Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 5

В этот раз я проснулась от странного ощущения. Ещё сонная голова генерировала не менее странные мысли, пока глаза смотрели в стену явно не моей комнаты.

История циклична. Но однажды и циклу придет конец. Это скорее спираль, по которой мы катимся вниз. Когда она закончится — не известно.

Действительно ли Лиарада является той конечной станцией, к которой нужно стремиться? Действительно ли мне хочется это делать? А остальным? Почему мечтой каждого вдруг стал побег от старой жизни, которую каждый из нас себе и создал?

— Анаит.

Не знаю почему, но я тут же закрыла глаза и притворилась спящей.

— Я знаю, что ты не спишь. Я слышу, как ты моргаешь.

Я вздохнула и немного неуклюже перевернулась на правый бок. Лазурно-голубые глаза смотрели на меня задумчиво. Аргес обдумывал мысль, формировал слова, складывал их в правильные и меткие фразы.

Иногда правильно говорить довольно сложно. Не всегда выбранные слова передают всю глубину чувств, весь тот посыл, что вертится в голове.

— Как вообще физически возможно услышать моргание? — пробубнила я, подтягивая одеяло под самый подбородок.

Аргес лишь коротко улыбнулся, продолжая искать во мне нужные слова. Я понимала важность этого момента, потому не двигалась и не спешила с расспросами. Было нечто упоительное в осознании того, что он ищет ответы на свои вопросы во мне: в чертах лица, в узоре радужки, в блеске волос. Словно я была картой, ведущей к истине.

— Я хочу рассказать о Лиарде, — в конечном итоге выдал Аргес.

— Ты уверен? Не боишься, что информация сразу же дойдет до Империи?

— Уверен. Люди должны знать. А визит герэндов, это лишь вопрос времени. Они придут, нет сомнений.

Сказанное им немало удивило.

— Погоди… то есть, ты хочешь сказать, что готов отдать Лиарду Империи? Спустя столько лет поисков, жертв и смертей, спустя столько страданий?

Аргес прикрыл глаза и перевернулся на спину. Его лицо на долю секунды исказила маска боли.

— Я хочу дать им выбор. То, чего у них никогда не было. Ты никогда не думала, что дело не в месте, а в самих людях? Ответь мне честно, Анаит: ты бы хотела туда вернуться?

Этот вопрос заставил меня выпасть из реальности на мгновение. Аргес не требовал немедленного ответа, так что время пораскинуть мозгами было.

Хотела ли я вернуться в Лиарду по собственному желанию? Нет. Это место было чем-то странным, противоречивым и ненастоящим. Я чувствовала себя чужой, словно вовсе не имела права ходить по этой земле. Иные законы, иные требования — новая перекройка себя в попытке соответствовать.

— Аргес…

— Говори. Хочу это слышать.

— Это благородный поступок, и, в целом, правильный выход, но… что если большинство или даже все захотят остаться? Ты помнишь, для чего вообще была нужна Лиарда?

Парень нахмурился, пытаясь осмыслить мои слова и понять, к чему я веду. Секундная решимость была оплетена путами сомнений.

— Неоленд гибнет. Медленно, но неотвратимо. Ты права, такое развитие событий тоже может быть, но проснувшись в больничной палате, я кое-что понял для себя.

Он выждал паузу то ли для придания атмосфере важности, то ли просто подбирая слова.

— Мы все равны. Каждый из нас. И если каждый направит свои силы на исправление проблем, а не на войну и попытки к бегству, то мы сможем жить здесь. Неоленд не уничтожил сам себя. Это сделали мы. Мы в долгу у него.

— Это… прекрасно, но тебе не кажется немного невероятным?

Аргес оторвался от созерцания потолка и пристально посмотрел на меня. Одеяло ожило, и оттуда появилась его рука, кожа которой была намного светлее, чем остальное тело.

— Возможно всё, — ответил он, проведя тыльной стороной ладони по моей щеке.

Этот жест был наглядным подтверждением его слов.

— Ты ведь всё окончательно решил и не изменишь своего мнения? — тихо, почти шёпотом, поинтересовалась я.

— Нет, не изменю. Нельзя всё время двигаться по одной дороге.

—Ты собираешься вовсе сойти с тропы.

— Чтобы проложить новую. Я принял решение, я представляю себе последствия, и я готов принять полную ответственность на себя.

