Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 20
Дверь тихонько скрипнула, когда я ее слегка приоткрыла, чтобы заглянуть в комнату Леры и проверить как она. Сестра, тихо сопя, спала, свесив руку с кровати. Рыжие волосы разметались по белой подушке, а покрывало вообще было свалено на пол. Я улыбнулась. На то, как она спит можно смотреть вечно.

Раньше, до всей этой ситуации, Лера ложилась спать только под утро — была занята бесконечной болтовней по телефону с Красным или смотрела свои любимые сериалы про зомби и прочую ерунду. Но чаще всего она пропадала на улице со своими отмороженными друзьями. Из-за этого всего сестра приходила в колледж ближе к последним парам, если вообще приходила. Бороться с ней было бесполезно. Сейчас она слишком выматывается на тренировках в офисе. Там ее всему обучают, как и других новичков.

Еще раз окинув своим взглядом комнату, в которой царил полумрак, вышла в коридор. Сегодня у меня выходной, а значит я могу без зазрения совести хоть немного отдохнуть от этих бешенных поисков демона. Матвей умеет хорошо прятаться — с этим не поспоришь.

Жертв так и не прибавилось, в городе стало спокойнее. Не знаю, с чем это связано. Либо с тем, что Соколов просто решил засесть на дно окончательно и не светить своей демонической рожей, либо в нем, вдруг, все же проснулась совесть. Хотя, о чем это я?

Тут я хмыкнула, шагая по коридору в сторону прихожей. У демонов нет совести. Также нет никакого сострадания и жалости. Исходя из всего этого они и любить не могут. Выходит, что Матвей какой-то неправильный демон. Если только он…

От моих мыслей меня оторвал пискнувший телефон, что лежал в кармане бордовых, спортивных штанов. Откинув длинные волосы на спину, достала телефон и, сощурив глаза из-за яркого света, исходящего от экрана, прочитала очередное сообщение от Вени: «Ксюша, когда мы сможем увидеться? Я хотел бы сводить тебя в кино, но на дневной сеанс. Ты не против? Просто бабушка говорит, что поздним вечером гулять опасно. Она знает, что мы с тобой стражи, но все равно беспокоится. Очень жду твоего ответа.»

Я усмехнулась и, убрав телефон в карман, подошла к входной двери. Вот же странный он парень. И зачем дала ему свой номер? Ведь знала же, что будет закидывать меня своими глупыми сообщениями. Видимо, на тот момент, смотря в наивные, карие глаза Вени, в которых тонула надежда, я не могла отказать.

Теперь просто игнорирую его сообщения, но не удаляю. Иногда, когда скучно, или нет настроения, перечитываю их и посмеиваюсь. Потом, когда-нибудь, скажу ему, что телефон был сломан, или что-то в этом духе.

Осмелиться и сказать Вениамину о том, что никогда не отвечу ему взаимностью пока что не могу и не знаю смогу ли вообще это сделать.

Размышляя о разных волнующих меня вещах, я шагала по пыльным ступенькам подъезда, в котором тускло светила одинокая лампочка, освещающая обшарпанные местами стены, выкрашенные в синий цвет. Через несколько минут я уже стояла на просторной крыше дома, вдыхая свежий, прохладный воздух и чувствуя приятные прикосновения легкого ветра к лицу.

Только хотела сделать еще пару шагов, как заметила, что помимо меня тут есть еще кто-то. Прищурившись, принялась разглядывать неподвижную фигуру сидящую на краю крыши.
Знакомая, желто-зеленая ветровка и русые волосы, что едва колыхались от ветра заставили меня узнать в таинственной фигуре Громова. И что он тут делает?

Я поспешила к своему помощнику. Когда до Мирослава оставалось совсем немного, он, вдруг, вскочив на ноги, резко взмыл вверх, а потом обернулся, зависнув на фоне фиолетово-розового неба. Брови, которые до этого сердито и недоуменно были сведены на переносице изумленно приподнялись, сверкнула фирменная лисья улыбочка. Узнал.

— Опачки! Какие люди, — плавно опустившись на крышу, Громов шагал ко мне. - Что ты тут делаешь?

— Я тут живу вообще-то, — отозвалась, невольно вспомнив тот момент, что произошел у Мира в спальне. Стало немного неловко.

Комар, между тем, остановился возле меня.

— На крыше? Как Карлсон? — Его улыбка стала еще шире.

— У себя в квартире, идиот, — я усмехнулась, обходя помощника, чтобы попасть к краю крыши и скорее взглянуть на город. — А вот что ты тут делаешь для меня остается загадкой.

