Пролог
1. Маленькая дура.
2. Подожди, ребёнок.
3. До встречи, принцесса.
4. Я стал первым.
5. Не злись на меня за всё дерьмо, что я сделал тебе.
6. Я буду оберегать тебя, пока ты сама не захочешь большего.
7. Теперь этот маленький цветочек мой.
8. Может, мне тобою ещё поделиться с друзьями, Полин?!
9. Что для тебя дороже, какие-то вшивые бабки или эта куколка?
ГЛАВА 10
11. Её психика не настроена на взрослые отношения, пойми!
12. Мне нужно, чтобы ты была счастлива со мной.
13. Я бы не делал ей больно.
ГЛАВА 14
ГЛАВА 15
16. Почему весь мир сосредоточился на этой маленькой девочке?
17. Дай мне, пожалуйста, шанс всё исправить.
18. Только узнаю, что кто-то пристаёт к ней, и силой возьму её.
19. Я сделаю тебя ещё более немощной.
20. Сейчас мы оформим моё право собственности на тебя.
21. Теперь ты понимаешь, чья ты?
22. Я сделаю так, что ты даже ходить под себя будешь.
23. Ты появилась на свет, чтобы быть под моим контролем.
24. Что ты с ней сделал, дебил ревнивый?
25. Я один виноват.
26. Ты станешь навсегда моей.
27. Я стану тем мужчиной, которого ты полюбила.
28. На ней моё клеймо.
29. Теперь тебя у меня никто не заберёт.
30. Вот, что называется бл*дской несправедливостью.
31. За что ты так со мной?
32. Самая моя страшная и необратимая зависимость.
33. Вот и всё, моя сладкая.
34. Ты ведь не дашь ему ничего сделать со мной?
35. Я передумал.
36. Ты бы была со мной без всего этого?
Эпилог
АРТ
34. Ты ведь не дашь ему ничего сделать со мной?
Господи, помоги мне прожить эти несколько часов в спокойствии. Не дай сойти с ума от предвкушения. Не дай погубить её до того, как она полностью станет мною зависима. Только эти злосчастные часы отделяют меня от нашей будущей счастливой жизни, в которой маленькая кукла — в моих руках, а крутить её, расчёсывать или переодевать — мои заботы и решения. Наконец не буду судорожно лететь домой, забивая себе голову мыслями о том, что она может встать, пройтись или вообще сбежать, спрыгнуть в окно от отчаяния и одиночества.

Но что делать с работой, когда она будет здесь одна, совсем одна, не в силах о себе позаботиться?

Это второй вопрос. Это не так важно сейчас. Важно дождаться.

Спокойно готовлю для неё обед, ещё ни разу не зайдя к ней обратно.

Пускай ревёт и истерит, это ничего уже не изменит.

Захожу в спальню с подносом. Кладу его на тумбочку. Лежит на животе, уткнувшись носом в подушку, плачет, тихо и смирно. Касаюсь её оголённой ноги.

— Милая, я хочу тебя порадовать, — произношу, разворачивая её к себе полностью. — Сегодня у нас с тобой ничего не будет, если ты не хочешь. Ты же не хочешь, правда?

Она смотрела на меня полными грусти и удивления глазами, заправляя клочки волос за уши, но они были настолько коротки, что возвращались обратно. Красавица. Может быть, когда-то мы дойдём до того, чтобы полностью избавиться от этих ненавистных мною волос. Вовсе как беззащитный младенец — без волос и ничего не умеющий, во всём окружённый опекой родителей, только вместо них — я.

— Нет, — дрожащим голосом отвечает Полин.

— Вот и славно. Тогда сейчас я покормлю тебя и переодену. У нас с тобой сегодня важный гость.

— Какой? — обеспокоено спросила Полин, прикрываясь одеялом.

— Увидишь.

Полин ела с моих рук, как и всегда. Ей ничего не надо было делать, только открывать рот. Возможно, когда-то мы дойдём и до того, что твои ручки, вверх моего блаженства, перестанут свою деятельность. Ведь что ты ими можешь сделать? Только утереть слёзки, но и для этого у тебя есть я.

В шкафу нашёл самое тёмное, мешковатое платье. Не знаю, как оно здесь оказалось. Наверное, старое. Вместе с тем взял шерстяную кофту. Пусть он и врач, и приходит по моему поручению, но рассматривать свою девочку со всех сторон я тоже не дам. Достаточно того, что он будет касаться и видеть её. Это и так слишком многое. Я бы не смог согласиться, если бы не то, что поставлено на кон. Её потребность во мне.

Надеваю на неё платье. Потом кофту.

