Обложка
ПРОЛОГ: "ОКО ЗА ОКО: МЕСТЬ ПАЛАЧА"
ЧАСТЬ I. "НОВАЯ ЖИЗНЬ"
1.1. "Спортсменка – комсомолка"
1.2. Роковое ДТП
1.3. Первое предупреждение
1.4. Старые (не)добрые друзья
1.5. На передовую
1.6. Начало положено
1.7. Первые междоусобицы
1.8. Рокировка
1.9. Первый рабочий день
1.10. Белый флаг перемирия
1.11. И снова на тропу войны
1.12. Второе предупреждение
1.13. Военный совет
1.14. Планы
1.15. Страшное открытие
1.16. Любить и быть любимым
1.17. Чёртов характер
1.18. Охота начинается
ЧАСТЬ II. "ЛИЦОМ К ЛИЦУ С ПРОШЛЫМ"
2.1. Побег
2.2. Исповедь
2.3. Сердце не обманешь
2.4. Куба: конец игры..?
2.5. Призрак прошлого
2.6. Сломленный...
2.7. Путь к свету
2.8. Второе дыхание
2.9. Далеко не Джек Воробей
2.10. Охота продолжается
2.11. "Чудесное" воскрешение
2.12. Одиночество длиною в жизнь
2.13. Стихии вопреки
2.14. Спасены
2.15. Три заветных слова
2.16. Тревожные размышления
2.17. Обвинение
2.18. План "Б"
2.19. Тень прошлого
2.20. Крик души
2.21. Магия вечернего заката
2.22. Долгожданные трофеи
2.23. Спектакль окончен. Гаснет свет
2.24. Никогда не сдаваться
2.25. Совсем один... Снова...
2.26. Домой...
2.27. В гостях у хищника
2.28. Верный системе солдат
2.29. Ты сдался?!
2.30. "Рыцарь в сияющих доспехах"
2.31. Эффект "домино"
2.32. Плата по счёту
ЭПИЛОГ. "ДОЛГОЖДАННЫЙ ПОКОЙ..."
Отзывы
2.8. Второе дыхание
     Как только машина Тхагелова отъехала от огромного особняка, Дементьев тут же отправился на нижний этаж, где находились Макс и Вика. В его руке появился пистолет.
     Открыв дверь в маленькую комнату, он окинул взглядом пленников и ухмыльнулся. Виктория явно дремала, оперевшись спиной о стену. Её голова склонилась над плечом Каверина и, судя по тому, что она не пошевелилась, когда кто-то вошёл, её окутал достаточно крепкий сон.
     Едва за Серёгой закрылась дверь, Максим открыл глаза и посмотрел на вошедшего, при этом толкнув слегка плечом дремавшую Викторию.
     – Ты что-то забыл мне сказать? – спросил с сарказмом Каверин, когда бывший телохранитель Демидова подошёл к нему и опустился на корточки.
     В сонных глазах девушки отразился страх, и она крепче прижалась к Максиму.
     – Или дважды сломанного носа тебе показалось мало, и ты пришёл получить добавку?
     Дементьев улыбнулся.
     – Я смотрю, ты любишь похохмить.
     Уголок губы Макса слегка дёрнулся.
     – Когда приходится разговаривать с такими недалёкими людьми, как ты, по-другому просто не получается. Нужно же как-то сделать разговор интересным.
     Серёга гневно сверкнул глазами и ударил Макса . Его голова слегка откинулась в сторону Демидовой, но он быстро повернулся к своему противнику и, покачав ею из стороны в сторону, прогоняя возникшую в скуле боль, также спокойно, как и в первый раз, сказал:
     – Это ещё раз доказало, что ответить тебе на мои слова нечего из-за отсутствия необходимого словарного запаса. Поэтому ты не придумал ничего лучше, как подтвердить на деле хорошо известную истину о том, что когда сила есть, то ума не надо.
     Дементьев снова нанёс удар, и из рассечённой брови потекла кровь.