Что-то во мне разочарованно кольнуло. Не знаю, чего я ожидала от этого разговора. Хотя если не кривить душой, то я надеялась, что Аргес забросит идею с Лиардой. Очень надеялась, что всё станет точно так же, как было раньше.

Но Аргес считал иначе. Его рука обвилась вокруг моей талии, тёплое дыхание защекотало шею. Мурашки побежали по всему телу от этого. Чувства были острее любого ножа.

— Шаг назад всегда желанный потому, что ты думаешь, что сможешь вернуть прежние времена. Тебе, как никому, должно быть это известно.

Я нахмурилась, не совсем понимая, о чём он говорит, но спустя мгновение меня осенило.

Он имел в виду мой побег. Этот необдуманный трусливый поступок. А в голове, против воли, стала тянуться цепь причинно следственных связей. И всё бы ничего, но подсознание подкинуло очередную свинью и провело параллель между этими двумя ситуациями.

— Скажи, тебе жизненно необходимо всегда и во всём быть правым? — проворчала я.

Послышался саркастический смешок, от которого кожа покрылась новой порцией мурашек. Я куталась в одеяло и его руки максимально аккуратно, стараясь не спугнуть момент идиллии.

Но Аргес умел не только создавать моменты, но так же и отлично их портить.

— Пора вставать. Дела не любят ждать.

— Они столько нас ждали, могут подождать ещё часок-другой, а лучше целый день.

— Нет. Ты сообщишь Фаиру, Дофе и Офелие, что я хочу их видеть. К вечеру всё должно быть готово, — безапелляционно заявил Аргес.

— Диктатор, — недовольно проворчала я, нехотя откидывая одеяло.

Мой затылок словил подушку. Это было настолько неожиданно, что сердце едва ли не выскочило из груди. В комнате висела тишина. Обернувшись, я одарила парня мрачным взглядом.

— Альфе Тинаана не к лицу ребячество. Где же серьёзная мина, с которой ты обычно просыпаешься? — с этими словами я запустила в него подушкой и пулей вылетела из комнаты.

Уже на пути к выходу, ноги остановились сами по себе напротив стеллажа, в глубинах которого прятался сейф. Тревожный звоночек в голове с каждой секундой становился всё громче и громче, пока не превратился в сирену.

Возникшая мысль была спорной, и вряд ли Аргесу она пришлась бы по душе. Но избавится от неё, было не проще, чем от назойливой мухи. В этот момент я испытала весь спектр сложности выбора, поглядывая то на дверь, то на стеллаж, то на комнату.

И я вернулась обратно в комнату, вопреки решению, возникшему в голове.

Аргес уже не лежал. Тысячи игл вонзились в моё сердце, когда я смотрела на гримасу боли, искажавшую красивое лицо. По старой привычке он пытался выглядеть мужественно, даже не подозревая, что на него смотрят. После каждого движения с губ почти срывался стон. «Почти», потому что в последний момент он закусывал губы. До меня доносились лишь болезненные хриплые вздохи.

Он потянулся за костылём, но тот, словно паршивая юла, увернулся и упал на пол. Наплевав на всё, я подлетела к Аргесу и присела на корточки, поднимая необходимый атрибут.

— Я вполне могу сам справится, — неуверенно пробубнил парень.

— Позволь мне помочь, — ответила я, протягивая ему руку.

На этот ничем непримечательный жест, он воззрился с величайшим сомнением и неким пренебрежением, отчего я заскрежетала зубами.

— Всё хорошо в меру, Сэт. И жертвенность в том числе. Прекрати ломать трагикомедию и просто возьми меня за руку, — раздражённо выпалила я.

Удивление, мелькнувшее в его взгляде, было высшей похвалой. На долю секунды я даже ощутила укол гордости за себя, но это чувство так же быстро исчезло, когда тёплые, слегка дрожащие пальцы дотронулись до моей ладони.

Это не было легко. Наверное, когда мы с Даериной переносили его, мною двигал шок, потому что иного объяснения я этому не находила.

Убедившись, что альфа Тинаана стоит на ногах, хоть и не совсем уверенно, я отошла, чтобы собрать костыли и триумфально вручить ему.

— Это унизительно.

— Это необходимо. Но я могу попросить у Кио коляску, если тебе так не нравятся эти штуки.

Смертоносный холодный взгляд сулил мне нехилую взбучку за слишком длинный и острый язык. Но ситуация работала против него, потому Аргес лишь едва слышно зашипел.

