Глава 1. Пятачок.
Глава 2.Покидая класс
Глава 3. Дети, Цапля и блатные.
Глава 4.Трупы есть, виновные есть, всё в порядке.
Глава 5. Не смотрю в зеркала и жизнь улиц.
Глава 6.Смерть. Продолжаем жить на улицах.
Глава 7. Замёрз. Дела школьные.
Глава 8. Походы. Мёртвые. Пиво.
P. S
Глава 2.Покидая класс
Учился я в моей школе,  последний год.  Всех клоунов,  тунеядцев и тупых,  после девятого класса,  старались сплавить в училище.  Моя персона,  относилась  к первой группе,  то есть,  считался клоуном.  При нормальной учебе,  преподавательский коллектив,  мягко говоря,  недолюбливал моё поведение.  Плюс,  я сам особо не выбирал целей в жизни,  просто плывя по течению,  мне всё  время указывали,  что делать,  как и куда направляться.  Мечты были,  но не было смелости  и кое - где возможности для их осуществления. И вот,  уже летом,  перед девятым классом,  я был поставлен в известность,  что  после девятого, покидаю родную школу.  Были смешанные чувства,  и уходить не хотелось,  но и был страх перед экзаменами,  страх перед неизвестностью.  В училище,  учились знакомые люди,  они расписывали эту учёбу,  как нечто забавное и более легкое,  чем десятый и одиннадцатый  классы в школе. Тут,  я менее беспокоился. 
И начался девятый класс, с мрачной и тяжелой главы.  Вот тогда,  весь мой разум, пришел в осознание того,  что время детства прошло.  Теперь,  ко мне будут по другому относиться.  После того,  как начали расспрашивать о том,  как я провел вчерашний вечер. 

После электростанции,  всю нашу толпу,  увезли в местное отделение полиции и стали допрашивать.  Косой был первым.  Его завели в одну из комнат,  их было шесть по коридору,  до последней двери с решёткой,  что вела в камеры. Наглухо закрылись и ничего не было слышно.  В тишине,  звук часов и шаги по кафелю. Никто из нас, даже не пытался завести разговор.  Все понимали,  навис мрак над нами,  беспросветный.  Одно дело,  сидеть тут за потасовку,  другое,  за  массовое убийство. Косой вышел с мокрыми глазами.  Я сразу упал духом. Не дав остановиться,  его увели куда  - то в сторону лесницы,  на верхние этажи.  И так,  с каждым. Ещё  добавляла напряжение,  вся безмолвность действий.  Вот и пришло моё время.  Вышел капитан из зловещей комнаты и пригласил жестом меня. Как только дверь за моей спиной закрылась,  я получил ошеломляющий удар в промежность. Ноги подкосились и с глухим воплем,  моя тушка свалилась на пол.
- Это,  чтобы ты знал,  куда попал!
Это сказал второй полицейский,  звезды складывались у него на плечах в майора.
- А теперь вставай и присаживайся на стул!  Ну что ты,  больно что - ли? Нормально всё ...Это мы так,  шуткуем же!  Любишь шутки? 
Майор присел на корточки и уставился на меня.
- Вопрос тебе задал! 
Пришлось кивнуть в ответ,  давясь от боли.
- Хорошо!  Ну вставай,  вставай.  Времени у нас маловато.
Кряхтя и тяжело дыша,  я поднялся и сел на стул.  Передо мной был стол,  на другой его стороне,  сел майор.
- Итак!  Нам поведали,  о том,  что вчера вечером,  в районе одиннадцати,  вся ваша компания находилась у электростанции,  поводом для нахождения там,  были разборки, между вами,  малолетками.  Расскажи - ка мне,  как всё  прошло? 
Как я не боялся,  но всё - таки мелькнула мысль,  лучше включить дурака.
- Какие разборки,  я не знаю,  вообще ни разу не бывал...
- Ты чего?  За дураков нас не держи!  Братишки- то твои,  всё  рассказали!  И пофамильно,  кто был,  кто не пошёл ! Так что не вертись!  А то на другом месте,  вертеться хуже будет!
- Мы просто поговорить ходили. 
С трудом собирались мысли,  силясь установить порядок.
- О чём поговорить?
Майор прищурился.
- Ну... Обычные разговоры пацанов.
- О том,  как навалять друг другу за электростанцией?
Я молчал,  а майор выжидающе смотрел.
- Ладно!  К Светлане Николаевне его,  пусть распишется за подписку и отпустите... Пока...
Вышел я,  родный детинушка,  огорчён весьма и с тупой болью между ног. Отпустили под подписку всех,  кроме Пятачка и Косого.  Мне  думалось,  что завидовать им,  наверное не стоит. Весь этот осенний день,  когда было ещё тепло,  среди падающих листьев,  я провалялся в постели.  Состояние было не ахти. Итак уже врезали по яйцам,  а дальше что будет... Родителей не было,  мама,  забрав горе - сына из отдела, вся в слезах,  успокоившись отправилась на работу.  Отец,  неделю как был на охоте в лесистых горах,  далеко.  Они обычно осенью уезжали,  примерно на две недели.  Он звал меня,  но я предпочёл сидеть дома и парить задницу.  Лучше бы уехал.  Не было бы, всего этого бреда. А брат с сестрой,  ходили в литературный кружок,  в местном доме культуры.  Именно там,  они были сегодня.