     – Ты можешь трепаться сколько угодно, господин Каверин, – наконец сказал Серёга. – Как только Ибрагим вернётся из Сьего–де–Авила, ты и твоя богатая девка…
     Он бросил самодовольный взгляд в сторону Вики, а потом снова вернулся к Максиму.
     – Пойдёте в расход. И тогда, уж поверь мне, смеяться последним будешь точно не ты.
     Макс улыбнулся.
     – С палачом Тхагелова я уже однажды общался, и, как видишь, выжил. А уж он точно был мастером своего дела. Тебе до него далеко.
     Виктория не могла поверить в то, что слышала. Макс так спокойно говорил об этом… Она часто видела, как его вгоняло в ступор одно воспоминание об Исмаиле, не говоря уже о беседах на эту тему. Она не сводила глаз с Максима и пыталась понять, что изменилось за то время, которое они сидели в тишине.
     – Так что можешь сколько угодно распеваться соловьём о том, что ты со мной сделаешь, – услышала она его голос, – меня это не испугает. Позабавит? Да, но точно не сделает тебя страшным в моих глазах.
     Дементьев с силой сжал пистолет в руке и, поднявшись на ноги, боясь, что не сдержится и нанесёт остряку больше увечий, чем положено, направился к выходу из комнаты. Ибрагим явно не оценит его самодеятельности. На ходу он недовольно бросил:
     – Это ещё не конец.
     Макс улыбнулся.
     – Ты абсолютно прав. Это только лишь самое начало, болтливый ублюдок.
     Как только за Серёгой закрылась дверь и щёлкнул замок, а в коридоре послышался удаляющийся звук его шагов, Каверин повернулся к Виктории. Улыбнувшись, как делал это в последнее время, искренне, нежно, так, что ей казалось, что его глаза в этот момент тоже улыбались, он уверенно сказал:
     – Пора выбираться отсюда. Ты готова?
     Вика улыбнулась в ответ и покачала головой, хотя она не имела ни малейшего представления о том, как они это сделают. Но его голос звучал так убедительно, что не поверить ему Виктория просто не могла.
     Макс коснулся своим лбом её лба и прошептал:
     – Я вытащу нас отсюда, обещаю. Чего бы мне это ни стоило.
     Он быстро поцеловал Викторию в пересохшие губы и, отодвинувшись от неё, завалился на пол. Приготовившись к болезненным ощущениям в запястьях, которые и без того уже были в крови, Каверин выгнулся, направив весь свой вес на лопатки, и попытался протащить руки вниз, к ногам. Но первая попытка оказалась неудачной.
     – Макс, что ты делаешь? А вдруг они увидят, что мы что-то задумали?
     – Здесь нет камер, не переживай.
     Он улыбнулся и продолжил свои действия.
     – Я пытаюсь вернуть свои руки туда, где им самое место.
     Максим свернулся в позу эмбриона и, издав протяжный напряжённый стон, смешанный с болью, наконец-то смог перетащить скованные наручниками запястья вниз к стопам, а потом через ноги – вперёд.
     – У меня просто жутко чешется нос, и терпеть это неудобство сил моих больше нет, веришь?
     Он бросил на неё озорной взгляд, никак не соответствующий их нынешнему положению, и посмотрел на свои руки. Повреждённые запястья опухли и их покрывала засохшая кровь. Макс несколько раз дёрнул цепь наручников, проверяя её на прочность. Лицо тут же исказила гримаса боли, и он оставил свои бессмысленные попытки освободиться.
     Вика в очередной раз восхитилась его ловкостью и умением приспосабливаться к опасной ситуации.
     – Ты сможешь повторить то же самое?
     Максим посмотрел на неё, ожидая ответа. Глаза Виктории стали круглыми от удивления.
     – Я? Я не знаю.
     Он подполз ближе к ней и помог лечь на спину, при этом подробно объясняя, что ей предстоит сделать. Демидова смутно понимала, что от неё требуется, но она видела, как это делал Макс, поэтому, не задавая лишних вопросов, старательно пыталась повторить его действия. С четвёртой попытки у неё почти получилось. Металл больно впивался в кожу, пока она протаскивала руки под ягодицами, отчего запястья уже стали красными и жутко болели.
