Обложка
ПРОЛОГ: "ОКО ЗА ОКО: МЕСТЬ ПАЛАЧА"
ЧАСТЬ I. "НОВАЯ ЖИЗНЬ"
1.1. "Спортсменка – комсомолка"
1.2. Роковое ДТП
1.3. Первое предупреждение
1.4. Старые (не)добрые друзья
1.5. На передовую
1.6. Начало положено
1.7. Первые междоусобицы
1.8. Рокировка
1.9. Первый рабочий день
1.10. Белый флаг перемирия
1.11. И снова на тропу войны
1.12. Второе предупреждение
1.13. Военный совет
1.14. Планы
1.15. Страшное открытие
1.16. Любить и быть любимым
1.17. Чёртов характер
1.18. Охота начинается
ЧАСТЬ II. "ЛИЦОМ К ЛИЦУ С ПРОШЛЫМ"
2.1. Побег
2.2. Исповедь
2.3. Сердце не обманешь
2.4. Куба: конец игры..?
2.5. Призрак прошлого
2.6. Сломленный...
2.7. Путь к свету
2.8. Второе дыхание
2.9. Далеко не Джек Воробей
2.10. Охота продолжается
2.11. "Чудесное" воскрешение
2.12. Одиночество длиною в жизнь
2.13. Стихии вопреки
2.14. Спасены
2.15. Три заветных слова
2.16. Тревожные размышления
2.17. Обвинение
2.18. План "Б"
2.19. Тень прошлого
2.20. Крик души
2.21. Магия вечернего заката
2.22. Долгожданные трофеи
2.23. Спектакль окончен. Гаснет свет
2.24. Никогда не сдаваться
2.25. Совсем один... Снова...
2.26. Домой...
2.27. В гостях у хищника
2.28. Верный системе солдат
2.29. Ты сдался?!
2.30. "Рыцарь в сияющих доспехах"
2.31. Эффект "домино"
2.32. Плата по счёту
ЭПИЛОГ. "ДОЛГОЖДАННЫЙ ПОКОЙ..."
Отзывы
2.27. В гостях у хищника
     Самолёт приземлился в частном аэропорту рано утром. Солнце только-только начало подниматься, и воздух был свежим, совсем не таким, как на островах. Выйдя на улицу, Виктория тут же почувствовала озноб, потому что оделась явно не по русской погоде. Шорты и лёгкая майка никак не соответствовали московской прохладе, и по коже побежали мурашки.
     Максим шёл следом за ней. Он не сводил с неё глаз и следил за каждым  движением. Все десять часов полёта они не обмолвились и словом. Не потому, что Тхагелов запретил им общаться, а потому, что она так и не смогла прийти в себя после того, как Ибрагим приставил пистолет ей к виску. Макс с ужасом вспомнил тот момент. Взведённый курок и страшный щелчок… Внутри всё оборвалось, а тело прошиб холодный пот.  Оно окунулось в пустоту, став невесомым, потеряв связь с настоящим.
     Максим наблюдал за Викторией всю дорогу, пытаясь понять, насколько сильно она была потрясена случившимся. Первые несколько часов Вика сидела бледная и смотрела в одну точку. Но, по мере того как шок стал проходить, к её лицу начала приливать краска. Она отвлекалась от иллюминатора, где проплывали тучные облака, и растирала затёкшие руки от наручников.
     Все её действия были вполне предсказуемыми, но один раз Макс уловил единственное движение, которое весь оставшийся путь до Москвы, не давало ему покоя. Он начал предполагать это ещё на острове, но вслух озвучивать свои мысли не спешил, потому что не был уверен, да и она вела себя спокойно. Однако теперь…
     Во время перелёта Виктория как бы невзначай, коснулась ладонью своего живота. Это могло быть спонтанное и необдуманное движение, но не тогда, когда оно сопровождалось благоговейной улыбкой, которую она тут же пыталась спрятать, чтобы никто не увидел её. Как давно она знала и насколько была в этом уверена? Это был тот вопрос, на который ему хотелось получить ответ…
     Когда они сошли с трапа самолёта, их уже ждали. Ибрагим обменялся крепким дружеским рукопожатием со своим товарищем, и они заговорили на турецком. Улучив момент, пока Тхагелов был занят и не обращал на них внимания, Максим склонился к Виктории и тихо спросил:
     – Ты в порядке?
     Она не ответила, а просто кивнула. Макс облегчённо выдохнул. По крайней мере, его перестали игнорировать. Он хотел спросить что-то ещё, но Ибрагим обернулся и дал знак Карлосу вести пленников к нему. Чтобы не злить его лишний раз, Макс оставил свои попытки общения до лучших времён.
     Их повели к одному из двух чёрных джипов и, посадив в машину, завязали глаза. Другого Каверин не ожидал. Спустя несколько секунд снова зазвучала турецкая речь, и машины двинулись с места. Сначала Макс пытался следить за тем, сколько раз они поворачивали и в какую сторону, прислушивался к тому, по какой дороге могли ехать – асфальт, щебень или, может быть, пересечённая местность. Но звучавшая постоянно музыка и гул голосов сильно отвлекали.
      К тому же, после десяти часов напряжённого перелёта, когда одна часть мозга выстраивала различные варианты побега, а другая пыталась бороться со страхом летать, организм требовал заслуженного отдыха. Изматывать его бесполезными наблюдениям Макс не хотел. Всё равно он не знал, где территориально приземлился самолёт, и в каком месте находилась новая резиденция аль-Каюма.
