Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 9

Аргес старательно притворялся спящим, но подрагивающие веки выдавали его с потрохами. Эта игра была по-детски наивной и милой, и я охотно в нее играла. Это было маленьким таинством в предрассветной мгле только между нами двоими. Ни один посторонний не опознал бы в этом взлохмаченном человеке, что спал с ладонью под щекой, грозного тинаанского правителя, не вспомнил бы его воинственных речей, а видел бы только сонного мальчика, который совершенно не хотел покидать кровать.

Я не сдержалась и невольно улыбнулась, широко и искренне, подражая внезапно вспорхнувшим бабочкам где-то под ребрами.

— Ты же знаешь, что я не сплю, — хриплым ото сна голосом произнес он.

Утро только проклевывалось на горизонте, но я этого не видела, поскольку шторы были задернуты. С тех самых пор, как я поселилась в этой комнате, этот элемент декора оставался нетронутым. Палящее солнце Тинаана всегда раздражало, пугало и забирало жизненные силы. Полумрак комнаты давал иллюзию защиты от всего, что находилось за пределами этой комнаты.

Немного осмелев, я протянула руку и убрала волнистую прядь темных волос с его лба.

— Конечно. Но ты отличный актер, этого у тебя не отнять.

— Ты сразу меня раскусила, да?

— Да, — тихо хихикнула я.

На его лице появилась легкая улыбка. Наверное, в тот момент я была готова пообещать вселенной лишиться сна навсегда, лишь бы видеть это снова и снова.

— Скажи это, — тихо попросила я, не отрывая своего взгляда от альфы.

— Сказать что?

Ресницы распахнулись, и меня пронзила синева его глаз. Даже в полумраке они светились, будто самоцветы в сказочной пещере. В этом взгляде читался пытливый интерес. Он сканировал меня, пытаясь раскусить, что же за безумство в очередной раз посетило мою голову. Но так ничего и не понял. Целая минута испытующего взгляда была ничем иным, как дымом в глаза, но в итоге он сдался и перевернулся на спину, заложив себе руки за голову.

— Скажи, что альфа Тинаана сегодня не хочет ничего решать и не хочет покидать свое очень комфортное ложе. Просто признай это.

Я тщетно пыталась сдержать рвущийся наружу смех, но позорно проигрывала порывам, стараясь только не издавать никаких глупых звуков.

Кровать слегка завибрировала от его смеха, которого практически не было слышно.

— Хорошо, ты выиграла. Мне совершенно не хочется вставать, — признал Аргес.

Но не успела я возрадоваться своей маленькой победе, как ловкая рука обвилась вокруг моей талии и затянула в свои силки.

— Но лишь потому, что ты слишком хорошо пахнешь.

Жаркое дыхание прошлось по моей шее, пробудив отряд мурашек, который усердно перебирал лапками и бегал по всему телу.

— Смею ли я предположить, что Его Угрюмое Величество больше не держит на меня зла?

— Угрюмое Величество? — не на шутку удивился Аргес.

Я захихикала, уткнувшись носом его руку, стараясь скрыть глаза от везде проникающего буравящего взгляда. Его кожа пахла чем-то сладким и пряным.

— Мне бы не следовало здесь быть, как, впрочем, я и планировал, но… одна несносная особа талитанского происхождения слишком притягательна, чтобы ее игнорировать. Даже, казалось бы, самые решительные попытки.

— Ты все равно зол на меня, — едва слышимо проговорила я, зажмурив глаза, по-настоящему боясь ответа.

— Мне бы следовало, но я понимаю, что тобой движет. Когда-то давно я был таким же. Максималистом. Думал, что жизнь справедлива настолько, насколько это возможно. Мне не совсем понятна твоя мотивация, когда ты решила, что нужно освободить Даерину, но я понимаю, что ты шла на поводу своего сердца.

— Она просто человек, которого жизнь загнала в угол, и этот протест был ничем иным, как подобием предсмертной конвульсии. Ты, конечно, зачислишь меня в ряды самых ужасных людей за эти слова, но Бумфис действительно виноват перед ней и… Ситаром, — выговорить это имя оказалось неожиданно тяжелой задачей.

Аргес молчал. Но мне казалось, что я знала, о чем он думает. Любой ребенок будет защищать своего отца, даже если тот совершил действительно зверское преступление. Но я физически ощущала в нем борьбу взглядов. И очень радовалась, понимая, что являюсь противоборствующей стороной.

— Да, но…

Я прервала его, повернувшись к нему лицом и без опаски заглянув прямо в глаза. Его взгляд был сосредоточен, а брови слегка нахмурены. Это была чистая искренность. Наверное, самая возбуждающая вещь в мире — искренность в любом своем проявлении.

— Каждый из нас виноват по-своему. Я, когда посчитала вас монстрами и пыталась сбежать; ты, когда считал меня за главного злодея; Бумфис, когда решал за других; Люция, которая поддерживала его во всех его решениях. Знаешь, я поняла, что не бывает героев и антагонистов. Есть лишь люди, их поступки и последствия.

Аргес изо всех сил пытался держать маску иронии и некоторой насмешки, но не выдержал и улыбнулся. Морщинка между его бровями разгладилась, и на его лице заиграло непритворное веселье.

