Обложка
Буктрейлер
Стих-трейлер от Евгении Грозд
ЧАСТЬ I. "НОВАЯ ЖИЗНЬ"
1.1. "Спортсменка – комсомолка"
1.2. Роковое ДТП
1.3. Первое предупреждение
1.4. Око за око
1.5. Старые (не)добрые друзья
1.6. На передовую
1.7. Начало положено
1.8. Первые междоусобицы
1.9. Рокировка
1.10. Первый рабочий день
1.11. Белый флаг перемирия
1.12. И снова на тропу войны
1.13. Второе предупреждение
1.14. Военный совет
1.15. Стратеги и тактики
1.16. Страшное открытие
1.17. Любить и быть любимым
1.18. Чёртов характер
1.19. Охота начинается
ЧАСТЬ II. "ЛИЦОМ К ЛИЦУ С ПРОШЛЫМ"
2.1. Побег
2.2. Vahşi yavru köpeğim
2.3. Сердце не обманешь
2.4. Куба: конец игры..?
2.5. Призрак прошлого
2.6. Сломленный...
2.7. Во тьме...
2.8. Второе дыхание
2.9. Далеко не Джек Воробей
2.10. Охота продолжается
2.11. "Чудесное" воскрешение
2.12. Одиночество длиною в жизнь
2.13. Выжить...
2.14. Спасены
2.15. И только сердце знает...
2.16. Тревожные размышления
2.17. Обвинение
2.18. План "Б"
2.19. Тень прошлого
2.20. Крик души
1.2. Роковое ДТП
     Вика въехала на подземную стоянку у торгового центра и пыталась найти свободное место, не спеша проезжая по длинным рядам с дорогими авто. Словно не парковка, а элитный салон. Как назло, всё уже было занято. Ругаясь на весь белый свет, она вдруг заметила, что впереди блеснул свет задних фар и кто-то стал покидать своё парковочное место.
      Виктория уверенно нажала на педаль газа в надежде захватить долгожданный уголок для Bentley, забыв, как быстро могла разгоняться её машина. Она уже почти добралась до цели, как внезапно справа появилась фигура мальчика, выскочившего из-за припаркованного чёрного джипа. Демидова резко затормозила, но избежать столкновения не удалось. Тяжело дыша, она крепко сжала руль пальцами и закрыла глаза, ощущая, как холод сантиметр за сантиметром сковывал тело.
     От выброса адреналина сердце колотилось, как у загнанного зверька, но сидеть на одном месте было нельзя. Только не паниковать! Только не паниковать! Сделав пару глубоких вдохов, Виктория нашла в себе силы и посмотрела в зеркало заднего вида. Сбитого мальчика закрывала спина молодого человека. Он сидел на коленях, ища повреждения на теле ребёнка. Демидова следила за его действиями и никак не могла заставить себя выйти из машины, боясь узнать, что совершила непоправимое.
      Наконец она заметила, как пострадавший зашевелился, а незнакомец аккуратно помог ему подняться на ноги. Убедившись, что самое страшное миновало, в Виктории снова стала просыпаться богатая стерва, которая тут же затолкала настоящую Вику, способную сочувствовать и переживать, глубоко внутрь. Лучшая защита – это нападение! Она вышла на улицу, надев на лицо жестокую маску холодного безразличия.
     Подойдя к пострадавшему ребёнку, Демидова тут же пошла в наступление в надежде на то, что тот испугается, и неприятностей с полицией получится избежать.
     – Носятся тут всякие, даже по сторонам не смотрят! – прорычала она, глядя на растерянного мальчишку и не обращая внимания на спину помогавшего ему мужчины.
     – Ты чуть не испортил дорогущую машину, паршивец! Тебе и на гайку для неё не заработать за всю свою никчёмную жизнь!
     – Я бы на Вашем месте сбавил обороты, дорогуша, – раздался голос неизвестного, и он повернулся к ней лицом.
     Она на мгновение растерялась, застыв на месте. Перед ней стоял высокий брюнет – выше неё на целую голову – спортивного телосложения, с карими глазами и смуглой кожей. Тёмные волосы были небрежно разбросаны в разные стороны, как будто он только что проснулся и не успел привести их в порядок. Его образ завершали чёрные джинсы и светлая футболка. В целом, он мог бы показаться симпатичным, даже сексуальным, если бы не страшный шрам на левой щеке, тянувшийся от виска к подбородку. Именно он заставил Викторию замолчать, прервав свою гневную тираду.