     Виктория виновато посмотрела на Каверина.
     – Я не могу, Макс. У меня не получается. Оставь меня здесь.
     Он видел, что она начинала нервничать. Не от злости, а от обиды. В глазах показались слёзы. Максим склонился над ней и, нежно коснувшись её лица, сказал:
     – У тебя всё получится, слышишь? У нас ещё есть время. Соберись.
     – Откуда ты знаешь, сколько у нас времени? – спросила Виктория, чувствуя, как по щекам потекли слёзы.
     Макс бросил взгляд на дверь, а потом снова посмотрел на неё.
     – Мой друг со сломанным носом проболтался, что Ибрагим уехал в Сьего–де–Авила. Я так думаю, что как только он покинул это место, этот болтливый ублюдок, считающий себя охранником высшего уровня, сразу же пришёл сюда.
     Каверин замолчал, снова посмотрев на дверь, прислушиваясь. Снаружи всё было тихо.
     – Ты сказала, что нас везли сюда на машине, и дорога не заняла много времени, – продолжал он, успокаивающе глядя на Вику, вселяя в неё надежду каждым своим словом. – Значит, мы всё ещё на Кайо–Коко. Отсюда до Сьего–де–Авила ехать как минимум минут сорок. Так что у нас ещё есть время.
     С этими словами Макс наклонился к ней и поцеловал, едва коснувшись её губ.
     – Ты справишься, Виктория. Просто соберись. Я знаю, тебе больно, но по-другому никак. Потерпи ещё немного.
     Она едва заметно улыбнулась и приготовилась повторить свои попытки перебросить руки вперёд. Со второго раза ей всё же удалось это сделать. Почувствовав свободу в движениях, Демидова сдвинула браслеты наручников чуть выше запястий и увидела ярко красные полосы. Ей казалось, что они горят огнём, но она не проронила ни слова. Жаловаться на свою детскую боль, видя, во что превратились руки Максима, ей не хотелось.
     – И что теперь? Как мы снимем их?
     Он осматривал комнату, надеясь найти что-нибудь, чем можно было бы открыть замки на наручниках, но на глаза ничего подходящего не попадалось.
     – Макс, я могу попробовать снять их, – прошептала Виктория, опустив браслеты и сгруппировав пальцы на руках.
     У неё почти получилось, но костяшка большого пальца не позволяла наручникам пройти мимо неё.
     – Уже почти... Ещё чуть-чуть... – бубнила девушка, но всё было напрасно. – Чёрт! – выругалась она.
     Максим бросил взгляд на её уже бордовую кожу и, накрыв повреждённые места своими ладонями, сказал:
     – Прекрати. Ты только сделаешь ещё хуже.
     – Она мешает! – злилась Вика.
     Вдруг, оставив очередную попытку освободиться, она замерла и с надеждой в глазах посмотрела на Макса.
     – Ты наверняка знаешь, как снять их, если под рукой нет ключа.
     Он отрицательно покачал головой.
     – Нет.
     – Я уверена, что ты знаешь, – продолжала стоять на своём Демидова. – Скажи мне!
     – Нет.
     –  Макс, скажи!
     После секундного колебания он взял её руки в свои и дотронуться до мешающей костяшки большим пальцем.
     – Вот здесь… Нужно вывихнуть сустав. Рука уменьшится и свободно пройдёт через браслет.
     Демидова что-то обдумывала в уме, а потом подняла на него глаза и уверенно сказала:
     – Сделай это. Вывихни мне сустав.
     Каверин снова качнул головой.
     – Нет.
     – Чёрт возьми, Макс, сделай это! Иначе мы не выберемся отсюда.
