Глава 1. Пятачок.
Глава 2.Покидая класс
Глава 3. Дети, Цапля и блатные.
Глава 4.Трупы есть, виновные есть, всё в порядке.
Глава 5. Не смотрю в зеркала и жизнь улиц.
Глава 6.Смерть. Продолжаем жить на улицах.
Глава 7. Замёрз. Дела школьные.
Глава 8. Походы. Мёртвые. Пиво.
P. S
Глава 5. Не смотрю в зеркала и жизнь улиц.
Обуревали парней в девятом классе,  девичьи задницы и как выглядеть покруче. Местная дискотека, переполнялась тоскующими страдальцами, и если кому - то перепадало соитие,  то сплетен и разговоров было потом  на  месяцы. Ещё  были интересны большой части людей, разговоры о том,  как кто - то напился и блевал на задней лестнице,  у кого была трава,  кто подрался. Бывало стоишь,  слушаешь такого " героя ",  сколько литров,  с кем,  как ржали ни над чем,  да думаешь,  ну что в этом замечательного и интересного?  Это речи дурного.  Я и сам немного этим страдал,  но недолго.  Потом в голову дошло,  что это клоунада,  и никакого повода для хвастовства и гордости нет. Молодежь новая в этом мире,  растёт,  познаёт новое,  пробует новое.  Это естественно,  когда не перебарщивают. Будь как все или терпи дискомфорт.  Вот правило школы,  да и не только.  Но сейчас речь о школе.  Здесь всё  нелогично. Вот он,  балбес и шалтай - болтай,  прогуливает занятия,  толком не учится,  тупой до невозможного.  Но так - то он хороший парень,  поможем ему подтянуть четверть,  дорогие учителя. А среди знакомых и одноклассников,  уважение,  словно он вождь страны советов.   А вот этот,  хорошо учился,  был активистом при многих околошкольных делах,  много читал, умный парень... А его за школой под зад пинают,  ради смеха.  Он один раз,  отказался по какой- то, явно уважительной причине помочь школьной администрации,  в каком-нибудь  деле... Окаянный злодей! На экзаменах с ним разберёмся. Такие люди,  не имеют защиты,  они всегда напряжены,  их психика из айсберга,  превращается за эти годы,  в лужицу.  Учился у нас,  Лёша,  называли его Кудрявый,  по понятной причине. Однажды, гопники зажигалкой,  спалили ему добрую часть головы.  Ради смеха.  И этот дурень,  был " пацан правильный" в полицию не пошёл. Вот и терпели такие.
Я сидел дома с температурой.  Уже выпал первый,  робкий снежок и подтаивал,  превращаясь в грязь. Антоха заходил пару раз,  но ничего глобально - интересного не происходило.  Я уже подумал, что всё  это от удара по нервам и психике.  Никакого Пятачка мы не видели,  и на кладбище ветер за слова приняли.  Пока я не пришёл  в школу,  когда поправился. Только прошла первая пара,  мы столпились на первом этаже,  у гардероба.  Все галдели,  смеялись,  кто - то кривлялся у зеркала.  Группка девчонок  из нашего класса и несколько старшеклассниц, любовались в отражения.  Я стоял поодаль и просто, бездумно уставился на них.  Потом,  медленно,  мой взгляд стал фокусироваться на что - то за их спинами в зеркале.  На меня смотрел Косой. Синеватого цвета кожа,  темные провалы глаз,  рваная одежда и грязь на ней.  Я стал озираться по сторонам,  но ничего странного больше вокруг не было.  При очередном взгляде на зеркало,  всё  было как обычно.  Девушки поправляли прически,  одежду.  Никого, кроме них в отражении... Такой чертовщине я не обрадовался. Вот много людей,  любят фильмы ужасов,  ставят себя на место героев, да я бы то сделал, да я бы это. Нихера бы вы не сделали.  Когда сталкиваешься с чем- то, что не объяснить законами этого мира, против чего нет оружия,  тебя сковывает. Страх, незнание, непонимание. Всё  не так просто. Я стоял, не в силах шевельнуть пальцем. Пока стайка беспредельщиков из младших классов, не толкнули меня. Кто - то из дежурных крикнул:
- Не бегать,  эй!
Было это утро странным.  Какое- то слишком спокойное.  Будто что - то должно случиться. После нудных уроков, в обед,  мы стояли на крыльце школы,  Румын,  я,  Антоха и Слава Беленьких. Этот,  опять нёс какую - то чушь, про то, что у него есть рубль пятьдесят,  и надо двигать в центр, в универмаг.