— Надо немного подождать. Только не бойся, любимая. Этот человек придёт, чтобы помочь тебе, — успокаиваю её я и целую в губы, еле касаясь до них своими. — Будь тут. Я пойду покурю.

Вместе с сигаретой в моей руке оказался стакан виски. Слишком рано отмечать событие, но для душевного успокоения необходимо.

Брошу курить. Пить тоже. Отныне единственной моей зависимостью и привычкой будет моя девочка. Моей самой полезной привычкой. Той, что не разрушает, а укрепляет и никогда не даёт упасть.

— Бог мне судья. Но я сделаю это.

Не смотрю на часы. Не могу видеть сколько осталось. Изводить себя каждой минутой ожидания, которая длится за все десять часов, — самая страшная пытка для меня. Ожидание — самое нелепое и противное чувство, от осознания, что от тебя ничего не зависит, чувствуешь себя никчёмным существом.

Когда вместе с бутылкой виски опустела и пачка сигарет, решаю приготовить деньги. Пускай всё будет быстро и чётко, без лишних действий.

Хочу вновь пойти к Полин. Последний раз побыть с ней наедине, пока она ещё дееспособна. Но звонок домофона опережает меня. Сердце одновременно и замирает, и продолжает стучать в миллионы разы быстрее и сильнее.

Неужели сейчас?

Открываю, даже не спрашивая, кто там.

Выхожу за порог, предвкушая его.

Несколько минут — и он здесь. Жмёт мою руку, криво улыбаясь своими белыми, как верхний слой снега, зубами.

— Так что, начнём? — резво спрашивает он, заходя в квартиру и разуваясь. — Где наш клиент?

— Препарат в сумке? — спросил я, указывая на чёрную сумку через плечо.

— Да, а ты где хотел, чтобы я принёс его? В специальном кейсе и ещё на частном самолёте прилетел? Кому колоть будем? — вновь спросил он, и я показал, чтобы тот следовал за мной.

Заходим в спальню, где сидит Полин и неустанно смотрит на нас. Если бы ты опустила свой взгляд и не смотрела на другого мужика, я был бы не так зол.

— Темновато, — заключил Хэнк, проходя ближе к Полин. — Шторы можешь убрать с окон.

Моментально освобождаю окна и даю свету пробраться к нам.

— Так лучше?

— Да, определённо.

Хенк достаёт из сумки небольшой тёмный сосуд с синей крышкой и несколько запакованных шприцов.

— Что же, будем знакомиться, — начинает Хэнк, пододвигаясь совсем близко к ней.

Быстро сажусь на кровать, усаживая её себе на колени.

— Я Хэнк, сегодня твой лечащий врач, — улыбаясь, говорит он. — А ты?

— Полин, — я отвечаю за неё, не дав ей возможности даже сообразить что-то.

— Хорошо. Надеюсь, ты не боишься уколов.

— Зачем мне уколы? Что вы собираетесь делать? — нервничая и сильно сжимая мою руку, произносит Полин.

— Тихо, детка. Не говори ничего. Не мешай доктору.

— Но зачем мне уколы? — продолжает она. — Я же здорова.

— Нет, малыш, наоборот. Сейчас ты больна. Но Хэнк всё сделает, чтобы ты выздоровела. Правда же, доктор?

— Конечно, именно для этого я здесь.

Он разворачивает один запакованный шприц, открывает банку и набирает им её содержимое.

Полин дёргается, но я обхватываю её сильнее за живот и грудь, не давая даже шанса уйти.

— Стаас, пожалуйста, не надо, я не хочу никаких уколов, пожалуйста, — молила она, повернув голову ко мне.

— Тихо, зайка, не устраивай истерик при чужом человеке, — попросил я, потеревшись своей щекой о её.

Хэнк достаёт ещё один раствор вместе с ватой, которую в него же и окунает.

— Значит так, Полин, у нас с тобой четыре иглы, по две на каждую ножку, — объяснял он, уже растирая ей бедро ватой. — Это горячий укол, в первое мгновение будет очень болеть, но через пару минут тебе создадут тёплые ощущения по всему телу.

— Милая, смотри на меня, не туда, — прошептал я, когда из её глаз в какой уже раз за сегодня пошли слёзы.

— Стаас, не надо, пожалуйста. Доктор не сделает этого? Ты ведь не дашь ему ничего сделать со мной? — истерически спрашивает Полин, с надеждой смотря на меня.

Может, остановиться? У меня есть последний шанс, единственная возможность прекратить всё это и позволить ей быть со мной по собственной воле.

Я могу прекратить.