     Он расслабился, насколько позволяли его раны, и решил ждать удобного случая, чтобы освободиться и осуществить свой очередной план побега. Ведь теперь скрыться и найти помощь им будет гораздо проще. Та женщина, которую убил Карлос по приказу Ибрагима, пожертвовала собой именно с этой целью. Её жертва не должна стать напрасной…

     – Господин Тхагелов не оставит тебя в живых, Максим, – прошептала она, накладывая на его раны очередной компресс из своих трав и мазей.
     Он бросил подозрительный взгляд в её сторону. Какое ей было до всего этого дело? Макс теперь ничего не имел против смерти. Какая разница от чего умирать? Уж лучше пускай это будет быстро. Неважно, от руки Ибрагима или его людей, но жить снова одному, зная, что та, которая вытащила тебя из твоего собственного ада, всю жизнь будет презирать и ненавидеть тебя, было выше его сил. Только не теперь, когда он почувствовал, как это, когда ты любишь и тебя любят в ответ.
     – Мне всё равно, – прошептал он, поморщившись от боли, когда вонючая субстанция попала в открытую рану на груди.
     В комнате стало тихо. В коридоре слышались громкие голоса охранников.
     – Девушка, о которой ты спрашивал, – начала она, перевязывая раны и не глядя ему в глаза, – очень страдает.
     Макс посмотрел на неё исподлобья.
     – Её рана тут ни при чём. Я слышала, как она произносила твоё имя.
     Знахарка наконец-то подняла на него глаза.
     – У неё такой же беспорядок в комнате, как и у тебя.
     Она закончила с плечом и собралась перевязывать грудь. Прежде чем наложить бинт, женщина коснулась его кожи там, где находилась метка Тхагелова. Максим вздрогнул. Женщина прошептала что-то на своём языке, а потом едва слышно произнесла по-английски, оглянувшись перед этим на дверь:
     – Ты должен бежать.
     Максим покачал головой.
     – Нет.
     – Я помогу тебе.
     На лице отразилось удивление. Она говорила это серьёзно?
     – Почему?
     Женщина отвернулась, а когда снова повернулась к нему, по её щеке катилась слеза.
     – Тхагелов убил моего сына. Просто так… Ради забавы.
     Она бросила быстрый взгляд на метку и на надпись на груди.
     – Мне кажется, что ты – хороший человек, Максим. Я не хочу, чтобы ты тоже погиб от его руки.
     Каверин покосился на дверь и прошептал:
     – Я не могу бежать без девушки. Даже если я её найду, мы не скроемся от Ибрагима здесь, на Кайо–Коко. Мы это уже проходили.
     Макс снова посмотрел на дверь.
     – Нам нужно в Россию. И только Тхагелов может доставить нас туда...

     После десяти минут езды Максим почувствовал, как рука Виктории нашла его руку и крепко её сжала. Девушка нервничала. Хоть Тхагелов и утверждал, что аль-Каюму они нужны живыми, это не помешало ему причинить ей вред. Макс переплёл их пальцы вместе и едва заметно улыбнулся. Пускай она не видела, но зато чувствовала, что он рядом.
     Они провели в дороге не больше часа. Вскоре машины остановились, и все стали выходить наружу. Макс с силой стиснул челюсти, когда его, как мешок картошки, вытаскивали из салона, не считаясь с рана и на теле. Глаза по-прежнему оставались завязанными, хотя необходимости в этом не было. Макс не знал, где они, и бежать точно не собирался. Пока не собирался…
     Их повели к огромному особняку, в котором всё, начиная от крыши и заканчивая фундаментом, кричало о роскоши, которую так любил его хозяин. Поднявшись по ступенькам, они вошли в дом, и только когда оказались внутри, Ибрагим приказал развязать пленникам глаза.
     Он подошёл сначала к Вике и, смерив её взглядом, улыбнулся.
     – Для Вас скоро всё закончится, Виктория. Осталось потерпеть самую малость, и Вы будете дома.
     Затем он прошёл вперёд и посмотрел на Максима. Его лицо тут же утратило прежнее дружелюбие, а в глазах полыхнул огонь.
     – А для тебя, Макс, всё только начинается.
     Уголок губы Каверина слегка изогнулся в презрительной ухмылке.
     – Да, – тихо сказал он. – Для нас всё только начинается.
     Тхагелов нахмурился, не понимая, что тот имел в виду. Реакция Демидовой была такая же. Она посмотрела на Максима, но тот оставался спокойным и не сводил глаз с Ибрагима. Тхагелов хотел что-то ответить на эти дерзкие слова, но его остановил низкий бархатный голос, раздавшийся с лестницы:
     – Ибрагим, друг мой! Ты вернулся.
     Они дружно посмотрели наверх и увидели его обладателя.
© Екатерина Беспалова ,
книга «Охота на Феникса».
2.28. Верный системе солдат
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (2)
Лана Янина
2.27. В гостях у хищника
Вот же сволочь жестокая этот турок. Мало их когда-то казаки потрепали.
Ответить
2019-12-25 11:21:23
2
Евгения Кексик
2.27. В гостях у хищника
Блин, ну момент её беременности меня слишком смущает. Извиняй, Катюх. Она догадалась, он начал догадыватся🤷 прям фантастика или высшая психология. Ну это я так ворчу😊❤️ Энтэрэстинг, хто это там с горочки спустился😎
Ответить
2020-01-11 06:09:44
2