— Ты что-то хотела? — спустя минуту, спросил он, словно загипнотизированный наблюдая за тем, как я выворачиваю его футболку.

— Что? — не совсем поняла я.

— Ты уже уходила, но потом вернулась. Зачем?

Я замялась, взвешивая все за и против.

— Говори, — велел альфа.

— Я думаю о Даерине. Думаю постоянно. Она очень сильно нам помогла, и если бы не она, то… кто знает, что бы случилось? Я хочу её отблагодарить.

— Каким образом? — Аргес пытался скрыть удивление, но давалось ему это не особо хорошо.

— Я хочу отдать ей её дело. И перед тем, как ты скажешь категорическое нет, просто дослушай меня до конца. Её семья…

— Хорошо.

— …родом из Талитаны… погоди… что ты сказал?

— Я согласен с тобой. Надо отдать ей папку. Она спасла мне жизнь. Она спасла жизнь тебе. И я перед ней в большом долгу.

Ожидания часто не оправдываются. Но иногда это случается во благо. И это, наверное, одно из самых лучших чувств в мире.

Привстав на цыпочки, я аккуратно обхватила лицо Аргеса ладонями и запечатлела на его губах лёгкий поцелуй.

— Ты лучший, — произнесла я сквозь улыбку.

Грозный глава Тинаана долго боролся сам с собой, но в итоге проиграл. Удивительно, сколько эмоций в человеке может пробудить один единственный ненавязчивый жест. Синева его глаз переливалась и искрилась, подобно океану в погожий день. Чем дольше я смотрела, тем больше в них тонула.

— Ты долго противилась.

— Что? — переспросила я немного одурманенным голосом.

— Мне. Ты долго противилась мне.

— Ты меня вообще на дух не переносил! — сгруппировавшись, парировала я.

— Ты жалеешь?

— Нет. И знала, что не пожалею. Ещё тогда, в пещере.

Лицо Аргеса неумолимо изменилось. Словно внутри вспыхнул какой-то огонь, появилась гениальная мысль, или дикое желание сделать что-то. Что-то безумное, пьянящее, о чём потом можно пожалеть, но такое желанное именно в этот миг. Его взгляд скользнул по мне, слишком резко и немного агрессивно.

От него пахнуло чем-то очень мощным, необузданным, даже диким. Это пробудило внутреннюю дрожь, с которой я была не в силах справиться. Я сама себе напоминала мышь, которая забрела в гадючьи кольца. Он гипнотизировал, словно пытаясь наиграться мною, перед тем, как поглотить.

Пальцы Аргеса едва ощутимо заскользили по моей руке, заставляя волосы на затылке шевелиться. И я очень жалела, что тут не завалялась ещё парочка костылей, потому что собственные ноги подводили.

— Знаешь, что я подумал, когда впервые увидел тебя? — тихо спросил он.

— Что?

— Что ты сломаешься. Не выдержишь и убежишь. И я делал всё для этого. Потому что ты очень сильно мешалась под ногами. Но знаешь что?

Я не смогла выдавить из себя и звука, поэтому просто моргала в такт его словам.

— Чем больше я давил, тем больше ты сопротивлялась и доказывала обратное. Я хочу, чтобы ты стала бетой Тинаана.

История циклична. Но лишь нам выбирать, куда свернёт очередной виток.

***

Бам-Бам и Мышка с серьёзным энтузиазмом отнеслись к возложенной на них миссии. Близнецы держали меня за руки настолько мёртвой хваткой, что запястья горели огнём. Синяки мне были обеспечены, но я не смела и заикнуться о том, чтобы они меня отпустили.

Мы шли слишком спешно. Точнее они шли, а меня волокли за собой и постоянно оборачивались, словно опасались, что я снова исчезну.

Но делать я этого не собиралась. Я лишь искоса поглядывала на непримечательную коричневую папку, которой Мышка активно размахивала, и опасалась, что оттуда выпадут все документы. Но она чувствовала важность момента и с полной ответственностью подошла к делу.

Если приглядеться, то на папке была видна ровная вязка почерка Бумфиса. «Даерина» — гласила надпись. Когда Аргес протянул мне её дело, то руки предательски вздрогнули. Непреодолимое желание заглянуть внутрь, удивило меня саму. А потом устыдило. Аргес не имел ничего против моего любопытства, но я так и не решилась.