     Он молча смотрел на неё и не мог понять, куда исчезла та капризная девчонка, привыкшая думать только о себе и о своих потребностях. Сейчас перед ним сидела уверенная в себе и готовая принести себя в жертву ради общего блага девушка, с горящими глазами и сильным характером.
     – Я не смогу причинить тебе такую боль. Прости.
     С этими словами он встал на ноги и, подойдя к двери, прислушался.
     – Это во-первых. А во-вторых, неужели ты думаешь, что я позволю нам спастись ценой твоих суставов?
     В комнате стало тихо.
     – К тому же, что ты будешь делать, освободившись от браслетов?
     Максим снова бросил в её сторону озорной взгляд.
     – В тебе дремлет грозный Рембо или ты носишь негласное имя «Капитан Марвел»?
     Виктория слабо улыбнулась, оценив его шутку.
     – Вот и я думаю, что нет, – пожал плечами Каверин, а затем сделал то, чего Демидова никак не ожидала.
     Он несколько раз ударил ботинком по дверке.
     – Я же всё-таки какой-никакой, а джентльмен, – улыбнулся Максим и снова пустил в ход ноги, создавая громкий шум.
     – Что ты делаешь? – зашипела Вика. – Они услышат!
     – Этого я и добиваюсь.
     Через пару минут в коридоре послышался шум шагов и недовольный голос Дементьева. Макс спрятался за дверь. Как только щёлкнул замок, и в проёме показался Серёга, извергавший кучу матерных ругательств, Максим с силой толкнул её плечом, на мгновение оглушив вошедшего. Этих нескольких секунд хватило, чтобы Каверин быстро затащил Дементьева внутрь и, нанеся несколько точных ударов в челюсть, отправил его в нокаут.
     Виктория следила за его действиями и не верила глазам. Такое ей доводилось видеть только в фильмах, но никак не в настоящей жизни. Пока она приходила в себя, Максим копался в карманах лежавшего без сознания Серёги.
     – Бинго! – воскликнул он, достав маленький ключ.
     Подскочив к Вике, он в мгновение ока открыл замки и освободил её руки. Она с облегчением стала тереть запястья, радуясь долгожданной свободе.
     – Дай я помогу тебе, – сказала она, увидев, что Макс возится со своими наручниками и никак не может с ними справиться.
     Вика забрала ключ и, открыв замки, аккуратно стала снимать браслеты.
     – Господи, Макс, твои руки!
     – Всё нормально, Виктория, – поспешил успокоить её он, убирая болезненную гримасу с лица. – Нам нужно идти, пока он не пришёл в себя.
     Максим подбежал к лежавшему  Серёге и забрал у него пистолет. Убедившись, что обойма полная, он снял его с предохранителя. Подойдя к двери, Каверин взял Вику за руку и выглянул в коридор. Там было пусто и тихо. Выйдя наружу, они свернули налево. Впереди тянулся длинный коридор, в конце которого находился выход к долгожданной свободе.
© Екатерина Беспалова ,
книга «Охота на Феникса».
2.9. Далеко не Джек Воробей
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (7)
Rumors RuDa Dawn
2.8. Второе дыхание
Вот она. Наглядная ирония! Из-за Сереги угодили в "яму" и из-за него же и смогли выбраться! Макс не перестает меня удивлять. Очень, очень сильный получился персонаж не смотря на то, что у него бывают приступы паники. Это как палка о двух концах. Вот! Вот почему книга называется "Феникс"! Он словно умирает и заново рождается ....😱😍😍😍😍😍😍💪💪💪💪
Ответить
2019-05-20 12:37:00
1
Kristina Efimenko
2.8. Второе дыхание
Бегу вместе с ними в следующую главу 😄🏃
Ответить
2019-08-21 20:54:49
1
Лана Янина
2.8. Второе дыхание
Когда-то в детстве с друзьями пробовали этот фокус с наручниками. Как же это сложно, такое провернуть. Такое не каждому дано. Но чувство опасности очень решающее в этом случае. Такие эмоциональные главы, прям холод по спине и мурашки.
Ответить
2019-12-24 19:21:22
1