Обложка
ПРОЛОГ: "ОКО ЗА ОКО: МЕСТЬ ПАЛАЧА"
ЧАСТЬ I. "НОВАЯ ЖИЗНЬ"
1.1. "Спортсменка – комсомолка"
1.2. Роковое ДТП
1.3. Первое предупреждение
1.4. Старые (не)добрые друзья
1.5. На передовую
1.6. Начало положено
1.7. Первые междоусобицы
1.8. Рокировка
1.9. Первый рабочий день
1.10. Белый флаг перемирия
1.11. И снова на тропу войны
1.12. Второе предупреждение
1.13. Военный совет
1.14. Планы
1.15. Страшное открытие
1.16. Любить и быть любимым
1.17. Чёртов характер
1.18. Охота начинается
ЧАСТЬ II. "ЛИЦОМ К ЛИЦУ С ПРОШЛЫМ"
2.1. Побег
2.2. Исповедь
2.3. Сердце не обманешь
2.4. Куба: конец игры..?
2.5. Призрак прошлого
2.6. Сломленный...
2.7. Путь к свету
2.8. Второе дыхание
2.9. Далеко не Джек Воробей
2.10. Охота продолжается
2.11. "Чудесное" воскрешение
2.12. Одиночество длиною в жизнь
2.13. Стихии вопреки
2.14. Спасены
2.15. Три заветных слова
2.16. Тревожные размышления
2.17. Обвинение
2.18. План "Б"
2.19. Тень прошлого
2.20. Крик души
2.21. Магия вечернего заката
2.22. Долгожданные трофеи
2.23. Спектакль окончен. Гаснет свет
2.24. Никогда не сдаваться
2.25. Совсем один... Снова...
2.26. Домой...
2.27. В гостях у хищника
2.28. Верный системе солдат
2.29. Ты сдался?!
2.30. "Рыцарь в сияющих доспехах"
2.31. Эффект "домино"
2.32. Плата по счёту
ЭПИЛОГ. "ДОЛГОЖДАННЫЙ ПОКОЙ..."
Отзывы
1.2. Роковое ДТП
     Вика подъехала к торговому центру и пыталась найти свободное место для своего нового чёрного «Бентли», но, как назло, всё уже было занято. Ругаясь на весь белый свет, она вдруг заметила, что впереди, метрах в ста пятидесяти от неё, освободилось неплохое местечко. Демидова уверенно нажала на педаль газа, забыв, как быстро могла разгоняться её машина. Она уже почти добралась до цели, успев немного сбавить скорость, как внезапно справа появилась небольшая фигура маленького мальчика, выскочившего из-за припаркованного чёрного джипа.
     Раздался глухой удар об крыло. Демидова резко затормозила. Она крепко сжала руль и закрыла глаза. Прошло полминуты, прежде чем девушка решилась открыть их снова. Ноги тряслись, а сердце колотилось, как у кролика. Сделав пару глубоких вздохов, Вика нашла в себе силы и посмотрела в зеркало заднего вида. Сбитую фигуру закрывала спина молодого человека в тёмной куртке. Он сидел на коленях и пытался понять, насколько сильно пострадал малыш, нащупывая пульс на его шее и ища повреждения на теле.
     Демидова следила за его действиями и не могла заставить себя выйти из машины. Наконец она заметила, что пострадавший зашевелился. Незнакомец медленно помог ему подняться на ноги. Увидев, что самое страшное уже миновало, в Виктории стала просыпаться богатая стерва, которая тут же затолкала настоящую Вику, способную сочувствовать и переживать, глубоко внутрь.  Она вышла на улицу, надев на лицо жестокую маску холодного безразличия.
     Подойдя к пострадавшему ребёнку, Демидова тут же пошла в наступление в надежде на то, что тот испугается, и неприятностей с полицией получится избежать.
     – Носятся тут всякие, даже по сторонам не смотрят! – прорычала она, глядя на растерянного мальчишку и не обращая внимания на спину помогавшего ему молодого человека.
     – Ты испортил дорогущую машину, паршивец! Тебе и на гайку для неё не заработать за всю свою никчёмную жизнь!
     – Я бы на Вашем месте сбавил обороты, дорогуша, – раздался голос парня, и он повернулся к ней лицом.
     Она застыла на месте и на секунду растерялась, забыв всю свою гневную речь. Перед ней стоял высокий брюнет, выше неё на целую голову, спортивного телосложения, с карими глазами и смуглой кожей. Тёмные волосы были небрежно разбросаны в разные стороны, как будто он только что проснулся и не успел привести их в порядок. Его образ завершали тёмные джинсы и светлая футболка. В целом, он мог бы показаться симпатичным, даже сексуальным, если бы не страшный шрам на левой щеке, тянувшийся от виска к подбородку. Именно он заставил Викторию замолчать, прервав свою гневную тираду.
