раз, я распахнула белую дверь и зашла внутрь, включив свет. Громов зашел после меня и сразу же плюхнулся на диван кремового цвета.

— Ксюх, я уже познакомился тут со многими стражами и, — он задумчиво возвел глаза, что хитро блеснули, к потолку, подбирая нужное слово, — Стражихами. У вас работают классные ребята. Они приглашали меня зайти к ним в свободное время, чтобы немного поболтать. Так что очень скоро я перестану тусить у тебя.

Я открыла ноут и села за стол, расплывшись в радостной улыбке.

— Мои молитвы были услышаны. Наконец-то. Ура!

— Но я буду захаживать и к тебе тоже, чтобы ты не скучала в одиночестве, — Мир внимательно следил за моей реакцией. — Да, и к тому же этот диван чертовски удобный. Я его не брошу.

— Хорошо, только говори мне заранее, когда собираешься зайти, чтобы я смогла вовремя запереть дверь, — с милой улыбочкой попросила я. — Все, не мешай мне, Громов. Нужно закончить отчет.

Ответ от помощника не последовал, поэтому я со спокойной душой принялась делать свою работу, иногда мечтательно поглядывая в окно на красивый закат. В городе уже зажглись фонари, что мелькали вдали яркими, белыми точками. До моих ушей доносился шум города, и то, как шуршали шиными машины, что проезжали мимо офиса, но это не мешало мне работать, а наоборот подбадривало.

Когда я облегчённо выдохнула, закончив делать отчет, то заметила, что Мирослав тихо спит, развалившись на диване и свесив с него длинные ноги. Сейчас он выглядел даже мило. Почаще бы он спал и молчал.

Выключив ноут, я взяла сумку и направилась будить Громова, хотя в глубине души мне не хотелось этого делать.

— Мир, вставай, — коснувшись его плеча, проговорила я.

Как только я дотронулась до помощника, он широко распахнул глаза, резко вскочив с дивана. Я даже отпрыгнула, недоуменно смотря на Громова. Походу, у него точно не все нормально в голове, глядишь, и на людей начнет кидаться. Хотя, когда меня будят и прерывают сладкий сон, мне тоже хочется убивать.

Рассеянно взглянув на меня, Мир потер свои сонные глаза и расслабился.

— Все нормально. Когда меня будят, я всегда так реагирую. — Комар зевнул, потянувшись. — Идем?

Я, выключив свет, вышла из кабинета, доставая из сумки связку ключей.

— Я знаю, что ты двинутый, но все-таки спрошу. Что это за реакция такая?

— У меня есть на это причины, — туманно ответил Громов, выходя из кабинета вслед за мной.

Я принялась запирать дверь, звеня ключами. Не хочешь говорить — ну и не надо. Тоже мне загадка.

Мимо нас, разговаривая между собой, проходили стражи, спешащие, как и я, после рабочего дня домой. Мирослав не особо хотел домой, раз уснул прямо в кабинете. Странный парень.

Мы молча направились по коридору, обходя других стражей.

Я счастливо вдохнула свежий воздух, когда вышла вместе с Комаром из офиса. Настроение сразу же поднялось от того, что скоро я окажусь дома и отдохну от нудной работы.

Мирославу, казалось, было все равно. Он, засунув руки в карманы серых штанов, задумчиво следил за тем, как мимо офиса носятся с рёвом машины. Уверена, что людям, проезжающим мимо нас, не было никакого дела до офиса, который для них выглядел старым заводом с побитыми стеклами.

— До завтра, — проговорила я.

Громов повернулся ко мне. На его лице появилась нахальная улыбочка, одна из тех, которые меня бесят.

— Увидимся, Ксения Александровна.

Тут, мой помощник, снова похлопав меня по щеке, и, резко оттолкнувшись длинными ногами от земли, взлетел вверх, даже не заботясь о том, что его может кто-то увидеть.

Мгновенно разозлившись, я топнула от досады ногой и  посмотрела в небо, что начинало потихоньку темнеть, но Мирослава уже не было.

