Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 18
Валерия долго отходила от новости, что вызвала в ней глубокое потрясение. Каждый день, неважно, солнечным он был, или пасмурным, для Леры казался одним и тем же.

Карие глаза потухли, из них исчезли те веселые искорки, что плясали раньше, лицо осунулось, стало бледным. На разговоры девушку не тянуло, даже Красный, озадачившийся таким странным поведением подруги не смог вытянуть из нее и слова.

Теперь у Валерии другая жизнь. Уже взрослая, ответственная и опасная. Правда девушке на это было все равно, даже посвящение в стражи не произвело на нее особого впечатления. Начались бесконечные тренировки, где Лера делала все на автомате. Надо, значит надо. Она уже поняла, что отказаться от своей новой «должности» не может, а память терять ей не хотелось, но иногда она задумывалась об этом.

Она думала, что будет проще забыть весь этот ужас, все свои чувства и Соколова. Но не могла позволить так легко стереть из своей памяти те веселые и радостные моменты, связанные с ним.

Матвей не появлялся в жизни рыжеволосой, его не было в колледже. Казалось, что он просто был ее сном. Таким хорошим и радужным по началу, вызывающим положительные эмоции и счастье, но потом он превратился в кошмар. И вот от этого кошмара девушка никак не могла отойти.

Она настолько в него влюбилась, настолько привыкла к нему, что ее жизнь без Матвея опустела. Стала какой-то серой, ненужной и скучной. Лера до сих пор не могла поверить, что влюблена в убийцу. Это ее больше всего печалило и заставляло разочаровываться.

Что-то внутри нее настойчиво твердило о том, что она сошла с ума, что нельзя любить того, кто убил столько невинных людей, но девушка ничего не могла с собой поделать.

Сердце будто кто-то царапал острыми когтями каждый раз, когда она вспоминала и прокручивала в голове все сказанное Соколовым. Она себя ненавидела, за то, что продолжала его любить. Не знала, куда деться от себя самой.

Сегодня Лера решила не ходить на учебу. Облокотившись на подоконник, девушка задумчиво курила тонкую сигарету, не спеша выпуская изо рта серую струйку горького дыма.

Солнце во всю стучалось своими яркими лучами в окно, из приоткрытой форточки доносились веселые голоса детей, играющих во дворе, и приглушенный рев машин, но Лера как будто всего этого не слышала. Она находилась в своем тусклом мире, где нет радости. Есть только невыносимая тоска и печаль, с которой девушка уже почти смирилась.

В коридоре послышались торопливые шаги, и на кухне появилась Ксюша, одетая в черную майку и такие же черные штаны. Ее длинные волосы были собраны в хвост, что колыхался из стороны в сторону, когда она делала уверенные, быстрые шаги.

Ксения собиралась на охоту. Тут Валерия невесело усмехнулась от нелепости происходящего. Сестра идет ловить ее парня. Это накрывало рыжеволосую еще большей волной печали и боли. Матвея рано или поздно найдут и отправят в Ад. И кто? Ее же родная сестра вместе со своим помощником!

Девушка не знала, что больше всего ее заставляет убиваться: то, что Соколов оказался жестоким демоном, скрывающимся под маской обаятельного красавчика, или то, что она его больше никогда не увидит.

— Не смотри на меня так, — тихо, но немного виновато и раздраженно проговорила Ксюша, наливая в чашку воды. — Это моя работа, я должна его поймать. Как бы ты не хотела этого, но он заслужил путешествие в Ад.

Лера затянулась сигаретой и, выдохнув новую порцию дыма, усмехнулась, но глаза ее при этом оставались печальными и тусклыми.

— А ты умеешь поддержать в трудную минуту, систр.

Ксения, выпив воды, поставила чашку на стол и вздохнула, окинув рыжеволосую жалостливым взглядом. В последнее время на нее было смотреть все больнее.