Уже спустились вечерние сумерки и нужно было встать,  поесть.  Осторожно,  боясь волны боли после удара,  я покинул постель.  На кухне манил к себе холодильник и автоматом,  ноги понесли к нему.
Под босой пяткой, хлюпнуло мягкое  и холодное.
Я раздражённо поднял ногу и потянулся включить свет. Мазутный,  чёрный отпечаток ноги на полу.  И запах, как там,  у электростанции,  сразу наполнил кухню. Не успел я что - то сделать,  как послышался звук,  открываемой входной двери. Пришла мама.
- Спал что - ли?
Я повернулся,  показать на след и спросить,  что это но...  Он  исчез.
Пятачка и Косого в школе,  всё  ещё  не было.  Хотелось посидеть  в классе,  хотя был перерыв.  Мысли о грязном следе на кухне, не давала мне покоя. Никому не было дела,  до случившегося на днях.  Все поболтали о найденных трупах, да и зажили,  как обычно. Вон,  Андрюха Семёнов,  Олеське Земцовой,  умудрился подцепить шваброй юбку и задрать. Вите Пономарёву, снова заплевали стул и заставили сесть. Он сидит,  убитый горем и теребит в руках бумажку. В прошлом году,  с ним случилась страшная и мерзкая история.  Свои же одноклассники, пытались засунуть ему веник в задницу,  когда их пятерых,  оставили переписывать запоротую контрольную.  Была у нас у преподавателя математики,  такая личная инициатива,  оставлять некоторых переделывать,  а самой уходить на первый этаж,  к вахтёрше. Вот остались они одни,  сначала просто вешали подзатыльники,  потом увидели веник,  начали стягивать брюки с Пономарёва.  Когда он почувствовал веник у своей пятой точки,  то чудом вырвался и убежал из класса. Фантазёров поставили на учёт и всё.  А парень стал ещё большим изгоем.  Вот вам и дети.
- Мне там по яйцам дали.
Антоха сел рядом,  грызя семечки.
- Пидоры!  Я войти не успел, выхватил сразу!
Я усмехнулся.
- У самого болит ещё...
- Как думаешь,  нас посадить могут?  - тихо спросил Антоха.
- Не знаю... Подписку о невыезде,  я смотрю,  дать могут... Маму вызывали уже с утра...
- Моих тоже.  Обрабатывают наверное... Но мы же не убивали никого,  Дима!
- Докажи им,  попробуй.  Вообще писюн отобьют... Я тут видел вчера... Вещь одну... Не по себе стало...
Антоха перестал грызть семечки и посмотрел на меня. Потом,  снова тихо спросил:
- Следы чёрные,  да?
После обеда,  нас опять собирали в отделе.  На этот раз,  никто не покушался на промежности.  Повезли на электростанцию,  где мы показывали,  что делали в тот вечер.  Там я увидел Пятачка и Косого.  Оба осунулись,  круги под глазами,  а сами глаза красные.
- Вас что,  бьют там?  - удалось мне спросить у Косого.
Косой не глядя на меня ответил:
- К нам Литр приходит с пацанами с " электрички"...  Стоят под окном камеры и по стене стучат ночью...
- Ты чего,  Косой?
- Мы их оба видим,  чувак!  И Пятачок,  и я!  Мы не долбанулись!
Потом их увёл  сотрудник.  А я стоял и думал,  что же это такое.
Через неделю таких мытарств,  первым выпустили Пятачка. Он сразу рассказал,  откуда в полиции знают пофамильно,  кто ходил на стрелу.
Потирая синяк под глазом,  он рассказывал:
- Пискарь заныл,  когда допрашивали,  и всех слил! Они ему сказали,  что мотоцикл сожгут,  если не скажет! 
- А ты откуда знаешь?
Парни вокруг него,  с интересом и серьёзным видом слушали.
- Он сам у меня прощения просил за это,  около ментовки. Когда я вышел...
Косого ещё  держали.  Видимо,  как агитатора,  пытались выудить из него ещё  что - нибудь.
Я отвёл  Пятачка в сторону.
- Что там насчёт Литра?  Косой говорил,  приходят по ночам... Что за бредятина?
Он отвёл  взгляд. 
- Переволновались!
Я как - то не спал, суток трое.  Тоже звуки слышать начал,  вполне и они могли банально не выспаться.  Но видеть одинаковые вещи... Хотя,  у нас был физик.  До ужаса странный.  Вот он видел одно,  хотя могло происходить совсем другое.  Все,  без исключения все,  чувствовали от огромного цветка, в конце его кабинета,  стойкий и убивающий запах мочи,  туда,  под прикрытием сотоварищей,  хитро и со шпионской изощрённостью,  писали,  едва ли не все пацаны нашей школы.  А физик,  иногда перебирал там корешки,  голыми руками. Или сидит Анахин,  и не курит на уроке,  даже сигарету не держит в руке. Физик кричит,  что курит Анахин и грозит директором.
Вечером пришел Антоха,  и сказал,  что Косой умер.  Его нашли в камере, пока никто не знал,  отчего он...
Вот и покинул класс,  первый выпускник...
© Артём Марков,
книга «ПГТ».
Глава 3. Дети, Цапля и блатные.
Комментарии