Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 8

Эти стены вмиг стали враждебными и пустыми. Неприятных холодок заставил поежиться и обнять себя руками. Каждый квадратный метр этой комнаты давил на подсознание, крича о том, что я здесь чужая.

Это была моя комната на третьем этаже Картарэфа. Хоть мысленно я и находилась сейчас на самом верху центральной башни, но ноги противились, напрочь отказываясь подниматься по ступенькам. Но это помещение забыло о моем существовании, оно меня отторгало, как инородное тело. Возникло чувство дежавю. Я снова почувствовала себя чужой, непонятой, напуганной и подавленной. Логическая сторона пыталась еще как-то противиться, но с каждой минутой ее голос слышался все хуже и хуже, пока практически не заглох.

— Зачем ты вообще появился в моей жизни? — спросила я в пустоту.

Этот вопрос не был риторическим, хоть я понимала, что ответа не получу. Люди вообще по натуре своей, очень странные существа. Когда путь внезапно сворачивает в глубокую яму, то мы начинаем верить во всякие чудеса, которые противоречат всем существующим законам. Озвучив терзающий меня вопрос, я надеялась, что объяснение появится из воздуха. Но лишь грустно улыбнулась, услышав в ответ тишину.

Слабость порой доводит до сумасшествия.

Аргес поступил правильно, хоть мне от этого было больно. Если бы каждый шел только на поводу у своих желаний, то мир бы погиб намного раньше. Я ослушалась его, пошла против его воли, испортила отстойник и лишила Картарэф воды. Выпустила потенциально опасного преступника. К тому же он отстранил меня временно.

Но уязвленное самолюбие хуже раненного животного. Я выпустила Даерину, потому что хотела этого, потому что верила ей, потому что считала этот поступок правильным. Вопреки существующим законам, вопреки его приказам, вопреки всему.

Аргес не смел дать себе слабину, а я посмела и не жалела об этом поступке.

В самом начале своего пути я втайне мечтала о человеке, который увидит мою внутреннюю струну. Который поймет, чем я дышу. Который будет верить в меня, несмотря ни на что. Отчасти таким человеком была Люция, но ей всегда это было удобно.

Я не держала на нее зла за это. Мне тоже доводилось склонять людей к разным действиям в своих целях. Однажды к каждому из нас приходит вопрос о моральности выбора, и далеко не всегда мы выбираем путь света.

Мне вдруг захотелось поговорить со змеиной королевой. Не как с наставником, а как женщина с женщиной. Мне этого не хватало. Не хватало пустого трепа, женских тайн и премудростей, не хватало взгляда со стороны. Не хватало совета. Потому что, чтобы найти выход, своих сил не хватало. Возможно, Люция помогла бы мне найти выход из этой ситуации.

Я взглянула на часы, и противное разочарование скрутило желудок. Время было позднее, и даже если она не спала, то мне хватало такта не тревожить ее в такое время.

Подойдя к шкафу, я медленно провела рукой по книжным корешкам. Пальцы автоматически остановились на довольно потертом кожаном переплете.

Дневник Тиная стоял на том же месте, где я его и оставила. Возможно, много кто бы посчитал это безрассудной идеей, — оставить его на таком видном месте. Но именно Тинай дал мне понять, что все, что надежно спрятано всегда лежит на самом видном месте. Если бы кто-то и пробрался в замок в поисках этой рукописи, то вряд ли бы додумался искать в моем книжном шкафу.

Достав тетрадь, я села на кровать, открывая на месте, где была оставлена закладка.

«Дэг смотрит на тебя всегда таким влюбленным взглядом. Ты бы знала, насколько мне от этого противно. Но ты вряд ли узнаешь об этом когда-нибудь.

Знаешь, мне становится с каждым разом все сложнее улыбаться ему, общаться с ним и слушать восхищенные рассказы о тебе. Я и без него знаю о том, насколько ты прекрасна, Су. Знаешь, я готов плеваться ядом, когда его вижу, и хуже того, когда вижу, как он к тебе притрагивается.