     Однако Демидова не принадлежала к тем, кто долго молча, тем более когда в её адрес послали такие дерзкие слова. Быстро придя в себя и сверкнув глазами, она резко ответила:
     – Квазимодо слово не давали!
     Вика смерила презрительным взглядом показавшегося по началу ей симпатичным молодого человека. Будучи полностью сосредоточенной на своей оскорблённой персоне, она не заметила, как покоробила его её фраза.
     – Я разговариваю с этим попрашайкой, не знающим, где и как нужно переходить дорогу.
     Незнакомец оглядел светскую львицу с головы до ног и спокойно ответил, защищая дрожавшего от страха ребёнка:
     – Раз уж на то пошло, то я бы посоветовал Эсмеральде спуститься со своего золотого пьедестала на нашу грешную землю и посмотреть чуть выше её и без того высоко задранного носа. Там висит знак ограничения скорости, это раз.
     Он стал загибать пальцы на руке, по-прежнему закрывая собой испуганного мальчика.
     – Если прекрасную Эсмеральду не учили в её цыганском таборе, то я подскажу: для того чтобы припарковаться, не нужно вдавливать педаль газа в пол в машине, способной разогнаться до максимальной скорости за несколько секунд. Это два.
     Щёки Виктории пылали, но не от стыда, как должно было быть, а от гнева. Как он смел отчитывать её таким образом? Кем он себя возомнил? Она – дочь уважаемого человека, а он… Демидова даже предположить не могла, чем тот мог заниматься, учитывая его внешность.
     – Да как ты смеешь… – начала она, но парень наглым образом её перебил.
     – И, возможно, милой Эсмеральде не мешало бы получить пару уроков вежливого общения с незнакомыми людьми.
     Он посмотрел на мальчишку, держащего его за руку, и улыбнулся, а потом снова обратился к бушевавшей от безмолвного гнева девушке:
     – Хотя боюсь, что двумя уроками тут не обойтись.
     Это была последняя капля в чаше её терпения. Вика сузила глаза и занесла руку для пощёчины, но тот успел перехватить её. Аккуратно сжав тонкую кисть разъярённой «львицы» тёплыми пальцами, незнакомец сделал шаг навстречу и повернулся к ней правой стороной лица. Продолжая улыбаться, он тихо сказал:
     – Квазимодо бы с удовольствием вызвал полицию и посмотрел на то, как очаровательная Эсмеральда объяснит им обстоятельства, при которых на этом месте при наличии знака она задела крылом своего дорогого «Бентли» этого малыша, но, к сожалению, я спешу. А оставлять его с такой…
     Он сделал паузу, снова осмотрев её с ног до головы оценивающим взглядом.
     – …чертовски невоспитанной и невежливой особой, находящейся в неадекватном состоянии, мне совсем не хочется.
     Он отпустил её руку и сделал шаг назад.
     – Переломов у него нет. В поликлинику я отвезу его сам, чтобы не отрывать Вас от Ваших важных походов по дорогим бутикам с отцовской чековой книжкой.
     С этими словами наглец поднял малыша на руки и, слегка прихрамывая на правую ногу, понёс его к своей машине, припаркованной в нескольких метрах от этого злополучного места. Демидова не сводила с них изумлённых глаз. Когда они скрылись из вида, она развернулась и пошла к своему «Бентли», одиноко дожидавшемуся её на стоянке.
     Оказавшись в машине, Виктория посмотрела в зеркало и улыбнулась. А он был не так уж и безобразен, как ей показалось с первого взгляда. Если бы не тот шрам и хромота, он мог бы быть привлекательным и даже красивым… Покачав головой, она прогнала прочь эту мысль и позволила злости снова выйти на первый план, недоумевая, как этот проходимец мог так с ней разговаривать.

     Максим посадил мальчика на заднее сиденье и пристегнул его ремнём безопасности. Убедившись, что Стёпке ничего не мешает, он вернулся и сел на водительское место, заведя двигатель. Выехав с парковки, Макс направился к ближайшему травмпункту. Сильных повреждений Степан не получил, но он хотел перестраховаться, прежде чем отпускать ребёнка восвояси.
    – Ты бы позвонил родителям, – сказал Максим, когда они проехали пару кварталов.