Усевшись на поверхность, подтянула ноги к груди и с удовольствием принялась рассматривать открывшийся вид. Море фонарей, кажущихся с такой высоты мигающими, яркими точками, резвые машины, чей рев не утихал ни на минуту, деревья, похожие на зеленые пятна и множество различных зданий и домов по соседству. Город жил своей насыщенной, яркой жизнью, за которой я очень любила, порой, наблюдать.

С удовольствием вдохнув полной грудью новую порцию воздуха и чувствуя какое-то странное, но приятное умиротворение, скосила глаза на Громова, который устроился рядом со мной, согнув одну ногу в колене и опираясь на выставленные назад руки. Он, также, как и я, любовался вечерним городом, о чем-то думая, слегка нахмурив широкие брови.

— Прикинь, до меня только сейчас дошло, что одной из моих любимых крыш была крыша твоего дома, — через какое-то время, с задумчивой усмешкой на губах, сообщил мне Мирослав, не отрывая своего взгляда от ожившей картины, которая предстала перед нами. — Здесь меня и поймали те два недалеких охранника.

Я, удивленно улыбнувшись, уставилась на Громова, не веря своим ушам.

— Странно, что мы с тобой до этого тут не встречались.

— Зато чуть позже встретились в твоем кабинете, — его усмешка переросла в кривоватую улыбочку. Он явно вспомнил тот момент.

Я тоже его вспомнила. Тогда, в самые первые минуты, сразу почувствовала, как меня накрывает волной раздражения, стоило только Мирославу открыть рот и улыбнуться своей глупой улыбкой.

Тогда я считала, что он безответственный недоумок, у которого на уме только еда и девушки. Но сейчас, спустя время, и не знаю, что даже думать. Он оказался другим. Веселым и одновременно грустным, открытым, и в то же время скрывающим что-то, часто несущим веселую ерунду, но при этом неглупым и смелым.

Мир неплохой человек — это я поняла точно. С ним рядом мне как-то спокойно, я привязалась к нему. И, черт, иногда даже скучаю по его глупым шуточкам.

— Все еще мечтаешь сбежать из офиса и жить своей жизнью? — поинтересовалась у него, затаив дыхание и ожидая ответа.

Не знаю, почему, но мне не хотелось, чтобы он уходил. Работать с ним вместе, как бы мне этого не хотелось признавать, было весело и не скучно.

Комар отрицательно покачал головой, с интересом следя за тем, как какой-то мотоцикл с диким ревом промчался по широкой дороге, оставляя позади себя много машин.

— Нет, решил, что все-таки отправлять демонов в Ад — это забавно, — отозвался он, а потом перевел на меня свой взгляд. В его глазах, кажущихся сейчас темными, искрился смех. — Да и тебе, Ксюх, никто не поднимет настроение вместо меня.

— И не испортит, — добавила я, хмыкнув. — Оставайся. По-моему у тебя неплохо выходит быть стражем.

— Слышать это от тебя странновато, но приятно, — немного удивленно сказал Громов, покачав головой. — Даже как-то неожиданно.

— Это правда, — я пожала плечами. — Почему ты не хотел быть стражем?

Мирослав, потянувшись, свесил обе ноги вниз, после чего окинул меня насмешливым взглядом, изогнув бровь.

— С каких пор тебя это интересует?

— Ответь на вопрос, — потребовала, слегка толкнув его ладонью. — Если не хочешь отвечать, то просто сиди молча.

Комар хохотнул, весело блеснув глазами, но потом, почему-то, на его лицо легла тень печали.

— Это все очень сложно. Понимаешь, Ксюх? — Он резким движением взлохматил волосы. — Я бы хотел тебе это все рассказать, но не буду тебя вовлекать в свои проблемы.

Я промолчала, кивнув. Значит, он не просто так вечно бегал от охраны. Он делал это не потому что не хотел работать. У него была какая-то веская причина. Видимо, что-то действительно важное. Связано ли это с тем шрамом на его спине?

— Как Лера? — Через какое-то время поинтересовался Громов. — Все еще сохнет по своему парню из Ада?

— Да, — ответила, вздохнув. — Для нее это все оказалось слишком тяжелым. Но все проходит.

— Боль не проходит, — я с долей удивления и интереса посмотрела на профиль помощника. — Она будет притупляться, но навсегда останется внутри. Будет напоминать о себе.

Мысленно согласилась с ним. Кажется, он знает, о чем говорит. Ему доводилось чувствовать боль от потери кого-то. Переживать что-то плохое, а может быть, даже ужасное. Я чувствовала это и видела по его лицу, которое в один миг стало задумчивым, печальным и каким-то безнадежным.