Ты всегда смотришь на меня, словно извиняясь, когда он приходит за тобой. Но ты ведь не виновата в его существовании, не виновата, что тебе пришлось выйти за него. Возможно, Дэг неплохой парень, и, возможно, при других обстоятельствах, мы бы с ним даже подружились, но я все равно хочу облить его кислотой каждый раз, как вижу.

Смешно сказать, что человек, чей уровень айкью перевалил за двести, не может найти решения это задачи. Просчитать комбинацию из первых десяти ходов в шахматах и то проще. Но насколько все меняется, когда речь заходит о чувствах. Что еще более иронично, ведь чувства, это всего лишь химические реакции в нашем мозгу.

Ты заставляешь меня чувствовать себя глупым, но самым счастливым человеком на свете. Ты даже не представляешь, как действуешь на меня, какие мысли посещают меня, когда я тебя вижу. Но мы упорно продолжаем игнорировать самих себя, играя в эти глупые, никому ненужные шарады.

Люди сами все усложняют, сами все портят, а потом обвиняют все вокруг, когда понимают, что не могут исправить свои же ошибки. И я не исключение, потому что обвиняю во всем твоего мужа».

Мне хотелось читать дальше, но веки стали тяжелее силы воли. Строчки, словно издеваясь, разбегались в стороны, а буквы превратились в одно черное смазанное нечто.

Засунув дневник под подушку, я прикрыла глаза и почти сразу же провалилась в тревожный сон.

В последнее время, я забыла, что такое кошмары.

Я стою на утесе скалы и смотрю на морскую пену, что разбивается об скалу. Волны жестокие острые, как бритва, готовы поглотить меня. Океан ждал подношения, и с каждой минутой терял терпение. Морская пучина ревела и негодовала, жаждая крови.

Аргес стоял рядом, но все равно слишком далеко. Он был столь же холоден, как и волны внизу. Казалось, что сам океан плескался в его глазах.

— Ты предала меня.

— Нет… я не делала этого! Я бы не смогла!

— Я верил тебе. Я любил тебя, а ты предала меня.

— Нет, Сэт! Я бы никогда так не поступила!

Я хотела подойти к нему и объясниться, но не смогла. Но что-то словно приковало к месту. Опустив взгляд, я увидела змею, опутывающую мои ноги. Змеи были повсюду. Люция стояла чуть дальше, и, как никогда, была схожа со своими питомцами. Я видела гадючьи клыки, а янтарные глаза горели злым огнем.

— Предатель должен умереть, — прошипела она.

Я оглянулась на Аргеса, ища спасения, но он был равнодушен и холоден.

— Ты предала меня. Ты должна умереть.

— Я не предавала тебя! Поверь мне!

— Все крысы должны быть мертвы, — снова прошипела Люция.

Резкая острая боль в ноге заставила меня закричать. Огромная змея медленно опутывала меня, сжимая свои смертельные силки. Я задыхалась, и даже на пороге смерти старалась заглянуть в глаза человеку, который значил слишком много. Даже столь страшная смерть не пугала так сильно, как то, что он так и не простит меня.

— Я… не… прости… я…

Но последние слова так и не слетели с моих губ. Я летела прямо на острые камни. Океан радостно взревел, предвкушая кровавый ужин.

***

Неведомая сила выдернула меня из глубин сна. Я пыталась дышать, но воздух упорно не поступал в легкие, словно они были зажаты в тисках. Мне удавалось лишь хрипеть и открывать рот, подобно рыбе, выброшенной на берег. Целую бесконечную минуту я была уверена, что умираю.

Очутившись на полу, воздух болезненно ворвался в меня. В ушах звенело, а по спине скатилась капля отвратительного холодного пота.

Что-то случилось, что-то страшное. В этом не было сомнений. Темнота за окном постепенно рассыпалась. Бордовая полоска рассвета в очередной раз вселила ужас. Горло все еще сдавливали невидимые силки, утрудняя дыхание. Этот необъяснимый ужас, что я испытала при пробуждении, плавно переформировался в тревогу, которая уже казалась более веской и настоящей.

Я не понимала ровным счетом ничего. Снаружи было тихо, Картарэф еще спал, на улице не было видно и души. Самым громким местом в Тинаане была моя голова.

