PRO
Ксения Ярополова
@ksenia_yaro
Людям даны две руки, чтобы обнимать друг друга
Стихи
Ад и Рай
Никто не читает, и знать никому не надо, Как мы умираем - любой из нас - день за днём. Так глупо бояться нам в смерти котла из Ада, Когда мы уже с рождения варимся в нём. Что наша планета? Большая кастрюля с солью. Её не покинуть, и в ней мы сидим битком. Уже принимаю, как данность, любовь и боль я. Уже принимаю и доллар, и рубль, и биткойн. Мы боремся в жизни, пинаем её утробу, И тексты на бис чередуются с текстом на боль. И время уходит. Твой час сотню лет как пробил, А ты его пропил, и поздно срываешься в бой. Бывают победы, бывают враги и зависть. Бывает ненужность, бывает тоска тоской. Играли в людей мы и, кажется, заигрались. Теперь хотим в куклы: чтоб радуга, свет, покой. К чему говорю? Мы в котле, и нас сварят с кожей. Нас сделают лучше: добавят и смысл, и вкус. Наш Ад на земле задвоился, и тем стал сложен, Что он же - наш Рай, наше счастье и наша грусть.
22
13
375
Прошлая любовь
Мне трудно о любви сегодня говорить: Она меня сожгла и пепел раскидала. Он был среди других - король и фаворит, А я смотрела вверх с подножья пьедестала. Я верила в него, ловила свет души. Он был, как светлячок, в моей ночи пустынной. Он был, как сладкий чай, он был, как горький джин, Ведь для меня он был красивой, но картиной. Смотри со стороны и не целуй портрет. Картина так тверда - она лишь холст и масло. А он не отвечал на чувства сразу "нет", Он позволял любить, при этом не влюблялся. Любовь к нему несла мне в душу свет и боль, Такие, что ножом по сердцу и рассудку. Я восхищалась им, как не могла собой. Я думала о нём в любое время суток. Его улыбка, пыл и огоньки в глазах, Энергия его, и сила слов и действий. Смотрела на него, и испарялся страх. Хотя и знала, что не быть вовек нам вместе. Он приносил полёт и творчества размах. И ластилась вся жизнь моя к красивым пальцам. Мой панцирь на душе раскрылся и размяк. Но я была никем, не стоило пытаться. Я в нём любила то, что не нашла в себе. Любила в нём себя, какой я стать хотела. Но чтобы встать с колен, дать шанс своей судьбе, Я бросила в костёр любви пустое тело. Быть дальше без него, идти вперёд одной. Стать лучше и сильней, мечты свои исполнить. Моя любовь была - полынное вино. Его я разопью, но долго буду помнить.
26
6
426
Монстры
Грусть сквозь меня просочилась и вылезла в мир, Словно сквозь дверь, что ведёт в Корпорацию Монстров. Я - это место, где монстры столкнулись с людьми, И заточить их обратно бывает непросто. Я не хочу быть тюрьмой для клыкастых бедняг, Для чёрных чудищ в броне из чешуйчатой кожи, Что в казематах со злости устроят бардак, Прутья сломают и стены зубами изгложут. Холодно, вечера чёрный квадрат за окном. Страх за душой, и вселенная кажется клеткой. Я бы хотела поставить весёлый знак, но... Скобочки гнутся, как в бурю ненастную - ветки. Я стала монстром. Они захватили меня. Монстром, что плачет в тюрьме одинокой квартиры. Монстры свободны. И как мне себя поменять? Скоро я рухну, как мрачные стены Бастилии. Каждый день в схватке, в безудержной схватке с врагом. Пытка сдержать свою боль и не вляпаться снова. Если я рухну, то в мир придёт новый дракон - В общество монстров, кто больше душою не скован. Просто дай мне сил...
23
15
275
Песенка девушки на диете
Ты сердце мне ножом распотрошил, А после им же торт себе порезал. Люблю тарелки, вилки и ножи, Но только без таких ужасных стрессов. Короче, чтоб ты понял наперёд, Жестокий, бессердечный ты товарищ! Когда купил себе ты вкусный торт, Не фоткай, раз один его схомячишь! Не шли свои обеды в Инстаграм, Особенно всё сладкое! Не нужно! Когда ты ешь, мне хочется сто грамм Принять в свою бессахарную душу. Ведь ты-то ешь, а я-то не могу, Ведь я уже неделю на диете. Я кушаю безвкусное рагу Из кабачков, мечтая о котлете. Я знаю, ты в душе безумно рад, Что тортик ты умял, а я страдаю. Я каждый день себя кидаю в ад: Несчастная, но всё-таки худая! А ты и дальше трескай шоколад, И будь потом размером с два сарая!
39
35
220
Болезнь
Я устала. Мне жарко, мне душно, я лезу из кожи. Мой мирок весь иссох и, как горстка изюма, скукожен. Обезвоженный день, отутюженный лоб. В лёгких пусто. Я устала болеть. Выздоравливать - это искусство. Тридцать восемь опять, тридцать восемь опять, тридцать восемь... Новый день, словно шар хрусталя, разбивается оземь. Рядом нет никого, кто бы мог поддержать и утешить. Я лежу на кровати. Я в ней существую, как нежить. Эти строки змеёй извиваются, лезут мне в горло. Я устала. И мне не поможет холодная кола. Только в части себя я упорно пытаюсь вцепиться. Моё тело разбито, но дух - как железная спица. Повторяю упрямо, как мантру, вторую неделю: Если жарко - меня не сожгли ещё, не одолели.
30
26
488
Ночное
День прошел, а я до одури устала. Мышцы ломит, и так хочется заснуть. Мой ночник из соли горного кристалла Тёплым светом до луны укажет путь. Я хочу забыться в мягком одеяле, Утонуть в нём, как медведь в снегу зимой. Чтоб меня на небосклоне обнимали Облака молочно-белой пеленой. Отключиться от физического мира, Вынуть душу, словно диск, из головы. В этот вечер мозг до дырочек застиран, И достаточно нагрузок смысловых. Но страшней всего - опять страдает сердце. Люди боль в тебя смывают, как в сортир. А от боли близких никуда не деться, Если хочешь им помочь и их спасти. В сонном царстве две руки меня качали: Свет сквозь пальцы, невесомое тепло. Ну, а в жизни можно выплакать печали И заснуть пораньше горестям назло. Каждый день борьба, и до глубокой ночи Ты во тьму глядишь, хоть мысли ни о чём. Я читаю иногда молитвы Отче, Я придумываю крепкое плечо. Только правда в том, что жизнь - твоя квартира, А в квартире убирай, хозяин, сам. Встанешь утром - с новой силой редактируй Груз ошибок, не давая власть слезам. Это завтра. А сегодня прыгну в руки Сокровенной ночи в блёстках белых звёзд. Ты прими меня, родная, словно друга. И шепни, что все проблемы не в серьёз.
32
11
1532
Марс 2
Если плотные белые тучи и серый смог Отражают фонарный свет лучше, чем зеркала, То мне кажется, в воздухе красный висит песок, Небоскрёб нависает над городом, как скала. Если ночью оранжевым небом напуган сон, Электрический ток просочился сквозь камни стен, То мне кажется, город, что нами сооружён, Растворяется в человеческой кислоте. Я смотрю из окна на пустыню, чьё имя - Марс: Красноватые отблески, камни и пустота. Через тысячу лет землеход не отыщет нас, Через тысячу лет испарится с Земли вода. Я ловлю призрак Марса во взглядах машинных фар, В умирающем воздухе, что не даётся в грудь. Я бы очень хотела ни разу не быть права, Но в термометре, как в психбольнице, взбесилась ртуть. Здравствуй, Марс. Ты идёшь. Ты висишь, как дамоклов меч, Красный шар, оставляющий ржавый помадный след. Не волнуйся, тебе ни к чему двойника стеречь - Скоро будет Марс 2. Дай нам сотню-другую лет.
19
3
173
До конца Вселенной
Считай меня дурой, стервой, считай гиеной - Я буду скучать по тебе до конца Вселенной. До тех пор, пока не избавлюсь от плоти бренной, До... Я помню тебя всегда, пока звёзды живы, А люди вокруг гоняются за наживой, И город шипит, глазами моргая, лживо, Что... Но даже тогда, когда океан замёрзнет, Тебя сохраню - я говорю серьёзно. И пусть на часах время поздней, чем поздно, Но... Мы были с тобой вдавленные друг в друга, Ты частью меня, я - часть тебя, по кругу. И как мне назвать эту пустую руку Сном? Твой паззл - в меня вогнанный штырь железный. Я буду скучать, даже послав всё в бездну. Нам было с тобой тесно, до боли тесно, Как... Шагаю в обрыв - это ворота в вечность, Когда не нужны больше слова и встречи. Берёмся за нож, время уже не лечит Рак. Зачем говорить? Я не смогла иначе. И пусть вместо нас небо о нас поплачет. Хотелось простить и пожелать удачи Так. Не этой весной, в жизни уже не в этой. Всё нами с тобой выпито и отпето. И мир без тебя тоже пропитан светом. Остаться хочу в памяти той кометой, Что, раз пролетев, ночью на грани лета Скрасила сизый мрак.
24
11
225
Воздушно-капельным путём
Пыталась я тихонько, постепенно Собой тебя прокапать через вену. А получилось всё наоборот. Себя в меня вдохнул ты через рот. И больше даже незачем пытаться С тобой медикаментами сражаться. Болезнь моя одно имеет имя: Неизлечимая тебятомия.
19
3
158
Пора учиться избавляться от людей
Пора учиться избавляться от людей. Как у́гли, на лопату их и в печку. Смотри, как рдеют души человечьи. Кого-то можно кочергой задеть, Пошеверя́ть*, подбавить жара им. И в чёрно-красной мешанине искр Они сгорят так ярко и так быстро, Что мы огнём себя заворожим. А утром, выгребая на совок Золу, чьего тепла хватило на́ ночь, Мы в рваных клочьях грустного тумана Увидим ли́ца и сглотнём комок. Золу всех тех, кто не помог в беде, Кто прогорел и с нами не остался, Пропустим мы в последний раз сквозь пальцы. Пора учиться избавляться от людей. *Пошеверя́ть - поворошить.
28
10
389
Семейный гамбит
Банальная история. Ты слышишь? На всех парах впечатались мы в быт. Мы так спешили стать как можно ближе, Что очень зря решились на гамбит*. Рутина... Эта чёртова рутина Нас обнажила лучше, чем оргазм. Я разглядела в рыцаре кретина, А ты в принцессе - бабу без прикрас. Мы стали, точно лебедь, рак и щука. Из этой ямы в стороны гребя, Я признаю: ты причиняешь муки Лишь потому, что вижу я себя - В тебе - своё кривое отраженье, А ты во мне - свой неприглядный вид. Скажу, как есть. Не надо утешенья. Любовью лишь казался наш гамбит. Рутина - отговорка. Вот в чём дело: Мы не нашли с тобою компромисс. Я для тебя меняться не хотела, И ты не поумерил эгоизм. Не надо нам психологов и книжек. Прости, но брак не сказочный курорт. И ЗАГС из романтической интрижки Не делает семью, когда важней комфорт. *Гамбит - начало шахматной игры, в котором ради скорейшего перехода в атаку жертвуют фигурой или пешкой.
19
9
315
Кракозябра (Горгулья)
Вот бы мне клыки и жабры, Вот бы крылья, длинный хвост... Непонятной кракозяброй Влезу на старинный мост Или на карниз собора: Серый камень, готик-стайл. Будут люди люто спорить, Кто, зачем меня создал. Обзовут меня горгульей: Мол, охранница от зла. Только правда в том, что дури Скульптор дунул - все дела. Вы с такой видали мордой Где защитника добра? Про себя я знаю твёрдо: Я - фантазии игра. Я всё то, чего не будет, Всё, чего нельзя смешать. Но зато и не осудят: Уж настолько я страшна, Что в моём ужасном виде Каждый ищет божий глас. Ну, пожалуйста, ищите, Я же посмотрю на вас. Все красивые ребята - Красоты своей рабы. Мысль-то божия понятна: Бог позволил кракозябре, Даже страшной кракозябре, На соборах, и театрах, И на зданиях приятных - Быть на крышах элегантных Украшением толпы. *Стих вдохновлён пессимизмом @Pan_Shafran :) Бузи почаще)
15
6
238
Журавлики
Я в сердце твоё посылала журавлики чувств. Из белой бумаги. Немного нескладные, впрочем. И верила, что через них до тебя докричусь, И что развернуть моих птиц ты однажды захочешь. Но ты не хотел. Ни к чему тебе клин журавлей, По-детски наивных, смешных и доверчивых слишком. Любовь, как война. Бей навылет, меня не жалей. Ведь я не смогла отказаться от сказочных книжек. Мой мир нарисован пастелью и жгучим углём, Твой - выбит иголками на человеческой коже. Все люди боятся признать, что хотят быть вдвоём, И перед любимым, как перед врагом, осторожны. Но я не боюсь. Мне не стыдно поднять белый флаг И знать, что моих журавлей поцелуют штыками. Дорога не кончится, я заведу новый бланк, Пока наблюдаю, как в нашей отыгранной драме Снежинками чёрные хлопья ложатся у ног. Я жара просила, и ты предоставил мне пепел От тех журавлей, кто посмел залететь за порог Твоей грудной клетки, но не задержался на небе.
28
0
2426
Тронул
Ты создаёшь капель, лаская пианино, И говоришь о том, что сбудутся мечты. И слышу я в тебе, что время умолимо, И что случится всё, чего захочешь ты. Ты мне поёшь про дождь, касаясь белых клавиш, И музыка воды дрожит в твоих руках. Я знаю: этот путь ты вечно не оставишь. Ты поплывёшь вперёд. Тебе не ведом страх. Зовёшь цунами ты движеньем клавиш чёрных, Как будто знаешь, как без тела ввысь взлететь. Ты тянешься за грань легко и увлечённо, Как будто не нужна тебе земная твердь. Ты из других миров, где не бывали люди, Где жизнь похожа на мерцанье светлячков. Смотрю я на тебя и думаю о чуде И о душе, что мчится выше облаков. Прошу, позволь хранить тебя, как драгоценность, Перебирать тебя, как нити хрусталя. Мой сладостный восторг пробить способен стены. Ты трогал инструмент, а тронул всю меня.
21
2
421
Просто человек
Я просто человек, которого мотает На четырёх ветрах по тысяче путей. Мне кажется, что я должна была истаять Уже давным-давно... А может быть, истлеть. Но что-то всё ещё на этом свете держит. Носочками стою на перекрёстке душ И слышу под ребром упрямый ржавый скрежет: Мой механизм решил, что он пока что дюж*. И потому не сплю и не ищу покоя. Мы все приходим в мир, забыв, чего хотим. Осталось лишь смотреть на небо голубое, Вдыхать его душой, желать, как никотин. Рассвет течёт, как кровь: я вся им пропиталась. И вены, как лучи, оформились в звезду. Мне хочется идти. Я ненавижу жалость. А где конец пути - узнаю, как дойду. *Дюж - силён, крепок.
21
2
182
Вдохновение
Вдохновению нет ни границ, ни цветов, ни форм. И ты в центре вселенной, если ты вдохновлён. И вокруг тебя музыка, словно галактик рой, Как парад мотыльков, заколдованный нотный строй. Вдохновение ходит сквозь стены по проводам С неуёмным желанием блеска придать глазам. В мягких тапочках, сонное, с тёплой свечой в груди, Или в красках огня с жаркой жаждой вперёд идти. Вдохновение делится и оттого растёт. Подари его миру, и мир всё с лихвой вернёт. Улови шёпот волн, бирюзовый морской покой. Улыбнись, и мечта будет счастлива быть с тобой.
16
3
201
Будда
Есть предмет, в котором я Будда. Красный пояс и сотый дан. Как бы ни было это трудно, Здесь я первенство не отдам. Сотни кубков и шкаф медалей, Стопка грамот, чулан наград. Вы ни разу так не взлетали, Я возглавила хит-парад. Есть предмет, в котором я космос. Я огонь, я последний босс. Под меня миллионы косят, Но никто ещё не дорос. Я шикарна и не сравненна, А предмет этот всем знаком. Я есть бог любви безответной, Я есть царь и её закон. Хоть я первая в этом деле, Но с конца я в любви другой - Той, которую с кем-то делят, До которой достать рукой. А я Будда любви безответной, Безусловной слепой любви, Для которой играют ветры На смычках из сухой травы. За любовь ничего не просят, За неё ничего не дают. Это чувство окрасом в осень, Это чувство - нелепый труд. Только я с ней вижу рассветы. Беззащитна я перед ней. Даже если мне не ответят, Всё равно на душе светлей. Потому, что любить прекрасно, Потому, что прекрасно жить. Я по встречке добавлю газа, Чтобы в вечности не остыть.
17
2
444
Знак бесконечности
В этом мире всё время кризисы, Неуверенность в хмуром будущем, Скачут акции, давят санкции, И не знаешь, что завтра ждать. Но есть кто-то, в ком я уверена, Тот, кто, словно скала, не сдвинется. Словно точка отсчёта координат, Изначальный мой - это ты. Ты надёжнее, чем недвижимость, Ты стабильней вложений в золото. Ты константа и неизменчивость, И тебя предсказать легко. Ты со временем не меняешься, А, точнее, твое отсутствие. У меня от тебя есть только ноль, И он будет со мной всегда. Ноль - такой же знак бесконечности, Ноль - такой же знак неизменности. Если ты на нуле, то значит, я Ничего уже не боюсь. Потому, что мой самый главный страх - Это жить без тебя, и сбылся он, Так что дальше мне падать некуда, Подо мной стопроцентно дно. Ну, а дно - это что-то твердое, И на дно опираться можно мне, И стоять на земле способна я, Пока падают все вокруг. И поэтому ты нечаянно Дал мне силы и стойкость вынести Все проблемы и все препятствия. Вот такая она - любовь.
16
10
214
Гитарные струны
Гитарные струны, я вами сегодня довольна. Вы ластитесь к пальцам и сами берёте аккорд. Когда я играю, вам гнуться и трудно, и больно, Но жить без игры - это вовсе смертельный исход. И вы так дрожите, до самых глубин сотрясаясь И звукам по телу покорно давая скользить. Меня иногда пробирает к вам светлая зависть, Что можно смиренно себя принимать и дарить. Натянуты вы, красоту и восторг предвкушая, Трепещите вы, восхищаясь возможностью петь. А боль - что она? Не такая цена и большая За то, что металл тоже может душевно взлететь.
24
2
313
Листок клёна
Хочу стать листком на ветвях у осеннего клёна, Чтоб дождь омывал, и чтоб ветер качал день и ночь. Хочу красным цветом и золотом быть опалённой, А после упасть, не сумев холода́ превозмочь. И прежде, чем полностью сгинуть под чьим-то ботинком, Поплаваю в луже - звезда в отраженье небес. А может, меня восхищённо оставят на снимке, А может, с собой заберут и положат под пресс. Я либо засохну и стану для вас украшеньем, А либо отдамся земле, как другие листы. Но я хоть на миг так хочу обрести притяженье Волшебной и яркой, как клёна листок, красоты.
24
4
277
Как ты там?
Я пью заварку, даже не разбавив, Но злая горечь тысячи чаёв Не в силах нас двоих достать из бана И возвратить мне тёплое плечо. Не заглушить мне горечью телесной Ту горечь, что осталась от тебя. Я погибаю в мягком тёплом кресле, Себя на части мысленно рубя. И мысль, что даже капля эгоизма Тебе дороже наших светлых лет, По кругу я гоняю через призму Осиротевшей чашки на столе. Моя пустая полная ненужность, Моя обида не мешает ждать, Что мы разделим вместе поздний ужин И повернём часы обратно вспять. И я мечтаю не об извиненьях, Мечтаю лишь задать тебе вопрос: Как жизнь твоя, какое настроенье? И ничего, надеюсь, не стряслось? Я даже не хочу своей победы, Ведь проиграла я давно по всем фронтам. Хочу лишь знать, в порядке ли и где ты. Пожалуйста, скажи мне, как ты там.
26
4
305
Я пишу
Я пишу тебе буквы, которые станут словами. А слова станут строчками, строчки - кусочком души. Эти строчки осколками в сердце моём застревали, Но заплакала Герда и тихо шепнула: "Пиши!" Я пишу, но не знаю, о чём, и кому оно нужно. Непонятный узор из эмоций, вгоняющий в транс. Где-то в летнем саду дождь из букв собирается в лужи, В два глубоких чернильных пруда человеческих глаз. Слышишь, звуки дрожат, выбираясь наружу из связок - Так от лёгкого вздоха дрожит язычок у свечи. Есть моменты, когда бесполезным становится разум, И слова - просто ворох сухих прошлогодних причин.