— А я действительно думал, что ты безнадежна.

— Я просто все еще не отступилась от плана «утереть нос Аргесу», — захихикала я, пряча лицо.

Теплые, знакомые губы коснулись моего лба. В этом жесте не было страсти, но в нем было столько любви, что я невольно зажмурилась и попыталась миг превратить в вечность.

— Не хочу портить твоему эго настроение.

— Самоуверенный индюк, — фыркнула я.

— Должность обязывает. Анаит?

— Что?

Аргес тяжело вздохнул, что откровенно испортило мне настроение. Я никогда не любила эти затяжные вздохи, которые прерывали оживленные разговоры, потому что за ними всегда следовало либо что-то скучное, либо неприятное.

— Должность обязывает и тебя. Пора вставать.

— Я отстранена, насколько помню, — ехидно заявила я.

— От руководящих обязанностей, но не от работы. Нужно заняться доставкой.

— Нет…

— Да. Если хочешь вернуть расположение альфы.

Я повернулась спиной и отодвинулась на самый край кровати, не забыв стащить с него одеяло.

— Анаит…

—Да встаю я! Неужели нельзя немного разыграть драму?

— Анаит.

В этот раз тон был более резкий и холодный. Я поняла, что подыгрывать мне он не собирается, да и вряд ли понял намек, или же посчитал его недостойным своего Угрюмого Величества.

— Встаю, — проворчала я, откидывая одеяло.

И в какой момент я начала считать его менее противным? Я украдкой оглянулась на нынешнего правителя Тинаана, который, как обычные смертные, искал свою одежду на полу, и вспомнила: это случилось тогда, когда я в него влюбилась.

***

До вестибюля мы шли неспешно, болтая о всяких глупостях. Это было настолько странным, но восхитительно обычным занятием, что мой рот практически не закрывался, обсуждая абсолютно все, на что натыкался взгляд.

— Что это за странное дизайнерское решение? — спросила я, кивнув на безобразную икебану из сухих веток и листьев.

— Чем тебе не угодили сухие ветки? — с некоторой насмешкой в голосе поинтересовался Аргес.

— Их полить забыли или так было изначально задумано? Выглядит уродливо, если честно.

Аргес остановился, а затем подошел к огромному глиняному горшку, и с видом искушенного знатока начал рассматривать комбинацию. Он даже скрестил руки на груди и слегка склонил голову, будто так вид у этого жалкого веника был лучше.

— Роль декорации эта штука исполняет, к тому же оно очень практично, не требует дополнительного ухода. Но да, выглядит так себе.

Проснувшиеся обитатели замка выходили из своих комнат и удивленно наблюдали за своими правителями, которые внимательно изучали букет из сухих веток. Могу предположить, что Люция и Бумфис не были замечены за подобными занятиями. Так что лицезреть альфу и бету Тинаана, хихикающих в углу над сухим кустиком, было для них в новинку. Слишком много желающих нашлось, чтобы пожелать нам хорошего дня, с нескрываемым любопытством поглядывая на предмет нашего интереса.

— Ты можешь заняться декором замка, если тебе не нравится старый. Люция не особо уделяла этому внимания, а Бумфису было все равно. Но если ты этого хочешь, то можешь сделать по своему вкусу.

— Правда? — не на шутку удивилась я, заглядывая Аргесу прямо в глаза.

Но иронии или насмешки в его мимике не наблюдалось, даже наоборот: правая бровь была слегка приподнята, словно призывая к действию.

— Ну… хорошо, я подумаю над этим.

— В твоем распоряжении целый замок и несколько десятков рук в помощь. Только не сделай его еще более уродливым, — хмыкнул парень.

— Тебе же и будет стыдно! — парировала я и, развернувшись на пятках, зашагала к лестнице.

Аргес догнал меня на первом же пролете и засеменил по ступенькам, подстраиваясь под мой темп.

— Почему мне должно быть стыдно?

Я загадочно улыбнулась.

— Потому что ты выбрал меня бетой, потому что утром мы вместе выходим из комнаты, потому что ты всем тинаанским стражам проел плешь на предмет моей безопасности.

Парень остановился и хитро прищурил глаза. Уголки его губ подрагивали, а я жаждала услышать его мысли, как никогда в жизни.

— То есть, ты хочешь сказать, что…

Но он так и не договорил. На пути у нас стояли несколько стражников очень суровой наружности, всем своим видом напоминая, что проблемы никуда не исчезли. Легкость, веселье и непринужденность в мгновение сменились напряжением и концентрацией.

— Глава Шиен, — слегка поклонился один из стражников, — есть новости по поводу взрыва.

Аргес коротко кивнул, а затем посмотрел на меня.

— Ты знаешь, что делать.

Необузданный порыв заставил меня подняться на носочки и поцеловать альфу на глазах у нескольких десятков человек. Он не отстранился, но глаза удивленно распахнулись, пронзая меня своей синевой.

— Знаю, а ты не забываешь мне об этом напоминать.

— Просто постарайся не вляпаться в очередную неприятность, — едва слышимо проговорил парень, дотрагиваясь губами к моей щеке.

