Глава 1. Пятачок.
Глава 2.Покидая класс
Глава 3. Дети, Цапля и блатные.
Глава 4.Трупы есть, виновные есть, всё в порядке.
Глава 5. Не смотрю в зеркала и жизнь улиц.
Глава 6.Смерть. Продолжаем жить на улицах.
Глава 7. Замёрз. Дела школьные.
Глава 8. Походы. Мёртвые. Пиво.
P. S
Глава 4.Трупы есть, виновные есть, всё в порядке.
После изнурительных допросов,  как я нашёл  Пятачка, вопросы примерно,  зачем я пошёл  к этим гаражам,  я похудел.  Скинул довольно прилично. Но я,  хотя бы не плакал и не мазался соплями,  как Пискарь.  Казалось,  он настолько напуган,  что признается даже в убийстве всех тех парней. Но получилось по иному. Нас всех,  перестали вызывать.  Я узнал,  что дело закрыли,  просто выставили виновными Косого и Пятачка.  Они убили пятерых парней,  утопили их в мазутных отстойниках,  но не выдержали груза,  от содеянного,  в итоге. Но это был бред. Мы все видели их,  парни были с нами. Кто - то явно соврал.
Видимо в головах,  прокрутилась некая мысль,  они же всё  равно мертвы,  им ничего не будет.  Но имя и память,  очернены.  Да,  и так бывает,  к сожалению. 
И вот,  бегаем мы с Антохой круги по школьному стадиону.  Первые намёки снега,  ещё не упали,  но было довольно прохладно,  холоден был и тон физрука. 
- Шестнадцать кругов,  вы пропустили тесты и прыжки через "козла"!
Ну и ладно.  Зато не перед всеми,  справляться с этими прыжками.  Я боялся прыгать через него.  Вроде разогнался,  готов,  но в конце,  под смех и крики,  разворочиваюсь и краснею.
- Даже девчонки прыгают!
Мысленно я посылал физрука и шёл  в сторонку.
Потом внимание переключалось на что - то другое,  например,  с кого  - то внезапно снимали шорты,  вместе с трусами,  и все хохотали.
- Давай постоим за деревьями,  Михалыч в окно не увидит.
Антоха выдохся.
- Как пердеть,  так у тебя сил немеряно!
Мы встали за деревьями и он закурил. Сегодня,  из - за холодов,  физкультуру перенесли в зал,  но этот злодей,  нас двоих выгнал на улицу,  изредка поглядывая в окно,  не филоним ли мы.  Сюда,  его обзор не доставал, этим местом пользовались все. Только наглеть не стоило,  ведь нужно было появляться перед окном,  чтобы было видно,  бегает страдалец.
- Парни на могилы собрались.  Завтра днём,  в два часа пойдут.
Я посмотрел на Антоху.
- Пятачок мне кое - что сказал... Он видел Косого...
- Его все видели!
- Неет!  Я имею в виду,  после того,  как он выкатил.
- Чего?
Этот вопрос я не услышал.  Я стоял и смотрел в другой конец стадиона.  Там,  у футбольных ворот,  стоял Пятачок.  В той самой одежде,  в которой повесился. Он стоял и смотрел на нас.
- Антох...
Он тоже увидел. Сигарета выпала из пальцев. Пятачок повернулся и скрылся за ограждением у уличного туалета.  Мы ринулись с такой скоростью,  с какой не пробежали бы и эти круги,  под пристальным взглядом Михалыча.
Но никого не было.  Проход от туалета,  к выезду со двора школы,  был как на ладони.  И он был пуст.
- Чего не бегаем?
Михалыч выглядывал в дверной проём,  ведущий с улицы в спортзал,  между нами был тротуар у школы,  и расстояние было метров пятьдесят,  приходилось орать.
- Мы всё,  Виктор Михайлович!  - поспешил я отмазаться.
- Да неужели?  Что - то быстро! 
- Постарались! 
- Заходите в зал.