— Я понимаю, что тебе сейчас нелегко, — грустно сказала темноволосая, глядя теперь куда-то в сторону. — Но ты должна быть сильной, должна забыть его.

— Я и так это знаю. Не каждый день любимый парень оказывается убийцей, а сестра стражем. — Валерия, сделав еще одну затяжку, выкинула сигарету в форточку, а потом быстрым шагом прошла мимо Ксюши.

— Я не могла тебе рассказать, ты же знаешь, — обреченно крикнула ей вслед она, нахмурив брови. — Я думала, тебе объяснили все правила.

— Плевать мне на правила! Мне на все уже плевать. Пусть сгорит нахрен этот ваш офис! — послышался рассерженный голос, после чего до ушей Ксении донесся грохот закрывающейся двери.    

Девушка только тяжело вздохнула, стараясь не свихнуться от всего, что навалилось на нее за последнее время. Ей тоже было несладко. Знать, что близкий, самый родной человек страдает и не иметь возможности чем-то ему помочь — это ужасно.     .                  

                             ***

Ну, ничего. Сейчас пройдет немного времени, и она забудет его. Еще немного, совсем чуть-чуть. А когда мы поймаем этого Матвея, или как там его по-настоящему зовут, то я возьму отпуск. Постараюсь отвлечь сестру от всего произошедшего. Я должна. Правильно, Ксюша, успокаивай себя. Нужно надеяться на лучшее.

Нас с Громовым очень хвалил Совет, за то, что мы узнали, кто демон. Осталось только найти его, чем мы и занимались последний месяц, не покладая рук.

Казалось, облазили весь город, но этого засранца нигде не было, как будто под землю провалился, как бы это смешно не звучало. Нет, я знаю точно, что по своей воле он не отправится в Ад.

Я зашла в здоровенный ангар, что находился сзади офиса. Там, внутри, под тусклым светом ламп, увидела дракона, которому охранники дали дурацкую кличку Барсик. Именно они нашли его тогда, когда он был совсем маленьким и вот-вот мог умереть. Совет разрешил оставить дракона на территории офиса, и с тех пор он очень даже нам помогает.

Рядом с Барсиком сидел Громов, согнув ноги в коленях. Он поглаживал гладкую, красную чешую дракона, что слегка переливалась в рассеянном свете ламп.

— Если бы не ты, я б тут не сидел, — хмыкнув, проговорил он. Я уловила улыбку в его словах. — Без тебя те два придурка точно бы не справились.

Дракону, походу, было глубоко плевать на то, что ему говорил Мир. Он, прикрыв черные глаза, дремал, положив здоровенную морду на пол.

— Эй, Громов, — позвала его я, открыв дверь ангара шире. В темное помещение тут же проник дневной свет, заставив Барсика резко отвернуться. — Хватит изливать душу дракону. Нам уже пора.

Комар, потянувшись, нехотя встал и отряхнул спортивные, серые штаны.

— Пока, дружище, та злая тетка не хочет, чтобы мы общались, — со вздохом сообщил он дракону. — Ты будешь по мне скучать?

Барсик даже не пошевелился, видимо, провалился в глубокий сон. Я усмехнулась. Пофигизму дракона можно позавидовать.

— До встречи, — сказал напоследок Громов, обернувшись на своего молчаливого собеседника.

Мы вышли на улицу, щурясь от яркого солнца, что ослепляющим шаром зависло в ярко-голубом небе. Погода сегодня радовала, но на нужный лад не настраивала. Куда уместнее были бы серые тучи с холодным дождем. Под стать моему настроению.

— Блин, Ксюх, — Мир остановился и хлопнул себя по лбу. — Я ствол дома забыл. Сгоняем?

Андрей недавно выдал нам пистолеты и еще несколько колб с красной жидкостью. Сейчас у нас очень важное задание, поэтому нужно быть во всеоружии.

— Ладно, только быстро, — раздраженно пробурчала я.