29
2
332
Прощание
Десять лет, как в туманном угаре. Десять шотов в рядок, десять свеч. Были долго мы связаны в паре, Но тандем не смогли уберечь. Те мгновения происходили Будто в длинном, но всё-таки сне. Обесценили их, опустили Мы концовкой противной вдвойне. Помнишь пятна на белой футболке От вина, что текло из горла? Я хочу застрелить из двустволки Эту память, чтоб горечь ушла. Не избавиться нам от былого. Из себя мне не вырвать себя. Знаешь, только одно твоё слово Помогло бы вернуть время вспять! Но не сказано слово, застыло. Гордость стоит дороже всех лет. Лучше б сразу нам всё обрубило, Чем игнор, неизвестность и бред. Не хочу наблюдать, как протухнет То, что было так дорого мне. Как беседы на маленькой кухне С каждым разом больней и больней. Мне остались лишь жалкие строчки. Так закончим на этом сейчас. Чтобы я могла помнить не точки, А то счастье, что было у нас.
30
3
591
Хочется
Хочется слабости, нежности и тепла, Хочется просто уюта и одеяла. Кажется, я заколдованная спала, И в поцелуях твоих просыпаться стала. Хочется, чтобы впервые не я, а мне Руку подали и вытащили из мрака. Хочется, чтоб защищал ты меня сильней, Чем защитить может преданная собака. Да, как принцессу прекрасную для тебя, Просто за то, что в глазах твоих я прелестна. Но на исходе промокшего октября Зеркало мне говорит, что не я принцесса. Зреет мороз, и темнеет в окне пейзаж, И хрусталём осыпается ломкий иней. Ровно в двенадцать должна я опять бежать, Но не от принца, а просто - сражаться с жизнью. Так что покрепче обхватываю метлу, Зелья варю да летаю в вечернем небе. Хоть и судачат, что я поклоняюсь злу, Я выживаю. Пекусь о насущном хлебе. Если посмотришь внимательней, то поймёшь: Зелье не зелье, а так, кофеёк с маршмэллоу. Ну а метла - так не ты за собой метёшь! И полетать ночью в звёздах - благое дело! Запах чернил от шуршащих идёт страниц, Ломтик суфле за щекой отдаёт ванилью... Мне иногда всё же хочется, чтобы принц Вместо меня был надёжным и очень сильным.
23
6
248
Биврёст
Пасмурно. Дождь укрывает плечи. Небо тоскует, как серый пёс. Очень давно семицветной речкой С неба на землю стекал Биврёст*. Мост был так ярок, что красил тучи, Словно проектор простую ткань. Небо насыщено цветом жгучим Было, когда наступала хмарь. Небо сияло, и дождь искрился. Как самоцветы, вода лилась. Только однажды Асгард** закрылся, Нам оставляя лишь в лужах грязь. Пасмурность стала пустой и пресной, Будто ненужный и пыльный холст. Где, над какой ты раскинут бездной, Что ты рисуешь сейчас, Биврёст? И, задыхаясь в звенящем крике, Дождь всё надеется мост вернуть. Радуга в небе качнётся зыбко, Так далеко, что едва взглянуть. Может, и нам потому тоскливо, Что через сотни забытых лет Мы в одиночестве серых ливней Ищем ту сказку, которой нет. *Биврёст - в германо-скандинавской мифологии радужный мост, соединяющий Асгард с другими мирами. **Асгард - в скандинавской мифологии небесный город, обитель богов-асов. Написано для сборника SN Style
23
2
424
ЧБ
Я кричу в пустоту, но не слышит никто. Я как мим чёрно-белый в кругу Шапито. Что бы я ни сказала, для самых родных Это всё пустота. И они бьют под дых. Бьют под дых, не пытаясь понять и принять. Бьют под дых, за меня всё пытаясь решать. Где стоять мне на чёрной и белой доске, И какую фигуру отправить в пике. Мне находят врагов в чёрно-белом кино. Мне вершину нашли. Но она - моё дно. И по белым снегам вверх по чёрной горе Я забраться должна. Только легче сгореть. Я устала. Прошу, отпустите меня. Белой ночью боюсь света чёрного дня. Не нужны мне ни деньги, ни прочий почёт. Я хочу лишь покоя. Другое не в счёт. Всё, что в жизни вы цените выше, чем жизнь, Убивает меня в чёрно-белой тиши. Если мим упадёт, может, только тогда Что-то в сердце его разглядят господа.
22
8
435
Люби меня за то...
Люби меня за то, какой я существую. За жир на животе, за перхоть в волосах. За то, что я слова люблю, как мать родную. За едкую печаль, застывшую в глазах. Люби меня за то, что знала я страданье, Отверженность и страх, раскаянье и боль. За комплексы мои и в мозге тараканов. За то, что для себя не верю я в любовь. Люби меня, прошу - изломанной, помятой. За то, что я перо на лезвии ножа. За то, что за любовь я не желаю платы. За то, что и к врагу бываю я нежна. Люби меня за то, что я не идеальна. За то, что у меня свои мораль и честь. Люби меня за то, что я честна хрустально И не хочу казаться лучше, чем я есть.
28
5
573
Теперь я умерла
Теперь я умерла. Без права на улыбку. Без права на стихи и прочие слова. И ничего, поверь, в тумане мира зыбком Не подтвердит тебе, что где-то я жива. Нет, не носи цветов, и памяти не надо, И бросит в дрожь меня могильная плита. Вся жизнь моя была - одна сплошная трата, А в смерти обойдусь без слёз и без креста. Забудь меня, забудь! Ходи по мне ногами! С улыбкой на лице стой ровно на земле! Теперь я умерла. Я придорожный камень. Присядь и отдохни, не помня обо мне. Так будет лучше, знай! Ничто, увы, не вечно: Ни я, ни ты. И мир когда-нибудь умрёт. У смерти цель одна - стать воском новой свечки. И сквозь мой труп трава однажды прорастёт. Теперь я умерла. Я буду колыбелью, Бездушным веществом, питающим живых. Так помоги, прошу, моей последней цели. Прими без боли жизнь, где голос мой затих.
42
9
639
Голодное мясо
Режь меня стеклами разбитых бутылок, С которых мы пили, в которых мы жили. Готовь меня пламенем, что тянется к фильтрам: Жги - так красиво; сожги, но красиво. Соли меня сладостью - губами касайся, Со мною сливайся... Собою останься... Добавь острый соус - по мне растекайся, Я твое мясо - бери наслаждайся. Возьми мое тело - души не осталось: Душу сожрали, душу просрали. Пробуй на вкус - подгорел, но лишь малость; С привкусом гари - зато мы не лгали. Ешь меня снова, кусай - делай больно, Любишь ведь с кровью, любишь быть кровью. Ни грамма любви - будет легче усвоить, Ты чувствуешь голод, ты хочешь быть голой. Бери, наедайся - со мною всё можно, Плоть наша стонет, а сердце пусть молча, Давай наслаждайся - это так просто, Плоть наша тонет, но сердце не тронет. Стань, как животное - мясом со вкусом, Дари свои чувства - они не продукты. Давай, как собаки, опирайся на руки, Лучше быть сукой, чем сдохнуть от скуки. *** Куда ты пошёл? Оставайся на кухне. К чему на постели? Мы просто поели. Зажги поскорее, пока не потухло. Забудь закрыть двери. Приправь поострее. Давай на столе. Там бифштексу и место. Одежду приспустим. Рви корочку с хрустом. Добавим экзотики с соусом песто. Кому нужны чувства? Вкус - главное чувство. Отшлёпай, как следует, перед готовкой - Пройдись по филе, и я стану сочнее. Рецепт прокричу, запиши под диктовку. Чтоб было вкуснее, друг друга имеем. Мы оба бифштексы с потёками яда. Меняли на розы любви новой дозы. Устала от роз. Просто сделай приятно. Не новую дозу, а новую позу. Растаю во рту, если хочешь, конечно. А хочешь забаву - вгрызайся зубами. Мы в мусор отправим горелую нежность. Её продавали. Уж лучше б кусали. Руками ешь, к чёрту приборы-салфетки! Давай вместе грязно дойдём до оргазма. Бездомный кабель круче пёсика в клетке. Доел? Выметайся. До нового раза. * Вот с этим грешником соавторствовали: @greshnyi_mark
22
12
314
Тиски бытия
Хочу стать частицей и прыгнуть в безудержный космос, Подхваченной быть звёздным ветром пылинкой во мгле. Хочу я развить бесконтрольно огромную скорость, Такую, что даже представить нельзя на Земле. Хочу отдалиться на тысячи тысяч парсеков, За грань Андромеды, чтоб видеть бессилен был Хаббл. И чтобы меня отголосок от звёздного света В обширной и тёмной Вселенной вовек не достал. Хочу обретаться за гранью возможной границы И в лёд обратиться, в кусочек застывшей воды. Хочу навсегда в сингулярности чёрной укрыться, И чтоб утонули в материи тёмной следы. Хочу, чтоб прибор ни один не засёк мою форму, Хочу из пространства и времени сгладить себя. Возможно, лишь так наконец-то мне станет комфортно. Но это не точно. Привет из тисков бытия. *1 парсек = 30,8568 трлн км. *Андромеда - ближайшая к нам галактика. *Хаббл - космический телескоп, установленный на орбите Земли. *Граница возможной границы - имеется в виду гипотетическая граница Вселенной, за которой находятся другие Вселенные с другими законами бытия. *Сингулярность - точка с бесконечной плотностью внутри чёрной дыры. *Тёмная материя - гипотетическая материя, которую невозможно наблюдать, т. к. она не испускает электромагнитного излучения и напрямую не взаимодействует с ним.
25
10
403
Идеальный герой
Я прочитала тысячу романов, Чтоб идеал мужчины осознать. Чтоб поняли обычные мужланы, Что делать, чтоб прекрасным принцем стать. Короче, нужен властный подкаблучник, Нежнейший и смиренный доминант, Забавный неудачник, но везучий, Плевал на деньги чтоб, но был богат. Чтоб был холодным, мрачным и надменным, Но страстным и горячим, как вулкан, Чтоб выпирали мускулы и вены, И был изящный, как тростинка, стан. Чтоб он смотрел на душу, не на внешность, И выглядел роскошно, как плейбой. Чтоб он косил врагов весьма успешно, Но без жены не смог бы выиграть бой. Чтоб был он умным, словно академик, Но с бабой становился бы глупцом, Чтоб в отношеньях не было истерик, Но по скандалам был бы он спецом. Чтоб женщина вертела им, как тряпкой, Но чтоб её он радостно вертел. Чтоб не терпел он в доме беспорядка, Но все капризы радостно терпел. Чтоб в обществе имел высокий статус, Но без любимой был бы он никто. Чтоб занят был, сто дел решить пытаясь, Но для Неё - свободен на все сто. Чтоб он был жёстким, как брутальный воин, И чтобы был милашным, словно кот. Короче, я сейчас, наверно, взвою, И из ушей ядрёный дым пойдёт. Ведь легче отыскать единорога В квартире, чем такого мужика. Довольствуются бабоньки немногим, Ведь не родился идеал пока. Но правил нет без редких исключений, И кое-где мужик похожий есть! Всех лучше подойдёт нам шизофреник В психушке из палаты номер шесть.
32
27
500
Ангел
Глаза искрятся, на губах улыбка... Я представляла ангела не так. Вот юноша в серебряной накидке, И в белых перьях, и с огнём в руках. Но это оказался только образ, А дело-то не в нимбе золотом. Увидев свет лица, услышав голос, Я поняла, что верила не в то. Ведь часто ангел вовсе неприметный, Такой, как все, смешавшийся с толпой. Ни крыльев, ни кудрей, объятых светом, А тайный пламень скрыт под плоти слой. Роскошный вид небесного посланца - Всего лишь жалкий морок в серой мгле. Умеет ангел в душу улыбаться - И что другое может быть светлей?
23
0
101
Нить
Ничто, ничто, ничто не безнадёжно, Пока ты жив - всегда есть способ жить. Бывают дни, когда от жизни тошно, Но есть всегда невидимая нить. Зови её судьбой и волей бога, Не верь в нее, не чувствуй под рукой. Но эта нить, как лунная дорога, Подарит упоительный покой. Она - перила лестницы высокой, И если есть перила, страха нет. Она - струна, звенящая на ко́лках. Струна нашлась, так будет и куплет. Коль есть клубок, когда ты в лабиринте, То путь найдёшь, как смог найти Тесей. Мы все вокруг нанизаны на нити, Прошиты от любимых до друзей, От творчества - до дома и работы, От города - до леса и реки. И если ощущаешь ты пусто́ты, То знай: на них наложатся стежки. И пташке в мире соткан путь для жизни, А людям и подавно есть пути. Не оборвётся нить и не провиснет, Твоя задача - лишь по ней идти.
32
11
3506
Подруге
Я без тебя не стала бы собой. Так много дней впечаталось в подкорку. У нас без счёта общей киноплёнки, И не впервой проектор выдал сбой. А ты бесстрашный самый мой кусок, Упрямый и уверенный в победе. Ты с гордостью шагаешь по планете, И твой каблук немыслимо высок. Твои друзья - веселье и сарказм, Колонки, ароматный дым кальяна... И мне порой бывает даже странно, Что мы с тобой сошлись вот так, на раз. Я никого представить не могу, Кто был бы так, как мы с тобой, различен. Но знаю, дело вовсе не в привычке. Мы дружим. Ты не лжёшь, и я не лгу. Я знаю, что под твёрдой скорлупой Ты мягче и чувствительнее многих. И потому ты судишь очень строго И долго не прощаешь каждый сбой. Тебя смутить не сможет даже танк, Ты знаешь, что и как ты хочешь делать. Ты под себя меняешь душу, тело... Но дальше, извини, уже никак. Ты придавала жёсткость мне сама. И вот, каркас готов. Чего ты хочешь? Я все твои обидки между строчек Читаю. Так чего сходить с ума? Не в первый раз проектор выдал сбой. Но раньше мы всегда его чинили. Давай приложим капельку усилий, Поговорим и всё решим с тобой.
27
7
539
Диванный политик
На хер шлю я любовную лирику, Надоела избитая тема. С фанатизмом матёрого клирика Обсужу мировые проблемы. Все конфликты, теракты и митинги, Курс рубля и последствия санкций, Фееричную тупость политиков И пути, куда можно съебаться. Ложь науки простым мирным гражданам, Землю плоскую, враки про космос, Капиталы в офшорах продажные, Ебанутство последних законов. Покровительство инопланетное, Рептилоидов и сатанистов. Малолеток моральное тление, Тайный заговор монополистов. План захвата Сибири китайцами, Мировое господство масонов. Я про войны в среде информации На Ютубе давно просвещённый. Я работаю не в удовольствие, Потому что в правительстве жло́бы. Раз у власти карманники толстые, Мне к чему поднимать свою жопу? Дома тоже чего-то не ладится, И жена вечно пилит, зараза! В сериалы любовные пялится, Ей бы денег и кучу оргазмов. Нарушает родные традиции, Что в семье должна баба готовить, Убираться, тряся ягодицами, И стирать. А не мужу злословить! Разговаривать с ней больше не о чем, Ей насрать на страну и на кризис. Как она, вот такие же неучи Проебали родную отчизну! Обитает в сопливых фантазиях, Говорит, мол, ей мало вниманья. Я твержу про Европу и Азию, А она мне - про пиздостраданья. Заведётся пластинкой заезженной, Третий день просит гвоздь забить в стену. Замолчи, ненормальная женщина, Ведь не я виноват, а СИСТЕМА!
18
10
223
Безгранично
Я тебя безгранично люблю. В мелочах люблю, в общем и в целом. За искристую душу твою И за несовершенное тело. За различие взглядов и чувств, За единство похожих стремлений. Я с тобой ничего не боюсь, Мы любую беду одолеем. Мы, как пазлы, на стыках сошлись, Уникально подходим друг другу. Ты моя вдохновенная мысль, Воплощённая в жизненном круге. Знаю: были знакомы всегда, До рождения и после смерти. Ты Рождественская Звезда, Что ночами мне ласково светит. И тем глубже любовь, тем сильней, Что и я для тебя путеводна. Тоже тянешься к сути моей, Познаёшь меня, сколько угодно. Мы с тобой, словно минус и плюс, Бьётся ток наших взаимодействий. Я тебя безгранично люблю И пропитана этим блаженством.
18
1
485
Ангел и чёрт
Образ ангела очень накладен. Тянут крылья свинцовые вниз. Всех прощать, жить других только ради, Выполнять за улыбку каприз. Извиняться, смущаться, смеяться, Уступать, забывать о себе. Скромно с серой толпою смешаться, Угождая той самой толпе. За труды не просить о награде, В баре жизни закрыть чужой счёт. Образ ангела очень накладен. Так что, ангел, тебе нужен чёрт. Будь сияющим, добрым, красивым. Светлый образ тебе так идёт. Чёрт же с помощью влезет посильной И всю чернь под ногами сотрёт. Чтобы ты мог светить без препятствий, Чтоб никто не марал твоих крыл, Чёрт пособников лютого блядства Медной крышкой победно накрыл. Будь счастливым в небесных просторах, Не носи ни меча, ни брони. Чёрт злодеев нагнёт до упора И твой радужный мир сохранит.
18
2
167
Плохая актриса
Это точно не наша история, И написана вовсе не нами. Мы с тобой - персонажи картонные, Что в театре народ развлекали. Кто-то сверху тянул нас за ниточки И озвучивал роли за кадром. Наш союз будто мастером выточен Из полена для кукольной драмы. Кто-то смотрит на нас и жуёт попкорн. Мы играем, как в опере мыльной. Надоели кулисы со всех сторон. Ухожу. Не звони на мобильный. Я с подмостков театра хочу сойти. Заигрались. Потёк грим на лицах. Любишь сцену - и дальше на ней звезди. Я же очень плохая актриса...
24
3
400
Истина в?..
Когда-то истина являлась нам в вине*: Эпоха крови, красных красок, потрясений. Ты будто слёзы пил, что пролиты в стране - Потоки красные, впитавшиеся в землю. И этот сок, пройдя сквозь почву в виноград, Тебя жалел, теплом делился с грустным сердцем, Дарил недолгое забвенье от утрат, Чтоб ты к утру смог возродиться наконец-то. Теперь скажу, где наша истина живёт: На дне горячей чашки утреннего кофе. Она черна, и утомлённый наш народ В ней видит будущее, как гадалка-профи. Её мы пьём, когда уже совсем без сил, Когда копейку нужно взять на трёх работах. Даст кофе бодрость, о которой ты просил, Но у тебя из организма вырвет что-то. И я не знаю, что из двух мне предпочесть. И там, и там - несправедливость и тревога. Борьба и кровь, а может, медленная смерть? Попью чаёк - чаинки сложатся в дорогу... *In vino veritas/ истина в вине - ключевая фраза стихотворения А. Блока "Незнакомка". Блок жил с 1880 по 1921 год.
17
9
191
Чернее смоли
Моё сердце чернее смоли. Из него ты качала сырую нефть. Выбивала на рынке долю - Мол, трудиться приходится, чтобы есть. Нефть вся вышла, остался дёготь - И его ты с улыбкой пустила в ход. Даже с дёгтем есть шанс работать. Бизнес-план утвердила ещё на год. Все леса извела под корень, Вряд ли вырастет здесь хоть берёза вновь. Но зато под болотной кровью Обнаружился, к радости, чёрный торф. Иссушила болота быстро И добыла весь уголь из тёмных шахт. Я спросил: так ли нужен бизнес? Есть ли смысл контрольный пакет держать? У вулканов, давно потухших, Раскопала ты чёрный обсидиан. Этот камень не самый лучший, Но поможет он кризис закончить нам. И от камня остался нолик. Экскаватор меня исчерпал до дна. Моё сердце чернее смоли, Потому что там чёрная впадина. Поняла ты: не станет лучше. И другие пошла покорять миры. Ты всего лишь хотела кушать С аппетитом космической дыры.