— А если неприятность сама меня найдет?

— Анаит! — прошипел альфа.

Я глубоко вздохнула и отстранилась от него, хотя делать этого совершенно не хотелось. Представив себе последующие часы работы, захотелось непритворно застонать и, притворившись больной, уйти обратно к себе в комнату.

Но, как всегда любил говорить Сэт: правитель — не просто титул и привилегии, а в первую очередь ответственность за собственный народ.

Я окинула вестибюль беглым взглядом и отметила для себя множество напуганных и подавленных взглядов. Что ж, если ничем другим я помочь не могу, то хотя бы накормлю ни в чем неповинных людей.

Как и ожидалось, Дофа уже вовсю руководила процессом доставки, что посеяло в моей голове некоторые сомнения. Под ее руководством бегали приблизительно десять человек, среди которых были Ким и Кэм, Эйна, Бам-Бам с Мышкой и незаменимый в этом деле Фаир.

— Сначала разгружайте мороженные продукты! И живее перебирайте ногами! В тинаанской жаре лед тает в три раза быстрее! — громогласно вещала кроха.

— Доброго утра, — поздоровалась я, поравнявшись с женщиной, которая стояла на стуле.

— Привет, Тайрина. Чего тебе? — немного рассеянно ответила Дофа, не отрывая своего взгляда от близнецов, несущих ящик.

В это время Бам-Бам поскользнулся и упал, выпустив из рук ношу, которую Мышка удержать не смогла. Ящик с грохотом повалился на землю, крышка отвалилась и оттуда высыпались замороженные рыбьи тушки.

— Бам-Бам, Император бы тебя побрал! А ну живо все собирай!

От этого крика у меня зазвенело в ушах. Кроха повернулась ко мне и уперлась суровым взглядом. Я невольно отступила на шаг, но потом все же вспомнила о своем статусе и задании альфы, которое нельзя было нарушать ни при каких обстоятельствах.

— Давай быстрее говори, у меня абсолютно нет времени. Я зашиваюсь, а мы еще даже треть не сделали.

— Вообще Аргес велел мне заняться доставкой.

Суровая женщина окинула меня недоверчивым взглядом.

— Хорошо, на кухне есть журнал, нужно сделать реестр всего, что пришло и того, что уже имелось. Там же есть подсчет всех человек в замке на данный момент. Нужно рассчитать порции и период, насколько нам хватит этих запасов.

Я молча кивнула и отправилась на кухню. Упомянутый журнал был старой, потрепанной тетрадью с жирными пятнами на страницах. Да и запах у него был соответствующий. Полистав страницы, я испытала чувство безысходности, потому что все эти формулы и столбики цифр запутали меня окончательно.

Пытаясь найти хоть какую-то последовательность, неуверенной рукой я начала выводить формулы, пытаясь высчитать нужные мне показатели. Но с каждой последующей цифрой уверенность в своих силах испарялась, как влага под палящим полуденным солнцем.

Я окинула присутствующих беглым взглядом, пытаясь хоть в чьем-то лице найти помощи. Но команда Дофы была целиком и полностью поглощена разгрузкой провизии. Глубоко вздохнув, снова вернулась к цифрам, но яснее не стало.

Громкая брань этой женщины заставила меня подскочить на месте. Бам-Бам трусливо вытащил проворные пальцы из ящика с виноградом и умчался на улицу. Эта женщина всегда меня удивляла. Имея явные физические недостатки и будучи в зрелом возрасте, она умела держать ситуацию в ежовых рукавицах настолько цепко, что ни одна деталь не ускользала от ее внимания.

Это умение давалось далеко не всем и далеко не всегда. Существуют редчайшие кадры, которые рождаются с непревзойденными ораторскими навыками, лидерскими качествами и маленьким органайзером в придачу, в котором уже расписан план на десять лет вперед. Аргес был таким, это я поняла еще после первого нашего общения. Секрет же Дофы был в многолетнем опыте, в годах пережитого стресса, стертых руках и набитых шишках.

Я не принадлежала ни к одной, ни к другой категории. Воображение тут же нарисовало картину и убрало из нее голосистого руководителя. И картина никак не радовала. Как вообще происходит организация доставки? Кто является поставщиком, и на каких условиях мы работаем с ним? Как собирать помощников, и как их выбирать? Как делать этот глупый отчет? Как следить за всеми?

Ответов на эти вопросы у меня не было, хоть как я ни старалась понять, наблюдая за Дофой.

Просто кто-то родился для того, чтобы быть актером второго плана. На их фоне главные герои выглядят более колоритно.

— Тайрина! Ты уже расписала все, что я тебе велела?

Я по инерции втянула голову в плечи, делая вид полной сосредоточенности на деле. Но быстро поняла, что сие занятие не имело никакого смысла, и нет причин притворяться, что я хоть что-то понимаю.

— Знаешь, я не очень хорошо знала математику в школе, долго буду разбираться. Давай лучше ты это сделай, а я помогу остальным, идет?

Кроха окинула меня суровым взглядом и скрестила руки на груди. Каштановые кудри забавно подпрыгнули.

