Пролог
1. Маленькая дура.
2. Подожди, ребёнок.
3. До встречи, принцесса.
4. Я стал первым.
5. Не злись на меня за всё дерьмо, что я сделал тебе.
6. Я буду оберегать тебя, пока ты сама не захочешь большего.
7. Теперь этот маленький цветочек мой.
8. Может, мне тобою ещё поделиться с друзьями, Полин?!
9. Что для тебя дороже, какие-то вшивые бабки или эта куколка?
ГЛАВА 10
11. Её психика не настроена на взрослые отношения, пойми!
12. Мне нужно, чтобы ты была счастлива со мной.
13. Я бы не делал ей больно.
ГЛАВА 14
ГЛАВА 15
16. Почему весь мир сосредоточился на этой маленькой девочке?
17. Дай мне, пожалуйста, шанс всё исправить.
18. Только узнаю, что кто-то пристаёт к ней, и силой возьму её.
19. Я сделаю тебя ещё более немощной.
20. Сейчас мы оформим моё право собственности на тебя.
21. Теперь ты понимаешь, чья ты?
22. Я сделаю так, что ты даже ходить под себя будешь.
23. Ты появилась на свет, чтобы быть под моим контролем.
24. Что ты с ней сделал, дебил ревнивый?
25. Я один виноват.
26. Ты станешь навсегда моей.
27. Я стану тем мужчиной, которого ты полюбила.
28. На ней моё клеймо.
29. Теперь тебя у меня никто не заберёт.
30. Вот, что называется бл*дской несправедливостью.
31. За что ты так со мной?
32. Самая моя страшная и необратимая зависимость.
33. Вот и всё, моя сладкая.
34. Ты ведь не дашь ему ничего сделать со мной?
35. Я передумал.
36. Ты бы была со мной без всего этого?
Эпилог
АРТ СМОТРЕТЬ ВСЕМ
17. Дай мне, пожалуйста, шанс всё исправить.
Ей становится легче. Тяжёлое отравление. Не знаю, от чего и почему, но главное, что всё проходит. Температура больше не поднималась. Рвотные позывы почти исчезли. Я был счастлив снова лицезреть её более-менее здоровую, с привычным для меня румянцем на пухлых щёчках, но вся проблема во мне, в моей ревности, в моём страхе. Такое ощущение, что выйдет она из дому — и я просто потеряю рассудок до конца. А осталось совсем чуть-чуть. Просто приеду, где бы она ни была, хоть на уроке, возьму за руку, отвезу обратно и запру здесь, вместе с собой.

Да, я полностью свихнулся, помешался на ней. И самое главное, ведь она не давала мне никакого повода, чтобы так её ревновать. Ведь я сам совершал то, из-за чего она может больше никогда не захотеть меня видеть. Может, именно из-за своих поступков у меня полностью поехала крыша? Но мне плевать на её желание выйти куда-то, хоть погулять с собакой. Я наслаждаюсь каждым мгновением, что она здесь. Оправдывая всё это тем, что ей рано выходить. Тошнота может вернуться. Температура подняться. Появятся спазмы. И что тогда? Где буду я?

Хотя, и сейчас я не рядом, от чего ненавижу себя ещё больше. Тяга к работе пропала, какие бы деньги не были на кону. Поздно приезжаю в офис и рано уезжаю. Главной целью является выдержать эти часы вдали от неё.

Я долго вчитывался в разбросанные по столу бумаги, долго пытался вдуматься в суть слов, но ни о чем другом, кроме как о Полин, не мог думать.

Наконец, разобрав пару тройку абзацев и подписав то, что нужно, облегчённо вздохнул. Хоть что-то сделал.

— К чёрту это всё. На сегодня хватит, — сказал сам себе под нос и встал со стула, чтобы убраться отсюда к ней.

Закинув на заднее сиденье пару нужных бумаг, чтобы разобраться с ними дома, сажусь за руль и собираюсь уже выезжать, как телефон начинает вибрировать.

На экране высветилось «Аника». Имя, которое я предпочёл бы забыть. Не знаю, что она себе придумала. Уже даже слабо помню, что сказал ей, чтобы она отвязалась хоть ненадолго. Но брать трубку не собирался. Может, проблема решится сама собой и она просто отвалит. Поймёт, что нам не по пути, что пара ночей, проведённых вместе и невкусных завтраков недостаточно для полноценных отношения. Я наделся на это. Но когда телефон завибрировал в третий раз, понял, что не стоит полагаться на её здравое мышление.

