Пролог
1. Маленькая дура.
2. Подожди, ребёнок.
3. До встречи, принцесса.
4. Я стал первым.
5. Не злись на меня за всё дерьмо, что я сделал тебе.
6. Я буду оберегать тебя, пока ты сама не захочешь большего.
7. Теперь этот маленький цветочек мой.
8. Может, мне тобою ещё поделиться с друзьями, Полин?!
9. Что для тебя дороже, какие-то вшивые бабки или эта куколка?
ГЛАВА 10
11. Её психика не настроена на взрослые отношения, пойми!
12. Мне нужно, чтобы ты была счастлива со мной.
13. Я бы не делал ей больно.
ГЛАВА 14
ГЛАВА 15
16. Почему весь мир сосредоточился на этой маленькой девочке?
17. Дай мне, пожалуйста, шанс всё исправить.
18. Только узнаю, что кто-то пристаёт к ней, и силой возьму её.
19. Я сделаю тебя ещё более немощной.
20. Сейчас мы оформим моё право собственности на тебя.
21. Теперь ты понимаешь, чья ты?
22. Я сделаю так, что ты даже ходить под себя будешь.
23. Ты появилась на свет, чтобы быть под моим контролем.
24. Что ты с ней сделал, дебил ревнивый?
25. Я один виноват.
26. Ты станешь навсегда моей.
27. Я стану тем мужчиной, которого ты полюбила.
28. На ней моё клеймо.
29. Теперь тебя у меня никто не заберёт.
30. Вот, что называется бл*дской несправедливостью.
31. За что ты так со мной?
32. Самая моя страшная и необратимая зависимость.
33. Вот и всё, моя сладкая.
34. Ты ведь не дашь ему ничего сделать со мной?
35. Я передумал.
36. Ты бы была со мной без всего этого?
Эпилог
АРТ СМОТРЕТЬ ВСЕМ
35. Я передумал.
Не обманул. Честно отработал каждый цент.

Не ходит. Да вовсе не стоит. Не может удержаться. Неуклюже падает прямо в мои объятия, которые приготовлены для неё в любое время суток.

Сегодня первая ночь, в которой глаза закрываются сами собой, не пугают кошмары, не изводит бессонница, не сжирают навязчивые мысли о том, что она может сделать вопреки моим требованиям.

Хочется спать, но наблюдать за ней, совершенно теперь другой, хочется ещё больше.

Сижу над ней какой час и охраняю, словно цербер. Только не знаю, от кого. От самого себя, наверное. Но ей уже от меня не спастись.

Уже привыкаю. После её обновлений в организме мне долго придётся сидеть с ней и с ней — всю оставшуюся жизнь.

Полин рисовала на постели невидимые рисунки, чётко выводя палец то в одну, то в другую сторону. Окно так и не зашторил. Пускай теперь смотрит на облака или звезды, зависимо от времени. Даже если захочет посмотреть на них снаружи — всё равно не сможет.

— Любимая, — устало произношу я, пока очищаю ей ножом яблоко от шкурки, — тебе ещё не хочется спать?

— Нет, — первое, что она сказала мне после ухода Хэнка.

Радуюсь её первому слову, словно озабоченный своим ребёнком папаша.

Кладу на тумбочку ножик вместе с отходами, почищенное яблоко разрезаю на несколько частей и закидываю в тарелку. Беру одну дольку. Подношу к её рту. Она отворачивает от меня, отмахивается рукой так, что эта несчастная долька вылетает у меня из рук.

— Ты будешь капризничать? Нам с твоими руками тоже что-то сделать? Давай, у нас ещё осталось немного, я тебе сам вколю, если будешь так вести себя, — прорычал я, вставая над ней.

— Ты пригласил этого доктора, чтобы он сделал это... — проговорила она, прижимая к себе одеяло с такой заботой и страхом, будто бы меня обнимает.

— Если и так, милая, то что с того? Что это меняет? Может, ты всё ещё грезишь желанием уйти от меня, развестись? — всерьёз поинтересовался я, на что она лишь раздражительно и беспокойно молчала. — Хочешь ты этого до сих пор или нет? Я не услышал.

— Да, хочу.

Хочешь, значит? Хорошо.

Обхватываю одной рукой её за грудь и поднимаю с кровати.

— Раз хочешь, то получай. Посмотрим, как ты воспользуешься этой возможностью, которую я тебе сейчас предоставлю, — говорю я, пока несу её в холл.

Ставлю её на ноги. Точнее, сажу на пол перед дверью, ведь ножки уже как несколько часов перестали выполнять функцию опоры и ходьбы.

— Пожалуйста, можешь идти. — Встаю впереди неё, опираясь о дверь. — Давай, зайка, я даже дверь тебе открою, чтобы ты не думала, что это шутка, — произношу, сразу же открывая двери нараспашку.

Полин смотрела на меня, словно перед ней предстал сам Дьявол в моём обличии.

Пусть боится меня. Тогда будет думать, прежде чем изъявлять свои идиотские желания, которым не суждено исполнится никогда.

— Я жду. Ну же, поднимайся и иди, пока есть шанс.

— Ты ведь знаешь, ты знаешь, что я не могу пойти, — вскрикнула Полин, держась на той самой грани, в которой она часто бывает — лёгких слёз и болезненной истерики.