    Мальчик смотрел по сторонам на огромные столичные небоскрёбы. По его лицу было видно, что он восхищался этими высокими постройками, как будто видел их впервые. Каверин не сводил с него глаз, давая мальчугану время насладиться московскими пейзажами.
    Налюбовавшись современной архитектурой, Степан перевёл взгляд на своего защитника.
    – А ты крутой! – сказал он, широко улыбаясь.
    Макс посмотрел на него в зеркало. На губах появилась улыбка.
    – Да что ты? – выразил поддельное удивление он. – С чего ты взял?
    – Как это с чего? – воскликнул мальчуган. – Ты не испугался той мегеры на огромных каблуках!
    Максим, не отвлекаясь, следил за дорогой, но эти слова не могли оставить его равнодушным, и он громко рассмеялся.
    – Ну, не такая уж она и страшная была, та мегера.
    Степан не мог поверить его словам. В свои десять с небольшим он казался таким наивным. Максим решил, что мальчик не являлся коренным москвичом. Он вёл себя иначе, да и одет был попроще. Насколько верны его предположения относительно своего подопечного, и как тот оказался один на парковке, Каверину ещё предстояло выяснить.
    – Ничего себе нестрашная! – продолжал негодовать мальчик. – Она как вышла из машины, как посмотрела на меня своими чёрными глазами, я аж дар речи потерял!
    Максим продолжал улыбаться. Девушка на «Бентли» и впрямь перестаралась, пытаясь подчеркнуть свои и без того красивые глаза. Если бы на них наложили меньше туши, чёрной подводки и тёмных теней, она выглядела бы милой. Даже её неумение общаться с людьми, имеющими более низкий социальный статус, сгладилось и не так бросалось бы в глаза.
    – А ты видел её губы? – никак не успокаивался Степан. – Они были такие красные, как будто она крови напилась! И мою ещё хотела выпить.
    Мальчуган серьёзно посмотрел на Макса.
    – Хорошо, что ты со мной был, а то я бы не знаю, что делал. Я бы с ней не справился!
    Максим кивнул, продолжая улыбаться. Стёпка нравился ему всё больше и больше. Он затормозил на светофоре и стал ждать, когда стоявшие впереди машины начнут движение. Воспользовавшись моментом, Каверин обернулся и, окинув малыша взглядом, повторил свой вопрос, на который не смог получить ответа в первый раз.
    – Так ты будешь звонить своим родителям?
    Малыш на секунду замер, как будто обдумывал свои следующие слова, а потом тихо сказал:
    – У меня нет мамы и папы.
    Максим не сводил с него внимательных глаз. То, что Стёпа жил в неполной и малообеспеченной семье, он заметил сразу. Это стало видно по его одежде и манере общения. Макс сам вышел из детского дома и прекрасно знал, как ведут себя дети, лишённые заботы и внимания. Они отличались от других, потому что суровая жизнь уже успела преподать им свои первые жёсткие уроки.
    – Где же ты тогда живёшь?
    Мальчик вытер нос тыльной стороной ладони.
    – Я с бабушкой живу.
    – Тогда, наверное, нужно ей сообщить, где ты, – сказал Каверин, отвернувшись от малыша и посмотрев на светофор, который уже успел переключиться на зелёный, но машины стояли на месте. – Чёрт, мы, наверное, попали в пробку.
    – Наверное, – согласился с ним Степан.
    После короткой паузы он спросил:
    – А бабушке обязательно звонить?
    Макс снова повернулся к мальчугану.
    – Я думаю, что обязательно. Она наверняка беспокоится, почему тебя так долго нет.
    – Она пока не беспокоится, но будет, если узнает, что я попал под машину. Но со мной же всё хорошо, да?
    Максим кивнул.
    – А у неё болит сердце. Она так мне говорила. Я не хочу, чтобы она переживала за меня, а то я останусь совсем один, когда она умрёт.
    – Почему ты решил, что она должна умереть? – улыбнулся Макс, поражаясь детской наивности и заботе.
    Тот пожал плечами.
    – Не знаю. Я слышал, как она говорила тёте Маше, что если будет переживать, её сердце не выдержит, и всё.
    Каверин погладил Стёпку по голове, взъерошив и без того неаккуратно лежавшие волосы.
    – Не бойся, я сделаю так, чтобы она сильно не переживала, договорились?
    – Да? – недоверчиво спросил тот.
    – Ага.
    – Ну, тогда ладно. Только давай мы позвоним ей из больницы, когда врач скажет, что со мной правда всё хорошо. Можно?
    – Конечно, можно.
    Макс переключил скорость, и они снова поехали, передвигаясь, как черепахи, в полосе таких же медленно ползущих машин. В салоне было тихо, но молчание продолжалось недолго. Первым заговорил Степан, задав вопрос, который Максим никак не ожидал от него услышать.