Кинув телефон на сиденье рядом, я тронулся. Ещё несколько раз он вибрировал с промежутком в несколько минут, но в скором времени звонки прекратились. Может, всё-таки поймёт всю сложившуюся ситуацию?

Хватит об этом думать. Перебесится и отстанет.

По дороге домой заехал в кондитерскую. Часто баловал Полин разными вкусностями. Думаю, за всю жизнь она не ела столько сладостей, сколько за время наших отношений.

И вот несколько этажей и закрытая отделяло меня от неё, моего земного ангела. Бесшумно открыв дверь, захожу внутрь и сразу принимаюсь искать её.

К большому удивлению, меня встречает Коди, виляя хвостом. Обычно собака не выходит ко мне, если с ней рядом Полин. А она частенько практикует разного рода игры с псиной.

— А где же твоя хозяйка? — произношу я, после чего захожу на кухню и в гостиную.

В итоге нахожу её в спальне, безжизненно лежащую на кровати спиной ко мне. Отвратительный холодок прошёлся во всему моему телу, от пальцев макушки до пальцев ног. На секунду показалось, что она не дышит, но её жалостные вздохи привели меня в чувства.

Всё хорошо. Она в моей квартире. В моей постели. Ничего не знает. Никуда не выходит. Просто лежит и ждёт меня. Это заставило меня непроизвольно улыбнуться.

— Поль, — вполголоса произношу я, чтобы не испугать её, — спишь?

Пару секунд мне надо было перетерпеть тишину, которую разрушал только пёс, хвост которого ударялся о дверь.

— Нет, — тоскливо ответила она, даже не повернувшись ко мне лицом, — не сплю.

— Может, посмотришь на меня? Или хотя бы на свою собаку, если я такой чести не достоин.

Не спеша, Полин поднялась с кровати и повернулась так, чтобы я мог видеть её лицо. Без лишних слов было видно, что она недовольна и чем-то совсем огорчена.

— Здравствуй, — чуть поздновато, но всё же сказал я, после чего меня целиком всего исследовали её изумруды.

— Привет, — тише обычного проговорила Полин.

— Что случилось? — Я подхожу чуть ближе, но нас ещё разделяет кровать.

— Ничего.

— По-твоему, я совсем идиот?

— Нет.

— Говори мне, что случилось. У тебя что-то болит? — я требовал, чтобы она дала мне ответ, но она просто замолчала. — Прошу тебя, не доводи меня, пожалуйста. Я целый день ждал этой встречи. Купил сладостей, чтобы тебя порадовать.

— У тебя всегда так! — вскрикнула она, сразу же закрыв лицо ладонями.

— Как так?

Пару шагов — и я сидел напротив неё, пытаясь завладеть её ладонями, которые никак не поддавались.

Конечно, я пытался не в полную силу, иначе она бы уже валялась подо мной в горизонтальном положении.

— Да объясни мне, как так, прошу тебя!

— Так, как сегодня! — наконец проговорила она, встав с кровати, тем самым позволяя мне увидеть её опухшие от слёз глаза. — Сколько ты будешь издеваться надо мной? Ты с самого утра на работе. Не отвечаешь на мои звонки. А я просто волнуюсь и хочу спросить, когда ты будешь.

Значит, вместе с Аникой я пропустил пару звонков Полин.

Как стыдно, чёрт.

Она каждый день беспокоится за меня, если я прихожу позже назначенного времени хотя бы на пару минут.

— Ты каждый день запираешь меня, чтобы я никуда не выходила. А потом приносишь мне эти сладости... Но я не хочу их, — только она заговорила о выходе из дома, и сразу же моё состояние изменилось. — Ты хочешь откупиться от меня этим.

Ей достаточно одного слова, чтобы вывести меня из себя. Это ведь не повод злиться, не повод ревновать, но я и сам не рад терзать себя этим. Снова представляю её в окружении других парней. Радостную и весёлую. Счастливее, чем со мной.

Да я готов наброситься на неё прямо сейчас! Привязать цепями к кровати, только бы желание идти куда-то отпало у неё на всегда.

