Глава 1. Пятачок.
Глава 2.Покидая класс
Глава 3. Дети, Цапля и блатные.
Глава 4.Трупы есть, виновные есть, всё в порядке.
Глава 5. Не смотрю в зеркала и жизнь улиц.
Глава 6.Смерть. Продолжаем жить на улицах.
Глава 7. Замёрз. Дела школьные.
Глава 8. Походы. Мёртвые. Пиво.
P. S
Глава 1. Пятачок.


Серое утро первого сентября. В местном ПТУ линейка, толстый директор дает доброе напутствие, пришедшему поколению новичков, напутствие, один чёрт выглядит грозно, с его огромными, и сдвинутыми бровями. Ученики первого курса, скромно поеживаются, а второй и третий, нагло нарушают дисциплину.
Через квартал, за магазином Баргузин, где местные алкоголики вымаливают у полноватой Наташки вдолг, а то совсем вилы, стоит школа. Со стадиона играет музыка, сентябрьские мелодии портфелей, тетрадей и ручек. Все улыбаются, все несут цветы, а у меня натерло правую ногу, в новых туфлях. Больно и грустно. Наш девятый класс, упорно хихикают и переговариваются, кто - то из пацанов нервно крутит сигарету, ожидая конца всего действа. Влажная трава под ногами, добавляет боли моей натёртой ноге, и незаметно, я немного снимаю ботинок. Не пришёл сегодня Красильников. Накануне, у него была встреча, точнее стрелка с парнями из района "электричка". Это за мостом,  через нашу небольшую речку, там частный сектор и электростанция.
Я сам слышал, что там неадекватные обитают, но не пересекался с ними. Наверное Красильникову голову отбили.
Понесли на плечах первоклассницу с колокольчиком. Развеваются ленты, улыбка и блеск лакированных, чёрных туфелек. Слегка прохладные порывы ветра, и будто отключаешься. Летят лепестки цветов, шуршит кто - то фантиком от конфеты. И музыка. Школьная пора... Если завтра поставят физкультуру, сбежим с Антохой. Михалыч потом конечно заставит бегать, отрабатывать, но нам всё равно. Мы только недавно, познали прелесть пива и сухариков.
Голос директора, вывел меня из круговорота мыслей. Все расходились, спешили к уличному туалету более всего, парни. Там уже набилась приличная толпа курильщиков. Я поспешил к Антохе.
- Чего там с Красным? Не слышал?
Антоха поднял вверх указательный палец и произнес:
- Тихо! Сейчас!
- Да ты задолбал!
Послышался протяжный пук и дурак засмеялся.
- Соляночка! Не, не знаю что с Красным... Наваляли наверное ему.
- Он что, один ходил?
- Не, вроде с Пятачком.
Пятачком его называли за нос. Реально, его нос был похож на пятак свиньи, хотя парень слыл нормальным в нашей школе.
И вот,  первая пара занятий.  Сентябрьское солнце,  всё ещё бьёт в окно,  но свет бледнее,  и сидишь,  слушаешь монотонную речь Светланы Александровны.  Парни называли её  Корма,  за беспредельный вес и широкие бёдра.  Тяжело  после лета усидеть на месте. Я за предпоследней партой,  потому- что опоздал немного,  а за последнюю сели Косой с Лёхой.  Лёху звали Умник,  за фамилию Умников.  А Косой,  просто и был Косой.  Двусмысленно звучит.  И сидим мы горемычные,  слушаем мудрость о русском языке.  Входит Пятачок.
- Чего опаздываем?  Только четверть началась,  и вот тебе!
Светлана Александровна,  хмуро и ожидающе смотрела на Пятачка.  А у него синяк под глазом.  Я бросил взгляд на Антоху,  он сидел напротив. Тот усмехнулся.
- Я у директора был... Он меня в коридоре увидел...
- Хорошо,  садись.
Пятачок сел передо мной. И я быстро решил перейти к делу.
- Пятак!  Откуда индеец на лице?
- С Красным ходил... Стояли,  общались. 
Пятачок почесал ухо.  Реально, Ванька дурачок. У меня от нетерпения,  у самого ухо зачесалось.
- Ну!  И что?
- Потом этот... Литр пошутить решил или не знаю...  Говорит Красный же,  погоняло за него говорит само. Красный хотел что- то сказать,  но тут ему прилетело...  А потом мне.
- Вы чего,  вдвоём ходили?
- Да,  остальные заднюю дали.
Я понял,  что за нами наблюдают.  Светлана Александровна,  смотрела на нас.
- Наговорились?
Я уткнулся в тетрадь.
Перерыв принёс маленькое облегчение.  В курилке расспрашивали Пятачка. А мы с Антохой стояли в сторонке.
- Литр сука!  Распинать бы ему харю!
Антоха злился.  Сам как - то раз,  получил вечером.
- Один же не пойдешь...
Антоха докурил и посмотрел на футбольное поле. По нему,  ветер гонял листву... Ещё  один день в этом городке...
Нас собрали за школой,  после пар,  вечером.  Всех парней нашего класса,  несколько из старших. Косой говорил,  он вообще был главным болтуном в школе.
- Короче,  парни!  Пятачка втоптали ни за что! Красный вообще в больнице,  его нормально так попинали.  Надо собраться и пойти за мост,  пусть ясность несут!