— Тайрина, ящики нужно не только носить, но и полностью контролировать остальных. Смотреть за близнецами, чтобы они не жрали все подряд. Думаешь, справишься?

— Я всю жизнь проработала на поле, собирая и обрабатывая свеклу. Думаю, это не сильно отличается. К тому же я была на доставке.

Дофа недоверчиво жевала губы, оглядывая меня с ног до головы, но ответ был очевиден:

— Ладно, иди. Каим должен сейчас подогнать еще два фургона. Тебя он не знает, так что скажешь, что ты от меня. Если начнет противиться, то позовешь.

Я удрученно уставилась на женщину, что заставило ее брови полезть на лоб.

— Чего ты на меня смотришь?

— Я, вроде как, бета Тинаана, а легенда гласит, что это звание имеет некоторые привилегии.

— Ну конечно, постоянно об этом забываю, Ваше Светлейшество, — саркастично проворчала Дофа, не отрывая своего взгляда от журнала.

Я хмыкнула, но ощутила легкий укол. Для людей, проживших здесь не один десяток лет, я была просто девочкой, которая нравилась их правителю. Великими делами славятся короли. Но нет смысла обижаться на правду — уважение и авторитет нужно заслужить. Это должно идти изнутри костей, этим нужно дышать, этим нужно быть. Пока что я занималась самообманом, причем довольно плохим, потому что в эту роль никто не верил, даже я сама.

На этой не самой радостной ноте, я полностью погрузилась в работу.

***

Когда час назад Люция предстала пред моими глазами, я и понятия не имела, что под конец дня буду так веселиться.

Когда мы уже заканчивали с доставкой провизии, она заявилась к нам в кухню и была мрачнее ночи. Мне впервые довелось увидеть на королеве змей маску раздражения и усталости. На мой немой вопрос последовал незамедлительный ответ:

— Я позорно проигрываю этим проклятым кастрюлям. Мне это надоело до зубной боли. Пришло время расслабиться.

Моего мнения никто не спрашивал, но в это раз я не была против, мечтая растянуться на шезлонге. Все тело ныло от нескольких часов монотонной работы, ноги гудели, будто в них завелись пчелы, а руки мелко дрожали от множества тяжелых ящиков. На сегодня мы справились с поставленной задачей. Хотя не было организованно ни завтрака, ни обеда, да и ужин вряд ли будет. Всем желающим раздавали хлеб, фрукты, овощи, молоко и вяленое мясо, так что не стоило опасаться, что кто-то останется голодным.

Пузатая бутыль, которую Люция крепко держала, не внушила мне доверия с той самой секунды, как я ее увидела. Учитывая, что за целый день я съела лишь несколько виноградин, это действие не привело бы ни к чему хорошему.

Но через час я уже так не думала. Через час я сама себе напоминала тягучую жидкость, которая все больше и больше растекалась по шезлонгу. И это было восхитительным чувством.

Мэнхен и близнецы строили замок. Мальчик взял на себя роль руководителя, и до моих ушей постоянно доносились указания, произнесенные детским тонким голосом. Но близнецы, казалось, серьезно отнеслись к своей миссии и выполняли все поручения, иногда советуясь со своим начальником.

Взрослые же занимались делами взрослых: пили настойку, сплетничали и хихикали над не самыми пристойными шуточками. Я не особо вклинивалась в разговор, изредка лишь посмеиваясь над наиболее забавными репликами. Веки были очень тяжелыми, океан мерно шелестел своими волнами, убаюкивая еще больше, и я тратила все силы, чтобы не уснуть прямо на берегу.

— Тайрина, ты чего такая тихая? — вырвала меня из полудремы Дофа.

Я скосила на нее взгляд и зевнула. Щеки ее порозовели, глаза блестели, а сама она была настолько подвижной и активной, явно готовой затеять грандиозный праздник с танцами у костра.

— Устала просто, — отмахнулась я, возвращаясь в приятное покачивание на волнах.

— Кстати, хотела спросить: как Аргес воспринял внешние изменения?— поинтересовалась Люция. Разговоры стихли, из чего я вынесла вывод, что эта тема всем очень интересна, а увернуться в этот раз не дадут.

— Нормально. К такой мне он привык больше.

— Мужчины склонны не замечать изменений во внешности. Небо, наверно, рухнет, если мужчина заметит, что его девушка постриглась, — философски подметила Офелия.

— Нет, он очень даже заметил, такую разницу трудно не заметить, — хмыкнула я.

— И какова была его реакция? — не останавливалась Люция.

— Не заставляй меня выставлять личную жизнь напоказ.

— Но нет ничего постыдного в том, чтобы делиться с другими своими чувствами. Когда ты влюблена, в тебе загорается свет, искрами которого хочется зажигать огнища других. Хочется, чтобы мир был полон этого света.

Речь Офелии была излишне эмоциональной, что говорило о доли сарказма. Возможно, кто-нибудь другой бы и поверил в это представление, но скептический червяк в нутрии с каждым прожитым годом увеличивался в размерах.

Люция поднялась со своего шезлонга, чтобы стянуть свое любимое черное платье. Немного повозившись с горловиной, женщина удовлетворенно выпрямилась во весь рост и открыла глаза.