17
2
287
Оболочки
Мы - просто оболочки наших душ? А, значит, Нас и не было, "подруга"? Когда мы вместе принимаем душ - Мы принимаем душ, а не друг друга? Мы - просто отголоски наших мук, Что, убивая, сделали убийцей? Мы - не слова, а лишь словесный звук, Который молча в воздухе зависнет. Мы просто две частицы, что уж врозь? Соединяясь, мы сломали крылья? Двойное одиночество срослось - Тела стучат, но сердце не открыли? И только к коже я твоей и прикоснусь, Когда к ней нежно поцелуем прикасаюсь? Со мной ты рядом, но, не слыша пульс, Опять чертовски по тебе скучаю... *** Мы просто оболочки наших душ. Я помню, раньше было по-другому. Теперь мы телом принимаем душ, А души впали в длительную кому. Мы просто отголоски наших мук. Я с ужасом смотрю, как вянут чувства. Жила, как в доме, я в сплетенье рук, Теперь же в них осталась только пустошь. Мы просто две частицы, что уж врозь. Заботы, быт... Тебя я вижу реже. Нехватка разговоров. Что стряслось? Куда свиданий первых делась свежесть? К твоей я коже по привычке прикоснусь, Чтоб передать, что всё вернуть мечтаю. Ты вроде рядом и изучен наизусть, Но я чертовски по тебе скучаю... *Соавторство с @Greshnyi_Mark, но вы это уже поняли)
23
3
517
Система висит
Я теряю связь с тем, что делаю. Забываю, куда иду. Кабель порван, висит система, и Нужно срочно менять Винду. Я была с собой убедительна, Что не важен мне полный зал. Но лагает моя действительность, Как и ноут не зависал. Я всё время желаю большего, Не того, что сейчас моё. Материнка давно изношена, И процессор уже старьё. Обновляю странички пачками, Жду каких-то ещё чудес. Мой экран до того запачканный, Что не видно на нём прогресс. Я такая нетерпеливая, И хочу получить аванс. Антивирус не нивелирует Установленный дисбаланс. И тогда задаюсь я мыслями: Для кого и зачем я здесь? Алгоритмы не те прописаны, Выдаёт мне ошибки сеть. Я в себе убиваю спамера, Но рассылки при этом шлю. Не подходят к устройствам драйверы, И не грузится ICQ. Если ты хоть чуть-чуть сечёшь в IT, Сохрани меня, как игру. А не то пропадёт из памяти Разработчика долгий труд.
10
2
231
Моему Человеку
Спасибо, люди, дальше я не с вами, Ну как-то слишком тесно среди вас, И если честно - вы же просто заебали, Мне не смириться с этим в этот раз. Прощайте, люди... Или как вы там назвали Друг друга, чтобы было как позвать? Я не хочу остаться средь названий, Что лишь пиздят и нечего с них взять. Меня любить, чем вы, научат лучше птицы, Меня дружить научат берег и волна, Расскажет древо, как мечте той сбыться: Тянуться к небу все же, когда дом - земля. Как твердым быть - раскроют тайну камни, Как сильным быть - спрошу я у зверей, Как быть свободным - ветер это знает, Как быть счастливым - знает даже тень. Как не тонуть в себе - вода меня научит, Как не обжечься больно - пламя даст урок, Без грязи жить - земля ответит лучше, Не задохнуться - воздух знает толк. *** Уйдя к природе, как Торо однажды, Я как-то раз на звезды ввысь глазел, И прошептал: "Смотри... О, как прекрасно!" Но никого вокруг - давно покинул всех. И как-то пусто сразу стало средь Вселенной, И красота ее тогда теряет всякий смысл, Когда я вижу сам и упиваюсь этим, Но тот момент мне не с кем разделить. И потому чудесен мир, но до колючей дрожи... Мне все же нужен... Нужен Человек! Всего один! Да тот, что всех дороже, С которым я один один не буду впредь. С которым я останусь только лишь собою, С которым я не буду больше просто тлеть, Да вот смотрю назад и не найду покоя: А есть ли Мой хоть где-то Человек? *** Спасибо, люди, дальше я не с вами. Устала от предательства и лжи, От яростной погони за деньгами. Попса, сарказм, порнуха, алкаши... От голых баб, тупых политиканов, От гениталий, тычущих в лицо. Мне надоела глупая реклама. Наели не мозги вы, а мясцо. Моя душа желает в жизни света, Спокойствия, развития, мечты. Вы за айфоны дальше делайте минеты, А я навечно в книжные ряды. Мне о любви расскажут Пушкин и Есенин, Совет, как жить, дадут Тургенев и Толстой. Вот с ними очень продуктивное общенье, Вот с ними я себя не чувствую пустой. Пусть книжный Грей Ассоль подарит алый парус, А не пройдётся плёткой в области трусов. Живу среди, но с вами не соприкасаюсь. Я отщепенка, состоящая из слов. *** И вот читаю, время пролетело. О, сколько строк, как много мыслей в них! Они, как космос звёздный, беспредельны. Кому сказать об этом, кроме книг? Мне нужен Тот, кто понял бы стремленья От сердца к сердцу, от души к душе. Я говорю с бездушным поколеньем О поколенье, умершем уже. Чудесен мир, но я идти устала Одна среди пустых и чуждых лиц. Ведь не одна граница у кристалла, И в книге тоже множество страниц. Делить мечты и доверять друг другу, Встречать закаты, ветер, дождь и снег. Ну сколько мне по замкнутому кругу? А есть ли Мой хоть где-то Человек? *Соавторство с @Greshnyi_Mark
19
7
403
0
Я не могу тебе ничего дать кроме своей души. У меня денег не много, и прическа не стильно лежит. Мой папа рулит не компанией, а стареньким камазом, Он ездит в Ярославль и Нижний по неровным трассам. А я не Пэрис Хилтон, не модель и не актриса, Я не танцую у шеста, а думаю про иксы В обычном институте. Я такая же, как все. И если нету пар, то прихожу с работы в семь. Я ем картошку, гречку, овощи, люблю минтай. Сама себе готовлю. Без изысков. Жизнь проста. Я не умею хайповать, а по ночам стихи пишу И дополняю ими белый интернетный шум. Они вливаются, непонятые, в общий гул. Со странными словами - их вбивают люди в Гугл. Я плохо понимаю в людях, людям сложно со мной. Я прорубить хочу словами к этим людям окно. Я так мечтаю что-то миру прекрасное дать, Такое, чтобы всех тянуло в смоге городском полетать, Смотреть на крыши вниз и пульс небесный слушать. Но я могу тебе отдать всего лишь свою душу.
21
13
312
Яркость
Я вижу яркость в самых чёрных днях, Я вижу яркость в наших серых жизнях, О, как же ярко мне в твоих глазах, Где взгляд потухший сохраняет искры. Я вижу краски в чёрно-белых снах, Я вижу краски в чёрно-белых снимках, О, как же ярко мне в твоих словах, Где голос севший напевает хрипом. И я хочу тебя лицом уткнуть В те сполохи, что ты в себе не видишь. Пойми, мне яркость распирает грудь - Твоя, не чья-то! Хоть портрет и выцвел. Ты ослепляешь, как ты не поймёшь? Ты Млечный путь, и я тебя касаюсь. Не надо страха, хватит верить в ложь! Давай зажжём друг друга всем на зависть! *Спонтанное соавторство с @Greshnyi_Mark
20
4
291
Космическое
Я в тебе зависаю, как будто на станции «Мир». И, как станции «Мир», мне в воде бы пора охладиться. Нас с тобой разделяют и метры, и тонкий эфир, И маршруты, и души, и всё, что могло быть границей. Мы с тобой не подходим друг другу, как яблоне — Марс, Как Луне — атмосфера, как почве — жестокий Юпитер. Вот поэтому я на глаза давлю, а не на газ: Чтоб твой образ забыть, ни секунды тебя не увидеть. Я готова сжигать и судить ежедневно в себе За враньё, что «они всё же встретятся», Лжегалилея. Весь набор чёрных дыр за собой дёргать в старой арбе*, Из души выбиваясь, я больше уже не сумею. Ты объект инородный, оставишь лишь кратер и дым. Так что лучше сгори без остатка в моей атмосфере. И все чувства к тебе — это сгусток сплошной кислоты, Раскалённый и страшный, как облачный слой на Венере. Ты мне в голову дал, как Ньютону по темечку — плод. Только ты был не яблоком — целой горой Магомета. Извини, моё тело нагрузки такой не снесёт, И тебе в моём сердце на кладбище место пригрето**. Я вперёд понесусь и открою однажды, поверь, Сингулярность*** — то место, где плотность любви бесконечна. Ты и сам не хотел, может быть, выбивать во мне дверь. Ну, случается. Справлюсь. Остыну. До новой невстречи. *Арба - двухколёсная повозка. ** Место, где затопили станцию "Мир" - это кладбище космических кораблей. *** Сингулярность - такая точка в пространстве-времени, где плотность стремится к бесконечности. Пример - чёрная дыра.
19
4
332
Блуждающий огонь
Я боюсь лишний раз на тебя смотреть: Вдруг врасту, вдруг впечатаюсь, вдруг с концами. Для кого-то мужчина - стена и твердь. Для меня ты трясина с её огнями. Зачаруешь, заманишь, собьёшь с пути - Я погибну, назад не найдя дороги! Мне бы сразу подальше куда уйти, Но смотрю на тебя, и слабеют ноги. Ты опасен. Ты знаешь, я так боюсь, Что опять повторится любовь впустую. Ты мой вздох не сцелуешь с открытых уст, Я же имя твоё не приемлю всуе*. Ты блуждающий светоч моей души Не тяни, не засасывай в топь сырую. Ты улыбкой красивой меня душил, Надевал на меня, как на лошадь, сбрую. Я рвала ювелирную цепь оков, Притерпелась к мистической силе кладов. Сколько б папоротник ни нацвёл цветков - Мне сокровищ запретных уже не надо. Я боюсь лишний раз на тебя смотреть. Целовать твой анфас - что лизать осоку. Сладкий яд всё равно означает смерть. Так что душу напрасно мою не трогай. * Не приемли имене Господа Бога твоего всуе (Не произноси имени Господа Бога твоего напрасно) - третья заповедь. ** Анфас - вид человека спереди, лицом к смотрящему. P.S. Целуя икону, мы тоже чаще всего целуем анфас. *** Осока - растение с острыми листами, которыми можно порезаться. Растёт на болотах.
19
15
289
Костры
Меня опять облили керосином, А спичку я сама и поднесла. И пламя было очень некрасивым, Осталась неприглядная зола. Зола с оттенком мертвенным и трупным, С осколками оплавленных костей. Сгорела я, как пойманный преступник, Как ведьма, как последний лиходей. И ничего хорошего в кострище И в буйстве красок жаркого огня Никто не видел. Говорят, что чистит Огонь, да только он пожрал меня. И в боли, и в безмолвных жалких криках Нет ничего. И смысла тоже нет. Моя душа подобна адской скрипке, Играющей божественный сонет. Но знаете, в чём странность нашей жизни? А может, в чём вся суть её и соль? Сгораешь ты, но стоит справить тризну - Как снова бес выводит си-бемоль*. По кругу пляшешь ты без остановки И восстаёшь, как феникс, из золы. Сто раз погибни в трюках без страховки - Но снова будут песни... и костры. *Си-бемоль - веселая, мажорная тональность в музыке.
20
7
299
Романс
Любовь и гадить - тема для романса, Написанного в терминах души. Один готов дуть в попу, жаждать шанса, Другой быстрей облегчиться спешит. А после, как настигло облегченье, Перестают и дуть, и шансов ждать. Твоё, прости, несвежее печенье  Голодным чайкам следовало дать. Пусть птица дура, пусть она безмозгла, Пусть не целует в щёки горячо. Но ты мне гадил в душу. Мыться поздно. А чайка гадит только на плечо... В соавторстве с Даниилом Горбуновым: https://ficbook.net/authors/2466615
10
1
345
Бинт
Мне страшно. Я боюсь заглядывать вперёд, Ведь в прошлом были дни мучительных уколов. И потому я свой не начинаю взлёт, И потому иду с опаской и не скоро По тоненькой тропе размером с лисий след, И будто подо мной лёд озера Чудского*. Я в небо подсмотрю: куда мне до планет! И опущу к ногам глаза свои прискорбно. Мне страшно. Посмотри: я даже без брони! Я мягче, чем моллюск, оставшийся без дома. А люди часто так похожи на гранит, Но и гранит бывает в нашей жизни сломан. Христос пришёл с мечом**, а мне не дал ножа. Я только и могу, что обнимать руками. И если господин ты или госпожа, То я всего лишь пух, укрывший серый камень. Я дам тебе воды и я тебя прощу. Я просто не могу в ответ ожесточиться, Ведь знаю, каково почувствовать пращу***, И пусть ни с кем другим такого не случится. Мне говорил Господь: приди и губкой стань, Впитай слезу и кровь, текущую из раны. Есть тот, кто боль даёт, есть тот, кто держит сталь, И миру нужен бинт на нашем поле бранном. * На льду Чудского озера Александр Невский победил крестоносцев - они провалились под лёд из-за тяжести своих доспехов. ** "Не мир пришёл принести Я, но меч" - Евангелие от Матфея, глава 10, стих 34. *** Праща́ - древнее ручное оружие для метания камней.
18
6
333
Небо и земля
Ты хочешь тоньше, до небесной бездны, До ангелов на кончике иглы. Что не небесно, то и не полезно, И вписано лишь в грубые углы. Ты веришь в солнце, атомы и гены, И ДНК в космической цепи. Тебе незнанье - огненной Геенной, Без осознанья каждый в жизни спит. Ты ходишь ищешь, будто бы по краю. Ещё чуть-чуть, и разорвётся мгла, И ты узнаешь состоянье рая, Отличное от адова котла. Ты всё увидишь, ларчик распахнётся Калейдоскопом истин и миров. И ты вдруг станешь целостным, как солнце, Крылатый бог космических ветров. И не один ты будешь в этом счастье. Ты хочешь целый мир позвать с собой, Чтоб сеять свет, чтоб каждый был причастен - Так солнце свет не дать не может свой. К душе душа, желающая света, Мятущаяся в поиске душа. Искать ответы лучше вместе с кем-то, И ты зовёшь, прерывисто дыша. Но думаешь, что мы пока частицы, И лишь поднявшись, целость обретём. А я скажу: достаточно родиться, Чтоб загореться целостным огнём. Мы все уже в процессе познаванья, И жизнь в том деле - главный инструмент. Мы будто звёзды в схемах мирозданья, Вживлённые в пространственный цемент. У каждого из нас своя дорога И свой кусок вселенской черноты. Быть может, в этом замысел у Бога - Быть разными, но наводить мосты. Мы разные, но в этом и единство - Ты утонуть в непознанном готов. Так разреши кому-то поделиться С тобой другой концепцией миров. Чтоб ты узнал: в галактиках далёких Не каждый должен истину искать. Кому-то надо думать о высоком, Кому-то - нежно землю целовать. В простых вещах, в моментах настоящих Я вижу тот же яркий звёздный свет. Реальность жизни мне бывает слаще, Чем тайны неизведанных планет. И в этом благо двух различных взглядов, А ты считаешь, будто бы я сплю, Что разбудить меня скорее надо, А то недолго плавать кораблю. Ты говоришь про ужасы застоя, Но я не ты, и цель моя не та. Я сердцем вижу солнце золотое, Природные обычные цвета. Земля и ветер, жизнь меня шлифует, Спокойно, как умелый ювелир. Я принимаю целостность такую, И я звезда, я тоже дивный мир. Пусть я лечу не по твоим орбитам, Но это тоже равноценный путь. Давай друг с другом будем так открыты, Чтоб можно было смело занырнуть И уловить чужого сердца суть, И обновлённый воздух в грудь втянуть.
17
6
316
Горечь
Кто сказал, что горечь неприятна? Покажите этого глупца! В тёмно-томных безднах шоколада Я готова таять без конца. Смаковать со вкусом крепость кофе: Чуть корицы, сахар - по нулям. И мужской, брутальный, горький профиль... Резкость притягательна для дам. Горечь - тоже острая приправа, Но с оттенком выдержанных вин. Терпко пахнут лекарские травы, Горько спеют ягоды рябин. Коньяка настой в дубовых бочках Зажигает сердце янтарём. И глаза, чернильные, без точек, Вроде горечь - но горят углём. Горечь - это сдержанное пламя, Охра, карий, чёрный и бордо. И полынь зелёными крестами Оттеняет горечи глоток. Горечь на язык ложится влажно, По чуть-чуть, рождая жизни вкус. Я сама страдаю горькой блажью, Но никак досыта не напьюсь.
14
6
224
Так звучать
Такая чистота, хрустальный звон такой Принадлежат колоколам особой формы. С таким накалом изрыгает жар дракон, И пенье рога льётся по долинам горным. В одну симфонию журчащую сплетясь, Так миллионы капель бьются в хрупких волнах. И если б звук живой картиной стал для глаз - В зрачках чертил бы он штрихи слепящих молний. Так звёзды колют небо чёрное иглой, Так провода гудят, вбирая силу тока. Звенит клинок, когда с другим клинком свело, И... тёплый кот мурчит в моменты ласки кроткой. Так ставит мастер на шедевр свою печать, И спелый плод слетает вниз со щедрой ветки. Ты удивишься: что способно так звучать? Всего лишь чувства из груди у человека.
16
0
486
Чайка
Ты изгибаешь плавно локти и запястья Подобно чайке, изгибающей крыло. И только небо с ветром ты возьмёшь в объятья: Бескрылым людям, вот как мне, не повезло. Тебя заботят высота и вкус свободы, Ты рассекаешь небо, сделав взмах рукой. А мне, бескрылой, не хватает кислорода, Я задыхаюсь, забывая свой покой. Пусть мой удел - стоять на гладкой серой гальке И позволять воде лизать свои следы, Я так люблю смотреть на танец белой чайки, Посланки к небу от лазоревой воды. Ах, эта чайка так напевна и тревожна, Она любовь несёт от моря до небес, Любовь, которая меж ними невозможна, Но ей пропитан каждый пенный моря всплеск. Уж сколько слёз рождает море, сколько песен. Движенье волн - как рваный вздох морской груди. И чайка носится, купаясь в водной взвеси, Как белый ангел ада с раем посреди. Она волнуется о вечном и высоком, А я душой за ней, хоть телом - на земле. И, может, небо, розовея на востоке, Так лепестками стелет путь к морской волне.
6
0
252
Луна
Я смотрю на луну, но не знаю, где ты. А луна тоже смотрит - туда, где ты есть. Мы с тобой лишены путеводной звезды, Мир - огромный холщовый мешок пустоты, Хоть наполненный весь. Ты глядишь на луну, но не знаешь, где я. А луна мне сияет в бездонной ночи. Так что в этой луне есть кусочек тебя. Я к тебе доберусь, пустоту разгребя, Только шли мне лучи.
20
6
356
За меня
Как портрет Дориана Грея, За меня прогорят стихи. Их слова обжигают, греют, Их слова - за меня - тихи. И они - за меня - крикливы. Отрыдают, умрут, убьют - За меня. Я могу без срыва Продолжать свой словесный труд. Я живу и почти спокойна. А слова - за меня - вразрез. Им, наверное, тоже больно За меня поднимать мой крест. За меня. Все мои пожары И любая моя слеза, Вся печаль от земного шара - Поднимаются в небеса. Поднимаются вместе с ветром, Уносящим шептанье строк. Кровь из сердца, что хлещет щедро, Стих допьёт - за глотком глоток. Стих умчится, как поезд в вечность, Как посланье мирам другим. Что стихи? Это те же свечи - Свет, который сгорает в дым. Но пока огонёк истлеет, Он на тьму нанесёт штрихи. Как портрет Дориана Грея, За меня прогорят стихи. Тьма сгустится, золу мешая. Но под кожей извечной тьмы Светом выбитые скрижали Будут жить. Их ничем не смыть. Не заметят их и не вспомнят, Но они сохранят мой след, Словно свечи для тёмных комнат, Словно в космосе звёздный свет. Я когда-нибудь постарею, Не смогу и поднять руки - Как портрет Дориана Грея, Пусть горят за меня стихи.
18
14
346
Бутылка
Не пей! Я горчу, как полынное злое вино. И горло не трогай губами. Мне попросту страшно, Что ты, отравившись, заткнёшь и отправишь на дно Меня, не оставив на память в бутылке бумажки. Ты скажешь: зачем я грозился испить твой нектар. Нектар обернулся не мёдом, а жалящим ядом. Хоть я из стекла, но держала о камни удар, Когда отдавали меня хладнокровным наядам*. Держала — но видишь, что тонут во мне корабли, Ракушки в бутылке в песок истираются белый. Ты тёмную зелень не сможешь с меня отскоблить, Цвет яда, который смешался с моим хрупким телом. Ты можешь пытаться, но губы потрескают в кровь Всего от глотка, и тогда разобьюсь на осколки. Разбей! Всё равно я полынную эту любовь В своей глубине не могу выносить уже столько. *Наяды — воплощение водоёмов, озёр и рек.
20
5
440
Печать
Сначала я думала, ты не оставишь печати. Я думала, мы - как бумажные в пачке листы. Но ты не листом оказался, а копотью, чадью, Углем исчертил всю меня до сплошной густоты. Да, ты рисовал, наслаждаясь бумажным простором, Свободой, что хочешь, оставить на белом листе. И мялся листок под твоим вдохновенным напором, И рвался под грифельной страстью, и был мягкотел. Тебе надоело - испортил в порыве бумагу. Ее не расправить и дырки с нее не стереть. И я оказалась в корзине, вся в пятнах и знаках, Ненужный листок, на который не стоит смотреть. И может, другой бы оставил на белом шедевры, Рисунок лелея, убрал бы его под стекло. Но больно коснуться рукой оголенного нерва. Испорченный лист забывают - всего и делов. А я все храню след твоих перепачканных пальцев, Не в силах очистить себя, чтоб другой рисовал. Я, может, готова была для тебя разорваться, Но в месте разрыва остался бездонный провал.