Только сейчас с изумлением осознала, насколько Мир сильный человек. Так много времени держать в себе всю свою боль и скрывать ее за бесконечными улыбками — это практически невозможно. Он казался мне океаном. С виду шумным, бескрайним, с искрящимися на солнце волнами, но внутри тёмным и наполненным множеством тайн, о которых никто и не догадывается.

— Ты меня удивляешь, Громов, — растерянно и пораженно проговорила я.

— Сегодня вечерок удивлений, — усмехнулся он, вернувшись в свое обычное, беззаботное состояние. — Поговорим еще о чем-нибудь? Я классный собеседник, да? И собутыльник из меня хоть куда! — Комар, повернувшись ко мне, задорно подмигнул.

— Собеседник ты хороший, но лучше бы ты заткнулся, — недовольно произнесла, чуть нахмурив брови. Опять он меня подкалывает!

— Почему? — Мир, вскинув брови, усмехнулся.

— Потому что если не заткнешься, то я подожгу тебя и сброшу с крыши. Бомжи снизу подумают, что ты падающая звезда и загадают желание.

Тут, Громов расхохотался. Я, смотря на него, слегка улыбнулась.

— Я же говорил, что с тобой весело, — он похлопал меня по плечу.

— С тобой тоже, — отозвалась, скидывая его руку с плеча.

— Мы неплохая команда, Ксюх, — проговорил Комар, ухитрившись обнять меня той же рукой, которую я скинула. — Переловим еще кучу демонов.

— Громов, убери свои руки, — проворчала, хмуро глядя на помощника.

От его прикосновений было слишком приятно и мне это не нравилось.

— Ну что ты кричишь-то? Я же по-дружески тебя приобнял. Могу поцеловать, — тут он игриво улыбнулся, — тоже по-дружески.

— Даже не думай об этом, — предупредила я, окинув Мирослава недобрым взглядом.

Зеленые глаза смеялись.

— Что так?

— Потому что я убью тебя, — мрачно пообещала ему.

— Я люблю рисковать, — совершенно серьёзно и тихо ответил мне Мир, а потом, слегка улыбнувшись краем рта, резко притянул меня к себе и поцеловал.

Я смогла сопротивляться только несколько секунд. Это слишком сложно, сопротивляться тому, чего хочешь. Да, знаю, возможно для Громова это снова ничего не будет значить, возможно, я зря это сделала. Но я хотела этого, а значит, не нужно будет потом об этом жалеть.

В этот раз мы целовались уже не так бешено, как в тот. Сейчас все происходило медленно и чувственно, как-то осознанно, но не менее приятно. Мурашки не переставали бегать по моей спине.

Появилось стойкое ощущение, что то, что мы делаем — правильно. Что так и должно быть. И от этого становилось как-то легко и радостно. Этого чувства я не испытывала уже очень давно. Если вообще испытывала когда-нибудь.

— Ксюш, — Громов, отстранившись, прислонил свой лоб к моему и заглянул в мои глаза. — Давай не будем делать снова прежние ошибки.

— В смысле?

— В тот день было тупым решением это все забыть. Посмотри правде в глаза — ты от меня без ума. — Серьезность с его лица испарилась, оставив после себя веселье.

— Ты, Громов, идиот, — с усмешкой сообщила ему я.

— Эта фраза уже стала моей любимой, — хмыкнул Комар. — Что скажешь, Ксю?

— Ты прав, — проговорила, не отрывая своего взгляда от его слегка округлившихся глаз, что были совсем близко. — Мы тогда сделали ошибку.

                                ***

Он, затаившись в темноте, наблюдал за целующимися парнем и девушкой своими потемневшими от злости глазами, чей взгляд был жестким, уверенным и расчетливым. Он был совсем близко.

На его лице медленно расползалась тонкой змеёй предвкушающая, злорадная улыбка, которая не сулила ничего хорошего.

— Забавно. Очень забавно. Ты меня искал? Ну что ж… Я появлюсь в твоей жизни снова, раз ты возомнил себя таким смелым. Осталось совсем немного.

Проследив холодным взглядом за темноволосой девушкой, что, улыбаясь, прошла к лестнице, ведущей в дом, он посмотрел на парня, оставшегося сидеть на краю крыши. Вид у него был счастливый и беззаботный.

— Совсем немного…
© Александра Назарова,
книга «Студент из преисподней».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (13)
Liza Mamom
Глава 20
Проду
Ответить
2018-06-21 10:10:49
1
_auff_
Глава 20
ля, новый перс?👀
Ответить
2018-12-09 09:20:54
Нравится
_auff_
Глава 20
мое шиперское сердце довольно)) я с первой главы шиперила Ксю и Мира🌚
Ответить
2018-12-09 09:23:04
Нравится