     Однако Демидова не принадлежала к числу тех, кто долго молчал, когда в её адрес посылали такие дерзкие слова. Быстро придя в себя, она смерила презрительным взглядом своего визави, показавшегося ей по началу симпатичным, и злобно рыкнула:
     – Квазимодо слово не давали!
     Будучи полностью сосредоточенной на своей оскорблённой персоне, Вика не заметила, как покоробила его её фраза.
     – Я разговариваю с этим попрошайкой, который не знает, где и как нужно переходить дорогу.
     Незнакомец оглядел "светскую львицу" с головы до ног и спокойно ответил, защищая дрожавшего от страха ребёнка:
     – Раз уж на то пошло, то я бы посоветовал Эсмеральде спуститься со своего золотого пьедестала на нашу грешную землю и посмотреть чуть выше её и без того высоко задранного носа. Там висит знак ограничения скорости, это раз.
     Его размеренная речь и на удивление приятный голос, в котором звучала открытая насмешка, привели девушку в ещё большую ярость. Но мужчину, казалось, это ничуть не беспокоило.
     – Если прекрасную Эсмеральду не учили в её цыганском таборе, то я подскажу: для того чтобы припарковаться, не нужно вдавливать педаль газа в пол в машине, способной разогнаться до максимальной скорости за несколько секунд. Это два.
     Щёки Виктории пылали, но не от стыда, как должно было быть, а от гнева. Как он смел отчитывать её таким образом? Кем он себя возомнил? Она – дочь уважаемого человека, а он… Демидова даже предположить не могла, чем тот мог заниматься, учитывая его внешность.
     – Да как ты смеешь… – начала она, но её наглым образом перебили.
     – И, возможно, милой Эсмеральде не мешало бы получить пару уроков вежливого общения с незнакомыми людьми.
     Он посмотрел на мальчишку, державшего его за руку, и улыбнулся, а потом снова обратился к бушевавшей от безмолвного гнева девушке:
     – Хотя боюсь, что двумя уроками тут не обойтись.
     Это была последняя капля в чаше её терпения. Вика сузила глаза и занесла руку для пощёчины, но тот успел перехватить её. Аккуратно сжав тонкую кисть разъярённой "львицы" тёплыми пальцами, незнакомец сделал шаг навстречу и повернулся к ней правой стороной лица. Продолжая улыбаться, он тихо сказал:
     – Квазимодо бы с удовольствием вызвал полицию и посмотрел на то, как очаровательная Эсмеральда объяснит им обстоятельства, при которых на этом месте при наличии знака был задет крылом дорогого "Бентли" этот малыш, но, к сожалению, я спешу. А оставлять его с такой…
     Он сделал паузу, нагло осмотрев её с ног до головы оценивающим взглядом:
     – … с такой чертовски невоспитанной и невежливой особой, находящейся в неадекватном состоянии, мне совсем не хочется.
     Он отпустил её руку и сделал шаг назад. От былого веселья не осталось и следа.
     – Переломов у него нет. В поликлинику я отвезу его сам, чтобы не отрывать Вас от важных походов по дорогим бутикам с отцовской чековой книжкой.
     С этими словами наглец поднял малыша на руки и, слегка прихрамывая на правую ногу, понёс его к припаркованному в нескольких метрах "Фольксвагену". Демидова не сводила с них изумлённых глаз. Она не помнила, как оказалась в своей машине, но, едва сев за руль, посмотрела в зеркало и улыбнулась.
      А он был не так уж и безобразен, как ей показалось с первого взгляда. Если бы не тот шрам и хромота, его можно было бы назвать привлекательным и даже красивым… Покачав головой, Виктория прогнала эту мысль прочь и позволила злости снова выйти на первый план, недоумевая, как вообще этот проходимец мог так с ней разговаривать.
    
    Максим Каверин, так звали вовремя появившегося "наглеца", посадил мальчика на заднее сиденье и пристегнул его ремнём безопасности. Убедившись, что мальчугану ничего не мешает, он вернулся на водительское место. Включив зажигание, Макс выехал с парковки и направился к ближайшему травмпункту.