21
11
463
Аполлон
Ты на самом деле романтичен И хорош, мой милый, как хорош! Голос твой, как будто щебет птичий, И почти его не разберёшь. Ты болтун, но, бог, какие мышцы! В голове мозгов, как у мяча. Милый парень, глазки, как у шпица, И бугры, о коих лишь мечтать. В общем, никакие разговоры От тебя мне были не нужны. Я мечтала только до упора Вжаться в область мускулов сплошных. Оказался образ твой коварен, Иллюзорен, словно давний сон. Не всегда в постели тот в ударе, Кто по виду сущий Аполлон.
14
12
189
В. Ц. Белый
Ты на царские плечи сделан, Но тебя выбирал монах. Ты одежда невинной девы И прощенья с пощадой флаг. Ты для тех, у кого не взяли, И для тех, у кого возьмут. Ты сверканье слепящей стали, Что позна́ет убийства тьму. Ты встречаешь собой младенца И собой укрываешь труп. Ты луны ледяное сердце И горячего солнца труд. Ты любой. Ты миров основа. Всё в тебе и в тебе ничто. Белый лист - колыбель для слова И простор для других цветов. _________________________________ #вдохновениецветом
18
8
265
Не грех
И между нами заискрятся моря, Как будто солнце нежно смотрит на них. И по дорожке из лучей янтаря Мы убредем от континентов пустых. И между небом и хрустальной волной, Когда не станет ни земли, ни травы, Мы будем вместе, как Ноема и Ной, Среди безбрежной и густой синевы. Я не хочу ни катаклизмов, ни бед. И не хочу тебя у мира украсть. Твои касания - тягучий щербет, И мне бы только пригубить эту сласть. Мы возвратимся по дорожке луны На белый пляж, блестящий ночью, как снег. Ты знаешь, люди для любви рождены. Любви такой, что и забыться не грех.
15
6
282
Дождь
А дождь, покинув дом из мягких туч, Шагает в пропасть, в глубину и в бездну. Он так бесстрашно, яростно падуч, Чтоб на земле разбиться и воскреснуть. Ты слышишь шум воды и стук в окно? А это крик десанта смелых капель. Они с небес спускаются на дно, Чтоб стать лекарством от земных царапин. Они встречают грудью пики крыш И отдают себя, погибнув в лужах. А после ливня наступает тишь - Природа пьет их кровь, их жизнь и душу. Ты знаешь, в этой капельке дождя Любви не меньше к миру, чем у бога. Вода исчезнет, в землю уходя, Став жертвой, но другим открыв дорогу.
21
14
151
Одиночество
Я съела уже столько бананов и столько конфет, Что ими доверху можно наполнить фабрику. А ты в пути где-то там встречаешь рассвет, В опалово-огненной, с привкусом кофе, Африке. И там танцуют прекрасные девушки с кожей тёмной, словно эбен, А мужчины ловят ритмы, как зверя, бубнами. Я в квартире одна: здесь лишь пепел и тлен. И плен. И дичайшая невозможность коснуться горячих губ твоих. И пока я опять примеряю затасканный до растяжек и катышков сарафан, И пока закрываю глаза и представляю в картинках, как ты там - Ты вдыхаешь всей грудью бескрайний простор раскалённых до жёлтой травы саванн И наслаждаешься аутентичным, только что собранным с ветки завтраком. Это могла быть не Африка - может, Шотландия, или Куба, или простая Москва, Это могла быть столовая, клуб, заправка, а может - твоя квартира. Я даже не в курсе, где ты. Меня просто тянет за сердце тоска по тебе - тоска, Как нить Ариадны, ведущая сквозь лабиринты больного чужого мира. Я знаю, что даже в кровати, между кирпичных, прикрытых обоями стен Я с тобой могла оказаться в Африке, Англии, Риме и даже в другой галактике. Но к чему этот трёп пустой? Ни в одной из известных науке звёздных систем, Ни в каком параллельном мире я не нашла тебя, мы не перешли с тобой от теории к практике. Значит, ты где-то там исполняешь свои мечты и стремишься в бой, Улыбаешься весело, как мог бы и мне, и делаешь, что тебе хочется. А я - вот такая, простая, обычная - я не могу осознать, что, наконец, сотворить с собой, И как, чёрт возьми, избавиться от сосущего, беспросветного, необъятного одиночества.
21
6
431
Там, в аду...
Ты предложил пройти мне курс для грешников Под чутким руководством рук твоих. Мол, там, в аду, уже котлы развешены, И "номера" есть даже для двоих. Мол, там, в аду, погода, как на Ибице, Вода в котлах - парное молоко. И надо обязательно увидеться Средь лавовых горячих островков. Мол, там, в аду, и небо ярко-красное, И качество заката - высший сорт. Ты приводил мне доводы для разума, Что ад не ад, а сказочный курорт. Мол, что тут думать, вы же лето любите, Моя неповторимая мадам! Осталось согрешить, и вечно будете Вы в лете, стоит оказаться... Там. Короче, план расписан: курс для грешников, И дальше сразу с шарика сойти. А Там... котлы, как гамаки, развешены, И сладости дают после шести. А что в раю? В раю безумно холодно. Вершины гор, прохлада, снег лежит, Мороз и солнце... Рай, накрытый облаком - Сомнительная радость для души. Но я сказала: "Это замечательно, Но ты же говорил мне час назад, Что любишь зиму. Что же получается? Ты в рай пойдешь, а я отправлюсь в ад? Я в ад, ты в рай, и мы с тобой не встретимся, Как нить с иглой в слепых руках небес. А потому давай пока повертимся Без ада с раем и других чудес!" За вдохновение спасибо @Mark_Word
18
25
231
Битва с самим собой
Сизое небо кутается в смог, Солнцу уже не хватает крови розовой. Снова ты с поля брани уйти не смог, Снова лежишь в траве, весь обмытый грозами. Небо такое спокойное перед сном, Солнце уже не дышит, прикрыло веко. Снова тебя захлёстывает озноб, Ты забываешь, что жил и был человеком. Вон и луна в зените, висит, как меч, Как кривой ятаган, над тобой занесённый. Снова не хочешь вперёд ты ногами лечь, Снова торгуешь смерть за глубокий сон. Эта луна - упиться и не достать. Эта луна дурманит, но не даётся. Ты бы хотел обрести былую стать, Ты бы хотел руками достигнуть солнца. Вот она, злая битва с самим собой. Главная схватка вечных твоих сомнений. Ты побеждаешь, пока не проигран бой. Только бы руки от слабости не сомлели.
10
4
151
Ветер
Ты могла бы стать ветром и гривы чесать деревьям, Пролетая над морем, волну целовать в уста. Ты могла б облачиться в свободную лёгкость перьев И для облачных струн гитаристом небесным стать. Ты могла бы ходить по дорогам из звёздной пыли, Ты могла бы снежинки выстраивать в венский вальс. По луны барабану твои бы ладони били, И душа бы твоя ураганом живым неслась. Ты могла бы собой горизонта границу метить И вдыхать новый воздух в наш старый и добрый мир. Но пока не спеши, ведь стихи твои - тоже ветер, Шалый ветер, способный прочитанным быть людьми. Ты свободна любить и свободна быть тем, кем хочешь. Пусть тебя не удержит рутина людских оков. Ты по жизни лети, не касаясь ногами почвы, И тебе, словно ветру, пусть будет всегда легко. *Написано в честь дня рождения @Airus_Majere, прекрасной поэтессы и хорошего человека. Поздравляю!
21
9
361
Позволь
Я губ твоих рисую тишину, Неумолимость, строгость жёстких линий. Их, как ворота крепости, сомкнул, Осаду слов молчанием отринул. Не строй щиты. В глубинах тёмных глаз Живут киты крупнее слов горячих. Не жаркий шёпот связывает нас, А то, что ты в грудную клетку прячешь. И чем усердней камни ты кладёшь, И чем острей твои стальные грани, Тем горячей ты сам себя сожжёшь, И тем больней ты сам себя изранишь. Позволь мне быть, как шёлковый платок, И обернуть собой твои порезы. К губам прильну и сделаю глоток, Хоть ты точил их, словно пару лезвий.
22
5
292
Антитишина
Я знаю: тишины не существует. У тишины десятки языков. Она то шепчет повесть ветровую, То птичью песнь затянет высоко. Она скрипит древесными костями, Она шуршит букашками в траве. Хоть ты все стены войлоком обтянешь - Так крови шум расслышишь в голове. И даже космос, хоть не в наших герцах, Ведёт планетно-звёздный разговор Полей магнитных, инфракрасных терций - И ничего в пространстве не мертво́. Всё во Вселенной след свой оставляет, В мир излучая форму, звук и цвет. И тишины вселенской не бывает Для тех, кто взять умеет этот след. У тишины никто не беспризорен. В ней мир живым и полным различим. Я не одна, я голос в общем хоре. Мы существуем - значит, мы звучим.
30
2
536
Спеши!
Мне бабушка заваривала липу. Я пью ее, хотя и странен вкус. Храню от деда я бумажек кипу, А разговоры помню наизусть. Платки, что мне от бабушки достались, Уж год висят на стуле, на виду. Я в шкаф убрать их даже не пытаюсь. Не сдюжу. Не смогу. С ума сойду. Они ушли, оставив перед взором Ещё живую радость теплых глаз. Как статуэтки хрупкого фарфора, Храню всё то, что связывало нас. Мне первый гроб родного человека Был, словно выстрел - точно под ребро. Я прокляла всю лень свою навеки - Она скосила нам совместный срок. Отсчёт пошёл, и дальше только память - Музей для драгоценных рук и лиц. Наступит час и мне родных оставить, Чтоб стать одной из прожитых страниц. И кто-то будет плакать и лелеять Мой образ в глубине своей души. Со смертью мы становимся взрослее, Чтоб осознать: любить живых спеши!
24
10
262
Никто мне душу так не целовал...
Никто мне душу так не целовал - С незамутнённой нежностью и пылом. Её смягчили тёплые слова, И, словно воск, всё твёрдое оплы́ло. Но не дурманной сладостью вина, Не близким взглядом, не касаньем кожи - Душа другой душой опалена. И тень её отныне не тревожит. Я жизнь жила, как будто в толще льда, На глубине, вмурованная в глину. И грудь теперь вдыхает без труда, Шипы и камни, как чешуйки, скинув. Ты передал мне капельку огня. Совсем немного, но свече хватило. И в одинокой комнате меня Теперь живут спокойствие и сила. И, может быть, однажды я взлечу, Как феникс, оперённый жаром ярким. Ты овладел искусством светлых чувств. И эти чувства - лучшие подарки.
21
2
462
Невыносима
Когда-нибудь скажу тебе спасибо За то, что ты была невыносима. За понедельник вечером в субботу, За нудную и скучную работу. За строгость и отсутствие улыбки, За резкость фраз и тыканье в ошибки. За указанья, властность и укоры, За громкие бессмысленные споры. За труд, тяжёлый труд без перерыва, Который доводил тебя до срыва. Скажу я: да, она была занудой, Мечом, грозящим каждую минуту. Но кто захочет стать на это место? Быть неприятной, но такой полезной? Кто будет делать дело без вопросов, Кто станет мотиватором серьезным? Кто пнет под зад, когда нет сил подняться? Кто будет так обидно насмехаться, Что захочу я сделать всё, как надо, Чтоб не терпеть презренье и тирады? Да, без тебя мне станет одиноко И тяжело шагать своей дорогой. И я скажу, твоё отсутствие кляня: Ты из ленивой тряпки сделала - меня.
22
10
206
Завоеватель
Ты холоден, как лёд, хоть выглядишь, как сахар, А стоит надкусить - горчишь, как цианид. Я Моцарта прошу, но ты играешь Баха, И музыкой твой смех безжалостной звенит. Ты любишь проводить смычком по хрупким нервам И вместо крови их накачивать вином. Я город из стекла, в котором ты был первым, Но полюбил играть злодеев из кино. Вчера конкистадор, сегодня крестоносец, Ты хочешь воевать и рушить города. Мечом ты воздаешь почтенье Лакримозе*. Не может мирно жить страстей твоих орда. Ну что ж, иди вперёд и оставляй руины. Их кто-то соберёт и сможет запаять. Но, милый, если бог войны тебя отринет, Найдется ли рука, чтоб и тебя собрать? *Лакримоза - текст на латыни, оплакивающий умерших.
22
16
235
Рулатэ рула
Помните песню, что если взгруснётся, Нужно петь громко «Рулатэ, рула»? Дед мой, лукаво прищурясь на солнце, Песенку эту мурлыкал с утра. В жизни всему уделяется место. Дедушка умер, а песня жива. Я, не любившая скучную песню, Финские эти мурлычу слова. Если случайно осталась без денег, Если опять несчастливый билет, Я, доедая последний варенник, Слышу, как дед запевает куплет. Песенка эта с простецким мотивом Режет беду на ломти, словно нож. Если ты бросишь настрой быть счастливым, То неизвестно, когда обретёшь. Кутаясь в дни, проведенные вместе, Словно в броню из родного тепла, Я бьюсь за счастье под старую песню, Грустную песню «Рулатэ рула». Эй, рулатэ, рулатэ, рулатэ, рула, Рулатэ, рулатэ, рула-ла-ла! Эй, рулатэ, рулатэ, рулатэ, рула, Рулатэ, рулатэ, рула-ла-ла!
19
0
378
Ягодные строчки :)
Черные жемчужины В горсточке — по дюжине, Круглые и гладкие, Сочно-кисло-сладкие. Дернуть вниз смороды кисть, Как корову подоить, А потом скорее — ам! Хочет кто? Отсыплю вам! *** Как черничка-невеличка Побелить решила личко, Под дождинками купалась, Да черна так и осталась. Но от банных от потуг В рост пошла черничка вдруг! Посмотри-ка вниз, грибник: Прибавленье у черник! *** А у бабушки на грядке Внук играл с клубникой в прятки, Только хитрая клубника, За клубникой угляди-ка! Почивает под листом, Даже дразнится притом: «Эх, ты, горе-ученик! Покажу тебе язык! :Р» Как язык-то показала, Так к мальцу и в рот попала! *** Ежевика колет руки. Ежевика — это злюка. Синяя, пунцовая, Не скажи полслова ей. Но, как правило, у злюк Не находится подруг. *** Как под розовым закатом Разлеглась малина с братом. Брат — крыжовник, просто шик, Красный бок, — созрел мужик! И малина удалась, Чудо девка, просто сласть! Разлеглась малина с братом, Рассуждает под закатом: «Видишь, в небе красный круг? Непонятно, что за фрукт? Вишня, яблоко, лимон? Цвет меняет в небе он». «Дело вовсе не в цветах. Он не тает на губах. Мы и слаще, и вкусней», - Говорил крыжовник с ней. Прыснул ягодный смешок, Лопнул бок и сок потек. Вот беда на самом деле! Девка с парнем переспели! *** Свадьба готовится в нашем саду: Черные ягоды белых ведут. Белой смородины нежная гроздь В платье кисейном пускается в рост. Принарядился и каждый жених: Черные фраки из шелка у них. В загсе зеленом для всех хватит мест: Юношей — в черном и в белом — невест.
12
4
358
О росте
Сказали мне, что можно вырастать  Не только из обувки и одежды,  Но даже из себя, и стать под стать  Нельзя себе помладше, бывшей прежде,  И вместе с человеком стиль письма  И темы текстов тоже вырастают.  И я, заинтригована весьма,  Свои воспоминания листаю.  Начнем с того, что в школе мы всегда  Всё творчество делили поэтапно -  Менялись все писатели, когда  Случалось с ними что-нибудь внезапно:  Женитьба ли, поездка ли, война,  Но думать начинали по-другому,  И молодость, природа и жена  Давали место Родине и Дому.  Возьмем попроще что-то для ума:  Моя особо буйная подруга  Всегда хотела делать всё сама, Гуляла по компаниям и клубам.  И вот, закончив школу, говорит,  Что нет, представьте, вдруг, семьи важнее,  Что все друзья друг с другом до поры,  А мама и простит, и пожалеет.  Так что же, это тоже будет рост?  Особенный, влиятельный, духовный?  Но, был бы однозначен мир и прост,  Расти бы все хотели поголовно!  Да только всё идет само собой,  Сменяются кумиры молодежи:  От манги до актеров - по прямой,  И вдруг зигзагом к мультикам. Так что же?  Возможно ли помочь себе расти?  Мудреть по жизни с радостью возможно ль?  А может, всё на жизненном пути  Случится с нами раньше или позже?  Наверно, можно думать и читать,  Расширить кругозор и мыслить здраво.  Но жизнь не каждый день святая мать,  Бывают в ней и гадость, и отрава.  А что же я? Писала я всегда.  Сначала - чтобы мама похвалила,  Чуть позже, чтобы чувства передать,  Потом - чтоб вышло гладенько и мило.  А после был большой эксперимент,  А после - красота и много счастья.  Теперь же интересно даже мне,  О чем решу впоследствии писать я.  И, чтоб остановить разгульность слов,  Навеянных житейски мудрым кем-то,  Я просто пожелаю: всем назло   Растите вы, писатели, поэты!  Да что там мелочиться, пусть растут  Читатели и даже просто люди.  Ведь кто растут, те действуют, живут.  А кто живут, те думают и любят.
20
11
492
Дрова
Мне кажется, что мы с тобой дрова. Дрова, что в печку жизни запихнули. И наша плоть беспомощно мертва, И нам топор был неизбежней пули. И вот, лежим. И чёрное нутро, Печная ненасытная утроба, В тиски зажало нас со всех сторон И языком огня снимает пробу. Мы с дымом отдаём своё тепло, Трещим с тревогой, льются слёзы-искры. Зачем? Чтоб стать беспомощной золой, В трубу отправив свой бесплотный призрак. Случится это с нами. Но без нас, Без нашего желания и воли Всё решено. А кто отдал приказ? Чьи руки нас рубили и кололи? Ответа нет. Дрова вокруг горят, И я горю - мы вместе в печке этой. Мы стали, как кусочки янтаря, Красиво поцелованные светом. И, раз мы здесь, то хочется гореть Так вдохновенно, чтоб хозяин печки До самого конца желал смотреть, Огнём лаская душу человечью.
17
13
206
Марине Цветаевой
А знаешь, сейчас на руках моих  Собранье твоих стихов. На желтой бумаге огонь затих,  Но пепел его - каков! На желтой бумаге оставлен след, На серой обложке - грязь. Но в сердце сквозь долгую сотню лет  Проходят стихи, искрясь. А знаешь, ты стала во всем права: И им наступил черед, И да, на могиле твоей трава,  И кто-нибудь не пройдет, Помянет тебя, постоит чуток, И будет ему легко...  Да, знаешь, что мир до сих пор жесток, Но свечи вокруг икон? И И́верская горит в Москве, И дождь колокольный - звон, И пусть разрешен уж давно тебе Спокойный и тихий сон, Но, знаешь, Марина, никак нельзя Мне бросить тебе письмо, Ведь дни, словно волны реки, скользят, Висит над Москвою смог, И колокол тише, чем шум машин, А в свете тупых реклам Бывает, что кажется, будто жизнь Похожа на старый храм: Ветшалый, облезлый, где мало свеч, И вечно идут торги, И трудно священным тот храм сберечь, Он в людях почти погиб. А где же великий сейчас поэт, Великий писатель где? Великих правителей тоже нет, Мы будто горим в огне. Но, знаешь, синеет небесный свод, И так же холмы стоят, И так же кого-то твой стих зовет, Как было и век назад... Марина! Ты пламенная душа,  Ну что бы сказала ты? Был искренним глаз твоих грустных жар, А пряди волос - златы. Да, знаю, что жить - не лежать мешком, Подарков судьбы не ждать, А чувствовать, делать. Своим стихом Ты это смогла сказать.
14
8
265
Правда
Правда бьёт в сердце точнее снайпера. И если ты хочешь порвать своего врага, То часто тебе ни к чему в кулаке рука. Скажи ему правду - в лицо, не марай пера. Не надо выплёскивать злобу и боль в святые стихи, Которые спрячешь бесцельно или безлико выставишь. Скажи ему правду - много раз, триста тыщ, В глаза посмотри, усмехнись, мол, слова его - фантики. И в этом есть правда - в пустых оскорблениях силы нет, Цветок остаётся цветком, хоть гадюкой зови его. А ты держись правды, ты факты реальные выяви, И знай, что они превратятся в почти осязаемый стилет. Не трать на врага ни ругательств, ни громких фраз. Скажи ему то, что он знает и так в глубине души. Мол, ростом он мал, одевается плохо, смешно при ходьбе шуршит, Ему не идут прическа и узкая форма глаз. Всё кажется просто, но знай, в правде страшная власть. Услышать свой страх или комплекс - больней, чем назваться дебилом. Но помни, что правда немало людей убила. Используй с умом и без надобности не трать.