— Ты больная, Анаит, — проговорила я сама себе.

И только я уговорила себя лечь обратно в постель, как окна завибрировали. Я приложила ладонь, но вибрация пошла на спад.

Минут спустя замок пробудился.

Выбежав в коридор, я увидела таких же сонных Дофу, Офелию и Кио.

— Что происходит? Что это было?

— Тайрина? Ты что здесь делаешь?

Я вздрогнула и оглянулась на маленькую подозрительную женщину. Ночная рубашка была великовата, поэтому ей приходилось придерживать подол. Но и это не мешало Дофе иметь весьма требовательный и устрашающий вид.

— Не до этого сейчас, — отмахнулась я и пулей полетела к лестнице.

В Картарэфе поднималось волнение. Аргеса нигде не было видно. Я понимала, что не было времени бежать за ним, поэтому выскочила в вестибюль. Тяжелые двойные двери, как всегда, не поддавались.

— Эй, вы двое! Помогите мне! — крикнула я, подзывая двух ошивающихся неподалеку парней.

Быть бетой иногда очень приятно. Хорошо, что еще никто не знал о моей временной отставке. Парни толкнули тяжеленную дверь, и я тут же проскользнула в щель.

— Тайрина! — громогласно прокричал кто-то.

Я не стала оборачиваться. Сейчас не было времени отвечать на глупые вопросы Дофы, которую, наверняка больше волнует, почему я спала не в комнате наверху центральной башни.

— Тайрина, стой!

Я стиснула зубы, но остановилась и оглянулась. Запыхавшаяся женщина уперлась руками в колени, пытаясь отдышаться. Беготня никогда не входила в список ее любимых занятий.

— Возьми с собой Фаира и Офелию, не глупи.

Я поджала губы и сдержанно кивнула. Дофа оглянулась на вход, и вмиг площадку перед входом разрезал пронзительный свист. На этот сигнал незамедлительно отреагировали тинаанские стражи. Офелия и Фаир были в полной боеготовности. Такое впечатление, что они спят в обнимку с оружием.

Я криво улыбнулась своим мыслям. Эти двое пошли бы за мной даже против моей воли. И не было сомнений в том, что Аргес им плешь проел на тему моей безопасности. Никакой приватности, Император бы его побрал!

Когда Фаир поравнялся со мной, то сразу же деловито заговорил.

— Это явно был взрыв. По моим предположениям, он произошел в восточной части Тинаана. Возможно, на возвышении.

— Это очень плохо, — подвела итог Офелия.

— Почему? — ничего не понимая, спросила я.

— Потому что там находятся жилые дома. А это значит, что, вероятнее всего, есть пострадавшие. Надеюсь, что обойдется без жертв, — мрачно подвел итог мужчина.

— Что это было? — тихо спросила я, смотря на множащуюся толпу у входа в Картарэф.

Через мгновение после того, как этот вопрос слетел с языка, я в полной мере ощутила чувство безысходности. Жертвы будут. Хоть я и не находила логического подтверждения этому, но моя интуиция ошибалась редко. И что-то подсказывало, что это лишь начало целой вереницы жутких событий.

Мы мрачно переглянулись и без лишних слов двинулись в восточную сторону Тинаана. Такой мощный взрыв не мог остаться незамеченным и, наверняка, в жилом секторе уже поднялась паника, которую не смогут устранить двое тинаанских стражей и одна бета. Если предположения Фаира оказались верными, то в этой ситуации сгодился бы еще альфа и с два десятка патрульных.

Но была лишь я и иллюзорная поддержка. Не было даже приблизительного понятия о том, как можно утихомирить напуганную толпу. Всегда, когда это делал Аргес, я была спокойна, потому что в его исполнении это выглядело естественно, будто другого сценария не существовало. Меня же немного успокаивало лишь напускная самоуверенность в собственных силах и призрачная надежда на то, что люди будут слушать свою бету.

— Мы зря так поспешили. Нужно вызвать подмогу, — вынес вердикт Фаир.

— Мы же еще даже не дошли и не увидели, что там произошло, — с некоторым сомнением ответила я.