— Как скажите, Ксения Александровна, — Громов мне нахально подмигнул, а я закатила глаза, направляясь с ним вдоль широкой дороги.

Впереди нас ждал нелегкий день. Эти поиски меня уже изрядно измотали. Радовало только одно: жертв больше не прибавилось, пока что все стихло. Не пойму, у Соколова совесть проснулась? Если так, то он несомненно самый странный демон из всех.

Очень скоро мы оказались в  квартире Комара, которая находилась в одной из высоток города.

— Может, кофе? — предложил он мне, а потом, поиграв бровями,  вкрадчиво добавил: — можно даже с коньячком.

— Иди к черту, Громов, — рассердилась я, понимая, что он сейчас вспомнил тот момент, когда мы вместе с ним «отдыхали» за барной стойкой. — Ищи свой пистолет и уходим.

— Есть, босс! — четко проговорил Мир, а потом скрылся за углом. — Ксюх, не стой, проходи в зал. —  чуть глухо добавил он.

Я скинула с ног свои удобные кроссовки, которые надевала чаще всего в дни охоты и направилась по широкому коридору в сторону зала.

У Громова апартаменты что надо, хороший ремонт, все новое. Зайдя в просторную комнату, выполненную в серых, белых и черных тонах, увидела небольшой черный диван, напротив которого на приглушенно-белой стене висела огромная плазма. Подумав, уселась на диван, неизвестно сколько времени Комар будет искать свой пистолет.

В зале практически не было мебели, только какой-то небольшой шкаф серого цвета, что стоял сбоку от меня и черное кресло в углу. На стенах не висело картин, не было никаких фотографий родственников.

Интересно, а у Мира вообще есть родственники, близкие люди? Обычно, когда человек живет один, он скучает по родителям, к примеру. Чаще всего на столах и полках стоят рамки с фотографиями. У Громова же все пусто, минимум вещей и мебели, но должна признать, в квартире у него относительной порядок. Складывалось впечатление, что он вообще сюда приходит только переночевать.

Ну где же его носит-то? Я, нахмурив брови, направилась искать хозяина этой квартиры. Оказавшись в темном коридоре, сделала пару шагов в сторону следующей комнаты и зашла в нее.

Спиной ко мне стоял Мирослав, на котором из одежды остались только спортивные штаны. Он увлеченно рылся в шкафу, что-то ища, поэтому меня не заметил. Я застыла, слегка сощурив глаза.

Если вы думаете, что я обомлела от его красивого тела, то нет. И вовсе оно не красивое, так себе, на любителя. В своей жизни я успела повидать несколько голых мужских спин, поэтому слюни пускать не собираюсь.

Меня привлек здоровенный шрам Комара, который тянулся от лопаток до поясницы. Такое ощущение, что по спине Мирослава провели острым ножом. По-другому я не могу объяснить откуда у него на спине взялась такая отметина. 

Громов, словно почувствовав мой изучающий взгляд, обернулся. В его глазах по-прежнему плескалась беззаботность вместе со смехом.

— Подглядываешь?

— Жду и негодую, — поправила его, сделав вид, что ничего не успела разглядеть. Что-то мне подсказывало, что Мир будет не особо рад узнать о том, что я видела его шрам. — Ты потерял пистолет?

— Хорош париться, Ксю, все на месте. Просто решил переодеться во что-то легкое, — послужило мне ответом. — На улице жарища.

Я облокотилась на дверной косяк, не спеша окидывая комнату, которая была выполнена в том же стиле, что и зал, своим проницательным взглядом.

Вот тут царил небольшой беспорядок. Вещи разбросаны по полу, на столе из темного дерева лежал ноут, вокруг которого валялась куча каких-то исписанных листов, широкая кровать, находящаяся возле окон, закрытых плотными шторами, кое-как была заправлена светло-серым покрывалом. На стенах, как и в другой комнате, не было ни одной фотографии, не было ничего, что могло бы напоминать Мирославу о близких.