Мой желудок сжался ровно в ту секунду, когда ее лицо посерело.

— ДОФА! УВОДИ ДЕТЕЙ В ЗАМОК!

Этот крик отозвался глухим звоном у меня в голове. Сердце болезненно сжалось и, казалось, что в таком состоянии и осталось. Я подскочила на ноги и оглянулась. Противный холод побежал от затылка по всему телу, а липкие щупальца страха перевернули все органы вверх дном.

Над лесом витало темное марево, будто состоящее из отдельных самостоятельных точек. Словно темный двойник океана решил поглотить нас. Тысячи и тысячи черных птиц смерти парили над Тинааном. Это не могло быть случайностью. Никогда не было ею.

Я сорвалась на сумасшедший бег. Ангар был недалеко, но вязкий песок замедлял шаги, заставляя чуть ли не кричать от ярости и чувства безысходности.

Это была пелена проигрыша и разочарования. Она висела у меня перед носом, цеплялась за ноги, проникла в легкие и жгла их ядом, опутывала разум. Еще никогда прежде она не была столь видимой и осязаемой. Рожденная из боли и смерти, она грозила раздавить меня, заставить упасть пред ней ниц.

Я зарычала, подобно разъяренному зверю, делая упрямые шаги навстречу страху. Я была обязана сделать это, без шанса на ошибку и снисхождение.

— Анаит! Быстрее!

Этот голос был подобен толчку в спину, придав немного скорости. За спиной появилась защита, появилась опора, от которой завеса пошла рябью. Мы прорвали ее втроем: Люция, Офелия и я.

Огромная решетка только начала отъезжать, как мы пролезли в маленькую щель под ней и помчались за королевой змей.

— Хватайте оружие! Все, что сможете унести. Я догоню вас!

Офелия резко свернула влево по коридору — в отдел, который был защищен еще лучше, чем главный вход в Ангар. Девушка вбила туда длинный код и отошла на пару шагов, нервно топчась на месте. Как только решетка поднялась, Офелия пролезла в щель. Я, спохватившись, проскочила следом за ней. Это место было ничем иным, как оружейным складом, в котором хранилось множество разнообразных смертоносных гаджетов. Мой взгляд пал на уже знакомую перчатку, которую я и схватила. Что-то плоское и явно металлическое поймало отблеск света и привлекло мое внимание. Это были сабли, точно такие же, которыми орудует Аргес. Что-то непонятное заставило меня схватить одну и выбежать из склада.

Но я не поспешила к выходу. Было еще одно место, которое следовало посетить — вольер с тиграми. С ними я чувствовала себя увереннее. С ними я чувствовала себя более защищенной. С ними было больше шанса на успех.

Я ввалилась в вольер настолько резко, что перепугала спящую Нолу. Кода тут же выскочила из пещерки и легкой трусцой побежала ко мне. Крупная голова боднула меня, заставляя сделать несколько шагов назад.

— Вы нужны мне. Я нуждаюсь в вашей помощи.

Тигры чувствовали опасность. Они улавливали дрожание моего голоса и чувствовали запах адреналина. Кода стригла ушами, а затем негромко зарычала. Нола и Нирэд поспешили к выходу. Я оглянулась на белую тигрицу:

— Спасибо.

Она снова боднула меня, толкая к двери.

Теперь никакая пелена не представлялась больше преградой. Враг был на пороге и мы собирались дать ему достойный отпор, чего бы нам это не стоило.

Когда лучи от заходящего солнца осветили кромку леса, из которой выбегали черные жилистые тела, я снова испытала приступ холодного страха. Перед глазами всплыл еще свежий эпизод, где клыки дикого пса вонзаются в мою ногу.

Тигры рычали, но не смели рваться в драку без меня. Кода преградила мне путь и припала на передние лапы. Без раздумий, я запрыгнула на ее спину, и мы сию же секунду сорвались на бег. Нирэд мчалась впереди, а Нола позади нас. Они ловко лавировали, ни с кем не сталкиваясь, проскакивая между паникующими людьми.

Воцарился хаос. Внезапность всегда играла против. Мирные тинаанцы, которые никогда в своей жизни не держали оружия, были застигнуты врасплох сотнями голодных диких псов. Все звуки смешались, превратившись в один неразборчивый гимн страха. Воздух пах железом, утоптанная земля сверкала от свежих пятен крови. Кто-то спрятаться не успел. Но большая часть людей уже была у входа в Картарэф, освободив поле для боя.

Я сжала руку в кулак и выпустила несколько зарядов в воздух. Ближайшие твари трусливо разбежались. Но не успела я возрадоваться маленькой победе, как что-то врезалось в меня, скидывая со спины Коды. Острые клыки лязгнули в сантиметре от моего носа, но Нола оказалась быстрее, вгрызаясь псу в горло. Жалобный визг и тварь выбыла из строя. Но на тигрицу тут же накинулись трое, один из который впился ей прямо в холку. Нола взвизгнула, но смогла вывернуться из захвата, схватив наглого пса и одним укусом сломав ему хребет. Кода и Нирэд тоже не теряли времени даром. Они разумно не лезли в самую гущу, и не отходили далеко от друга.