— Ты в своём уме, зайчик мой? Откупиться я от тебя хочу? Не нужны тебе эти чёртовы сладости? Хорошо, их не будет, — говорю я, пытаясь держаться как можно спокойнее, и выбрасываю содержимое коробки на пол. — Если вдруг захочешь, ешь с пола, — я всё-таки повысил тон, когда вырвалась последняя фраза.

Полин ошарашено смотрела на меня, еле подавляя появившиеся слёзы на глазах. Она смотрела на меня снизу вверх с минуту, а потом снова рухнула на кровать.

— Не нравится, что я на работе сутками? Думаешь, мне это нравится, когда я знаю, что здесь? Но извини, цветочек мой, деньги с воздуха не берутся! Для тебя может и да, но мне надо впахивать, чтобы купить тебе то, чем ты была обделена всё своё детство! — снова я теряю контроль, снова даю волю всему, что рождает во мне этот гнев.

— За что ты так со мной, Стаас? Почему ты возвращаешься каждый день хуже, чем вчера. Почему ты не разрешаешь мне ходить в школу?

Опять она начинает эту ненавистную мною тему. Опять она заставляет мои вены набухать от переизбытка эмоций.

— Потому что ты больна, — уверил её я, лишь бы закрыть эту тему.

— Нет! Я больше не больна! Ты не выпускаешь меня, потому что сам не хочешь! Потому что тебе нужно, чтобы я сидела дома, и даже на свежий воздух не выходила!

— Ах, тебе свежего воздуха не хватает, да? — саркастично спрашиваю её и беру за руку, отчего Полин буквально подлетает с кровати. — Пошли, посидишь в машине, я окно открою, чтобы тебе было чем дышать. Если дело только в свежем воздухе. Или давай выйдем на балкон. Там его предостаточно.

Мы застыли. Я не знал, что со мной происходит. Не мог представить, что сейчас она чувствует.

— Мне больно, — прошептала она, пытаясь ослабить мою крепкую хватку.

— Прости. — Сразу отпускаю её руку и отворачиваюсь в другую сторону.

Как жарко. На лбу выступают незаметные капельки пота. Руки вздрагивают. Снимаю пиджак и бросаю его на кровать.

Очень-очень жарко. Как будто тело облили кипятком, а потом заперли в парилке на несколько часов.

— Прости, прости меня, — говорю я, не осмеливаясь повернуться к ней лицом.

Я кричу, я в бешенстве, я ревную — и я сгораю.

Мне нужно остыть, успокоиться, вспомнить, кто она, что она — лишь подобие человека, ведь таких просто нет. Что невинна во всех отношениях. Что одна встреча могла заставить изменить всю жизнь, перевернуть её на все сто восемьдесят градусов.

— Ты знаешь, какой я нервный, как я ревную тебя, Полин. Я бы никогда не позволил себе так с тобой говорить, если бы мог себя контролировать. Прости меня, глупый ребёнок не ты, а я.

Вдруг вижу, как её руки смыкаются, чувствую её объятия. Как будто ледяной водой меня облили после адских мучений с огнём, настолько мне это надо было.

— Я не знаю, что со мной происходит, котёнок. Это всё ты.

В мыслях моих. В фантазиях, иногда не слишком хороших. Не вылезаешь из моей головы.

Это надо было так попасть.

— Ты сомневаешься в том, что я тебя люблю? — не разрывая своих объятий, спросила Полин, отчего мне стало и хорошо, и плохо одновременно.

— Ни в коем случае. Если принцесса сказала, значит, это правда. Я сомневаюсь в том, что я адекватен.

Сомневаюсь, что будь у меня на руках вакцина, с помощью которой у неё отнимутся ноги... Скажем так, я воспользуюсь ею. Воспользуюсь на полную. Просто вколю ей это, не оставив в шприце ни одной лишней капельки. Так, чтобы она никогда не смогла встать с кровати без моей помощи. Не смогла покинуть меня. Этого я хочу. Всем телом и душой. Всем сердцем. Только мысль об этом — и я охладеваю, успокаиваюсь.

Надо быть полным извергом, чтобы думать о том, чтобы настолько лишить её самостоятельности, и таким образом. Но я не только думаю, в последнее время ловлю себя на мысли, что чуть ли не мечтаю об этом, о том, чтобы она принадлежала мне всецело, без всяких обсуждений, без пререканий, без шанса на то, что она сможет что-то сделать сама, без моего участия, сама о себе позаботиться.