7
0
351
Любовь
Один среди апрельских голубков Был голубь. Он не пробовал любиться, Издалека смотрел на голубицу, Не ворковал. Какая тут любовь? Скажите мне, какая тут любовь? Он лишь смотрел, к голубке не слетая, И памятника Пушкину литая Рука его скрывала за собой. Голубка мчалась в выси голубой, А голубь поджимал больную лапку, И билось птичье сердце сладко-сладко И горестно. Несчастная любовь. Теперь я знаю: то была любовь Нелепая, неловкая, немая, Которую не каждый принимает. Пылинка с одеяния богов. Среди закрытых наглухо гробов - Пристанищ для остывших чувств сердечных Валяется распиленный скворечник. Так вот, я знаю: то была любовь. Так быть могло с любым и в час любой. Но и любовь когда-нибудь проходит, Меняя пары в птичьем хороводе. И только память тянет за собой.
13
10
390
Исписалась
Исписалась. Мне кажется, это слово меня настигнет И огромный поставит штамп на моих руках, Во весь лоб нарисует большую сигну, Выбросит белый флаг. Исписалась. Мне кажется, это слово вокруг хохочет И неоном мигает, тычет в меня перстом. Индикатор твердит между строк, что точно Аккумулятор сдох.
12
0
383
Невесомость
Ты в меня вдыхаешь гелий. Я уже невесома. Дай мне сотню разных мнений - Я возьму по сезону. Дай мне десять тысяч свечек, Подожги и жонглируй. Ты мой самый лучший кетчер, Ты поймал сердце мира. Хочешь, будем пить на пляже В самом центре столицы. Хочешь, Эйфелеву башню Вставим в зонт, словно спицу. Хочешь? Я пройдусь босая По осколкам снежинок. Мы себя наверх бросаем И смеемся над жизнью. Мы с тобой забыли грани Преломления света. Нас уже ничто не ранит - Нет ножа против ветра. Мы, как шар в узорах гжели*, Покоривший бездонность. Ты в меня вдыхаешь гелий. Ты моя невесомость. *Гжель - бело-голубая роспись.
13
6
98
Звезда Смерти
Хочешь, я собью тебе звезду? Пулей из пистолета. Она будет падать с орбиты и жечь на пути планеты. Она огромным огненным шаром пронзит испуганный космос. Пришельцы засядут в свои корабли, но только отчалят поздно. Эта звезда будет настоящей, величественной Звездой Смерти. Она устроит огненную феерию, чтоб я получил твое сердце. Она врежется в другую звезду, и они взорвутся Сверхновой. И мощью от взрыва собьёт ещё парочку звёзд - круг повторится снова. Наступит звёздная реакция, где космос - большой Чернобыль. А, кстати о чёрном - возникнет дыра на месте взрыва Сверхновой. Она засосёт в себя останки того, что не убилось о звёзды. И этот огромный шар для боулинга смачно пожрет весь космос. А потом покатится к нашей Земле, чтобы упасть к твоим ногам, Чтобы ты гордилась своим Джеймсом Бондом, способным направить в космос наган. Посмотри, это ты наделала, устроила всеобщий Конец Света! Ты же лишила зелёных альфа-центавриан дома, зимы и лета! Твоя красота взорвала галактику, чтобы порадоваться салюту. Для тебя я поджарил весь космос и рассервировал на блюде! Всё это ещё может случиться, знай, я не шучу, мир спасёт одно: Если ты согласишься целовать меня долго на последнем ряду в кино До умопомрачения, чтобы я даже не смог поднять пистолет наверх. Так вот, прими волевое решение, соверши этот подвиг и спаси нас всех.
17
17
422
Эта весна
Эта весна меня воскресила, подняла из болот. Нажала на грудь со всей силы, выдохнула рот в рот. Прижала дефибриллятор, пустила мощный разряд. Сказала, что будет рядом, и не отводила взгляд. Эта весна так близко, к коже под платьем льнет. Тянется, как ириска, сладкая, словно мёд. Целует под рёбрами нежно и пальцы кладёт на пульс. Скидывает одежды и голой танцует блюз. Эта весна безумна, прыгает над костром. Кидает в звёзды изюмом и всем отдаёт свой трон. Корону бросает сорокам, а сама, как простой нищеброд, Цветы кладёт у порога, в щёки целует народ. Эта весна священна и искренна, как Иисус. Она проникает в вены и стоны срывает с уст. Обнимает мои колени и дует теплом в висок. Отдаётся без сожалений - так, как ты сам не смог. Эта весна...
16
2
226
Шакалы
Я презираю тех, кто ходит стаей, Чтоб дружно нападать на одного. У них программа действия простая - Найти послабже и забить его. Но правда в том, что каждый в одиночку Из них слабее слабого щеночка. Они свой страх другими прикрывают, Сильней себя почувствовать хотят. Но что случись - и чья халупа с краю? И кто невинней маленьких котят? Они и дружбу заводить не могут, Когда дружить не надо на кого-то. Меня ломали долго и со вкусом. Я сдачи не давала никогда. Шакалы получаются из трусов, Но главная их функция хвоста - Поджаться и прикрыть кусочек тела На случай, если где-то подгорело. Я знаю, грош цена их силе духа. Они терпеть не могут ничерта. И если это знать, то сразу стухнет Величие шакальего хвоста. Вы гнев во мне так яростно растили - Теперь пожните плод своих усилий. О нет, я не хочу твердить о мести. Я не мараю руки о говно. Но если кто решил к тебе полезть - То помни: ты сильнее все равно. Не надо даже морду бить нахалу - От вида тигра побегут шакалы.
19
7
514
Тьма
Ты взглядом меня ожег, Как ба́лрог, ударил плетью. Ты демон, ты злой божок. Ты тот, кто забыл о свете. Ты тот, кто живет во тьме. Ты тот, кто пугает ночью. Ты древний огромный змей В кольчуге чешуек прочных. Ты ненависть, мрак, война. Ты сталь, ты огонь, ты порох. Ты грех, ты восстал со дна, Ты выполз из адских створок. О да, ты людская грязь. Лукавый, что шепчет в ухо. Ты то, что сидит, таясь, И ждёт, когда небо рухнет. Ты Ктулху. В людских сердцах Ты плаваешь, словно в море. Ты смотришь, как вечный царь В театре тасует роли. Ты темная часть меня, Но ты на колени встанешь, Когда на рассвете дня Ты в светлую часть заглянешь. И ты растворишься в ней, И вы навсегда сольетесь. И в мире, где небо в дне, Вам падать дано в полёте.
20
22
420
Писать
Пора уже снова писать стихи, Писать, как цветасты осенние листья, Писать, что ночи зимой тихи, И что о любви все весенние мысли, Писать, что летом вода звенит, И рыбы серебряным боком блещут, Писать, что солнце вошло в зенит, И новыми стали привычные вещи, Писать, писать, как стучит в груди, Как тонут глаза в небесах цвета сливы, Писать, что сегодня луна родит Сияньем ночные морские приливы, Писать, не думая ни о чем, Писать, говоря очевидные фразы, Как нужно всем дружеское плечо, И как от любви задыхается разум. Писать. Мне так не хватало слов, Которые льются, как дождик осенний. Писать. Мне, может быть, повезло, Что кто-то прочтет и мое творенье. Наверное, даже на смертном одре, Когда я старушкой беспомощной слягу, Душа моя, телу поставив крест, Дрожащей рукой потечет на бумагу И будет навеки, навеки там, В вышитых буквенным бисером строках, Ведь можно телом дожить до ста, Но жизнь на бумаге не ведает срока.
12
7
429
Проститутка
Я не слежу за звёздными вестями. Мне на журналы жёлтые плевать. Ведь мне со всеми этими "звездя́ми" Не складываться в общую кровать. Мне не ходить с Егором Кридом в баню И с Нюшей мне квартиру не делить, Не обменяться с Тимати носками, Не выпить с Лепсом, мать твою етить! Мне Алексеев кушать не сготовит, И Бузова мне денег не торчит. Мне всё равно, что было с Лободою На родах, и какие там врачи. Я не хочу держать большую свечку Там, где в процессе Алла и Максим. Мне не Киркоров скрашивает вечер, И не Малахов ждёт меня в такси. Я не родня Михайлову и Пьехе. С Биланом мы увидимся едва. Не важно, кто виновен в неуспехе Самойловой, и кто в неё совал. Мне эти тётки, дядьки и ребята - Чужие люди, это точный факт! От них мне надо лишь, чтоб пели внятно, И знать не надо, с кем они там спят. В чужом бельишке смачно колупаться, Как бабки у подъезда - выбор ваш. Для них трусы - как кнопка для оваций, Для них любовь - простой объект продаж. Пока есть спрос на этот сорт историй, Они в рекламу лезут и в статьи. Заходишь в Гугл - в курсе, кто с кем в ссоре, Кто трудится над новыми детьми... Расскажут вам про бывших без секретов - По мне, так грош цена любви того, Кто растрепал на всю страну об этом И душу превратил в монетный двор. Мне страшно видеть, как за популярность Воюют не талантом, а собой. Как будто поменяла жизнь полярность, Как будто в нашем мире крупный сбой. Ты посетишь семью в поддержку песни, Заснимешь кучу трогательных сцен. Всё это запихнут скорее в Вести, И ты отметишь рост своих же цен. Не важно, что семья тебя видала Последний раз лет пять тому назад. Эстрада наша проституткой стала. Но не тела́, а ду́ши в ряд стоят.
18
11
394
Человек-косяк
Я всё всё время делаю не так. Я по-другому просто не умею. Знакомьтесь, люди: человек-косяк, Несущий в мир разлад и ахинею. Я всё просплю, забуду, уроню, Испорчу план, нарушу обещанья. И не со зла. Быть может, я ленюсь, А может, давят чьи-то ожиданья. Я не умею делать вещи в срок. Меня и слово "срок" вгоняет в ступор. Когда я знаю, что за мною долг, То становлюсь беспомощной и глупой. Я искренне мечтаю о благом, Но результат далёк от идеала. Как жизнь меня подденет сапогом - Так я сбежать хочу под одеяло. Я вижу огорченье на лице И извиняюсь - снова, снова, снова... Бульдожьей хваткой кто-то держит цель, А мне Господь чего-то дал другого. Он дал мне раздолбайства килограмм И полное отсутствие амбиций. И кинул смело кролика к волкам, И разрешил на равных с ними биться. Жестокость, строгость - это не ко мне. Я не умею в жизни пробиваться. Мы в жизни, говорят, как на войне. А мне бы с этой жизнью обниматься. Без стресса, без напряга, без проблем, Без спешки, без борьбы на выживанье. Моя мечта: спокойствие и дзен, И ласковое с миром пониманье. Но может, Бог не зря мне столько дал. Быть может, через тернии - и к звёздам. Ведь, чтоб алмаз брилльянтом чистым стал, Его шлифуют - это вряд ли просто.
20
10
323
Старушка
У дороги застыл понуро Кособокий и старый дом. Появилась в дверях фигура И с крылечка сошла с трудом, Прислонилась спиной к забору, Не найдя ничего присесть, И горящим и диким взором Облаков оглянула сеть. Провожала она машины, Как друзей провожает пес. Не заметив ее, мужчина Мимо свежий букет пронес. И, как рыба глотает жадно Воздух ртом, а глядит на дно, Так глазами за ним бежали И старушка, и старый дом. Серой шали укрыли волны Тускло-белых волос копну, Добавляли часы безмолвно В круг к морщинам еще одну, И клубилась у ног усталых Городская густая пыль, Но в глазах… Сколько было жара! Сколько было немой мольбы! Не дарили тенек старушке Ветви голых, дырявых крон, Не пророчила ей кукушка Долгой жизни иль похорон, И никто к ней заботлив не был, Не пестрели вокруг цветы. Но стояла она под небом Изумительной чистоты.
11
8
238
Слова
Скажи мне, почему ты на меня так зла? Слова твои горчат, как пепел и зола. Твой голос - едкий дым, он жжёт меня насквозь. Ты ногтем расписным в меня вбиваешь гвоздь. О да, слова, они способны быть огнём. Способны сталью быть, отточенным мечом. Способны убивать и мучить, как палач. Способны, как коня, в хомут тебя запрячь. Слова лишают сил, слова бросают в дрожь, Кусают, как шакал, и колют, словно ёж. Не надо, не ищи могущества у ведьм. Слова даруют власть. Но ты смекаешь ведь? А многие слова способны вверх тянуть, Способны поддержать и двери распахнуть. Способны крылья дать и воскресить любовь. Не знаешь силы их - тогда поменьше слов.
14
3
216
Молитва
Я устала бояться, но мне бесконечно страшно. Сбереги меня, ангел, укрой, от беды спаси. Отогрей меня, ангел, ведь ты мой товарищ старший. Я слаба перед жизнью, и мне не хватает сил. Этой ночью луна так прекрасна на темном небе. Этой ночью луна отражает твои глаза. Я хочу попросить о душе и насущном хлебе. Выбрать что-то одно в нашем мире, увы, нельзя. Я могла все вернуть, я могла поступить, как надо. Но с упорством барана на грабли пошла опять. Сожалеть - это больно, но жизнь собирает плату Со всех тех, кто не смог этой жизни экзамен сдать. Вот и я истончаюсь. У края клубятся тени. От меня остаются ломти толщиною в ноль. Подскажи мне, мой друг, как возможно пройти сквозь стены? Подскажи, как сыграть в этой жизни другую роль? Помоги мне, мой ангел, отмыться от сонной пыли, Сбросить груз из унынья, исполнить свои мечты. Ангел, мы же с тобой так похожи: имеем крылья. И отличие в том, что летать научился ты.
14
4
229
Аполлон и Дафна
Среди богов пошла такая слава, Что Купидон стреляет хоть куда. И не найти на сорванца управы, Ведь он успешно целится всегда. Прослышал это златокудрый лучник, Искусства бог, пресветлый Аполлон. И он явился, чтоб узнать, кто лучше. Ну а увидев, не был впечатлён. "Нет, вы видали? Надо же, мальчишка! - Смеясь, воскликнул златокудрый бог. - Ребёнок с луком - это, право, слишком! Вот подрастёшь, и может, будет прок. Малыш, послушай доброго совета! Я взрослый муж и знаю толк в стрельбе. Опасны стрелы, брось занятье это! Ведь причинить ты можешь вред себе! Я победитель грозного Пифона, А все твердят про пухлого мальца! Ты мне не ровня, это безусловно! Беги домой и слушайся отца!" Но Купидон, слезу обиды спрятав, Ответил гордо, губы закусив: "Ты безупречный лучник, это правда, Сладкоголос и сказочно красив. И всё же ты сейчас запомнишь крепко, Что у любви не меньше солнца власть. Узнаешь ты, что Купидон не детка, И без осечки может он стрелять!" Смеясь, бог света вниз сошёл со склона, Но встретил вдруг красавицу из грёз. И запылало сердце Аполлона, Стрелой любви пронзённое насквозь. А Купидону было явно мало. Он ухмыльнулся, тетиву спустив. Стрела другая в девушку попала: Та, что должна лишь ненависть нести. А Аполлон, не чувствуя подвоха, К прекрасной нимфе смело подошёл И ей сказал: "Ты повстречала бога. И, хоть я бог, но я тобой сражён. Я света бог и промаха не знаю, И мной убит чудовищный Пифон. Скажи мне, нимфа, кто же ты такая? И будь горда, ведь я тобой пленён". Но, выгнув брови, девушка сказала: "Я нимфа Дафна. Мать моя - земля. И я, бог света, не терплю бахвалов. А потому не трать речей зазря!" "Да, ты горда, - в порыве восхищенья Обжёг бог нимфу жарким светом глаз. - Я, Зевса сын, ни от одной из женщин До сей поры не получал отказ. Не будь я бог, но это мне по нраву! Иди ко мне, и будешь ты моей. В том нет греха, а есть одна лишь слава - Быть с Аполлоном, лучшим из мужей!" И бог раскрыл красавице объятья, Да только Дафна бросилась бежать. Ей лес мешал, а ветки рвали платье, И Аполлон уж начал догонять. Но вот, добравшись до реки глубокой, Которой правил бог речной Пене́й, Вскричала Дафна: "Ты меня не трогай! Я не хочу, насильник, быть твоей! Противна мне сиятельная рожа! Не осквернить тебе меня, гордец! Пусть ты силён, но мне Пеней поможет! Хоть он не Зефс, но мой родной отец! Дай мне, отец, укрыться от погони! И красоту мою девичью скрой!" И вдруг пустила Дафна в землю корни И обросла коричневой корой. А Аполлон успел услышать сердце В переплетенье ла́вровых ветвей. "Увы, мужчине больше не согреться, Увидев, Дафна, красоты твоей! Но в знак любви от солнечного бога Прими подарок, неприступный лавр! Твоя листва в любое время года Зелёной будет, - Аполлон сказал. - И пусть лишь ты мне будешь украшеньем. Я твой венок надену на чело. Теперь узнал я горечь пораженья, Что Купидон несёт своей стрелой!" И Аполлон, навек укрытый лавром, Поцеловал зелёную листву. И боги знают, что любовь коварна. И возраст не помеха мастерству.
9
5
145
Счастье бывает вечным
Ты мне говоришь, что счастье бывает вечным. И я начинаю верить, что это правда. Что, если приклеить крылья себе на плечи, На них улетишь с девятого круга ада. Что, если протянешь руку наверх и дёрнешь,  То можно укрыться небом, как тёплым пледом. Что, если дороги наши увиты тёрном, То даже и он начнёт плодоносить летом. Ты мне говоришь, что больше не будет боли, И просишь отринуть страх и стучаться в души. У края вселенной плещут дельфины в море, И эта вода любую беду потушит. И если поймать за хвост не выходит солнце, Которое алый глаз закатило грустно,  То значит, в груди поярче костёр найдётся, И этот костёр не сможет вовек потускнуть.  Ты мне говоришь, что только поверить надо - И я, притворившись птицей, пронзаю воздух, Чтоб встретить мечту у врат неземного сада, И, двери толкнув вперёд, заблудиться в звёздах.
10
2
314
Утоли
Устала гадать, Раскладывать карты на нет и да, Брести, понимая, что не туда, И рвать провода. Ушла благодать. И снова я буду одна без сна, И снова утонет в воде блесна, Исчезнет весна. Так сколько ещё Себя предавать и на части рвать, Ну сколько себя хоронить в кровать, И сколько не спать? Подставь мне плечо. Но нет для меня твоего плеча, В квартире зола, и остыл очаг. Хоть прыгай в бочаг*. Я вижу вдали, Как белые крылья упали вниз. Лететь далеко, подо мной карниз. Крушение в жизнь. Прошу, утоли. Печаль мою, боль мою - все возьми. Когда-то мы были с тобой детьми. А сможем - людьми? *Бочаг - омут.
10
0
256
Грустные стихи
Когда мне грустно, я пишу стихи. Они укроют, душу обогреют, Приладят кем-то выдранные перья И отвлекут немного от тоски. Как призраки, цепями загремят, Восстанут в тишине безликих комнат, Прошедшее впитают и запомнят, Оплачут и отпустят за меня. Их строки, словно теплая рука, Мне на плечо дрожащее прилягут. Польется очищающая влага, Срываясь горькой рифмой с поводка. Стихи без разговоров все поймут, Довериться им можно без бутылки. На мелкие и легкие опилки Тяжелых слов раскрошится хомут. А ветер все подхватит, как листву, И по дорогам пыльным вдаль погонит. И в лодочками сложенных ладонях Стихи в сердца чужие поплывут.
9
0
205
Мечтатели
Вольного неба синь! Что ж ты мне греешь душу? Видимо, для разинь Замки возводишь-рушишь. Облачных белых стен Тают черты в лазури. В синий попал я плен! Мне говорят, что дурень... Пышных дворцов мазки - Белым цветком сирени. Сладко вспорхнуть с тоски Сердцу бы к голубени И раствориться там! Жаль, не подобны люди Собственным же мечтам! Жаль, мы летать не будем! Синий — холодный цвет. Синь, ты всегда морозна. Как же летят вослед За облаками звезды Чьих-то наивных глаз? Как забирает небо Теплых, живущих нас? И навсегда мы недо- Недолетели ввысь, Недомечтали где-то, Недоразвили мысль, Недо- певцы, поэты. Не завершив дела, В область мечты уходим. Что нам плита, игла, Что молоток и гвозди? Да, растеряхи мы, Клуши, мешки, разини, Только бы взять и взмыть К этой небесной сини! Только бы стать одним Облаком в дальней дали! Дни без мечты, они Клеткой железной стали...