- Погоняло сестры твоей, Рубль пятьдесят!  - сказал ему Румын. - Кстати, почему?
- Я откуда знаю. Я Славка Белый!
Слава сделал блатную стойку с распальцовкой.
- Хуелый!  Дебил ты! 
Антоха засмеялся, выплюнув случайно семечки.
- Пошёл  ты!
Но Румын не думал оставлять его в покое.
- Слав,  а правда, что сестра твоя ёбнутая? Она мне на перемене пыталась про диарею рассказать,  я её  прямо спросил,  у тебя чтоли диарея?  Она ушла.
- Ахах!  Диарея!
Слава тоже был долбанутый.
Снег почти растаял, рисуя грязные карикатуры поздней осени,  на дорогах и тротуарах. Было тепло,  хотя и оставалось недолго до морозов. В это время,  уборщицы в школе становятся злее и ворчливее, чем в остальное время. Вот и сейчас, открыв парадную дверь и выглянув, одна из них прошипела:
- Зайдёте с такими ногами в школу,  шваброй по хребту наваляю!
И скрылась обрадно.
- Упади,  чушка!
Это Антоха ей вслед крикнул.  А ведь она,  если услышала,  отомстит потом. Сталкивались уже и не раз.
- Тогда на историю не пойдём? - уставился еа меня Антоха.
- Тебе лень ноги протереть? - засмеялся я.
В результате мы не пошли на историю.  Вместо этого,  посетили мост через речку, за городом. Кидали камни в старый автобус,  наполовину погрузившийся в песок, на берегу у старой, двухэтажной, заброшенной дачи. В этой даче,  прятались иногда наркоманы, причём все это знали,  просто лень было их тревожить. Сами полицейские знали, но считали недостойным, лезть за нарками в эту холупу. Вот и варились там любители кайфануть. Лёд  только - только начал сковывать речку по краям. От воды шёл лёгкий пар, это была особая атмосфера,  которая запоминается на всю жизнь.  Детство, время мистическое, правда ведь? Даже с пивом. Мы наскребли на три бутылки ноль пять. Сидели на берегу у моста, и давили по одной.
- Белый, иди рот в реке помой!  А то пиво пить не будешь!  - пошутил Антоха.
Вдали вздымались лесистые горы, а над ними висели тучи.  Собирался с силами снег,  чтобы обрушиться на городок. После минутных препирательств Антона и Славы,  всем похорошело.  Много ли надо подростку.
- Трава ещё зелёная.  - задумчиво сказал Румын.
- Твои глаза зелёьооооные!
Антоха толкнул Славу.
- Угомони песни свои!
Все засмеялись.
- О, какие люди!
Румын поднялся на ноги.  По мосту шёл  Василевский,  он уже нас заметил подошёл. Это был тот самый,  кому отец хотел руки рубить за курево.
- Есть чего курануть, парни?
Я усмехнулся. Поздоровались и Антоха протянул Диме сигарету. Тот с довольным видом начал дымить.
- Я чего за мост - то пошёл...
Василевский пристально посмотрел на нас.
- Я вышел из дома, ну вон в том же живу.
Действительно,  Дима жил через поле,  метров двести, крайний дом с синими воротами. Его не смущало,  что он курит рядом с домом,  где отец может увидеть.
- Вышел я значит,  и смотрю,  на мосту стоит кто- то.  Ну я подумал,  утренний рыбак. Потом присмотрелся,  а это Пятачок.
Пиво, едва не выпало из моих рук.
- Чего?
- Ну правда.  Рукой меня подзывает. Я понимаю,  что нездоровая эта фигня, а иду. Дошёл до дороги, которая на озёра ведёт,  и он исчез.
- Ты может перекурил?  - спросил Слава.
- Да ничего подобного!  Это что - то недоброе пацаны.
Разошлись мы в мрачном расположении духа. Все мы знали, в чём дело,  что происходит. Все видели странные вещи.  И это не препод по химии,  который свисал с балкона англичанки, пойманный её  мужем и не препод с училища, в шапке ушанке, распеваюший под баян песни на улицах, пьяный в задницу.  Но о нём  позже.  Сейчас все мы знали, что каждый видел покойников. После их смерти.  Пятачок завёл Диму в лес, неизвестно зачем, я старался реже смотреть в зеркала, Антоха постоянно был мрачен, а Слава... Слава был дурак,  поэтому ему было наплевать. И он умер следующим.
© Артём Марков,
книга «ПГТ».
Глава 6.Смерть. Продолжаем жить на улицах.
Комментарии