    – Ты бы позвонил родителям, – сказал он, когда проехал пару кварталов.
    Мальчик смотрел на огромные столичные небоскрёбы, восхищённо хлопая глазами, словно видел их впервые, и, похоже, не слышал адресованных ему слов. Каверин с улыбкой наблюдал за ним, давая возможность насладиться московскими пейзажами. Когда современная архитектура перестала вызывать искренний интерес, маленький Степан перевёл взгляд на своего защитника.
    – А ты крутой! – сказал он, широко улыбаясь.
    Максим посмотрел на него в зеркало, и его улыбка стала шире.
    – Да что ты? – выразил поддельное удивление он. – С чего ты взял?
    – Как это с чего? – воскликнул мальчуган. – Ты не испугался той мегеры на огромных каблуках!
    Каверин, не отвлекаясь, следил за дорогой, но эти слова не могли оставить его равнодушным, и он громко рассмеялся.
    – Ну, не такая уж она и страшная была, та мегера.
    – Ничего себе нестрашная! – продолжал негодовать малыш. – Она как вышла из машины, как посмотрела на меня своими чёрными глазами, я аж дар речи потерял!
    Максим улыбался. Девушка и впрямь перестаралась, пытаясь подчеркнуть свои и без того красивые глаза. Если бы на них наложили меньше чёрной подводки и тёмных теней, она бы выглядела милой. Даже её неумение общаться с людьми, имевшими более низкий социальный статус, не так бросалось бы в глаза.
    – А ты видел её губы? – никак не успокаивался Степан. – Они были такие красные, как будто она крови напилась! И мою ещё хотела выпить.
    Он серьёзно посмотрел на Макса.
    – Хорошо, что ты был со мной, а то я бы не знаю, что делал. Я бы с ней не справился!
    Каверин кивнул, чувствуя, что улыбка не собиралась покидать его лицо. Стёпка нравился ему всё больше. В свои десять с небольшим он казался таким забавным и, скорее всего, не являлся коренным москвичом. Они вели себя иначе, да и одеты были не так просто. Затормозив на светофоре, Макс воспользовался моментом и обернулся назад.
    – Так ты будешь звонить родителям? – мягко спросил он.
    Малыш на секунду замер, как будто обдумывал свои следующие слова, а потом тихо сказал:
    – У меня нет родителей.
    Каверин не сводил с него внимательных глаз. То, что Стёпа жил в малообеспеченной семье, он заметил сразу. Чумазая мордашка, поношенные джинсы и протёртая в нескольких местах лёгкая куртка явно указывали на пролетариат, а не на интеллигенцию. К тому же, Макс сам вышел из детского дома и прекрасно знал, как ведут себя дети, испытывавшие недостаток заботы и внимания.
    – С кем же ты тогда живёшь?
    Степан вытер нос тыльной стороной ладони.
    – С бабушкой.
    – Тогда, наверное, нужно сообщить твоей бабушке, где ты, – сказал Каверин, отвернувшись от малыша и посмотрев на светофор, который уже успел переключиться на зелёный.
    – Чёрт, мы, наверное, попали в пробку, – нахмурился он, увидев, что машины впереди продолжали стоять на месте.
    – Наверное, – словно со знанием дела согласился Степан. – А можно...
    Он замолчал, внимательно рассматривая пальцы рук.
    – А можно позвонить бабушке, когда врач скажет, что со мной всё хорошо?
    Макс снова обернулся.
    – У неё сердце болит. Она мне так говорила. Не хочу, чтобы ей было плохо, а то я останусь совсем один, когда она умрёт.
    – Почему ты решил, что она должна умереть? – улыбнулся Каверин.
    – Не знаю, – пожал плечами Степан. – Я слышал, как она говорила тёте Маше, что если будет переживать, то её сердце не выдержит. Ну что, можно позвонить ей попозже?
    Максим погладил малыша по голове, взъерошив и без того неаккуратно лежавшие волосы.
    – Если дело только в этом, то, конечно, можно.
    Он отвернулся и включил скорость. Машина плавно тронулась с места и медленно поехала вперёд. В салоне было тихо.
    – А тебя, значит, Вазимода зовут? – первым заговорил Степан, нарушив царившее молчание.
    Каверин нахмурился, чувствуя, как внутри зарождается неуверенность.