— Урррод, — недовольно прошипела я, прижав к себе сумку и зашагав по тротуару мимо оживлённой дороги.

Ну ничего, завтра ты получишь сполна за свое поведение, Комар.

Остыла я только тогда, когда оказалась дома. Леры дома не было, видимо, опять гуляет со своим Красноголовым и остальными.

Собрав волосы в небрежный пучок, я, сунув ноги в розовые тапочки с изображением красных вишенок, прошла на кухню, собираясь что-нибудь приготовить.

Кухня у нас была небольшая, но удобная, оформленная в основном в пастельных тонах: гарнитур кофейного цвета, плита, обычный, белый холодильник со множеством разноцветных магнитов, которые Лера любила менять местами, квадратный стол из черного мрамора и три стула с темно-красной обивкой.

Мой взгляд упал на небольшой, плазменный телевизор, что висел над столом. Подумав, что было бы неплохо включить его для шума, я, взяв пульт со стола, нажала на красную кнопку и, не заботясь о том, какой канал показывают, принялась готовить ужин.

Я почти закончила жарить котлеты, когда до моих ушей донесся звук закрывающейся двери.

Через несколько секунд на кухне показалась Лера, одетая в черную, растянутую футболку с изображением зеленого кактуса в фиолетовом горшке и узкие,  светло-голубые джинсы. На рыжеволосой голове красовался высокий хвост, стянутый белой резинкой.

— Привет систр, — Лера, остановившись, принюхалась к запахам, что витали по кухне. — О, котлетки. Очень кстати, ибо я хочу жрать.

Я лишь закатила глаза. Когда уже моя сестра будет вести себя хоть каплю женственней. Хотя, я недалеко от нее ушла. Может быть, она перерастет со временем этот период?

Тем временем сестренка плюхнулась на стул, вытянув длинные ноги вперед.

— О, кого-то грохнули, — Лера протянулась за пультом, собираясь сделать телевизор погромче.

Я выложила поджаристые котлеты из сковородки на белоснежную тарелку и отвернулась от плиты. Взглянув в экран телевизора,  увидела знакомые места. Это же наш город.

— Сегодня в одном из скверов города был обнаружен труп мужчины, — вещала с серьёзным видом ведущая новостей. — Этот случай  шокировал экспертов. Все органы мужчины отказали по неизвестным причинам, от чего он скончался.

— Чертовы демоны, — завороженно смотря в экран телевизора, прошипела я.

Лера, махнув рыжим хвостом, повернулась ко мне, с готовностью кивнув.

— Ага, чего только эти демоны не придумают, лишь бы народ смотрел этот чертов канал. Не демоны, а козлы даже.

Я, пропустив мимо ушей слова сестры, которая поспешила переключить канал, принялась задумчиво накладывать в тарелки нежное пюре.

Надо же, в нашем городе орудует демон. Не тот ли это демон, который нападает на людей, притворяясь беззащитным ребенком?

— Э, Ксюш, я вообще-то столько не съем, — я вздрогнула, не заметив как возле меня оказалась сестра.

— Что?

— Я говорю, что сейчас картошка из тарелки вывалится, — кивнув на тарелку, в которой красовалась высоченная куча из картофельного пюре, со смехом в карих глазах сообщила Лера. — Ты чего систр? Опять переработала?

— Нет, задумалась просто, — я принялась перекладывать пюре из одной тарелки в другую. — Садись,  все готово.

Через несколько минут мы уже ужинали. По телевизору показывали какую-то глупую комедию, над которой моя сестра хохотала, чуть ли не давясь котлетами.

У меня особо не было аппетита, поэтому я водила вилкой по поверхности пюре, оставляя на ней  множество двойных линий.

Новость о том, что в нашем городе нашли труп не давала мне покоя. В городе орудует демон, а я сижу и ем. Уверена, что это работа гостей из преисподней — точно их почерк.  В голове быстро мелькнула мысль о том, что можно было бы отправиться на охоту прямо сегодня, но я не могу ослушаться приказа Совета, поэтому придётся ждать до завтра.