8
2
205
И нет луны...
И нет луны, и дом ломает тьму Квадратами еще не спящих окон, Как будто заменить возможно током Глициний зачарованных тесьму. И плавают, похожие на бред, В тюрьме стеклянной рыбок силуэты, Блестят ключи, белеет ком газеты. А поезда, как пульс, стучат вдали, И накренился мир под стать Дали, Экрана свет глаза на части режет, И веки поднимаются все реже, Ведь люди — пауки, зависшие в сети, Да только паукам друг друга не спасти. Мочалкой пес лежит, а зеркало кривится. Мне остаются сны. Пусть счастье в них приснится. * Написано на стих Анны Ахматовой "Когда лежит луна ломтем чарджуйской дыни..."
10
0
211
Безумный танец
Играют коктейльные пузырьки,  В клубничном плывя веселье.  И золотом горьким моей тоски  Прозрачность залью теперь я.  Наверно, залью… Я смотрю в одно -  В волшебный портал забвенья,  И сердце стекает в брюшной поддон,  Стекает от искушенья  Списать все слова на глоток вина,  Коктейля и даже водки.  До встречи, раскаянье, прочь, вина,  Прощай, мой характер кроткий.  И в румбе шампанского видно мне  Бесстыжую страстность взгляда,  Тебя в медляке не со мной, а с ней,  С извечной моей преградой.  И видно, как пью, и летит душа  Довольно охотно в бездну,  И чувства в гоу-гоу перейти спешат,  Им в теле, как в платье, тесно,  А я совершаю шальное па,  Зарывшись в твои объятья,  При всех приникаю к твоим губам  И плачу легко от счастья.  Пусть сплетни раздуются, как метель,  Звеня по знакомых кругу.  Но на руки пола упал коктейль -  Преграда. Моя. Подруга.
4
0
264
В полнолуние
Я тебя ополнолуню, очарую, уведу.  Полюби меня, колдунью, полюби не на беду.  Ты в луну, мой принц беспечный, провались, как в полынью.  Притяну тебя за плечи, заарканю, залуню.  Этой ночью серебристой я могла бы при реке  Петь тебе заклятья чисто, заблудившись в ивняке,  И, как древние русалки, травяной собрать букет.  Не ходи потом к гадалке, был бы мой на много лет.  Но для храбрости текилу разопью перед окном  И подкрашу губы, милый, я малиновым вином,  Нанесу духи на шею и одену жемчуга.  Будет мой наряд белее, чем полярные снега.  Я приду к тебе, желанный, в эту сказочную ночь.  Ветер нежный и прохладный мне попробует помочь.  И зажгут на черном звезды жаркий блеск в моих глазах.  Не бывает, знаешь, поздно все о чувствах рассказать.  И луна, романтик вечный, подожжет в душе салют.  Притяни меня за плечи, полюби, как я люблю.
6
5
286
От любви до вдохновенья
И вот она, непонятная абсолютно,  Неполная чаша среди всевозможных блюд,  Среди фонограмм и фанеры — живая лютня.  Я люблю. И вот она, и линейкой нельзя измерить,  Нельзя поменять полярность — на «минус» — «плюс»,  Не разгадать и не вычислить на примере.  Я люблю. И вот оно, да откуда же что берется?  Теплее цвет, интереснее, глубже — звук,  Во мне сверхновой звездой раскалилось Солнце.  Я живу. И вот оно, — не сидеть, не скучать, а делать,  Бежать под дождь, сочинять, обнимать траву!  Мечты души совпадают с мечтами тела.  Я живу.
5
2
285
Восточный базар
По торговым по рядам  Шел Юсуф Али Арам.  И неслось со всех сторон:  «Ах, какой товар отдам!»  Кардамон, шафран и тмин -  Все мелькает перед ним.  Розы, чай, чалмы́ и сталь -  Высший сорт, о господин!  Обогнул Юсуф ковры,  Шелк, халаты и чадры,  И предстал почтенный муж  Пред лотком Рахат Бахры.  «Взор твой острый, как кинжал, -  Так Рахат ему сказал, -  Коль глядишь на пахлаву,  Что вчера принес Джамал.  Вот щербет, лукум, чак-чак,  А чурчхе́ла – самый смак!  Дорогой, бери халву!  Пять динаров, как за так!»  «О, добрейший из купцов!  Что ж, товар, похоже, нов -  Осы липнут и едят.  За динар забрать готов».  «Я покорный твой слуга.  Не спеши, мой друг, пока.  За четыре не найдешь  Ты нигде наверняка».  Кто льстил краше, знает бог,  Но сошлись они на трех.  Думал уходя Юсуф:  «Величайший из пройдох!»  «Что за жизнь? Сплошной обман!  Знать, его принес шайтан!» -  Злился праведно Рахат,  Наполняя свой карман.
12
0
433
В который раз
В который раз измучено лицо,  В который раз ты давишься слезами.  В который раз беседуешь с отцом  О степени и форме наказаний.  В который раз мне нечего сказать,  В который раз упрямо сжаты губы.  В который раз ты не вернешь назад  Слова, что я бессовестный и грубый.  В который раз я плюну и сбегу,  В который раз, на пару дней, к Наташе.  В который раз, как лютому врагу,  Не веришь мне, что стал давно я старше?  Вернешь меня набором мирных фраз,  Но скоро ль, мам, другой «который раз»?
9
0
263
Луна и художник
Чернильно – эбеновым небо пьянело,  Рассыпав огни, как манку.  Под звуки капели ночной – кампанеллы  Луна танцевала танго.  Сквозь тонкую ткань воскового батиста  Сияли лилейно плечи,  А в отблеске глаз перламутрово-льдистых  Далекий остался Млечный,  Порхали пшеничные пряди в контрасте  С небесным холстом графитным.  Подумал художник: «Добавить бы страсти,  А то за луну обидно!  Шафрановым, синим, лимонным, янтарным  Замазать постылый белый,  Капель заменить на мальчишку с гитарой,  И станет свежо и смело».  Картину с луной перекрасил он утром,  Не тронув эбен да манку,  Но вышла, белесой покрытая пудрой,  Уже не луна, – цыганка.
6
0
259
Ж. П.*
Хочешь курить, — я выкину сигареты. Не потому, что вредно, а так, назло. Больше меня не волнует, ни с кем, ни где ты: Я для тебя была всего лишь мослом, Знаешь, такие плавают в жизни-супе, Только погрызть, причмокнуть и сразу — вон. Даже представив, с какой, извините, сукой На брудершафт, как со мной, из горла бурбон Лопаешь, я не киплю и не бьюсь о стены, И не ищу мужчин, чтоб залить тоску: Ты перестал казаться таким бесценным. Я оторву от сердца большой лоскут Памяти, тот, где улыбка была фальшивой, Тот, где с тобой, тобой, для тебя, тебе… Я же сама когда-то его пришила! - В топку! Себе любимой куплю щербет, В Турцию съезжу — попробовать свежей дыни... Синяя Птица умчится, а ты горюй: Я же могла с тобой задыхаться в дыме, Напрочь забыв, что в общем-то не курю. *Ж. П. - сокращение от "женская поэзия", так иронично называются стихи, в которых женщины пишут про любовь, мужиков и т. д.
9
3
252
Мой город. Арзамас
Как осень заплясала за порог,  Ты опускаешь пышные ресницы. По тонким венкам улиц и дорог Чуть бьется пульс машинной вереницей. И плачешь ты, смеешься или спишь, Но все в тебе знакомое, родное. Дыханием уютным между крыш Несется ощущение покоя. Средь маленьких укутанных домов С цветуще покрасневшими садами - Цепочка золотая куполов,  Луч солнца под седыми небесами. А ночью серебрится тишина Причудливой фонарной полутенью, И россыпь звезд далекая видна,  Как сказочно-волшебное виденье. Четыре века гулко шелестит Большое сердце старенького парка, Аллеи тополей, берёз и лип От грусти душам делают припарки. Не замарайте отчего гнезда! Мы счастье не всегда в деньгах находим. Двояки все большие города. Мой город, не печалься, мне ты годен. Пусть кто-то над тобою разведет Все тучи наговоров злых и жалоб. Тебе ж немного ласки и уход, И я бы никуда не уезжала.
6
0
179
О счастливой любви не пишут
О счастливой любви не пишут,  О счастливой любви - молчат, Чтоб ее не коснулся ближних Глаз завистливый едкий чад. Чтоб ее не коснулась горечь Тех, кто этой любви не знал, Наставляют вокруг заборы, На замки запирают зал. Нет, не делятся этим чувством, А в шкатулке его хранят И другим говорят, что пусто, И вообще, что в шкатулке - яд.  Чтоб не сглазить, любовь хоронят, Словно в море, в глубинах глаз: Лишь глаза выдают сторонним Тайну счастья, секретный лаз. Потерять драгоценность - страшно. Больно, если ее крадут. Так что счастье в высокой башне Ждет, когда же его спасут. Злоба мира - дракон зубастый, Широко разевает пасть. Но лишь тот, к сожаленью, счастлив, Кто способен любовь отдать.
14
0
313
Не там
Стихи утихли, фэнтези по фене. И, как снежинки, редкие мгновенья Ловлю губами - трепетно, как в детстве. Но от реалий жизненных не деться. Мне так неловко быть не там, где надо. Найти свой путь по жизни я бы рада. Но он уходит, тычет в спину вилкой. И я, как шут. И в голове опилки. Мне говорят: добейся денег, славы. Роди детей. И муж чтоб был исправный. А мне вся жизнь - стихов смешные строчки. И я пишу. Заснуть не в силах ночью. Отчёты клею - без души работа. Мне очень грустно, грустно отчего-то. И я хожу по тоненькому краю. В душе поэт, в бухгалтера играю. Отдав мечту, вы счастья не добьётесь. Пусть хоть весь мир настигнет вас в полете - Не отступайте! Дайте сердцу волю! А поддадитесь - будет очень больно.
11
0
179
ЕГЭ по литературе
Мне кажется, что все уже написано до нас И в школьную вколочено программу, Вштамповано в учебники, что нужно в каждый класс, И больше не поместится ни грамма. Да, книг число конечное возможно прочитать, И, как разжеван в школе будет гений, Решает в министерстве коллектив из умных дядь, Где каждый — трижды доктор, без сомнений. Я, в общем-то, не жалуюсь, но все же у меня Есть парочка невиннейших вопросов. Зачем в ЕГЭ цвет пуговиц героев вспоминать, Длину волос и даже форму носа? Где думалось Болконскому: «Пустое все, обман?» Ответить так и тянет: «В туалете!» Экзамены слизали дядьки с Бушей и Обам, А отдуваться наши будут дети. Как то, что надо чувствовать душой, а не считать, Впихнули за решетку строгих тестов? Настолько дядьки умные, что надо их прогнать Самих по всем ЕГЭ, чтоб было честно. Хотя в народе присказка уж ходит про ЕГЭ, Что всяк дурак сдает, а умный плачет. И те, кто образовывают нас на букву Г, Стобалльниками станут, не иначе!
9
5
276
Памяти советских солдат
Могилы, могилы, могилы... Надгробья рядами стоят. Лишь ровные буквы фамилий Остались от наших ребят. Мальчишки, мужчины, солдаты. Так много их - младше меня! Прошиты свинцом и булатом, Погибли под градом огня. От голода, холода, боли, От горечи страшных утрат. Как пробка, закрыли собою Ворота, открытые в ад. Кто жизнь оценить нашу в силе? Так вот, под зелёной травой Лежат те, кто всё оплатили, Не взяв и доски гробовой. Сокровища царских династий, Рубины размером с яйцо... Не хватит у золота власти Купить кровь мужей и отцов. Их жертву, их подвиг, их память, Их смерти во имя детей Лишь небо способно оплакать, Лишь травы способны одеть. Что деньги? Обычные тени. Спи мирно, священная рать. Я в долг заняла при рожденьи, Но чем мне его отдавать?
10
4
206
А меня, похоже, никто не ждёт...
А меня, похоже, никто не ждет.  Ни месяц, плывущий по звездным дорогам  И темным волнам в золотистой пироге,  Ни даже застывший в ночи на пороге  С лицом, обращенным к планетам, как к Богу,  Седой звездочет. А меня, похоже, никто не ждет.  Ни солнце, большим позолоченным диском  Людей расплавляя, как будто ириски,  Ни гордый ученый, который по спискам  С каких-нибудь древних трактатов сибирских  Составил отчет. А меня, похоже, никто не ждет.  Ни синее мудрое старое море,  Которое с берегом ласково спорит,  Ни автор нелепых, но добрых историй,  В которых герои проходят сквозь горе  И тучи невзгод. А меня, похоже, никто не ждет.  Ни ветер, свободно расправивший крылья,  Качающий травы, играющий с пылью,  Ни даже усталый почтовый посыльный,  Которому жизнь выливала и выльет  На спину забот. А вот я, похоже, давно зову.  И жду, и надеюсь, и мыслю, и верю,  И чищу свои залежалые перья,  И вновь открываю скрипучие двери,  Да вздохами напоминаю себе я  Лесную сову.  Одинокую, грустную лесную сову.
10
3
346
Я видела любовь
Все говорят — любовь, а я любви не верю. Быть может, я стремлюсь отведать это зелье, Но знаю, что оно приправлено несчастьем. Я видела любовь — бездушной, безучастной, С солёной влагой слёз и вкусом корвалола, Змеиным ядом слов — чтоб насмерть закололо. Я видела любовь, утопленную в водке, В порезанном белье, с помятой сковородкой, С холодной пустотой, с презреньем на кровати. Я видела любовь. И я молила: хватит! Разбитый ноутбук, осколки от посуды, Приходы после ссор: туда-сюда-отсюда. Предательство и ложь, молчанье и обида. Я видела любовь, которую не видно. Я видела любовь, которой не согреться. Которая, чтоб пнуть, берет потолще берцы. Она не извинит, прощенья не попросит. Она припомнит всё и выплеснет со злостью. Я видела любовь истерзанной, помятой, На шее под шарфом скрывающую пятна; С оскалом на лице и хищным взглядом волка; Любовь, что кости трёт с утра на кофемолке. И я боюсь её. Лишь ставить на колени Желает всех она. И выть от сожалений. Страшней нет ничего, когда любовь звереет, Теряя суть свою в попытках хлопнуть дверью. И если суждено мне знать любовь такую, То лучше без нее одна я потоскую.
7
0
254
Полусло
Полусло, полусло, полусло… Полусложно и полусловесно. Обрывается слово отвесно, Нераспутанной строчкой-узлом. Полусло, полусло, полусло… Шлейф духов, что запутался в шарфе. Летний воздух, тяжелый и жаркий. И давленье воды на весло. Полусло, полусло, полусло… Взгляд красавицы, шелест конверта. И значенье цветов из букета. Без приличий и прочих усло. Полусло, полусло, полусло… Свет луны, что дрожит в океане. И в подстолье ногами касанье. Чуть заметной улыбки излом. Полусло, полусло, полусло… От свечи разлетаются тени. И в кругу мимолетных видений Многоточие вдруг ожило.
11
0
299
Мир
Мир разлетается белыми птицами, Хлопают крылья, теряя перо. Как бы наверное не заблудиться мне В море оставленных в небе дорог? Мир прогибается желтыми струнами И перебором звенит по траве, Где без обувки носились мы юными, Времени вовсе не чувствуя вес. Дни пробегают от лета до осени Стадом пугливых забывчивых зебр, И в круговерти сливаются полосы, - Так мир становится скучен и сер. Мир разливается пенными волнами, Ветром разбавив прозрачную гладь. Мир пронести на ладошках не больно мне, Но не толкни, ведь потом не собрать! Белые лилии в небе ломаются, Что же ты делаешь вдруг, моя жизнь? Если однажды весь мир расплескается, Снова к колодцу, и крепче держи! Только, пожалуйста, крепче держи!
7
4
207
Вы ушли
Было море, а может быть, лето, Только время ускорило бег. Как бессчетно уходят поэты! Вы ушли, рассказав о себе… Утешенье нелегкое — память, И сомненья во мне проросли. Вам писать так похоже на спамить - Безответно. Вы правда ушли. Вспомню, как вы любили пейзажи, И безвольно приникну к окну. Закопченное звездною сажей, Вздрогнет небо, как будто всплакнув. Заунывно закружатся тени И, как волны, затопят дома. Вы обрывком ночных сновидений Чуть меня не сведете с ума. И потянутся к лунному сдобью Крыши стайкой голодных утят. А стихи ваши — белые хлопья, И они прямо в душу летят.
8
4
275
Epistula non erubescit
Письмо не краснеет, письмо не краснеет, нет.  Письмо обнажает душу, срывая тело.  И льется в строку, что цапало и кипело.  Письмо не краснеет, письмо не краснеет, нет.  Письмо – это значит, не нужно смотреть в глаза.  Не нужно бояться, по ходу меняя фразы.  И можно сказать, что хочешь, любому сразу.  В письме разрешается все, что в словах нельзя.  Письмо – это значит, не нужно смотреть в глаза.  Письмо – это взлет для каждой твоей мечты.  И буквы – кирпич сердечных твоих фантазий.  И в нем идеалам и мыслям твоим мосты  Построены несжигаемо и без грязи,  И им не страшна времен ледяная стынь.  Письмо – это взлет для каждой твоей мечты.  Письмо не краснеет, письмо не краснеет, нет.  Оно задевает людей откровенно-честно.  А стыдно за ложь, за кривь, пусть другому лестно.  Лукавя в уступку, сам попадаешь в бездну,  Кишащую сожаленьем чужих побед.  Письмо не краснеет, письмо не краснеет, нет.
10
5
369
Любимое время года
Выхожу на улицу, ветер мой любимый. Шелковый и теплый, чувствуешь - весна. Небо раздобрело васильково-синим. Я иду по улице, надо по делам. Продвигаюсь тропкою, что между домами Крутится, петляет, и асфальт разбит. Камень и щебенка, сухо под туфлями, Грязный снег бесформенный тени сторожит. Чахлый, с болью прячется, охает и стонет, Словно непутевый призрачный кисель. Мне смешно и радостно, пусть себе утонет. Не умрет, изменится. А вокруг апрель! От бутылок россыпью множество осколков. И блестят, кидаются "зайчиком" в глаза. Будто драгоценности, изумрудов горки. Будто их для этого кто-то разбросал. И земля бугристая, ямы да песочек. Травка в темной зелени и уже в пыли. Припекает солнышко, я как пирожочек. Запах тяжкий, сладостный, пряные деньки. Серый сор, весь выцветший, роется в дороге. И сучки, и веточки. Городской бардак. Точно, лету хочется быть скорей на троне, Только не распустятся листики никак. И любое дерево чем тебе не ежик? Лопушонок маленький не разросся всласть. Не летают бабочки, спят цветочки тоже. Только мать-и-мачеха к свету пробралась. Эх, спасибо, желтая, что дыхнула медом, Я одну пушистую для себя сорву. Как же не любить тебя, милая природа? Ведь с рожденья самого родиной зову.
9
0
341
Пруд
Тихо холодная гладь Мне открывает свой мир. И не понять, не догнать, Не отпустить ни на миг. Острые грани зеркал Нам не пройти, а разбить. Этот волшебный портал  Нам никогда не открыть. Странно похожий, чужой Там расцветает пейзаж. Мягкий, немой, но живой, Как перевернутый наш. Что там увидишь сейчас, Это все как посмотреть. Можно нырнуть в небеса И на ветвях посидеть. Ветер коснулся волос, Скрыла видение рябь. Чары развеял, унес Воздуха буйный собрат. Разочарованно встав, Я не дождусь тишины. Дразнит и тянет мечта, Если она - только сны.
