Повесть солдата
Сейчас гвоздит одна лишь мысль: Как поскорее спрятаться от бомб. Уже не идешь войны смысл, А перед глазами черно-белый ромб. Кровавый след оставит пуля, А на глазах один пейзаж… Как долго смерть тебя тянула, Так долго, что берёт мандраж! Ты помнишь, как взрывались мины И как горели города, Как в адском пламени погибли Людей не сотен и не два. Все наши улицы пытали — Иллюминация огнём. Живые в зданиях сгорали. А кровь лилась ручьём! Ручьём… И паника в душе играла, И невозможно описать, Как пламя мрачное пожара Вселилось в память, как печать. И как в воронку от снаряда, Полну холодной водой, Однажды два чужих солдата Кидала женщину нагой. А на базаре вновь облава И достаётся хлеб с трудом: «Сахар бесплатно! Два килограмма!» А овощей нет ни в одном. И мяса тоже нет, однако, Конфеты тонной забирай. Вот, вот уж разразился драка За обычный раньше «рай». И скоро уж воды не будет. По норме будут выдавать. Война весь разум в нас погубит! И нам же в нём потом страдать. И город наш почти пустыня: Одни руины и печаль. И лишь на дачах ловят рыбу. Вот такая вот спираль. На берегу у ручейка Толпятся люди у струи. Вода не годна для питья И погибают от жары. И злобы больше всё друг к другу, Чем к немцам, стоит замечать, И муж сдаёт свою супругу, А сын иль дочь родную мать. Мы, находящиеся в щели, И страшно нам даже дышать, И трое суток уж не ели, Но продолжаем дальше ждать. И нам не выбраться отсюда, И здесь нас не хотят принять, И трупов на дороге груда, И не хотим мы умирать. Всё небо в зареве пожаров, А после мёртво — тишь да гладь. Взрывались ночью вновь снаряды, Евреев стали забирать. И мародёрством занимались, И грабили нас на раз-два. Прожить хоть как-то мы пытались! Тяжелая она — Война… Сегодня новый фронт — картошный, Я лично видел, как крича, Дрались за плод военный, Точно, думая, лишь про себя. Но вот вошли румыны в город И страх застыл в наших глазах. Я был тогда уж очень молод, Но враз забыл о всех мечтах. Сегодня новый день волнений. И света, хлеба в доме нет. Куски горящего железа летели, И кровь летела на паркет. Уже двенадцатый час дня — Проводят обыски евреев. И улица оцеплена, И люди стали всё мрачнее. И на Куликовом поле Уже несколько висят, Вроде, поймали на поджоге, Молодых ещё ребят. По дорогам лежат трупы, И даже около тюрьмы, Много повешенных повсюду, Так много среди этой тьмы. Когда пишу я эти строки, Идёт огромная стрельба. За одного убьют все полки! Абсурдная она — Война… А из тюрьмы выносят трупы, Много больных и стариков, Насилуют людей о скуки И в голове нет больше слов. И я бы мог ещё сказать О том, как страшно было нам, Когда могли не получать От родных мы телеграмм. Но время скачет быстро, словно Бежит от всех этих вещей. И я не передаем дословно Слова погибших, матерей. И не скажу я больше маме: «Прости меня, ведь я чудак!» И не скажу я больше папе: «Прости меня, ведь я дурак!» И не скажу я больше дочке: «Никогда ты не взрослей!» И не подав жене платочка: «Помни меня, как журавлей!» Живите, радуйтесь, любите — За это жизнь я отдавал! Родных своих вы не судите, Они для вас родной причал. Не совершаете больше в жизни Ошибок вы наших вождей. И не ищите другой жизни, Всего на свете мир важней! Сюжет взят из дневника Адриана Оржеховского - человек переживший окупацию Одессы. 1941г.
2018-10-23 19:58:00
53
15
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (15)
Чёрный Пепел
@Виктор Корвус Спасибо огромное!!!
Ответить
2018-11-12 14:51:56
1
Чёрный Пепел
...
Ответить
2018-11-12 14:52:00
Нравится
Nataly_Suhova
Какое глубокое стихотворение.... Мурашки по коже
Ответить
2019-01-02 16:40:03
Нравится
Похожие стихи
Все
Признание
рожден из неробкого десятка, ребенок хаоса, противник порядка. что ни слово, то метко и кратко, но сколько же мрака вмещает тетрадка? согласись, ведь мурашки по коже от такого таланта. ходит слух, что близко-таки расплата, тут же точно кровавая подпись с каким-то существом из ада, правда? не зря же с такими избегают взгляда. мол, подобрали свой дар где-нибудь на перекрестке. все же видели насколько слова в стихах хлестки? но признаюсь, всех твоих идолов давно превзойдя: я не отдавал душу дьяволу — я им же порожденное дитя.
84
2
298
Метка дьявола
говорят, истинная метка дьявола — это талант. то, что не подделаешь и не вставишь себе по размеру имплант, не найдешь заменитель или какой-то другой вариант, и не важно, будь ты слепой художник или глухой музыкант. говорят, мол, эта метка — слишком тяжелая ноша. здесь не прокатит твоё "ну надоест, завтра брошу", твоё бездействие выйдет троекратно дороже, заставив скулить: "за что же всё это, боже?". только кто тебе объяснит, что он тут вообще не причастен? над твоей темной душой он никогда не был властен. смотрел на тебя, как на чужое дитё, без конца созерцая куда же дьявол тебя так беспощадно ведёт: на какие вершины и что же в тебя он вложил-то? какие мотивы, какая причина? и почему вокруг тебя одна чертовщина? что за стихи ты читаешь со сцены? и почему его детища так ему ценны? и это всё, что делает Бог — задается тупыми вопросами, пока твой путь на вершину, прорезается адскими грозами.
90
7
899