Вторжение в Испанию
Конкиста и новый порядок
Междоусобные войны
Абдерахман III, его политика и достижения
Перед новой бурей
Междоусобные войны
До середины VIII в. на престоле халифов господствовала династия Омейядов. В 750 г. власть Омейядов была свергнута Абул-Аббасом. По его имени основанная им династия получила название Аббасидов. Смена династии сопровождалась кровавой расправой с Омейядами вплоть до полного их физического уничтожения. Только одному из членов этой фамилии, Абдерахману, удалось спастись от неминуемой смерти, и который благополучно скрылся в Испании. Абдерахман поставил себе целью создать на полуострове самостоятельное государство, независимое от багдадского халифа. Он стал вербовать себе сторонников, но в Испании оказались и приверженцы Аббасидов. Несмотря на то, что при первом же появлении Абдерахмана в Андалузии в 755 г. он сразу же был признан эмиром большей частью населения, ему буквально пришлось завоевывать Испанию, и это растянулось на длинный ряд лет. В конечном итоге он взял верх над своими противниками и получил всеобщее признание как самостоятельный эмир не только в Испании, но и со стороны багдадского халифа. Столицей он сделал Кордову. Позднее, уже в Х в., при одном из его преемников, это государство получило название Кордовского халифата.

Рассмотрим теперь наиболее крупные события политической истории Кордовского эмирата. После смерти Абдерахмана I в течение целого столетия укрепление эмирата и рост могущества эмиров идет параллельно и в тесном взаимодействии с длительными и сложными по своему характеру междоусобными войнами. Политический строй государства по форме представлял деспотию восточного типа. Верховным и неограниченным главою государства был эмир, назначавший своих министров и правителей отдельных провинций — вали, которые непосредственно зависели от самого повелителя. Провинции распадались на более мелкие подразделения и города, в которых вся власть принадлежала должностным лицам, зависевшим от вали, или губернатора данной провинции. Эмиры назначали себе преемников, и в этом отношении эмират отличался от своей предшественницы — вестготской монархии, в которой, как мы уже видели, королям так и не удалось придать своей власти наследственный характер.

Но в остальном система управления не изменилась сколько-нибудь существенно, и, несмотря на деспотический характер власти эмиров, их государство, как и в вестготские времена, потрясалось кровавыми междоусобиями и широкими длительными движениями, характер которых не всегда удается установить. В большинстве случаев эти междоусобия и бесконечные восстания губернаторов отдельных провинций сильно напоминают борьбу крупных западноевропейских феодалов, добивавшихся полной независимости или королевской короны.

В Испании VIII—IX вв. почти каждая смена на престоле сопровождалась вспышками мятежей, перераставших часто в крупные восстания. Нередко центром недовольства становилась столица эмирата Кордова, уже тогда поражавшая блеском и пышностью своих строений, сказочными богатствами, но вместе с тем и социальными контрастами, глубиной противоречий между высшими и низшими группами населения. Расточительная жизнь двора, расходы на сооружение таких грандиозных построек, как знаменитая кордовская мечеть, этот замечательный памятник арабского искусства,— все это тяжелым бременем ложилось на податные группы, и они легко поддавались на агитацию партии религиозных фанатиков, преследовавших свои собственные интересы. Так, в 814 г. вслед за фанатиками в Кордове поднялись жители предместья, и эмир Хакем был осажден в своем собственном дворце. Один из арабских летописцев сообщает любопытную подробность, что восставшие были недовольны введением нового налога.

Наиболее крупным и серьезным очагом восстаний в течение десятков лет был Толедо — бывшая столица вестготских королей. Кастильское плоскогорье, в центре которого стоял Толедо, отделяло арабскую Испанию от северных государств, которые готовы были воспользоваться всяким удобным моментом, чтобы расширить свою территорию и продвинуться на юг. Между населением Толедо и северными государствами создавалось тесное взаимодействие, и при возникновении восстаний и мятежей все недовольные и преследуемые тянулись на север.

Конец IX и начало Х в. дают картину еще более широких движений, чем в предыдущее время. Толедо по-прежнему стоял на страже своей независимости.  Характерной особенностью этого этапа борьбы была связь толедского движения с попытками христианских государств на севере Испании продвинуться на юг и расширить свои территории. Толедо
как раз был на пути этого наступления как важный стратегический пункт. Неудивительно, что на этот раз и борьба самого Толедо оказалась более успешной. В 873 г. кордовский эмир вынужден был заключить с этим непокорным городом формальный договор. Населению Толедо было предоставлено право избирать свой совет, назначать себе губернатора, самостоятельно ведать городскими и церковными делами. Единственным обязательством Толедо по отношению к эмиру осталась только ежегодная уплата дани. Но фактически с этого времени Толедо обособляется и выделяется из состава арабского государства как, почти самостоятельная республика. Арабское государство еще далеко не утратило своего могущества, наоборот, оно находилось накануне нового и небывалого подъема, но уже теперь стало намечаться то собирание сил в северной половине полуострова, которому через полтора столетия суждено было круто повернуть весь ход испанской истории. Сам факт установления независимости Толедо стал оказывать сильное влияние и на другие города и целые области арабской Испании.
© The flood D ,
книга «Реконкиста VIII–XI вв.».
Абдерахман III, его политика и достижения
Комментарии