— Тайрина, Фаир прав. Если «это» разбудило весь Картарэф, то точно немного взволновало жителей восточного побережья. Я прошу вселенную, чтобы обошлось без жертв, но даже сам это взрыв не сможет так навредить людям, как сами люди. Мы втроем не справимся.

Я остановилась и оглянулась на своих попутчиков. Фаир хмурился, а Офелия поджимала губы, топчась на месте. Эти двое были опытными воинами и точно знали, как вести себя в критических ситуациях. Но проблема в том, что они умели отлично выполнять приказы. Я же этого делать не умела, и лишь надеялась на лидерские качества, которые проснутся во мне чудесным образом. Проанализировать поведение Аргеса или Бумфиса, в данный момент, казалось чем-то практически невозможным.

— Мы должны хотя бы проанализировать ситуацию. Понять, стоит ли она привлечения Аргеса и остальных.

— А не проще ли сразу его оповестить? Я думаю, что причина, все же, существует.

— Нет, — коротко и резко отрезала я, вызвав на лицах моих спутников недоумение и замешательство.

— Но… — начала Офелия, но я ее грубо перебила.

— Нет. Мы можем во всем разобраться сами и прибегнем к его помощи только в крайнем случае.

Понимающий взгляд Офелии был подобен удару ножом под ребра. Эта короткая грустная улыбка, что на секунду тронула ее губы, прямо кричала о сожалении. Ей было меня жалко, хоть она и не знала первопричины. Словно все проблемы этого мира крылись лишь в личных взаимоотношениях мужчины и женщины, словно только в этом был смысл бытия. Словно страдать или иметь плохое настроение можно только из-за ссоры с парнем.

Это раздражало до зубовного скрежета. Больше всего в жизни я терпеть не могла таких сочувствующих взглядов, которые пронизывало снисхождение. «Ох уж эти детские шалости! Подрастешь, поймешь все премудрости мира, а пока балуйся », — кричали эти взгляды.

Но самое отвратительное то, что Аргесу они бы не посмели такого сказать. Может, только бесстрашие Дофы было способно на столь опасный поступок.

Потребовалось много сил, чтобы не закатить глаза и не фыркнуть вслух что-то неодобрительное. Офелия оставила все свои комментарии при себе, что было лучшим решением в данной ситуации. Фаир же не встревал вовсе, за что я была ему благодарна.

Еще на подходе к наскальным домикам, невооруженным взглядом я отметила шевеление. Люди, подобно перепуганным муравьям, чей дом разворошили палкой, бегали по каменным дорожкам, сталкиваясь друг с другом. Ситуация набирала критические масштабы.

Просыпающееся солнце вызолачивало океан и являло взору ранее незамеченные фигуры и формы. Около восточной скалы витало облако мутного дыма. Легкие ветерок доносил обрывки фраз. Сложно было разобрать хоть что-то, но в этих фразах очень отчетливо слышалась паника.

Мы прибавили в темпе, но ноги увязали в зыбучем песке. Чем больше спешили, тем медленнее двигались к цели. Чем больше я старалась, тем больше все портила. Так было всегда, с самого первого дня моей жизни.

Ногти до боли впились в ладони. С каждым последующим шагом я все острее ощущала свою беспомощность. Каждый последующий вдох давался все сложнее, а ноги шли все медленнее.

— Тайрина! — громогласно пронеслось над всем пляжем.

Казалось, что в ту секунду все живое замерло, все звуки исчезли, а остался лишь рев разъяренного зверя, жаждущего моей крови.

Я по-детски втянула голову в плечи и зажмурилась, до последнего надеясь, что это ко мне не относится.

— Тайрина! Иди сюда! Немедленно!

— Тебя там того… Аргес зовет, — подвел итог Фаир.

— Слышу, — процедила я и медленно обернулась на зов.

Окруженный свитой из шести тинаанских стражей, глава Шиен выглядел, как никогда, грозно и внушительно. Его глаза полыхали синим огнем, а его самого окружала бурлящая ярость.