— Как дела в колледже? — Я решила хоть немного отвлечься от грустных мыслей. — Все в порядке?

Лера, закинув в рот часть сочной котлеты, пожала плечами.

— Ну так, сойдет, —  беспечно отозвалась она с набитым ртом.

Кого-то мне она определенно напоминает.

— Что-то случилось, да? — я отправила в рот небольшую порцию пюре. Вот и отвлекалась от грустных мыслей.

— Недавно меня выгнала с пары одна противная преподша, — немного неуверенно начала сестра, глотнув воды из своей любимой черной чашки с изображением серого волка с кровожадно открытой пастью. — А так все гуд.

Тут Лера, явно что-то припомнив, расплылась в рассеянной улыбочке. При этом ее глаза смотрели как будто не на меня, а сквозь меня. Что это с ней?

Помню, я так улыбалась без причины, когда была влюблена в одного мальчика из школы, но все закончилось печально. Он изменил мне с одноклассницей прямо в выпускной вечер.

До сих пор помню, как напилась от горя до такого состояния, что еле дошла до дома, распугивая прохожих своим лицом с красными глазами и черными дорожками от туши и слез на щеках.

В тот вечер со мной была рядом только Лера. С Ритой на тот момент я еще не была толком знакома, зато сестра меня тогда хорошо поддержала в своей шутливой манере.

Через пару деньков я узнала, что новая и весьма дорогая машина моего бывшего парня разбита, на ней красовалась куча вмятин и царапин. Хоть Лера и не созналась тогда, я готова поспорить, что это она со своими дружками решила отомстить таким образом моему обидчику.

— Может, уже перестанешь лыбиться? — я изогнула бровь, наблюдая за сестрой, у которой улыбка с лица тут же испарилась.

— Я и не начинала, — нахмурилась Лера, отодвигая пустую тарелку от себя. — Спасибо.

— Ну так что? У тебя проблемы? — Я была обеспокоена поведением сестры. Надеюсь, что в один прекрасный день ее не выгонят из колледжа.

— Нет проблем. Просто нагрубила преподавателю, это обычное дело.

— Ты же сдашь сессию нормально? — С надеждой поинтересовалась я.

— Систр, да не парься ты, сдам я все, — Лера, встав со стула, принялась мыть за собой тарелку. — Где надо спишу и что-то отвечу. А потом получу тройбан, это моя самая любимая оценка. Если повезет, то и четвёрку поставят.

Скорее бы она уже закончила колледж и взялась за голову.

— Лер…

Сестра обернулась, приподняв брови.

— А?

— Мама бы этого не одобрила, ты же знаешь, — тихо проговорила я, смотря в слегка округлившиеся глаза сестры. — Она также за нас переживает, как и раньше. Просто она далеко. Не расстраивай ни ее, ни папу. Они бы не хотели, чтобы ты так хреново относилась к своей жизни и учебе.

Решив не развивать разговор дальше, я, встав со стула, вышла из кухни, так и не доев свой ужин.

Разговаривать и думать об умерших родителях было для меня крайне тяжело, поэтому я старалась не вспоминать о них часто. Прошло столько времени, а я до сих пор не смогла смириться с печальной мыслью, что самых близких людей больше нет.

Лера должна повзрослеть, должна быть ответственнее за свои поступки. Она думает, что если родителей нет, то ее больше никто не любит, никто не будет гордиться ее успехами. Но это не так. У нее есть я.
© Александра Назарова,
книга «Студент из преисподней».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (8)
Rumors RuDa Dawn
Глава 6
Ржу просто!😄 Выронила телефон когда прочитала про чпокающихся тараканов и Стражих😂😂😂😂👏 шикарный, харизматичный Громов, прям здорово. 👍
Ответить
2018-05-01 20:36:10
10
Moonlight_night
Глава 6
Блин Лера прикольная😍
Ответить
2018-07-26 18:31:36
4
Khv Auff
Глава 6
Меня уже начинает бесить эта Ксюша. А так интересно читать♥
Ответить
2019-08-02 15:20:22
1