Одобрительным гулом поддержали. Мы тогда ещё не знали,  что есть смотрящие,  из тех,  кто крутится среди отбывавших  в местах,  не столь отдалённых. Точнее знали,  но не ведали о их возможном вмешательстве во всё это. Каждый день,  я приходил в школу,  весьма шумно вёл себя на уроках, всё  было безоблачно, в этом легкомысленном и беспечном полёте,  где краски были ярче,  а эмоции сильнее.  До поры до времени...  Я никогда не хотел казаться,  крутым,  не понимал,  что может быть крутого в демонстративном закуривании сигареты за школой или в туалете.  Сейчас,  все мы, человек двадцать,  шли на окраины нашего городка,  преисполненные чувством мести.  Это была особая атмосфера,  белые и чёрные  кроссовки,  ступали по грязной и мокрой листве,  над горами висели рваные тучи и лёгкий,  но холодный ветерок продувал спортивные костюмы.  Кто - то со стуком крутил чётки.  Агапов,  низкого роста,  но плотного телосложения  молотобоец с лысой головой и кепкой восьмиклинкой на ней,  интенсивно плевался,  чем уже начал раздражать,  итак нервных парней. 
- Давай,  угомони свои стремления!
- В тебя плюю что- ли?
Я отстраненно улавливал слова,  мысли витали где- то в другом месте.  Мы неторопливо перешли через мост,  и вот он,  район с частными домами и редким освещением на столбах. Над этим местом,  постоянно звучали пьяные крики,  смех и музыка.  Музыка,  в основном тюремные сопли,  вроде " мама я сел,  прости" или " телогрейку неспеша я застегну".  Уже тогда я понимал,  что в нашей стране,  эту музыку неправильно назвали шансоном. Здесь был один магазин на весь район,  и  он повидал на своем веку много всякой нечисти,   поножовщины,  пьяные драки. Все страждущие стекались сюда,  только здесь,  можно было ночью купить алкоголь.  В центр города идти было далеко и весьма опасно,  особенно одному.
Договорились встретиться около электростанции. Рядом с ней,  проходила железная дорога и был переезд со шлагбаумом, поезда периодически грохотали мимо.  Запах мазута стоял вокруг,  ведь рядом были целые озера,  с этой чёрной жижей.  В детстве я воображал,  сочиняя разные,  жуткие небылицы про эти чёрные отстойники. То там лежали мертвецы,  времён второй мировой войны и по ночам выбирались из вязкой массы,  которая стекала с полуразложившихся тел,  то вдруг там утонул автомобиль,  с пассажирами и их крики разносились по ночам,  над полем за электростанцией. Мы уже,  минут десять были на месте встречи.  Противоборствующая сторона опаздывала. Еще пять минут, и они прослывут трусливыми беспредельщиками,  которые дали заднюю,  то есть испугались и не пришли отвечать за содеянное. Пока я смотрел на чёрные стоки мазута,  пять минут прошло.  Косой засмеялся и сказал:
- Суки не пришли.  Теперь каждому,  можно сразу петыч бить!
Этот вечер обещал быть шумным,  но в итоге,  мы разошлись,  перейдя мост в город.  Я брёл домой один. Уже стемнело,  и осенний взгляд полной луны,  блестел на опавших листьях и в лужах.  Дороги у нас на улицах,  были плохи и наполнены разнообразными ямами,  поэтому,  я шёл вглядываясь перед собой,  обходя лужи. На моей улице,  в отличии от центральных,  освещения не было.  Пару раз я наступил в воду.  Вот и приключение.
Утром к нам пришли.  Мама открыла ворота,  у нас был частный домишко,  небольшой,  но родители всегда умели делать уют и атмосферу,  попутно заставляя нас поддерживать порядок,  благо росли втроём,  я,  брат,  и сестра. И в ворота вошли люди в форме.  Меня посадили в машину, мало чему дав объяснение,  маме сказали,  что возможно я свидетель преступления.  На душе начались метания.  Казалось,  крышка внутри откроется,  вырвется паника из бутылки вместо джинна,  и разорвёт.  Прекрасно,  прямо молчаливые сцены репрессий вспоминались по дороге.  Я удивился,  когда проехали мост,  и направились к электростанции.  Ещё  издали,  в окно, я увидел другие автомобили полиции.  Несколько машин скорой помощи.  И накрытые полиэтиленом бугорки на земле.  Размером с человека.
Когда вышел из машины,  то увидел всех воинов - школьников,  кто вчера ходил на стрелу сюда,  в том числе и Косого.  Пока внимания на мою персону не обращали,  удалось немного поговорить с ним.
- Что за кипиш?  Здарова!
Косой затравленно взглянул на меня.
- Вчера этих всех,  Литра,  Мрамора... Всех в мазуте короче нашли... Вот почему они не явились вчера.  На нас теперь говорят,  типа мы избили и в мазут их...
Меня будто по голове ударили.  Как- то всё  мутно стало.  Под полиэтиленом парни с " электрички".  Мёртвые.  Ведь мы вчера тут стояли,  рядом...  Возможно и лежали бы,  рядышком...
© Артём Марков,
книга «ПГТ».
Глава 2.Покидая класс
Комментарии