— Тогда какого же хрена ты мне голову морочишь? Или думаешь, что я своими руками возьму тебя и отвезу обратно?

— Если бы ты хотел, чтобы всё было по-человечески...

— А я не хочу этого! — перебил её я и резко закрыл дверь, этот стук отдался небольшим эхом по всей квартире. — Значит, не нужен я тебе больше? Хочешь уйти от меня, да? И если я сейчас, скажем, закажу себе проституток и трахну на твоих глазах, ничего не почувствуешь? Совсем? Хочешь, я сделаю это? И буду целовать какую-то бл*дь так же, как целую тебя?

Сколько видел её слёзы, но каждый раз — как в первый. Самые истерические и сладкие, всегда навзрыд, но каждый раз по-особенному. Моя маленькая ненаглядная просто не может не возбуждать и окрылять. Когда она плачет, я хочу её в сотни тысяч раз сильнее. Когда она плачет, когда мой член в ней, я испытываю двойное удовольствие, — и физическое, и душевное.

— Что же ты за глупая девочка такая? Просто какого чёрта, милая? Я из тебя уже никчёмную калеку сделал, мать твою, а ты всё равно находишь способ довести меня.

Присаживаюсь рядом с ней на корточки, снимаю с неё платье. Аккуратно, как никогда раньше. Точно так же снимаю с неё трусики. Больше нет смысла рвать на ней одежду, показывая тем самым своё превосходство и власть над ней. Она сама будет это чувствовать каждый раз, когда, поднимаясь, будет находиться в моих руках. Она спокойно и покорно поднимает ручки, хоть и до сих пор прибывает в припадках.

— Ты либо будешь со мной, — чётко выговорил я, осторожно наваливаясь на неё и заставляя лечь полностью на пол, — либо я убью тебя, а за тобой и себя, потому что жить без тебя не смогу, поняла? И в итоге твоя непокорность лишит жизни двух людей, — заключил я, вытирая большим пальцем её мокрую щёку.

Раздвигаю безжизненно лежащие ноги. Раздеваюсь сам. Такое наслаждение — тереться о неё зная, что ты можешь войти в любой момент и как хочешь, можешь крутить её в своих руках — дёргаться не будет. Сплёвываю в руку и смазываю её проход в мой рай. Сразу же вхожу в неё, не в силах больше терпеть. Не до конца. Спустя столько ночей я так и не могу похвастаться, что смог полностью войти в неё. До самого конца. Настолько она узкая и маленькая. Даже детская, я бы сказал.

— О Боже, родная, как же хорошо и удобно, когда твои ножки не мешают нашему процессу, — восторгаюсь, раздвигая их ещё сильнее и шире, чтобы трахать её было ещё легче. — Надо было давно это сделать с тобой.

— Т-ты ведь говорил, что с-сегодня у нас н-ничего не будет...

— Я передумал.

Как же будоражит чувство, что я первый, кто завладел ею, и единственный, кому это позволено теперь и навсегда. Делаю толчок, после которого задерживаюсь в ней. Настолько глубоко, насколько могу. Полин смотрит на меня сквозь слёзы, ладони ложатся на груди.

— О господи, милая, да сколько можно? Ты всё ещё такая невинная. Сколько бы я уже ни трахал тебя, а ты до сих пор прикрываешь свои прелести. Зачем? Мы с тобой уже намного ближе, намного. Сейчас я в тебе. И так будет много-много раз. А скоро, совсем скоро ты подаришь мне первенца. Ты пройдёшь все стадии любви со мной. Ты не сможешь дышать без меня точно так же, как и я без тебя.

Снова начинаю двигаться в ней, медленно, но уверенно вперёд. Руки убирают её ладоши с груди, а мои губы прирастают к соску.

— Я заменю тебе всех родных, которых ты была лишена. Мать своих детей так не любит, как я люблю тебя. Я убью всех и каждого, кто будет нам с тобой мешать. Абсолютно всех. Даже если это будет наш с тобой ребёнок, выношенный тобой. Ты не сможешь находиться без меня больше одной минуты. Ты будешь кричать, вопить, молить, лишь бы я пришёл к тебе. Твоё тело и душа — будет жаждать меня, твоего главного мужчину. Будь у тебя мать или отец, я бы убил их, выкупил тебя, сделал всё, чтобы единственным нужным тебе человеком остался я. Никого больше.

Взгляд маленькой девочки становился таким осознанным и затуманенным, будто бы передо мной действительно слабоумный человек, не понимающий значения всех тех слов, что я пытаюсь донести до неё.

Последний раз целую её в губы. По-взрослому. Как, наверное, ещё никогда её не целовал. Кончаю, испускаю всю свою сперму в неё, пока её тельце содрогается и трясётся подо мной.

— Холодно, но всё, мы закончили, сейчас ты окажется в постели. В своей любимой постели со своим любимым мужем. Ты ведь любишь меня?

© Лиза Громова,
книга «Смертельно влюблён».
36. Ты бы была со мной без всего этого?
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (2)
Анастасия
35. Я передумал.
@Amor он не просто безумен, а болен. Чертов псих!
Ответить
2018-07-23 15:39:07
8