Возле рынка сражались Фаир, который ловко орудовал сразу шестью саблями и сиамские близнецы Ким и Кэм. Эти двое создали идеальный тандем, в котором Кэм, так же как и я, выбрал два вида оружия. Ким же держала в руках небольшой бластер, который стрелял зарядами более слабыми, чем перчатка, но со своей задачей он справлялся отлично. «Спина» брата была надежно защищена.

Псов было слишком много против жалкой горстки нас. Я очень надеялась, что помощь подоспеет с минуты на минуту, но не имела возможности оглядываться по сторонам. Путь к Фаиру и остальным приходилось буквально прорубать.

Это даже не было сражением. Мы косили тварей без единого сожаления, привыкнув к запаху крови, который не мог перебить даже океанский бриз. С каждой минутой их становилось больше. Дикие псы тянулись из леса, как раковая опухоль, уничтожая всех, кто был не слишком расторопным. Жилистые тела, словно специально были созданы для убийств.

Одна тварь прыгнула на меня, сбивая с ног. В тот момент мне казалось, что жизнь оборвалась и мне уже никогда не подняться на ноги. Я лишь успела взмахнуть саблей, которая полоснула животное по задним лапам. Псина завизжала и повалилась на бок. Тварь была живой, но опасности уже не представляла. Тигры поспешили на помощь, окружив с трех сторон, дав мне возможность подняться на ноги. Я сжала руку в кулак и выпустила мощный заряд прямо в гущу псов. Режущий слух визг, и несколько обгорелых тушек упали замертво. К запаху крови еще добавился смрад паленой шерсти.

Оставаясь в такой комбинации, мы стали продвигаться ближе к Фаиру, Кэму, Ким и подоспевшей Офелии, которая за один выстрел укладывала сразу несколько тварей. Они согнали нас в кучу, заставив почти что прислониться спинами друг к другу.

— Мы так долго не протянем! — крикнул Фаир.

— Нужно позвать подмогу! — добавила Офелия, делая меткий выстрел прямо в голову псу, который готовился напасть на Коду.

— Я без понятия, как это сделать! Мой браслет под перчаткой, а отойти, как видишь, я не могу! — ответила я, стараясь перекричать эту страшную какофонию из визга и рычания.

— В перчатке, под безымянным пальцем есть небольшая панель. Под ней есть кнопка, зажми ее большим пальцем и приложи перчатку к горлу. Прикажи стражам, охраняющим людей в Картарэфе, занять позиции у бойниц и вести дальний обстрел.

Пока я ломала ногти, пытаясь отковырять злосчастную панель, Фаир подметил:

— Они напуганы. Не к добру это.

— Они в целом никогда не были добрыми, — выпалила Офелия, едва успев отшатнуться от просвистевшей перед ее носом саблей.

— Их что-то или кто-то выгнал из леса. И «оно» идет сюда.

У меня засосало под ложечкой, и я бросила мимолетный взгляд на лес. В глубине рощи, между деревьев что-то несколько раз блеснуло.

— Вы видели это?! — воскликнула я.

— Нет, прости, я слегка занят, — раздраженно ответил Фаир, снося головы сразу трем псам.

— Будем решать проблемы по мере их поступления. Смотри, чтобы не стать кормом, и нам не пришлось потом о тебе рассказывать хорошие вещи у костра, — крикнула Офелия.

— Зато ты будешь вынуждена говорить мне комплименты!

— Тиная ради! Все будут молчать, потому что истории с тобой, сплошь и рядом неприличные, а о таком вслух не говорят!

Их шутливая перепалка посреди этого смертоносного хаоса немного меня приободрила, а треклятая панель наконец поддалась. Зажав кнопку, я приложила руку к горлу.

— СТРАЖИ КАРТАРЭФА! ЗАЙМИТЕ БОЕВЫЕ ПОЗИЦИИ У БОЙНИЦ И ВЕДИТЕ ДАЛЬНИЙ ОБСТРЕЛ! ЭТО ПРИКАЗ!

В этот момент на поле боя, словно вихрь, влетел Аргес с несколькими стражами, с которыми он ушел еще утром. Его сабли плясали смертельный танец, ни разу не промахиваясь. Его компаньоны тоже были хороши в своем деле, но уступали своему альфе в технике и ярости. Для них это было работой, а для Аргеса преградой на пути к цели.

Я снова приложила руку к горлу и повторила приказ на тот случай, если меня не услышали с первого раза и собиралась это делать до тех пор, пока бы приказ не воплотился. В моих венах был переизбыток адреналина, а где-то под ребрами начинала закипать настоящая ярость. Если никто не отреагирует, то я самолично казню каждого, кто посмел ослушаться приказа. Война не терпит фривольностей и, тем более, трусости.

Аргес и его люди прикрывали восточный берег, не пуская тварей в жилой массив. Мы стояли в том же направлении, но не давали псам подобраться к стенам Картарэфа.

— А вот и помощь. Не совсем то, но тоже неплохо, — заявил Фаир, стоящий по правую сторону от меня.