Остаток пары,  играли в баскетбол. Я ненавидел эту игру,  всеми фибрами моей души,  один вид мяча,  заставлять думать о тщетности бытия. Но тебя поставили в команду,  никуда не денешься.  Антон тоже был мрачен,  но не по поводу баскетбола,  я то знал,  ему эта игра нравилась,  вообще, этот товарищ был реально похож на обезьяну.  Попрыгать, полазать,  побегать,  ему было в радость. Но сейчас,  он также как я,  думал о случившемся на стадионе. Для нас,  это был удар.  До этого,  только другие говорили о том,  что видели мёртвых,  теперь мы и сами столкнулись с этим.  Коллективные галлюцинации?  Пережитый стресс?  Подростки ведь,  менее устойчивы к такому. Предстояло пережить и выяснить,  что - то крупное,  зловещее и необычное.
На следующий день,  мы собрались у могилы Пятачка. Восемнадцать  человек,  с того самого вечера,  кроме самого Пятачка и Косого.  Хотя,  можно было сказать,  они тоже сейчас с нами.
Вот стоит Лёха Кульков.  Уже натянул кожанную куртку и кепку восьмиклинку.  К его щекастому лицу,  она идёт.  Но выглядит он из - за щёк не смешно,  а наоборот,  грозный молотобоец,  боров и браток из девяностых.  Он жил с отцом,  мать они схоронили пять лет назад,  рак уносит людей беспощадно. С того момента,  отец начал пить.  С работы его не выгоняли,  из жалости. Лишали премий,  делали выговоры,  но оставляли. Сашка Филлипов.  Обычный,  среднего телосложения,  уличный пацан.  Сколько у него спортивных костюмов " адидас ",  не знал никто.  Саня всю жизнь в них ходил. Светловолосый,  навевал подозрения,  в семье,  где все были черноволосыми.  Ну это их дела.
Витя Смольцев. Парень в толстых очках,  стриженный под котелок,  таскался за этой компанией,  в качестве шута,  над ним шутили,  прикалывались. Персонаж - клише.
Ваня Шапкин.  Высокий бурят,  всё  время хотел есть.  И не толстел,  хотя жрал как утка,  не успевая прожевать. Степан,  рыжий  и хитрый,  вечно в школе у него самые дикие причины опозданий и невыполнения уроков.  Вроде застрявшей ноги в трещине асфальта. Антоха,  пердун и любитель семечек, этот всегда со мной,  Дима Василевский,  светловолосый  спортсмен,  хотя и покуривает в тайне от отца,  однажды тот его заподозрил и угрожал топором руки отсечь.  Я даже видел всю эту картину,  Дима и его отец,  стоят у большой,  осиновой чурки и отец орёт:
- Клади руки, сучонок!
А Дима в слезах и соплях,  вопит:
- Я больше не будуууу!
Смеха было конечно. Только отец успокоился и отпустил Диму гулять на улицу,  тот подошёл к нам и сказал :
- Блин,  после такого покурить надо,  отвечаю пацаны!
Дурак.
Андрей Селиванов. Этот тоже был рыжий,  только немного темнее Степана,  да и нос крючком. У него была сестра Ира и многие в школе вожделели сию особу из десятого класса. Андрюха иногда рассказывал про сестру,  отвратительные секреты,  а мы смеялись. Потом она его колотила,  если что - то вскрывалось. Вообще он был неугомонный болтун,  за что часто страдал физически или материально. Наврёт что - нибудь про приблатнённых гопников,  те его на деньги потом ставят. Или в нос разок.