    – Странное какое-то имя, – продолжал между тем рассуждать тот. – Я такого никогда не слышал.
    – Почему ты решил, что меня так зовут?
    – Ну, та мегера тебя так назвала. Значит, это твоё имя.
    Макс на мгновение растерялся, не зная, что ответить на слова мальчика.
    – Нет, на самом деле, меня зовут Максим. Некоторые знакомые называют меня Максом.
    Он посмотрел на Стёпку в зеркало заднего вида. Тот с интересом слушал, что ему говорили.
    – Как видишь, ничего общего с Квазимодо нет.
    – А почему тогда она тебя обозвала?
    – Ну… – Каверин замолчал, пытаясь подобрать слова.
    Ему было неприятно обсуждать свою внешность. Раньше он не обращал внимания на отражение в зеркале. Никогда. Вплоть до того момента, пока не получил в подарок своё новое тело. Сколько ни пытался, привыкнуть к новому себе не удалось. Макса пугало не столько наличие шрамов, покрывавших почти шестьдесят процентов всего тела, сколько жуткие воспоминания, не желавшие покидать сознание вот уже три года.
    – Что «ну»? – раздался вопрос Стёпки, вернувший его в реальность.
    – Просто так называют людей, у которых есть шрамы, как у меня.
    – Это ты про ту полоску на щеке? – уточнил малыш.
    – Да. Она увидела её на моём лице и решила, что я – Квазимодо.
    Степан задумался.
    – Получается, что я тоже этот… Вазимода.
    Брови Максима медленно поползли вверх.
    – Почему?
    – У меня тоже есть шрам.
    Мальчуган наклонился ближе к нему и прошептал:
    – От операции. На животе.
    – Нет, малыш, – улыбнулся Макс. – Такие шрамы не считаются.
    – А почему?
    В детском голосе отчётливо слышалось разочарование.
    – Потому что они не делают тебя безобразным, – печально сказал Каверин и посмотрел на своё отражение.
    Степан поднял на него донельзя серьёзные глаза и уверенно произнёс:
    – Твой шрам не делает тебя безобразным. С ним ты выглядишь… круто!
    Максим подавил неожиданно вырвавшийся смешок.
    – Сразу видно, что ты сильный. И воевал. И можешь защитить таких, как я.
    Каверин бросил быстрый взгляд на малыша. Он никогда не смотрел на себя с этой точки зрения. Возможно, с таким подходом смотреться в зеркало и впрямь станет легче?
    – Ну, ты точно лучше, чем та мегера с чёрными глазами и кровавыми губами. Я тебе клянусь! – выпалил мальчуган. – Она испугала меня, а ты – нет.
    – Я тебе верю, а теперь приготовься выходить, мы уже почти приехали.
    – Готов, – согласно кивнул Степан. – Только меня надо выстегнуть из этого ремня.
    Максим снова рассмеялся. Так непринуждённо и легко он уже давно ни с кем не общался. Этот маленький мальчик, пускай ненадолго, но помог ему почувствовать себя прежним: таким, каким он был до того рокового дня в Польше.
    – Хорошо, – паркуясь, сказал Макс. – Так и быть. Сейчас остановимся, и я тебя из него выстегну.
© Екатерина Беспалова,
книга «Охота на Феникса».
1.3. Первое предупреждение
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (10)
Элизабет Кортни Мид
1.2. Роковое ДТП
Он так круто ей отвечал! Я просто в восторге 😍 с затыканием справился на отлично
Ответить
2020-06-28 20:27:01
1
Кассандра Нейт
1.2. Роковое ДТП
Предвкушаю впечатляющий сюжет)) главная героиня, конечно, та ещё стерва. Чую, следующие встречи с Максом будут её неплохо обтесывать, ставя на место 😊 Макс хорош, за мальчишку впрягся, помог. Мужик! 👍
Ответить
2020-07-05 19:05:33
2
Vivian Hunt
1.2. Роковое ДТП
Тааак.... Ожидала я такая, что вот прям сразу во второй главе её щас как похитят, выволокут из тачки, мешок на голову и айда за город. Папаня потом наймет этого грешного Макса, ан-нееет. Всё пошло не по стандарту 😁 Уже ппц как радует 👍👍👍👍 Читаем дальше 🧐
Ответить
2020-07-17 10:33:47
1