Шторм двигался на меня, ведь именно я была причиной его пробуждения. Никогда прежде гнев Аргеса не вызывал во мне столько трепета и непритворного страха, как в этот момент. Его провожатые, чувствуя опасность от предстоящего столкновения, благоразумно перетекли мне за спину и сыграли сценку бурного обсуждения проблемы. Остались только он, я и шум прибоя.

— Какого Императора ты здесь делаешь?

Синее пламя выжигало во мне болезненную дыру, но провались я на месте, если отведу взгляд.

— То же, что и ты. Пытаюсь разобраться с проблемой.

Голос дрогнул. Он не мог не дрогнуть. Скрыть это от внимания альфы было таким же невозможным, как попытка утаить от акулы каплю крови. Желваки на его скулах шевелились, вена на лбу вздулась, а глаза сузились в опасные щелки.

Я знала, что он не станет тратить время на выяснение отношений, ища правых и виноватых, ведь каждая секунда проволочки могла стоить чьей-то жизни.

Он это знал, видел, что я прекрасно это понимаю.

— Вернись в замок. Сейчас же, — почти что прошипел он.

Попытка не пытка. Король Угрюмости не был бы собой, если бы не попытался оставить последнее слово за собой.

— Я хочу помочь, — заявила я.

В моем сознании этот ответ звучал намного увереннее, чем то, что вырвалось наружу. Не убедительно. Даже я сама себе не верила. Несколько бесконечных секунд его взгляд пронзал меня, причиняя почти физически ощутимые ожоги где-то на костях. Я знала, что рискую, пойдя против его воли, знала, что этим подписала себе приговор.

— Те кошмары, которые ты увидишь, будут исключительно твоей проблемой. Я пытался тебя оградить. Вспомни это, когда придешь жаловаться на плохие сны, — отчеканил он и, не дожидаясь ответа, ушел.

На долю секунды я увидела в воздухе его ладонь, несущуюся к моему лицу, и ощутила жгуче-колючую боль. Понадобилась целая вечность, чтобы убедить себя в том, что это лишь игра моего воспаленного подсознания. Еще больше времени потребовалось, чтобы прогнать рвущиеся наружу предательские слезы обиды.

Кожа покрылась мурашками, когда я оглянулась на Аргеса. Он шел быстро, размашистым шагом, смотря абсолютно прямо перед собой. Он шествовал, как истинный правитель, по венам которого течет монаршая кровь.

Наскальный город встретил нас хаосом. Крики и грохот шли в комплекте c удушающей вонью. Пробраться сквозь поток паникующих людей представлялось трудным занятием. Стражи пытались хоть как-то всех успокоить и организовать, но работало это плохо. Аргес мрачно оглядывался по сторонам, но не вмешивался. Он усердно рвался вперед к неизвестности, расчищая себе путь, как бесстрашный ледокол.

— КИТРАН!

Это крик превзошел по громкости все остальные. Он больше походил на вопль раненного животного. Горечь отчаяния витала в воздухе и, казалось, на кончике моего языка, медленно отравляя организм.

Мы ринулись туда, тратя все силы на то, чтобы протиснуться между телами, которые двигались абсолютно непредсказуемо. Горло начало першить, стало трудно дышать, хотя вонь практически исчезла. В висках пульсировала кровь, и, почему-то, это не показалось мне хорошим знаком.

— Китран! Нет! Очнись, прошу!

Мы ввалились на площадку, и сразу же я испытала приступ тошноты. На земле лежало несколько тел, одно из которых было сильно искорежено, образовывая собой одно кровавое месиво. Чуть поодаль женщина сидела на корточках и обнимала хрупкое девичье тело.

— Китран… очнись…

— Чей это…, — начал Аргес, но его прервал залп судорожного кашля.

Сердце ушло в пятки, а в горле запершило еще больше, и я, не выдержав, так же раскашлялась. Легкие будто бились в конвульсиях, пытаясь вырваться из давящей грудной клетки. Окружающие пейзажи начали вращаться, а потом мутнеть.

— Полная эвакуация! Прикройте дыхательные пути! Не берите никаких вещей!

Я судорожно втянула воздух, который упорно не поступал в легкие. В горле ощущалось бульканье. Прикрыв ладонью род, разразилась еще одним залпом кашля. Перед глазами начало темнеть, ноги подкосились и я осела на землю.