Рома Кирюхин. Самый спокойный и тихий из всех.  Вроде голос не громкий,  в всё  равно,  понятно всё,  что он говорит.  Даже в классе,  у доски.  Черноволосый,  нос с горбинкой,  и такие же тёмные глаза,  мы его нарекли Румын,  насмотревшись как - то фильмов о вампирах. Илья Сторин. Этот был отвратительным. Вообще разговаривать  не умел. Всё  время говорил о " движухах",  прикрывался толпой отморозков, в случае чего,  вечно верещал о " с мусорами западло",  дебил, но его как - то терпели,  общались.  Потом случилось самое потешное,  парень в погонах,  увёл его девушку... Но это потом.  Субботин Александр.  Здоровый,  лысый бугай,  это о нем мнение верно,  что здоровяки добродушны, хоть и с виду устрашающие. Он жил моём  районе,  на окраине,  собирал из старых запчастей мотоциклы,  и нарезал круги потом по улицам,  на своём детище.  Пока полиция не появлялась. Это было до реформы,  эта структура носила название милиция. Филлипов Сергей, звали мы его Армян,  за нос и чёрные волосы.  Очень чёрные.  Большой любитель футбола,  я его редко без мяча видел. У нас больше особо и нечем было заниматься.  Организаций мало,  куда ребёнок мог бы ходить, была секция каратэ,  но вёл её сомнительный сэнсей, алкаш и сторонник сна где попало. Мне мало был интересен спорт,  в футбол,  во дворе у Антона играли часто,  но фанатом я не был.  Мне было ещё  тяжелей в этом плане,  любя книги,  написание прозы,  я не знал,  куда мне податься.  Другие находили веселье,  в шастанье вечером в центр города и попивании пивка. Некоторые девчонки,  выпив,  являли собой тошнотворную картину,  визгливо смеющиеся над каждой глупостью,  сказанную кем  - нибудь,  с сигаретой в руке,  и разговорами, вроде " иди на хуй",  и кто,  с кем,  когда. Я редко ходил с ними. Вечер в таком городке,  однообразен,  если ты не умеешь сам себя занять.  Остаётся пить,  курить, а на следующий день хвастаться перед остальными,  сколько выпил и что вычудил.
Пискарь.  Просто Пискарь. Мелкий нытик,  трус и, как оказалось,  стукач.
Слава Беленьких. Я так и не понял,  что он за человек и что у его в голове. Ходил в кепке - восьмиклинке, вечно нёс какую - то ересь. Над ним часто шутили,  по поводу его штанов в пятнах.  Говорили,  онанист,  штаны постирай. Странный он. На ходу сочинял песни с матами и пел отвратным голосом. Садовников Паша. Девятиклассник,  а уже с пивным животом,  как у сорокалетнего.  Конечно это результат не только пива,  но этот парень,  любил пиво больше всех остальных в таком месте,  где итак,  казалось,  пьют очень много. А лицо, такое детское, щеки,  большие глаза,  мимика,  словно десятилетний пацан.
Я перечислил только тех,  кто ходил на стрелку, тем вечером. Вокруг сей истории,  мелькают ещё  многие персонажи, у каждого свой мир,  характер,  какой бы он не был и кем бы он не был.
И,  собственно,  я.
Парни смотрели на нас с фотографий на надгробиях,  словно спрашивая почему вы допустили,  чтоб нас назвали убийцами,  после смерти?  Как случилось,  что имена очернили?
Но так бывает. Вдали от центра страны,  люди живут по другому. Многое можно менять,  скрывать, главное не зарываться. Наш военкомат, например.  Военком,  отправлял призывников,  никогда не бывая трезвым.  Был не просто поддатым,  а едва стоял на ногах,  жевал сопли и ронял слюни. Многих моих товарищей из старших,  забирали в армию и я видел всю эту прелесть.  Но об этом потом.  Сейчас, холодный ветер,  опавшие листья,  чувство близкого,  первого снега. И шёпот.
"Почему? "
Озираюсь на парней,  но все молчат. Может это ветер, так шуршит венками и цветами?
" Почему? "
Даже Беленьких, так шутить не станет. Это воображение играет... Мысли в голове метались  в панике.
" Почему? "
- Парни,  кто блин всё  время из вас,  твердит слово " почему"?
Кто это спросил,  я не видел.  Я видел, как все поменялись в лицах...
© Артём Марков,
книга «ПГТ».
Глава 5. Не смотрю в зеркала и жизнь улиц.
Комментарии