Я кинула короткий взгляд в ту сторону и заметила несколько десятков стражей, ворвавшихся в это рычащее море. Одного из них, не самого расторопного, загрызли сразу. Внутри болезненно екнуло, но я быстро обуздала себя. Над головой что-то просвистело, и крупный светящийся заряд ударил в землю, метрах в десяти от нас. Через несколько секунду свист повторился, а потом последовал регулярный град выстрелов. Псы терпели поражение, но все равно их было слишком много, много настолько, что даже навскидку определить их количество было сложно.

Дикие псы были отнюдь не глупыми существами. Мы прижали их с трех сторон, к тому же обстреливали сверху, но они все равно продолжали появляться из леса. Фаир был прав, это не могло быть просто странным поведением. Что-то гнало их оттуда, а те вспышки мне точно не померещились. Им некуда было деваться, их загнали в угол, а я прекрасно знала, на что способны животные, когда их загоняют в ловушку. Псы обозлились, но стали действовать умнее — перестали нападать группами, делая обманчивые выпады, выбирая ложные цели.

— Император бы вас за зад покусал, псины ободранные! — прорычал Фаир, едва успев всадить саблю в прыгнувшего на него пса.

До моих ушей донесся душераздирающий визг. Изо рта вылетел нечленораздельный крик, когда я увидела, что сразу три пса вцепились зубами в Коду. Они повалили ее на землю, а Нола и Нирэд не могли к ней подобраться. Псы сменили тактику и больше не кусали никого необдуманно, целенаправленно целясь в слабые места. Они разделяли тигриц, здраво рассудив, что так шансов убить их будет намного больше.

Я рванула к Коде, но Офелия преградила мне путь.

— С ума сошла?! Пусти меня! Они ведь убьют ее!

— Они этого и добиваются! Они пытаются разделить нас, а у одной тебя шансов нет!

— Нет! Я должна! Я не могу ее потерять! — в отчаянии кричала я. От страха голос дрожал, но Офелия твердо стояла на своем.

— Я не хочу поплатиться головой за твою смерть. Уж прости, — прорычала она и с силой толкнула меня в плечи.

Я не удержала равновесия и осела на землю. Взгляд был прикован к поскуливающей и подрагивающей Коде. По щекам покатились горячие слезы. Я понимала, что, даже если захочу, то не успею.

Не хотела, не хотела верить в то, что Кода погибнет. Но продолжала смотреть, как три поганые твари вгрызаются в ее тело, будто стервятники в падаль.

— Кода… — хрипло протянула я.

А потом… случилось нечто странное. В первый миг мне показалось, что это какая-то труба, или толстый шланг, но приглядевшись внимательнее, я поняла, что это огромная змея. Она сделала несколько выпадов, отбрасывая псов в стороны, а затем затянула одного в свои силки. Мне казалось, что я услышала, как хрустнул его хребет.

Люция появилась на поле боя столь внезапно и вовремя, что меня на секунду сковало оцепенение от той опасности, которую она излучала. Королева змей не имела при себе никакого оружия. Она шла медленным, уверенным шагом заставляя псов трусливо отступать. Там, где она шла, черные тела сразу же исчезали с поля зрения. В этом мельтешении из тел, вспышек и отблесков оружия было сложно хоть что-то разобрать, к тому же постоянно приходилось отбиваться.

— Это слишком круто! Я впервые вижу ее в битве! — изумленно воскликнул Фаир, отпихнув пса ногой.

— Я тоже! Теперь я понимаю, почему ее все боятся! — охотно поддержала Офелия.

Люцию даже не смущал град выстрелов — она лавировала между ними так же ловко, словно умела это делать с детства. Женщина медленно продвигалась прямо в центр этого хаоса, расчищая пространство так же легко, как ледокол разбивал лед.

Ряды диких псов редели. Из леса они уже не текли беспрерывным потоком, но все равно их было еще достаточно много, чтобы позволить себе передышку. Кода так и лежала на боку, не подавая признаков жизни. Мое сердце не стучало все это время.

— Офелия, прошу…

Девушка окинула меня коротким взглядом.

— Я не могу оставить Фаира!

— Меня прикроют Ким и Кэм. Иди с ней, я не пропаду, — выкрикнул мужчина.

— Ладно!

Мы начали неспешно продвигаться к Коде, а я чувствовала, что задыхаюсь от страха.

Пожалуйста, прошу, только будь жива…

Я стреляла в каждую тварь, которая пыталась приблизиться к тигрице. Офелия же косила тех, кто пытался подобраться к нам. Но вмиг псы начали трусливо скулить и отбегать от Коды. К ней ползли две огромные змеи. Они угрожающе шипели, и я на всякий случай приготовилась стрелять, но ползучие гады образовали вокруг нас кольцо, давая мне возможность беспрепятственно добраться до Коды. Я подлетела к ней и с разбегу упала на колени.

Грудь тигрицы вздымалась, хоть и не размеренно, но она дышала. Я погладила ее, позвав по имени. Глаза не открылись, но она фыркнула, что было прекрасным знаком. Кода была жива, хоть и конкретно потрепана. Страх понемногу отступил, но не пропал окончательно.