Чьи-то руки подхватили меня и поставили на ноги.

— Держись, малышка. Не нужно было тебе сюда идти, — гнусаво проговорил кто-то.

Этим «кем-то» оказался Фаир, который попутно закрывал себе нос рукой. В данном случае я очень завидовала его особенности. Я тоже попыталась прикрыть нос, но поняла, что ладонь мокрая. Поднеся ее к глазам, увидела темные багровые сгустки. И меня осенило.

— Это ядовитый газ!

Но спазм снова сдавил горло, и меня скрючило от очередного приступа кашля, который, казалось, переворачивал все внутренности. От нехватки кислорода, мир вокруг начал погружаться во тьму. А потом я перестала дышать.

***

Собственная голова ощущалась инородным предметом, который тело отторгало. Мне казалось, что я пыталась ее приподнять, но на деле она всё так же продолжала лежать на подушке мертвым грузом. Глаза оказались практически бесполезными в кромешной тьме. В горле першило, а в легкие чья-то злодейская рука насыпала мокрого песка.

— И что все это значит? — проворчала я себе под нос.

Собрав все мужество и сконцентрировав его в локтях, я предприняла еще одну попытку привести себя в сидячее положение. Начало мутить. Глубокий вдох отозвался колючей болью под ребрами.

— Император бы тебя побрал! — прошипела я сквозь стиснутые зубы.

— Что ты там бормочешь?

Это было настолько резко и неожиданно, что мое сердце подпрыгнуло, кувыркнулось и с диким воплем убежало в пятки. Глаза еще не полностью привыкли к темноте, поэтому говорящего я разглядеть не смогла?

— Сэт? Это ты?

— Нет. Это Фаир. Решил переночевать здесь, у тебя кровать будет побольше моей. Да и помягче.

Я занесла руку и стукнула кулаком наугад. Попала аккурат в солнечное сплетение, но должно эффекта это не оказало на альфу.

— Что произошло? — спросила я, потирая пульсирующие виски.

— Ты пробыла без сознания почти двое суток. Жива?

— Относительно мертвых, определенно жива. Двое суток? Я надышалась той дрянью?

Я пыталась рассмотреть Аргеса, но в темноте проявлялся лишь едва видимый силуэт. Дышать было все так же трудно, но тошнота постепенно сходила на нет. Но вот тремор во всем теле только усиливался. Было холодно, казалось, что пальцы ног и рук я несколько часов держала в ледяной воде. Казалось, что сам лед течет по моим венам, медленно, но верно распространяясь по телу.

— Все надышались. Но дольше всех в отключке была ты.

Его тон был спокойным и размеренным. Словно этот факт был для него ясным и естественным, словно иначе и быть не могло. Я проглотила обидную шпильку. Возможно, все это было только в моей голове, возможно, он действительно разочаровался во мне и считал слабой. Возможно, так оно и было, но я в упор не хотела этого признавать. Нужны были доводы более существенные, чем длительная отключка.

— Что там произошло? Много пострадавших?

— Империя ликвидировала таким образом Фэрбиоса Грэма. Вместе с ним погибли еще двое человек, из которых один трехлетний ребенок и девочка пятнадцати лет.

— Китран… — это имя словно въелось в память.

— Ему прислали бомбу с ядовитым газом. Мы нашли осколки и следы взрывчатого вещества в его теле.

— Но почему газ? Если это была посылка с бомбой, то его бы это убило в любом случае. Не вижу никакой связи, — с сомнением проворчала я.

— Это своеобразный «привет» от Зейна. Или от Венары. Не понимаешь, да?

Я крякнула что-то невнятное и откинулась на подушку, скрестив руки на груди. В этот миг, я была рада, что в комнате настолько темно, что не видно ничего даже под носом.

Кровать завибрировала под весом Аргеса. Он перетек в сидячее положение и наши плечи соприкоснулись. Так мы сидели минуту, не решаясь отстраниться, не решаясь приблизиться друг к другу. Словно мы были чужими, но отчаянно хотели познакомиться.