По-моему, Громов что-то скрывает ото всех, что-то очень важное. Какую-то дорогую его сердцу тайну. Что-то его беспокоит, и как бы он не скрывал, я это чувствовала.

Но при всем этом Комар еще умудрялся поддерживать меня во всей сложившейся ситуации с демоном и Лерой! Да, бесспорно, мое мнение о нем изменилось. Он сильнее, чем кажется. Намного серьезнее и умнее. Зачем тогда прикидывается весельчаком? Я должна его тоже как-то поддержать, вот только для начала нужно узнать, что произошло в жизни Мирослава, но проблема в том, что я слишком чужая для него, чтобы задавать ему какие-то личные вопросы.

Очнулась от своих мыслей, когда Громов пощелкал перед моим носом пальцами. Мотнув головой, посмотрела в зеленые глаза, в которых заметила задумчивость.

— Ксю, я уже давно нашел ствол. Ты чего встала-то? — не понял он, слегка склонив голову вбок.

— Нахожусь в шоке от беспорядка в твоей комнате, — соврала я, пожав плечами. — Твои шмотки покрывают пол вместо ковра, Громов.

— Если хочешь, мой пол могут покрыть еще и твои вещички, — на лице Мирослава появилась хитрющая улыбочка. И… вот черт, почему она мне показалась такой соблазнительной? Она же дурацкая! И сам он дурак!

— Я не поняла, ты со мной заигрываешь? — изогнула бровь, стараясь не выдать своего волнения и сделать лицо как можно строже.

Его улыбка переросла в веселую усмешку.

— То есть, тебе можно было со мной заигрывать, и даже меня целовать, а мне — нет? — в округлившихся глазах Комара, который взмахнул руками, снова заплясали чертики, а голос сделался деланно-возмущенным.

По моей коже пробежало стадо мурашек. Вот и настал тот момент, когда он решил, что пора меня начать подкалывать по поводу того, что было, когда я напилась. Видимо, на моем лице отразилось то волнение, что бушевало внутри.

Громов, прочитав эмоции на моем лице, усмехнулся.

— Расслабься, Ксюх, — тихо проговорил он, наклонившись ко мне. — Об этом никто не узнает. В том поцелуе не было ничего страшного. Ты так очкуешь, как будто кого-то убила, так нельзя.

Мне стало не по себе. Да, знаю, что ничего постыдного не сделала, но все равно чувствую себя не в своей тарелке. У меня есть свои правила, которые я не должна нарушать, рамки, за которые не должна выходить. Я же его начальница, он мой помощник. Зачем полезла к нему тогда? Мысленно дала себе по лбу.

— Я все равно не должна была этого делать, — вздохнув, твердо проговорила.

— Но ты сделала. Значит, хотела? — Громов говорил тихо и как-то хрипло, его взгляд прожигал меня насквозь. В нем появилось что-то новое, то, чего раньше не замечала. Я почему-то забыла, о том, что время идет, и нам нужно скорее отправляться на поиски демона. — Почему ты не делаешь то, что хочешь?

— Потому что это не правильно, — серьёзно сказала я, находясь в каком-то наваждении. Откашлявшись, постаралась взять себя в руки. — И вообще, я просто была пьяна. Закроем этот разговор. У нас с тобой просто общая цель, ясно? Наши отношения должны быть деловыми.

Громов в ответ на это, удивленно вскинув брови, расхохотался. А потом, покачав головой, резко стал серьезным и посмотрел на меня.

— Наши отношения уже не будут деловыми, родная моя. Хватит притворяться. Ты сама ко мне тянешься. 

— Что? — я нахмурилась, начиная злиться и краснеть. Что он несет вообще?