— Как она? — спросила Офелия.

— Жива… она жива, — выдохнула я, поднимаясь на ноги.

Нола и Нирэд прорывались сквозь редеющие ряды диких псов на помощь своей раненной сестре. Оказавшись в «кругу», они больше не нападали, но неустанно следили, чтобы никто не приближался к ним.

Какое-то движение, замеченное боковым зрением, привлекло мое внимание. Я хмуро устремила свой взгляд в том направлении, и снова заметила вспышки. Это было похоже на выстрелы, что было странно. Ведь все стражи были здесь, даже незамеченный мною ранее Бумфис.

Я оглянулась на Офелию и, убедившись, что она на меня не смотрит, побежала обратно к Фаиру. Она справится, тем более при такой защите.

— Эй, ты куда собралась? — спросил мужчина.

Но я не отвечала, не было времени. Между деревьями снова вспыхнуло несколько вспышек. Если никто их больше не видит, то я обязана узнать, что это такое и в случае необходимости уничтожить угрозу.

Дикие псы были лишь небольшой войной перед грядущим штормом, в этом не было сомнений.

Короткими перебежками я продвигалась к кромке леса. Почти беспрепятственно добравшись до места сражения тинаанских стражей, я двинулась дальше. С этой стороны псов почти не было, основная их масса возле рынка и пыталась прорвать оборону с восточной стороны. Стражи меня и не заметили, что сыграло только на руку. Редкие пробегавшие псы меня не замечали, гонимые страхом. Но и те, которые замечали меня, шарахались в разные стороны. Глаз зацепился за одну странность: эти звери имели сильные ожоги.

Пара вспышек засветилась в нескольких десятках метров от меня. Я продвигалась в их сторону, перебегая от дерева к дереву. Тело было подобно пружине, готовое в любую секунду броситься в атаку. Адреналин служил отличным энергетиком.

Послышался громкий треск, а затем шорох. Мой слух уловил несколько человеческих окриков. Я нахмурилась. Это не могли быть стражи. Все силы были брошены на побережье. Если вечерний караул и был организован, то эти люди давно мертвы. Воображение рисовало перед глазами все самые жуткие варианты: герэндов, отступников и даже Венару.

Но проверить это можно было только одним путем. И я не стала тянуть, аккуратно подбираясь ближе. Они не могли меня заметить или услышать хруст веток под ногами. Любовь к темной одежде делала свое дело, а сгущающиеся сумерки только играли на руку. Чем ближе я подбиралась, тем более отчетливыми становились фигуры. Это были несколько человек в черных плащах, которые отлично скрывали их личности. Незнакомцы убивали диких псов, что наталкивало на противоречивые мысли.

Один из них был ближе всего ко мне. Я притаилась под кустом прямо за его спиной. Двое псов заставили его попятиться в мою сторону, а подвернувшаяся кочка под ноги стала его камнем преткновения. Незнакомец, ломая мое укрытие, повалился на землю, прямо мне в руки. Пока он не успел спохватиться и понять, что вообще происходит, я приставила к его горлу лезвие, а свободной рукой выстрелила в наступающих тварей. Остальные были заняты борьбой и ничего не заметили. У них были такие же перчатки, как и у меня, так что выстрел не привлек к себе внимания.

Незнакомцем был мужчина, приблизительно пятидесяти лет. Светлые волосы больше напоминали жмых соломы, а серые глаза отдавали какой-то звериной желтизной.

— Ты еще кто такой? — прошипела я, придавливая лезвие к его горлу.

Мужчина спокойно и слишком внимательно меня рассматривал, словно пытался что-то уловить и понять. Но не спешил отвечать на вопросы.

— Кто ты такой? — злобно прошипела я, приставляя к его лицу перчатку, всем своим видом показывая, что не собираюсь с ним играться в эти глупые игры.

— Могу спросить тебя о том же, — ответил он.

Его голос пробудил во мне нечто странное. Словно я уже его где-то слышала или он мне снился. Это был абсолютно незнакомый мужчина, но было в его спокойном выражении лица нечто такое, что заставляло меня нервничать. Он меня не боялся, но и не пытался освободиться, хотя вполне мог.

— Ты не в том положении, чтобы задавать вопросы. Отвечай или, клянусь Тинаем, перережу твою глотку.

Но он лишь продолжал меня разглядывать, слегка хмуря брови. И тут до меня дошло: он испытывал то же, что и я при взгляде на него.

Внезапно повисшая тишина резанула уши. Кто-то шел в нашу сторону.

— Бэрт? Ты где? — крикнул второй незнакомец, что шел по направлению к нам.

Руки превратились в подобие желе, хватка ослабла. Мой рот приоткрылся от накатившего шока. Не может быть… этого просто не может быть…

— Ты… Бэрт Баер?

Резкая острая боль в затылке, и мой мир погрузился во тьму.

© Илона Соул,
книга «Время уродов | Книга 2».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (2)
Αικατερίνη  (Ἑκάτη;К8Ц)
Глава 9
Проду
Ответить
2019-05-05 20:57:54
1
mikami
Глава 9
ПРОДУ
Ответить
2019-06-08 11:34:52
Нравится