    – А тебя, значит, Вазимода зовут?
    Каверин нахмурился, пытаясь понять, что имел в виду мальчуган.
    – Странное какое-то имя, – продолжал между тем рассуждать Стёпа. – Я такого никогда не слышал.
    – Почему ты решил, что меня так зовут? – наконец спросил Максим.
    – Ну, та мегера тебя так назвала. Значит, это твоё имя получается.
    Макс растерялся на мгновение, не зная, что ответить на слова мальчишки, но быстро пришёл в себя и спокойно сказал:
    – Нет, на самом деле меня зовут Максим, некоторые знакомые называют меня Максом.
    Он посмотрел на Стёпку в зеркало. Тот внимательно его слушал.
    – Как видишь, ничего общего с тем именем нет.
    – А почему тогда она так тебя обозвала?
    – Ну… – Макс замолчал, собираясь с мыслями.
    Ему было неприятно обсуждать свою внешность, потому что он прекрасно знал, каким его видят окружающие. Каверин никогда не обращал внимания на то, как он выглядел, до тех пор пока не получил в подарок от давнего «друга» детства своё новое тело. Он пытался привыкнуть к нему, но успеха в этом деле так и не добился. Максима пугало не столько наличие шрамов, покрывающих почти шестьдесят процентов его тела, сколько жуткие воспоминания того дня, не желавшие покидать его вот уже три года.
    – Что «ну»? – раздался вопрос Стёпки.
    – Просто так называют людей, у которых есть шрамы, как у меня.
    – Это ты про ту полоску на щеке? – уточнил малыш.
    – Да, про неё. Она увидела её у меня на лице и решила, что я – Квазимодо.
    Степан задумался.
    – Получается, что я тоже этот… Вазимода.
    Брови Максима медленно поползли наверх.
    – Почему?
    – У меня тоже есть шрам.
    Мальчуган наклонился ближе к нему и прошептал:
    – От операции. На животе.
    Макс улыбнулся.
    – Нет, малыш, такие шрамы не считаются.
    – А почему?
    – Потому что они не делают тебя безобразным, – печально сказал Каверин и посмотрел на своё отражение.
    Степа поднял на него глаза и уверенно сказал:
    – Твой шрам не делает тебя безобразный. С ним ты выглядишь… круто!
    Максим подавил вылетевший смешок.
    – Сразу видно, что ты сильный. И воевал. И можешь защитить таких, как я.
    Макс никогда не смотрел на себя и своё лицо с этой точки зрения. Степан, сам того не осознавая, подкинул ему новую пищу для размышлений. Возможно, с таким подходом ему станет легче смотреть на себя в зеркало?
    – Ну, ты точно лучше, чем та мегера с чёрными глазами и кровавыми губами. Я тебе клянусь! – выпалил мальчуган. – Она испугала меня, а ты – нет.
     Максим тихонько засмеялся.
    – Хорошо, я тебе верю. А теперь приготовься выходить, мы уже почти приехали.
    – Я готов, – согласно кивнул Степан. – Только меня надо выстегнуть из этого ремня.
    Каверин снова рассмеялся. Так непринуждённо и легко он уже давно ни с кем не общался. Этот маленький мальчик, пускай ненадолго, но помог ему почувствовать себя прежним, таким, каким он был до встречи с Ибрагимом.
    – Хорошо, сейчас остановимся, и я тебя из него выстегну, так и быть.
© Екатерина Беспалова ,
книга «Охота на Феникса».
1.3. Первое предупреждение
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (4)
Юлия Харит
1.2. Роковое ДТП
Жалко пацана и то, что у него нет семьи... Хотя, может это даже и к лучшему... Ох, что-то мне кажется, что они ещё пересекутся 😁🤔 эта маленькая перепалка меня даже завела, хочу ещё чтобы они немножко покудахтали на друг друга 😂😂😂
Ответить
2019-08-23 16:31:28
3
Ria
1.2. Роковое ДТП
Мужчина который хорошо относится к детям, уже красавчик))
Ответить
2019-09-01 16:01:00
3
Лана Янина
1.2. Роковое ДТП
Как можно быть такой стервой? Она ведь сама виновата в произошедшем. А если бы малыш действительно пострадал? Богатая жизнь портит. И то, как она обозвала Макса. Неужели она не может понять, что он мог не просто так появится. Вдруг у человека действительно было непростое прошлое. Бедный Макс, сколько ему пришлось вынести.
Ответить
2019-12-24 14:17:16
2