— В тот вечер ты позвонила не кому-то, а мне. Почему не Рите? Почему не тому пухляшу, который пускает слюни при виде тебя? Ты знаешь их давно, они бы точно тебя поддержали. Но ты позвонила мне. — Таким серьезным я его еще не видела. Его глаза смотрели так пронзительно и хмуро, что мне стало вдвойне не по себе. — Ксюш, в отличие от тебя, я всегда делаю то, что хочу, — теперь лицо Громова было совсем близко к моему. Его губы едва касались моих, когда он хрипло говорил мне следующие слова: — Хватит притворяться, что я тебе не нравлюсь.

Стало невыносимо жарко. В голове плавно появился сладкий туман, прогоняющий все мысли и сомнения куда-то далеко. Я, находясь будто под гипнозом, сама потянулась к нему, сама же и поцеловала. Снова. А он ответил. И ответил с огромной охотой и желанием, как будто давно этого ждал. Я даже не думала, что он может быть таким настойчивым.

Теперь мы целовались, как двое обезумевших от жажды людей, что застряли в пустыне и увидели друг в друге сосуды с чистейшей водой. Я схватила его плечи, сжимая их, а он прижал меня еще сильнее к себе, так, как будто нуждался во мне. Как будто я что-то для него значу.

Его губы яростно целовали мои, а пальцы сжимали талию, так и наровя спуститься ниже. Но в моей голове еще пока что присутствовал мозг, поэтому все его попытки я отметала.

Он, тем временем, стянул с моих волос резинку, а потом вцепился в них, потянув вниз. Через несколько секунд его губы коснулись моей шеи, целуя уже нежно и спускаясь все ниже. Все тело покрывали мурашки, я забыла обо всем.

И тут в моей голове что-то щелкнуло, ее озарила яркой вспышкой мысль: «какого черта мы делаем?!»

Я резко оттолкнула от себя Громова, и, тяжело дыша, посмотрела в не понимающие, зеленые глаза, которые стали намного темнее, чем были.

— Мир, — к своему удивлению в первый раз его так назвала за все время. — Хватит.

Громов через некоторое время кивнул, взъерошив русые волосы и нахмурившись. 

— Что-то не то нашло. Забудем? — На его лице появилась легкая улыбка.

А он умеет делать вид, как будто его ничего не беспокоит. И как у него это так легко получается?

Я поправила задранную майку, в глубине души расстроившись, что он не стал меня убеждать в том, что я не права. Но все, что ни делается, то к лучшему.

— Да, забудем, — рассеянно проговорила и пригладила взлохмаченные волосы. — Мы не должны были этого делать. Идем, у нас много работы.

В течение всего дня у меня из головы не выходил тот поцелуй. Должна признать, такого яркого чувства я еще не испытывала ни с кем. Кто бы мог подумать, что именно с Громовым меня так торкнет! Но это все не правильно, он не для меня. Мне нужен кто-то серьёзней и взрослее.

Интересно, почему же Мир тоже решил, что делает ошибку, целуя меня? Ведь ему это все явно понравилось, этот поцелуй мог перерасти в кое-что погорячее. Громов бы мог неплохо провести время, но не стал этого делать. Все же, кажется, я его не привлекаю. Да, так и есть.

И что творится в его голове? Что за секреты он прячет ото всех? Откуда шрам на его спине? И почему, черт возьми, тот поцелуй никак не хочет испариться из моей головы?

Все эти мысли мне безумно мешали искать демона. Я, как могла, пыталась отвлечься, но мысленно снова и снова прокручивала в голове тот момент. Может быть, я зря его оттолкнула? В любом случае уже поздно о чем-то жалеть.
© Александра Назарова,
книга «Студент из преисподней».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (8)
Настасья Васильева
Глава 18
"Несомненно" должно выделяться запятыми
Ответить
2018-05-15 19:15:58
Нравится
Настасья Васильева
Глава 18
А кроссовки НАдевают
Ответить
2018-05-15 19:16:57
1
Alina Bel
Глава 18
Так, я жду продолжения, и по быстрее пожалуйста)
Ответить
2018-05-30 10:32:12
Нравится