5
0
246
Одинокая девушка желает познакомиться
Сколько баб на внешность не совсем казистых Отхватили классных, чётких мужиков! Я ничем не хуже и хочу, чтоб чистой, Пламенной, счастливой мне нашлась любовь. Я сама девчонка - та ещё молодка. Ноги неплохие, троечка в груди. Волосы до попы, нрав спокойный, кроткий. Где же ты, мой рыцарь? В гости заходи. Я готовлю вкусно, плюшки печь умею, Хоть и без восторга у плиты стою. Бардачок возможен в гнездышке семейном, Но зато мозги я вовсе не пилю. Можешь вечерами ты играть в игрушки Или на диване пялиться в футбол. Главное - исправно уделяй подружке Должное вниманье, и не будет ссор. За носки повсюду я ругать не стану. Просто не замечу - пусть лежат себе. Как не станет чистых - встанешь сам с дивана И пойдешь стирать их, покорясь судьбе. Если ты не слышал про ремонт в квартире, Мы наймем кого-то, только дай бабла. Мне мульон не надо - чтоб на жизнь хватило, Но чтоб жизнь в достатке, в общем-то, была. Чтобы заграницу мы раз в год летали, Чтобы ели вкусно рыбу, мясо, сыр. Одевать не надо в бутиках Италии - Главное, чтоб вещи не носить до дыр. Но зато есть очень важный пункт негласный: Вешай мне почаще на уши лапшу. Мол, влюблен ужасно, я всегда прекрасна - И тогда тебе я многое прощу. Кроме комплиментов мне дари букеты: Шесть раз в год хотя бы, можно небольших. Будет часто кушать вкусные обеды, Если поступает умно так мужик. В остальном: чтоб был ты не намного старше, Не жирдяй, не карлик, не макак лицом. Чтоб про баб чужих ты и не думал даже, И чтоб согласился мне надеть кольцо. Где же мой мужчина? Приходи скорее. Накормлю по-царски свеженьким борщом. Я тебя, мой котик, с радостью согрею. А с любимой тёщей встретишься ещё.
6
1
139
Фаэтон
И поклялся лучезарный Гелиос своему сыну, что исполнит любое его желание. И попросил Фаэтон позволения управлять солнечной колесницей вместо отца. Почуяв, что легкий достался возница, Заржали могучие кони И стали тропою крутой возноситься, Разгон набирая на склоне. Крылатым коням небеса — по копыта, А смертному страшно до дрожи! Не видеть нельзя в колеснице открытой Высот, и теряются вожжи. Свобода, свобода! Неистово кони Несутся, оставив дороги. Грозит Фаэтону и хвост скорпионий, И звездный телец остророгий. Отчаянно кони кидаются ниже, И вмиг поднимается пламя, Оно города пожирает бесстыже, А реки исходят пара́ми. И стонет Земля, содрогаются горы, И молния бьет в колесницу, И падает вниз Фаэтон метеором, И кудри горят, и ресницы. Пожар освещает весь мир неустанно, А Солнцу и небо не мило, И слезы деревьев волной Эридана* Уносит от свежей могилы. *Эридан - река, куда упал горящий Фаэтон. На берегу его тело оплакали и похоронили дриады - оттуда и "слезы деревьев".
8
1
240
40 строк позитива
Ирина Петровна, увидев Большие щенячьи глаза, Для мамы позволила Вите Про зайку стишок рассказать. Мальчонка наполнился счастьем И тут же прочел на весь зал В детсаде две строчки на праздник Про зайца, который чесал… Студент института Сережа Любимой своей пробурчал, Что больше питаться не может Глазуньей и хочет борща. Заспорила девушка жарко: «С учебой полнейший аврал! Ты клялся, что сын олигарха, Иди в ресторан, раз не врал!» Прекрасная дама к Роману Подсела стрельнуть огонька. Он спички достал из кармана И номер на них начеркал. Чуть позже краснея в больнице, Мужчина себя упрекал: Ну как он сумел умудриться Отдать ей анализ на кал? Медсестры еще одну утку, «Чтоб было удобней ходить,» Под койку поставили чутко Бабульке десятков шести. А ночью раздался подобный Литаврам немолкнущий «крах!»: Упорно пошла до уборной Бабулька в горшках на ногах. И много веселых историй Я миру поведать готов, Но главное, чтоб не на горе, О людях любых возрастов. Шутите с любовною прытью, Но только всегда хорошо! Вы злобно, прошу, не шутите… (ик!) Ну ладно, друзья, я пошел…
9
0
334
(Не)счастливое совпадение
Туман заволок машины, дома и улицы,  Заполнил собой, как дымом, тяжелый воздух.  И разницы нету, высматривать или жмуриться,  Над городом кто-то взял, распылил известку.  И что этот город? Ствол побеленный дерева,  И скрыты все шрамы, облезлости и канавы.  Жучки разбежались, пусто в ночи сиреневой,  И редкие фары несутся, рыча картаво.  И это случайность, верно, что так несчастливо  Совпали в пространстве девушка и водитель.  Она одиноко слезами платочек маслила,  А он был пьян и, к тому же, ее не видел.  Платок на асфальте, стекла, как в омут, канули,  А крик поглотился войлочной толстой дымкой.  И что-то мелькнуло белое-белое: мама ли,  Туман ли, земля ли пухом, халат, ботинки…  Больница. Бесцветная комната ослепительна,  Причина слез на жестком заснул сиденье.  Скажи ей, юноша, это ведь так мучительно  Думать, что ты здесь – счастливое совпаденье.
7
3
159
Дедушке
Я обещала дедушке не плакать И быть счастливой, не жалея сил, Ведь он при жизни ненавидел слякоть, А после смерти вряд ли полюбил. И я, сказав себе, что все прекрасно, Расправив плечи и чеканя шаг, Пошла вперед, не тратя жизнь напрасно И весь настрой зажав в стальной кулак. Я по утрам улыбку надевала, Как кто другой — любимые штаны. Как ни манило в норку одеяло, Вставала я и стряхивала сны. Я отвечала, что дела отлично, Смотрела фильмы, бегала к друзьям, Хотя в душе мне было непривычно, Что он не здесь, а в неизвестном «там». Я подавляла жалкое «скучаю», Пусть все напоминало мне о нем: Шансон и книги, даже чашка чаю… Его я вспоминаю перед сном. Мне долгих разговоров не хватает. Он каждому событью был бы рад. Он мной гордился, будто я святая. А я себя теперь готова в ад. Я перед ним во многом виновата, Что не всегда внимательна была. Но не вернуть мне дедушку обратно Свечой у поминального стола. Прости меня, что я сейчас рыдаю И строки эти горькие пишу. Надеюсь, ты простил меня из рая. А я себя когда-нибудь прощу.
13
5
192
Разговоры
Уютная кухня и чай недопитый.  Кафешка, столы и бутылка махито.  Облезлая лавочка, пиво и семки.  Большой кинозал, и попкорн на коленках.  Рыбалка, огурчики, водка и речка.  Учитель, доска и урок бесконечный.  Прогулка по парку, зеленые кроны.  Гудение, стук, поезда у перрона.  Мобильник, записка и сайт в интернете.  Везде разговоры на нашей планете!  Общаемся взглядом, улыбкой и жестом,  Общаемся много, общенье – блаженство,  Потребность, зависимость, радость и горе,  Смотря как свивается нить в разговоре.  Но даже набравшись, общаясь, дурного,  Не можем никак отказаться от слова!  И в чем тут секрет, почему без общенья  Душевные сразу приходят мученья?  Наверное, в жизни накопленный опыт  Телесных гораздо огромнее комнат,  И он изливается морем-словами,  И чувство тепла поселяется с вами.  И нами простые эмоции движут:  Делиться приятно и радостно с ближним.  Мы делимся опытом, мыслями, дружбой.  Для счастья не очень-то много и нужно.
9
0
211
Мать-и-мачеха
Я так завидую цветку,  Расцвел весной одним из первых. Подобен яркому желтку, Он символ солнечной победы. Пробился к свету через мрак, Перетерпел мороз колючий, Раскрылся, сладостно запах В своей энергии кипучей. Без листьев, тонкий, как струна, На длинной напряженной ножке. И солнцу с самого утра Подставил радостно ладошки. Я мимо не смогла пройти И сорвала душой погреться. Цветочек, ты меня прости, Развесели дурное сердце! Ты без корней стоишь в воде, Но вот привычек не меняешь. Сияешь, пахнешь целый день И светом воздух заедаешь. Какая жизненная мощь В одном малюсеньком растенье! Неужто снова прорастешь В земле с упорством и стремленьем? Ты в смерти стойкий, как солдат. Была б я на тебя похожей, Прошла б сквозь тысячи преград, А мир всегда бы был хороший!
10
0
208
Маяк
Я нашла очень чистый родник, Яркий, теплый нашла островок. По призванью маяк, проводник В этом сумрачном море дорог Мог бы быть. Для меня ты сосуд, Что скрывает в себе некий свет Не луны, не туманных планет, А того, что душою зовут. В этом мире, средь тысяч оков, Предрассудков, пустых ярлыков За цветным ты мерцаешь стеклом, Искажаясь, как хамелеон. Ты талантлив, но все просто так... Не балда, не лентяй, не дурак. Что же это? Завистливых масс Испугался и чуть не угас. Ты мне нужен. Не в роли шута, Не в угоду веселым друзьям. Делай так, как ты чувствуешь сам. А оценка других - не беда. Я нашла эту нежность в себе И скрываюсь, шифруюсь. Забудь. Не люби, коль так нужно судьбе. Просто выбери правильный путь.
7
0
228
Снег и я
Такие, как я, болеют от льдинки в ладони, От капли холодного сока во рту,  От в волосы влезшего ветра. И ночью нам снится снег, мы, ворочаясь, стонем. Под утро опять поднимается ртуть, В кармане платков километры. Такие, как я, пломбир пожирают глазами, Но лопают чай - повезет, не пустой, А с медом, и сразу в кроватку. От скуки на кухне с кашлем готовим лазаньи, Да бе́з толку только, ведь в жизни - простой. Подушка горячая, гадко! Для нас ингалятор - всё, кислородная маска, Но хочется запахов снега и льда И хруста шагов, и веселья. И снег за окном как будто не правда, а сказка, Но мы же не будем больными всегда? Мы встанем однажды с постели? Ведь снег создавали для всех, так даешь справедливость! Однажды забудем болезни навек И станем валяться в сугробах! Я буду гулять с друзьями, я буду счастливой! И россыпь снежинок, как звездных омег, Смогу без перчаток потрогать!
6
0
233
Пожар осенний
А в сумраке сером дня  Квадратики неба – обычная каша.  Заменят слезу дождя  Мне горькие капли для носа и чаша  С отваром таких же трав.  За что сокрушила меня злая осень,  Свой лед и ветра собрав?  Чего скалишь зубы, ну кто тебя просит?  И вот я лежу одна  В противном тепле этой мягкой постели.  Разбита, побеждена.  Ни спать я не в силах, ни думать о деле.  Пошли же, пошли же мне  Хоть тень своей светлой, но бледной улыбки.  Мне так тяжело во тьме.  И так одиноко, болеющей, хлипкой…  Я солнце себе создам  Из желто-оранжевой с охрой гитары,  Чтоб ярким моим мечтам  Оно отвечало с сердечности жаром.  К изгибу его прижмусь  Пылающим лбом и горячей щекою.  Вибрации струн – и в грудь,  Как будто меня сотрясает прибоем…  А в сумраке сером дня  Квадратики неба насупились хмуро.  Я здесь, я в плену огня:  Горю вместе с песней и температурой…
6
0
272
несказки
закончен поиск многолетний и принц судьбу свою неся уже чихал на то что пятка не вся ассоль на поиски супруга срядить велела целый ял когда сказали ей что грей за гулял кощей поклялся василисе озолотить тебя смогу она же спрятала иголку в стогу ушами любят только бабы и принц принцессе рассказал что с первым словом он забыл про русал завоевать чтоб сердце дамы поэт схватился за перо но лучше б он давил на жалость © пьерро чтоб принцы дев не соблазняли к ним поднимаясь на балкон был раньше способ стопроцентный дракон девчонки кто лицом не вышел взбодритесь и не надо плак и на ягу найдется ванька дурак раз сесть решили на диету забудьте вы про метод проб одна на яблоки подсела и в гроб нашли в себе и выделяйте хотя б один достойный пункт тогда вы будете красивой © рапун мальвина выбрала другого я горько осознал одно зачем тебе костюм когда ты бревно всю прелесть полной обнаженки презрев сомнения и страх впервые в мир ввел некий храбрый монарх я лебедь сказочно красивый со стаей я лечу на юг а кто дразнил меня то сам тот индюк
7
1
148
Растворился
Ты растворился в дыме и горьких жидкостях,  Ты расслоился, расплавился, окислился.  Кто виноват? Может быть, рок выкостил  Эту дорожку – в трубочку белую листья?  Может быть, жизнь, мир и страна, может быть,  Только итог, вот он: конец в больнице.  Ангелами вдруг обернулись божьими  В белых халатах страшно чужие лица…  Как ты курил! Мирно и даже весело,  Солнце поймав лысиной через окна.  Ты же, наверно, знал, сколько тебе отвесило  Время еще здесь, в нашем мире, дрогнуть!  Как твой убийца начал дарить облегчение?  Укоротил сроки твоей боли.  Просто прими слезы мои вечерние,  Этим дождем ты навсегда полит.  Я не хочу плакать над счастливо жившими,  Жившими долго и с пользой, любимыми всеми.  Им это все, если подумать, лишнее.  А вот не так жившие, те – оценят.
9
0
190
Боярышник
И алая, малиновая кровь  С отливами багрянца и кармина  Стекла по капле в лиственный покров,  Как в пламя рыжеватое камина.  И там она увянет и сгорит,  И будет рассыпаться, словно пепел.  А неба потемневший лазурит  Взрастит плоды златые Гесперид***. Но звезды не намерен я срывать  Тебе, моя капризная Эрида**.  Давно уже холодная кровать  Похожа на разбитое корыто.  Французы правы, что «ля фамм шерше́*».  Устал я от твоих словесных петель.  И тело в баснословном неглиже  Еду не заменяет мне уже. Бескровного боярышника куст  Надломлен, как в китайской акварели.  Любил я красоту змеиных уст,  Да чувства не на шутку обгорели.  Взбрыкнет понуро лунный жеребец,  Приняв чернильный шип за сочный стебель,  И горечи исполнится вконец  Нагая россыпь ягодных сердец. *"Cherchez la femme" - фр. "ищите женщину" - смысл фразы в том, что все проблемы от баб. **Богиня хаоса и раздора у древних греков. ***Геспериды охраняли сад на краю мира, где росли ценнейшие золотые яблоки. Их добывал Геракл, а из-за одного яблока началась Троянская война.
11
2
329
Ночь
Когда с земли уходит вечер, И ночь берет свои права, На горизонт, еще чуть млечный, Ползет густая синева, А воздух чист и так прозрачен, Что даже темный бок Луны Себя нисколечко не прячет Во тьме небесной вышины, А светлый бок серпом алмазным Сечет и режет небосклон, И рыже-яркий свет напрасно На город прет со всех сторон, Ведь в этот час и он не в силах Собою звезды перекрыть, И темп рабочих дней унылых Как будто умеряет прыть, Когда… нет, если Вы замрете, Чтоб ощутить подлунный мир, И на такой прекрасной ноте Немного станете детьми, То знайте: я смотрю на небо И шлю Вам сердцем теплый смех. Пусть с Вами я знаком и не был, Мы делим ночь. Она – для всех.
11
4
258
Школьные глупости
На уборке в лаборантской  Постигала химию: Пыль лежала без окраски, - Тряпка стала синяя! Эволюционный ход Миру дал все лучшее. Homo Sapiens лишь тот,  Кто молчит и слушает! Мне приснилось, будто мелом Невский Гитлера убил! Так что русский я не делал, Я историю учил! Я Ампера спутал с Ленцем И... разбил о двойку сердце. А физичке не понять Чувств моих к оценке пять! Она - гимназистка, а он - старичок, В финале же слезы, могила, платок... Да, Бунин писал чародейское что-то: К любви безответной отбилась охота! "Я вас любил, любовь еще, быть может, В душе моей угасла несовсем". За что же, Пушкин, так ты приумножил Размеры синтаксических проблем?! Я в корень зрю незамутненным взглядом,  Невинным взглядом, чистым, как слеза. Под корнем дроби. Мне четверку надо. Поставьте за красивые глаза! А Архимед, геОметр и гений, Чертил великолепно на песке. Земля внизу, там легче, без сомнений! Попробовал бы мелом на доске! Я верю в законы и честную власть, Короче, в одну демократию. И мог бы про что-то другое соврать, Но это прочел в тетради я. Могу физруку аплодировать стоя, Его наказанье до боли простое: Урок прогулял и пораньше ушел, - Прочувствуешь завтра, что значит козел.
9
0
144
Псевдоним
Не стыдно мне жить под именем, Незвучным и длинным именем. Скажи, а возможно ль выменять Его на свободу слов? Возможно ль под псевдонимами Не быть никогда гонимыми? За темы, не всем любимые, Не названным быть ослом? Возможно ль писать украдкою Несладкое и негладкое И спрятанными тетрадками Делиться с самим собой? Возможно ль душою спрятаться В большой интернетной матрице И даже совсем не париться, Читая, что ты отстой? И, даже найдя читателей, Таких же, как ты, мечтателей И тоже себя скрывателей В наборах латинских букв, Возможно ль сказать, что искренне Комменты тебе написаны, И что не оставит мыслями Тебя виртуальный друг? Я тоже любила прятаться, Стыдилась сказать реальности: "Тебе-то какая разница? Да, вот она я - пишу!" Но, раз появиться стремно мне С твореньями сочиненными В реальности пред знакомыми, То... автор я или шут?
8
2
212
Я просила
Я просила у северных грозных ветров: «Ветры, рев ваш раскатистый слишком суров, Ветры, жало мороза до боли остро, Приведите меня хоть в шалаш, хоть в острог, Мне погреться бы в зареве красных костров! Успокойтесь, ветра, не метите дорог, Я продрогла, как брошенный в реку щенок, Не ходить бы мне в лес за отцовский порог,  Сжальтесь, ветры, я больше не чувствую ног!» Но взмахнули крылами седые ветра, Не нашли мне они ни костра, ни двора, И метель закружила и злей, и наглей Средь кряхтящих лесных престарелых ветвей. Я просила деревьев разлапистый строй: «Встань ты, лес, предо мной толстостенной горой И от ветра меня поскорее укрой, А не то я замерзну, и в чаще сырой Будут призрачным стонам деревья внимать. Сжалься, батюшка-лес, чтоб не плакала мать». Но деревья качались и гнулись к земле,  Поклонившись тяжелой и длинной зиме, И ветра, разбуянясь, толкали в сугроб, И не видела я ни прогалин, ни троп. «Снег-стервец-гробовщик, ты мне саван не тки, Лучше соснам вяжи кружевные платки, Лучше с тучей отправься в небесную даль, Разгуляться ты светлому месяцу дай!» Но валил колкий снег, заметая следы, Хороня до весны и меня, и кусты, Не помог и раскрыл белозубую пасть, И осталось мне в снег на колени упасть. Показался вдруг старец с седой бородой, Востроглазый, худой, и в шубейке простой, А морщины, как кольца, считали года, И сказал он мне строго, руки не подав: «Ах ты, мясо воронье и волчья ты сыть! Коль не встанешь с колен, так и будешь просить! Хоть ты падай и вой заводи протяжной, Не отменишь того, что случиться должно. Пусть срывается ветер в тугие басы - Поднимайся, иди вон до той полосы». Я вскочила и, чтобы не сгинуть под наст, Поползла, и был холод, как волки, клыкаст. И, не видя дороги во тьме и снегу, Я надеялась только на то, что смогу. А спустя, может, вечность, а может быть, час Показалась лампадка в окошке, лучась - Я дошла, доползла до родимых дверей, И теперь для меня нету правды мудрей,  Чем: «Не стоит сидеть и молиться судьбе, Человек сам судьбу выбирает себе».
8
6
253
Заснеженный ночной двор
Посмотри сквозь окно - ты увидишь привычный двор, Заключенный в дома затвердевший кусок земли, Безвозмездный приют для машин и собачьих свор. Неужели они изначально в асфальт вросли? Ядовитый пластмассовый цвет поглотила тень, Потому что качели и горку завесил мрак. Им к лицу тишина и статичность сонливых стен. Им к лицу пустота: ни веселья, ни игр, ни драк. Неподвижно белье на веревках висит, как лед, Затесалась березка в полоску забытых клумб. Ты представишь, что кто-то тихонько сейчас поет, И решишь, что сегодня, как в детстве, наивно глуп. Как известка, рассыпанный крошевом хрусткий снег, Чуть синелый, но белый от яркого света фар. Фонари не горят, не желтят, раздражая всех. И поэтому двор необычно спокойно стар. Ну а снег молодой, он срамит белизной кирпич И оттенки хватает цветных заоконных люстр. Отойдешь от окошка, успевший изрядно сничь. Ты хотел бы дворец, ну а я? Я и двор люблю.