— Не шевелись, малышка, — произносит Хэнк и, отодвинув платье чуть вверх, вводит иглу Полин в бедро, отчего она сильно кричит, но я затыкаю ей рот рукой.

Нет, мы с тобой всё решили, когда ты переступил порог моей квартиры, когда ты стала подчиняться моим решениям, когда ты стала моей женой.

Я это начал и доведу до конца.

Мне не нужны твоя воля и выбор, который падёт не в мою пользу. Мне нужна ты. Совершенно в любом виде.

— Можешь кусать меня, если тебе больно, малыш.

Полин плачет, снова пытаясь вырваться, но я только вовсю прижимаю её к себе.

— Один есть. Ты молодец.

Хэнк бросает использованный шприц на пол и достаёт новый.

— Извини за творческий беспорядок. Медицина же точь-в-точь как любой вид искусства, — резво говорил он, заполняя следующий шприц. — Переверни её немного. Мне нужна другая нога.

Разворачиваю Полин на правый бок. Все её усилия против меня тщетны. Она продолжает лишь плакать, сильнее впиваясь пальцами в держащую её за талию руку.

— Потерпи ещё один раз, малышка. К следующему ты уже привыкнешь, — шутит он, медленно вводя новую иглу ей в левое бедро. — Какая ты сильная. Чувствуешь тепло в ножках?

Полин ничего не ответила. Может, даже самого вопроса не услышала от потока своих слёз.

— Малыш, тебя же спросили, ты чувствуешь в своих ножках тепло?

— Д-да, — разрываясь в истерике, всё-таки сказала та.

— Отлично, всё правильно, так и должно быть.

— Надеюсь, это последнее, что она будет чувствовать ими?

— Да, а пока не мешай мне работать. Переворачивай на другой бок, — просит Хэнк и я сразу же разворачиваю Полин. — Даже можешь чуть-чуть на живот уложить, мне нужна икра.

Укладываю её на живот. Её лицо лежит на моих ногах. Глажу остриженные волосы.

— Потерпи ещё немного, любимая. Мы уже заканчиваем, да?

— Да, — отвечает Хэнк и я вижу, как очередная игла входит в неё, только уже не в бедро, а в икру. — Здесь же главное попасть туда, куда надо. Но у меня рука наточена, сам видишь. А если врач криворукий, то человек калекой остаться может. Хотя для чего мы здесь и собрались. Переворачивай. Вообще полностью на живот её положи и тогда прекрасно.

В последний раз вижу, как вата трётся о её кожу. На полу валяются уже три шприца, это последний. И он летит вниз.

Оставляю лежать Полин на кровати. Больше попыток сбежать от неё не исходило. Завожу его в гостиную. Беру бумажник со столика.

— Сейчас смотри, — начинает Хэнк, — её может морозить, может бросать в жар, такое будет примерно час, может больше.

— А когда ноги откажут?

— В течении часа мышцы полностью атрофируются и онемеют, но она даже сейчас уже не сможет встать. Вот поставь её и увидишь, упадёт сразу же. Ноги не выстоят после этого с такой нагрузкой.

— Ты гарантируешь мне, что через час она перестанет ходить навсегда? Ты вообще уверен, что этих четырёх уколов хватит? — я нервничал, боясь увидеть её снова стоящую на своих ногах.

— Мне с тобой остаться на часик, чтобы ты убедился в этом при мне? — шутливо сказал он.

— Ладно, хорошо, ты прав. Сколько я тебе должен?

— За препарат такая же сумма, что и в предоплате, и за работу, как договаривались, — он назвал мне сумму, после чего мы с ним распрощались.

— Будь на связи, если понадобится ещё что-то, — на прощание сказал Хэнк и удалился.

Обходя валяющиеся на полу шприцы, подхожу к Полин и переворачиваю её на спину, немного приподнимая.

— Господи, девочка моя, ты такая молодец. Ты хочешь пройтись по квартире? К собаке пойти? Он на кухне. Иди, если хочешь.

Но моя маленькая принцесса лишь покачала головой.

— Будем с тобой учиться жить по-новому, моя красавица. Теперь у тебя нет выбора.

© Лиза Громова,
книга «Смертельно влюблён».
35. Я передумал.
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (6)
Шаш
34. Ты ведь не дашь ему ничего сделать со мной?
Кошмар...
Ответить
2018-08-17 03:03:11
3
Мариелла Таботски-Ланфиштер
34. Ты ведь не дашь ему ничего сделать со мной?
Блять...
Ответить
2018-08-24 21:24:58
Нравится
Lada Yat
34. Ты ведь не дашь ему ничего сделать со мной?
Да он тупо психопат!!!!
Ответить
2018-09-04 19:27:21
Нравится