Я стоял, представляя, как она ничтожно слаба, как я — сам вправе решать, что с ней сделать и как.

— Я не буду давать тебе повода ревновать так сильно, клянусь, обещаю. Только прекрати.

— Что прекратить? — спросил я, приостановив поток своих самых желанных фантазий.

— Прекрати так вести себя. Ты делаешь мне больно каждый день.

— Я сам себя ненавижу за это, поверь мне.

— Ты был совсем другим раньше. Спокойным и нежным.

— А теперь я с тобой не нежен?

Вся моя нежность ушла в помешательство. Я и сам не рад, что позволяю таким мыслям поселиться в своей голове, но я не могу отрицать, что хочу её бессилия.

— Теперь ты беспокойный. Уставший. Нервный.

— То, каким ты меня увидела сейчас, больше не вызывает в тебе тех светлых чувств?

— Вызывает, ты же знаешь, что вызывает. Но сейчас ты раздражительный. Можешь взбеситься от одного моего слова, хотя я не знаю, что делаю не так.

— Ты всё делаешь так. Ты просто богоподобный маленький цветочек. Дай мне, пожалуйста, шанс всё исправить.

— Ты ничего не портил, — проговорила она и прижала мою ладонь к своей щеке. — Я люблю тебя.

Мне было стыдно. Даже после этих слов, после её очередного признания, страшные желания не оставляли мою голову.

Я хочу её беспомощности. Чтобы она ни на что не была способна без меня, кроме как говорить о своей любви, такой же ангельски чистой, что подобна младенческой любви к своим матерям.

— Мне надо сходить в душ, — пока я окончательно не сгорел, — я приду и всё уберу. Только не позволяй Коди есть сладости. Бей его по носу.

— Хорошо, — говорит Полин, но я знаю, что парочку сахарных кружков она ему всё-таки даст. — А что это было? — спросила она, прежде чем я успел выйти.

— Клюква в сахарной пудре. Я куплю тебе ещё.

Холодная вода охладила. Только она меня спасает от эмоций, которые не предназначены для Полин. Которые нужно засовывать куда подальше.

Я не спешил выходить. Сев под раковиной, закурил.

До чего я докатился? Курю в собственной квартире в закрытой ванной. Ни алкоголя, ни секса, ни должного кайфа от очередной успешной сделки. Ничего, чёрт возьми. Ничего, нах*й. Ничего, кроме неё.

Плевать на всё это. Буду скуривать по сигаретке, спрятанной в ванном шкафчике, пока вовсе не завяжу, ведь она задыхается от сигаретного дыма.

Она заставляет меня относиться к ней как к ребёнку. Она — ребёнок, мною желанный во всех смыслах. Я не знаю, чем обернётся для неё наше слияние, но осознание того, что я полностью завладею её телом, что я буду находиться в ней и заполнять её собой, не давало мне покоя.

Мне снова нужен холодный душ. Ледяной. Встав с пола, выкидываю окурок, после чего слышу стуки в дверь.

— Открой, пожалуйста, Стаас, открой мне.

Мне стало не по себе. Её голос тревожно содрогался. Я быстро открыл дверь и увидел, что она буквально задыхается. Хочет выдавить из себя что-то, но тяжёлое прерывистое дыхание мешает.

— Что, малыш? — беспокойно спрашиваю я, пытаясь ладонями заставить её смотреть на меня. — Что произошло же, чёрт побери?

— Почему тебе звонит какая-то девушка по имени Аника и требует, чтобы я убралась от тебя?

© Лиза Громова,
книга «Смертельно влюблён».
18. Только узнаю, что кто-то пристаёт к ней, и силой возьму её.
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (4)
Ohiko san
17. Дай мне, пожалуйста, шанс всё исправить.
Мдауж. Вот сколько глав читаю, что кажется что Стас совсем не ест. Странно дело😕
Ответить
2018-03-08 15:33:54
15
Волчица
17. Дай мне, пожалуйста, шанс всё исправить.
@Ohiko san пхпхахахах!!! Тебя действительно это беспокоит 😹
Ответить
2018-07-02 15:00:28
1
Полина Конырева
17. Дай мне, пожалуйста, шанс всё исправить.
@Ohiko san Он питается солнечной инергией и водой.😆
Ответить
2018-07-16 10:47:32
2