6
0
216
Вампирская жажда
Волшебный образ: готика и мода  Смешались и размножились по миру,  И сходят со страниц манерно-гордо  Аристократы книжные – вампиры.  И их глаза впитали блеск рубинов,  Их ум возрос от многолетней скуки,  Они душой практически невинны  И ненарочно замарали руки.  Вампир кусачий от вампирской жизни,  Ему бы ласки и немного крови,  Иначе он от голода раскиснет  И пьянку одинокую устроит.  Но есть же сердобольные девицы,  Спасут от холостяцкого разбоя,  Они всегда готовы поделиться  Из сердца истекающей любовью.  Ну как не пожалеть холодных мачо,  Прекрасных, как античные скульптуры?  А я желала б, чтоб горели смачно  Образчики такой макулатуры.  Волшебный образ: готика и мода  Смешались и размножились по миру.  Я жажду, как вампиров этих орды,  Логичного чего-то про вампиров!
6
0
268
Голубь на снегу
Голубь нежный, голубь чистый, Голубь белый, серебристый, Прихотливый след ребенка, Ты оставлен на снегу. Не летать тебе на воле, Не расправить крыльев в поле. Знать, тебе такая доля. Я тебя не сберегу. Что ты? Быль или виденье? Эфемерное творенье. И размытыми крылами Ты пытаешься взлететь. Снег - твой мир недолговечный, Запечатан в нем беспечно Голубь мира. Но, конечно,  Мир тебе не одолеть. Все вокруг тебя блистает,  Все искрится и играет. И прохожих вереницы На тебя бросают взгляд. Быть тебе бы вольной птицей, В небесах тебе б резвиться, С голубятами водиться... Что ж грустишь ты, милый брат? След ноги тебя погубит, А когда весна наступит, Ты растаешь и исчезнешь. Так уходит красота. Ты подобие движенья, Жизни ты воображенье, Не живой, но, без сомненья, Жизнь твоя была чиста. На снегу простой рисунок, Сын природы и задумок, Украшал ты мир недолго. И людей ты потешал. Ты умрешь в одно мгновенье, Без борьбы, сопротивленья, Тот не вспомнит о творенье, Кто тебя нарисовал. Ты считал, что люди странны. Ты красивый, но бесправный, А они - живое племя, Власть и сила в их руках. Их Творец их не забудет, Жизнь длинна людская будет. И на что потратят время? На рисунки на снегах...
9
4
241
ОРЗ и чашка чаю - вот такое получаю
Прижмусь к горячей чашке с крепким чаем, С янтарным чаем, как с живой водой. Я запаха его не ощущаю, Зато тепло стремится мне в ладонь. Кругляш зеркальный цвета охры с медом Так близко, так идет моим глазам. Сейчас он не уступит ни на йоту Кострам, кристаллам, ведьминым котлам... Настой из трав действительно чудесный -  Как небо, в нем белесый потолок, Стараньями насыщенной завесы - Не люстра, а сияющий цветок. Я плачу, но, конечно, не от горя -  От магии несбыточной мечты. Нечаянно, виденье золотое, Собою душу всколыхнуло ты. На миг, но снова в детстве. Так наивно Я сказку в чашке чая обрела, Поверила, и стало все невинным И чистым: мысли, люди и дела.
7
0
236
Охотник
Нелегко отыскать подход мне К самой тонкой из всех стихий. Всяк поэт до стихов охотник, А, случается, — на стихи. Да и как по-другому, братцы? Слов в родном и могучем — рать. Как ни пробуй порой собраться, До утра их нельзя собрать. С этой целью поэт заварит Чай, залезет под теплый плед. Да куда там! Пугливых тварей В голове остывает след. Во вселенной закон порядка: Убегает газель от льва, Тараканы бегут от тапка, От поэта бегут слова. Короедом сидят под коркой, Серый ил в голове мутят. И не выманить их прикормкой, Как голодных лесных котят. Снова автор — бессонный филин, Только рифмы смеются: «Что ж, В лабиринте тугих извилин Ты поройся, авось найдешь!» Сводит брови поэт сурово И готовит мышленья плеть: «Коль управу найду на Слово, Соловьями начнете петь!»
9
2
194
Дождь плюс фонарь
Дрожит с прискрипом старое стекло,  Разгульный ритм выдерживая стойко.  Остатком сна виденье грез стекло,  А ночь – фотограф с камерой у стойки.  Как вспышки, фонари ее горят,  Контраста придавая бликам капель,  Очерчивая светом, будто скальпель,  Дождинки на окне по сто карат.  Какой искусный инкрустатор их  Хрустальными кристаллами приплавил  В узоры полузвездий дорогих,  Не зная ни симметрии, ни правил?  Они на фоне черных с блеском крыш  В спирали рассыпаются и в кучи,  Они путями млечными текучи.  Стекло мое, ты космосом искришь!  И громыхает в небе эхом взрыв,  И ливень льется, и фонарь мигает,  Планеты новых капель зажигая,  Мое сознанье чудом этим взрыв.  Бриллиантов я не вижу и во сне,  Да и зачем их вид ничтожно-праздный,  Когда любому ясного ясней:  Вселенная намного их прекрасней!
7
1
201
Ты меня выводишь из себя...
Ты меня выводишь из себя,  Тонких рук касаясь шаловливо И смеясь, как чайки над заливом, И чужие косы теребя. Ты меня выводишь из себя, Обнимая девушку, как лебедь Крылья расправляет на рассвете. Знать бы вот: любя иль не любя? Эти руки точно не мои С длинными красивыми ногтями, Волосы мои висят плетями, А ее - струятся до земли. Ты ее ласкаешь, как струну, И в глазах твоих мерцают искры. Это так волнительно и быстро, Что иду я, кажется, ко дну. Знать бы: неужели красота Лишь красивым с радостью дается? Знать бы: забирает чье-то солнце Почему не тот или не та? Ты обычный клоун и позёр, Неужели девушки, загадка, На красивых, как на розы, падки, Падки в глубь блестящих глаз - озер? Я прикинусь твердой, как скала, Доверяя разуму, как богу, Отгоню постылую тревогу И в твои не гляну зеркала. Но, чужие косы теребя, Ты меня выводишь из себя.
11
0
262
Я привыкаю врать себе и людям
Я привыкаю врать себе и людям, Что у меня все очень хорошо. Одни за слабость клюнут и осудят,  Другие разволнуются еще... А я сама себе судья и критик, Сама себе и нытик, и палач. Сама стираю в треснувшем корыте Белье своих позорных неудач. И мне помощник в деле том не нужен, И даже надзиратель ни к чему. Уж если я возьму и сяду в лужу,  Сама пойму, зачем и почему. Мне не приятно лишнее вниманье, Злорадство или сплетни за спиной. Но даже хуже - обо мне страданья Кого-то очень близкого со мной. И по такой бесхитростной причине, Пусть прозвучит банально и старо, Я надеваю светлую личину На не такое светлое нутро. И жить, шифруясь, было хорошо бы, Но ощущенье мучает одно: Что губы скоро слипнутся, как *опа, От сладкой лжи, что льется день за днем.
10
0
194
Пустота
Отписалась, отмучилась, кончился день, Отцвели в голове васильки и сирень, Снег растаял, дождь выдохся, высохла грязь, И застыла вода, на свету не искрясь. Нет ни солнца, ни звезд, нет ни света, ни тьмы, Ни земли, ни небес, ни весны, ни зимы. Нет ни смерти, ни боли, ни правды, ни лжи. Пустота. И душа ни к чему не лежит. Как нет времени в черни космических дыр, Как нет жала в пчеле, что покинула мир, И как в центре Земли нет ни капли воды, Так нет больше меня: ни стихов, ни мечты. Я и маюсь, и бьюсь, и прошу, и молчу, Мне б прижаться к надежного друга плечу И поплакать о том, что ушло в никуда. Но нет слез, нет стремлений. Одна пустота. Как так можно — сгореть, но остаться в живых? Смерть души хуже смерти от ран ножевых. Возродись и вернись, и наполни меня, Мой источник, мой Бог, темень ночи, свет дня.
11
0
195
В тишине
Ты хотел бы забыться мыслями  И собой хоть на пару часов.  И от лиц с выраженьями кислыми   Запер наглухо ты засов.  Оборвал интернетные кабели,  Телефон отключил совсем.  Не побили тебя, не ограбили,  Почему недоволен всем?  С раздраженьем окно заклеено,  Разлетелся соседям мат.  Был в себе ты такой уверенный,  А теперь, как бумажка, смят.  И чуть слышишь какие шорохи,  Вспоминаешь смятенья миг.  Да вот пахнет беззвучьем-порохом  Не приятней, и гнев не сник.  В тишине различаешь новое,  Что не слышал доселе ты.  Бьется сердце, где ты основывал  Царство силы и пустоты.  Как, бывало, оно разляжется,  Безразличное, под ребром!  В тишине ты заметил, кажется,  Что давно позабыл о нем…
9
10
219
Стихи ничего не стоят
А знаешь, сегодня стихи ничего не стоят.  Не стоят не то что копейки, но рук хлопка.  Об этом кричат кубометры пустых историй,  Где мир на краю, враг могуч, а любовь сладка.  Об этом шумит современный лощеный книжный,  Где сотни обложек: ядреней одна другой,  Но даже на самой задрипанной полке нижней  Скорее стихов ты отыщешь, увы, яой.  Об этом вещают друг другу в сети поэты,  Смываймые волнами виршей, смешков, реклам,  Пропавшие тонкой иголкой в стоге инета,  Ненужные, будто чердачный забытый хлам.  Об этом печально печатают в Самиздате,  И в крупных издательствах тоже давно твердят  И, малый тираж приурочив к какой-то дате,  Коллекцию Пушкина ставят с порнухой в ряд.  Коммерция в этом вопросе тверда, как камень:  "Нет спроса - нет денег, иди-ка, поэт, леском".  И хочется громко кричать и махать руками:  "Ау! Но читают же люди? О чем? О ком?"
11
4
141
Верба
Судьба, говорят, написана на роду. Под эти слова смиренно вздыхает верба. Она никогда не верила в ерунду Религий людских, а лишь в голубое небо. Она поклонялась солнечному теплу И тёмной земле, напитанной талой влагой. Ей храмом служил обычный зеленый луг, И он без свечей и денег дарил ей благо. Она на колени не падала за грехи, И солнце с нее за жизнь не взимало платы. Природа, она никого не клеймит плохим И для неугодных душ не готовит ада. Но, видимо, так написано на роду: Когда колокольный звон поднимают птицы И травы вокруг зеленую шерсть прядут, С ветвями своими верба должна проститься. На этих ветвях не вылупятся листы, Чтоб летом шептаться с ветром и прятать гнезда. Ее не успевшие желтыми стать цветы Заранее формой напоминают слезы. Еще до креста, терновника и гвоздей - С начала творенья — верба одета кровью. Поэтому люди вербу должны раздеть И ветки поставить Богу у изголовья. И будет застолье: яйца и куличи, И будут платки, священники и кадила. Не верба молилась под небом Ему в ночи Затем, чтоб ее святая вода крестила. Наступит весна, воскреснет Иисус опять, Как после зимы опять зацветет природа. А ветки сухие будут в домах стоять, Смиренно отдавшись в руки людского рода.
7
0
239
Письмо в сети
Письмо на почте — это так легко. Кусочек солнца через код двоичный. Улыбку шлю: надеюсь, все отлично У Вас, мой друг, хоть мы и далеко. Я тут, Вы — там, но мыслям нет преград. Они летят, они пронзают воздух. Пускай темно, туманно и морозно - Им все равно. И счастлив адресат. Щелчок, и вот, мы виделись в сети. Щелчок, и встреча снова состоялась. И эти встречи, словно алый парус, Готовы нас за горизонт нести.
6
4
216
Падение
Желтыми нотами в лужах осенние листья, В черной воде отражается неба кусок. Падают, падают в голову разные мысли, Мысли о том, кто любим и навеки далек. Падают пальцы на желтые струны гитары, Падают волосы нА спину черной волной. Тихий мотив, не понять, молодой или старый, Мне прозвенел, что не будешь ты больше со мной. Город холодный, чужой удивительный город, Город, где ветер, как Воланд, устроил свой бал. Город неплох, но совсем без тебя мне не дорог. Хочется даже порой, чтоб он тоже упал. В мире, где падают звезды, мне кажется, будто Падает в космосе вечно планета Земля. Если однажды наступит такая минута,  Что ты исчезнешь, тогда буду падать и я. Падают, падают в воду осенние мысли, Падают листья, в твоих отражаясь глазах. Если когда-нибудь листья в паденьи зависнут, Это случится, когда ты вернешься назад.
7
5
263
Табуретка
Она была обычной табуреткой И кротко принимала свой удел: Подобной быть спине титана крепкой, Какой бы слон и сколько б ни сидел. Но ей свезло: ее купил в служанки Обычный парень, вовсе не амбал. Ей иногда его бывало жалко, Ведь он неважно ел и мало спал. Работал он при свете монитора, Вертясь в программно-кодовой среде. Лишь табуретки верная опора Ему была подмогой в том труде. На стихотворном сайте дел немало: Поэтов тьма, админ всего один. Настройки сайта десять раз менял он, Но так ни разу всем не угодил. Кому исправь быстрее то и это, Кого достать из бана не забудь, Еще шерсти на вежливость комменты… Какой тут сон? Нельзя передохнуть! Проверив в день семнадцать тысяч знаков И всей толпе услуги оказав, Бывало, он под вечер чуть не плакал: Слезились от усталости глаза. Посильную поддержку табуретка Ему всегда была готова дать, Когда бросался он словечком едким И вспоминал в запале чью-то мать. В тот день беды ничто не предрекало, С утра админ на сайт зайти спешил, А там… такая порция накала, Что пнул он табуретку от души! Упрямо табуретка в пол уперлась, Чтоб выдержать предательский пинок. И в этот миг вся мебельная твердость Влилась в админа через пальцы ног. И он сказал, почесывая темя И погрузившись снова в интернет: «Недавно я для них менял систему! Теперь другую просят! Ну уж нет! Ужо мне эти тонкие натуры!» И сразу вбил на форуме: «Друзья! Давайте установим диктатуру, А главным дядей с трубкой буду я. И у меня есть веский аргумент - Тяжелый деревянный табурет». И табуретка, знаете ли вы, Взлететь способна выше головы.
4
3
158
Напиши мне стихи
Напиши мне стихи, напиши  О спокойной разливистой Волге,  О великом отеческом долге  И о сильных порывах души.  Напиши мне про жаркие дни,  Про бессонные белые ночи,  Про уменье читать между строчек,  Напиши, только не обмани.  Зарифмуй соловья и сирень,  И бескрайнее небо над лесом,  И волшебное пенье сирен,  Крики чаек над портом Одессы.  Расскажи мне про древний вулкан  И про встречу снежинки с губами,  И про предков про наших – славян,  И про веник березовый в бане.  Хочешь, плачь и беснуйся, кричи,  Изливая тяжелое горе,  Хочешь, ядом полей калачи  Или шапку до тла жги на воре,  Но пиши! Сделай тему любой,  Только с искренним чувством, от сердца,  Без наигранной страсти и «перца»,  И в стихе для меня будь собой.
11
2
215
Бесконечны синие поляны...
Беконечны синие поляны  Легкого лазоревого льна.  Зеленью сквозит голубизна  Под небес спокойным океаном.  Солнечной наполнен теплотой  Мир, как мандарина мякоть – соком,  В небе, восхитительно высоком,  Зреет плод, приятно золотой.  Ветер, пробегая по цветам,  По полям пускает переливы,  Пахнет сеном, яблоком и сливой  Воздуха густая духота.  Как прекрасно прыгать по траве,  Лето пить большущими глотками,  Помогать полоть картошку маме,  Рвать в пирог крыжовник и ревень!  Голубенью счастливо пьяна,  Радуюсь, вдыхая запах пряный:  Бесконечны синие поляны  Легкого лазоревого льна.
10
3
213
Хочу стать драконом!
Я недавно решила:  Хочу стать драконом, Быть свободнее ветра в далеких горах. Чтоб огонь тек по жилам, И снежные склоны  Подо мной проплывали от взмаха крыла. Чтобы мир был не старым, А девственно чистым: Только лес и просторы, и воздух, как мед. И в рассветном пожаре С утесов скалистых Я бы с рыком могучим пускалась в полет. Чтоб не трогали сердце Ни жадность, ни зависть, Не бояться чтоб боли, предательства, лжи. Чтобы вдруг загореться И дом свой оставить Для того, чтоб летать и действительно жить. Я смотрела б на море, На синие горы, На леса и поляны, цветы и луга. Я забыла бы горе, Презрела б заборы И пустилась бы быстрой стрелой в облака. Я бы так много знала,  Что жизни не хватит Человека, чтоб все прочитать и узнать. Я любила бы в алом Купаться закате И природу бы я почитала, как мать. Я хотела бы быть  Настоящим драконом,  Чтоб отринуть сомненья и горечь земли. Я хотела бы плыть В синем небе бездонном, Где летали б со мною собратья мои. Этот сказочный мир, Как сосуд драгоценный, Я по жизни несу и сердечно храню. Родились мы людьми, Но ведь может быть в венах Тот огонь, что закован в драконью броню!
10
4
266
Флаг
Как старый флаг, повешенный на рее, Избитый ветром, прущим напролом,  Моя душа над миром этим реет, Печально вспоминая о былом. О тех мечтах, что сбыться не сумели, О том, что быть могло, но утекло. И в липкой повседневной карамели Я рыбой бьюсь о толстое стекло. Я мягкой тряпкой тело расправляю, Сминаюсь, мокну, складками иду. Покрашенный, обметанный по краю, Я в этой жизни, будто бы в бреду. Чужие руки знают, что мне надо: Каким мне быть, что делать, где висеть. Я впитываю воздуха прохладу, Ловлю ее, как тину ловит сеть. Я старый флаг, разрезанный на части. На полосы, на звезды, на кресты. Я просто флаг, лишь символ чьей-то власти. И на ветру давно уже простыл.
6
4
264
Вопросы
Привет, человек!  Мы пришли, как обычно, без стука!  У нас, человек,  Есть одна бесконечная цель:  Пока в твой «чердак» от безделья не въехала скука,  Забраться туда сквозь окно, через дверь или щель. Ликуй, человек!  Ты не можешь бездумно пить кофе.  Напой, человек,  Или в ванне – сплошная тоска.  А там, за тоской, неминуемо, как на Голгофе,  Возникнут кресты в вопрошающей форме значка. Ну что, человек,  Есть ли смысыл в бессмысленной жизни?  Ну что, человек,  Разобрался, где правда, где ложь?  Где враг, где любовь, и замена ли деньги отчизне?  И, может, уже наконец-то счета разберешь? Не спишь, человек?  Ну и ладно, мы рядом побудем.  Смирись, человек,  До утра еще пара часов.  Не могут не быть в постоянных раздумиях люди,  И лишь потому мозг обжился не в зоне трусов. Давай, человек,  Напрягай беспокойный свой разум!  И меньше мозгов отдавай пресловутым трусам!  Но знай, человек, где сидит основная зараза:  Вопросы приходят, ответы откапывай сам!
5
0
300
Комета
Есть в тебе от индейца красивый овал лица  И глаза, как миндаль, вместе с греческой формой носа.  Шоколадные пряди на пальцы хочу вязать  И ластиться, как пламя, и в нежности быть серьезной.  Не могу оторваться от вида широких плеч  Вместе с талией узкой и гибкой, как ствол берёзы.  Эти чувства к тебе невозможно в слова облечь.  Ты шедевр, ты картина, ты лучшая в мире проза.  Ты добротная почва. В поступках, в словах, в глазах,  В смуглой коже, в спокойствии, в стойкости и заботе.  Даже слово "мужчина" имеет иной размах  Применимо к тебе. Вот поэтому происходит  Что-то странное в сердце и варится, как в котле -  Там гремучая смесь. Поплотнее захлопни крышку.  Ведь тебе ни к чему весь навар из последних лет.  Я все знаю. Молчу. Не решаюсь промолвить лишку.  Я живу без тебя. Мне спокойно. Страданий нет.  Не терзаюсь, не плачу. И ночью ты мне не снишься.  Я всего лишь ценю каждый редкий с тобой момент.  Я всего лишь смотрю, не пытаясь пробиться ближе.  Ты глядишь на других. Ты не первый в моей судьбе.  Я любила несчастно и больше любить не в силах.  Ты кометой промчишься, не взяв ничего себе.  Ты бы мимо прошел, даже если б я пригласила.
6
0
213
Ты меня не любишь, не жалеешь...
Ты меня не любишь, не жалеешь. Ты меня не вспомнишь, не поймешь. Наши чувства - шелест по аллеям И с травинок высохнувший дождь. Все во мне - одни воспоминанья,  Так к чему краснеть и тУпить взгляд? Это было свежим утром ранним, Только много-много лет назад. Это было, было и исчезло, И ушло, как утренний туман. Будто кто взмахнул волшебным жезлом, Стал ты сам, и стала я сама. Все во мне растерлось, растрепалось, Утекло, как с гор весною - лед. Лишь осталась чертова усталость, Но она когда-нибудь пройдет.
10
1
300