— Грэм делал за Венару грязную работу. Очевидно, она пообещала ему кабинет альфы Тинаана взамен на содействие. Но потом я победил на выборах, а еще спустя время назначил тебя бетой. Он понял, что ему не удастся пробиться и, я так полагаю, высказал свое недовольство. А Белая Империя не терпит недовольных или непокорных.

— Что с остальными?

— Часть я разместил в Картарэфе, а часть в нижних ярусах наскального поселка. Я без понятия, то это за дрянь и насколько она токсична. Несколько специалистов занимаются изучением, но неизвестно, как долго это будет продолжаться.

Повисла тяжелая пауза. Я кусала губы в такт своим мыслям. Умозаключение, сформировавшееся в голове, было логичным и ужасающим.

— Это только начало, — мрачно подвела итог я.

— Знаю. И хуже всего, что я не знаю, чего ожидать.

С усилием переборов робость, я разрушила отчужденность между нами и положила голову Аргесу на грудь. Сразу стало уютно и тепло, словно в родном доме. Целую томительную секунду он не реагировал, но потом его пальцы нырнули мне в волосы и принялись их перебирать. Кожа в тот же миг покрылась мурашками, но это было приятным ощущением. Это чувство хотелось испытывать снова и снова.

— Я думала, что ты злишься на меня, — тихо проговорила я, прикрыв глаза.

— Я злюсь. Ты дважды пошла против моей воли.

— Я думала, что у беты Тинаана есть право поступать так, как она считает нужным.

Аргес шумно выдохнул, и мою шею обдало теплым дыханием, покрыв тело очередной волной мурашек.

— Не тогда, когда дело касается безопасности тинаанского народа. В остальном же я тебя не ограничиваю. Ты поступила глупо, пойдя на поводу своих желаний, а не здравого рассудка. Глупость должна быть наказуема, Анаит. И исключений нет ни для кого. Твое отстранение должно послужить тебе уроком.

— Я просто пыталась поступить правильно.

Сейчас меня не заботил мой статус или отстранение, меня не заботило ничье мнение и нависшая угроза со стороны Империи. Я радовалась тем крохам чувств, которые теплились внутри, пока Аргес перебирал мои волосы. Я радовалась тому, что несмотря ни на что, он не изменил своего отношения ко мне. Он не разочаровался во мне, и это было главным.

— Правление — не просто привилегии. Статус правителя включает в себя обязанности и целый свод гласных и негласных правил. Управление людьми не должно включать в себя эмоций и спонтанных решений. Иначе человеческое море погубит тебя.

— Однажды мы все станем частью океана, — процитировала я Люцию.

Аргес лишь хмыкнул своим мыслям, но не стал комментировать. Мне было жутко интересно узнать, какое значение этой фразе придает он, но я не посмела нарушить благоговейную тишину.

Хотелось стереть с реальности все проблемы, чтобы наслаждаться такими теплыми моментами. Нет ничего лучше, чем спокойный разговор без прикрас. Когда слова кристально чистые, а мысли ясные и не обременены никаким мраком. В таких разговорах рождалась целая новая вселенная, где всем открывалась истина. Но сейчас истина была призрачной и спрятана в хрустальной клетке. Мы смотрели на нее издалека, видели очертания, но не могли дотронуться.

В такие моменты, такое понятие, как страх, полностью исчезали. Появлялось лишь приятное чувство тягучести и теплоты, витавшей вокруг нас. Это призрачное ощущение больше походило на кокон, — очень тонкий и хрупкий, но такой безопасный.

— Почему ты пришел сюда?

Кажется, я уже засыпала и даже видела какие-то сны, но подсознание требовало ответов.

— Потому что кошмары снятся мне.

— А я считала тебя большим, сильным и страшным, — сонно хихикнула я, все глубже погружаясь в сон.

— Ты меня от них спасаешь. В этом ты сильнее. Спин, моя Тайр Инн.

© Илона Соул,
книга «Время уродов | Книга 2».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (1)
Олеся Жарковская
Глава 8
Ждём новую главу !!!
Ответить
2019-04-13 12:10:51
Нравится