Эта папка была неприкосновенностью и лишь малой толикой того, что я могла дать Даерине взамен на её помощь.

— Мы идём в песелу к Дале? — полюбопытствовал Бам-Бам у Мышки.

— Да, — ответила Мышка.

Выражение её лица при этом стоили всех наград за актёрскую игру. Далеко не всем правителям удается вложить в свой вид столько важности и гордости, сколько удалось вот этому чуду с голубым бантиком на голове.

— Там воняет, — грудным мужицким басом прогудел Бам-Бам.

— Чем? — удивлённо спросила я.

— Тухлой лыбой. Бе-е-е… — скривился он и судорожно передёрнул плечами, чем вызвал у меня взрыв хохота.

— Мы ненадолго. Если хочешь, то можешь подождать нас у входа.

— Нет. Я с вами пойду. Даля плохая тётя.

Плохая. Вынужденно плохая. Никто не рождается добрым или злым, нас заставляют такими становиться.

— Она вовсе не злая, Бам-Бам.

Он не стал больше ничего говорить. Люция и Дофа выдрессировали их так, что близнецы не смели спорить со «старшими». Мы направлялись на запад, в противоположную сторону от Картарэфа. Погода сегодня была щадящей: со стороны океана доносился легкий бриз, а солнце периодически пряталось за пушистыми белыми облаками. Обстановка более чем располагала к приятному лежанию на шезлонге, но как подметил Аргес: дела не любят ждать.

Шли мы долго и держали слишком поспешный темп, отчего нога превратилась в болезненную, практически бесполезную конечность. Но я продолжала идти, героически игнорируя боль.

Обитель Даерины была неплохо спрятана от посторонних глаз. Если не знать о её существовании, то только действительно пытливые люди могли её обнаружить. Но все прекрасно знали, что туда лучше не соваться, потому что эта девушка не жалует посетителей.

Странное жильё полностью разбило моё представление о нём. При упоминании слова «пещера», в воображении всегда выскакивает картинка с сырыми стенами, мхом и помётом летучих мышей. Но здесь было сухо. Естественное углубление в скале было полностью отделано под своеобразную стильную комнату. Пещера освещалась мягким, немного тусклым жёлтым светом, напоминавшим пламя свечей. По периметру была расставлена мебель, вплоть до большой двуспальной кровати с балдахином из бирюзового сатина. Но больше всего меня порадовало «озеро», находившееся ровно посередине. Круглая выемка, словно специально вырубленная, была наполнена лазурно-голубой водой.

Даерина находилась там. Она дрейфовала на спине, раскинув руки, словно в полёте. На её груди лежал венок из лотосов. Нежданных посетителей она не заметила.

Я неловко застыла на месте, моля вселенную, чтобы никто из близнецов не выкинул какой-то глупости. Но они, явно чувствуя важность ситуации, хранили гробовое молчание. Только лишь сильнее стискивали мои руки. Пробежавшись глазами по окружающей обстановке, я так и не нашла ничего, что могло служить импровизированной дверью. Стучать по столу не было смысла.

— Даерина, — тихо позвала я.

Девушка медленно открыла глаза. Некоторое время она глядела в пространство абсолютно бездумно, но потом её взгляд перекочевал на незваных гостей.

— Чего пришли? Я вас не звала, — поинтересовалась она, подплывая к каменному берегу.

— Я… просто хотела поблагодарить. У меня для тебя кое-что есть.

Потребовалось некоторое время, чтобы освободиться от стальной хватки близнецов. Они неловко топтались у меня за спинами и о чём-то громко перешёптывались.

— Если это мешок рыбьего корма, то я тебя утоплю, — фыркнула Даерина, вылезая из воды.

Я судорожно вздохнула и приняла поражение. Мне с ней не тягаться. С превеликим удовольствием опустившись на землю, я села, выпрямив ноги. Томная ноющая боль пронеслась по всей правой ноге, и я едва сдержала стон.

Даерина с плохо скрываемым интересом наблюдала за нами. Она не выказывала нетерпения, а всё раздражение было явно напускным.

— Я принесла твоё дело. Там должна быть вся информация о тебе и твоей семье. И нет, я не читала.

Воздух сгустился от напряжённой тишины. Недоверие, игравшее на её лице, было слишком ярким, почти ослепляющим и пробудившим внутреннего червя, который неприятно шевелился. Вместе с ним появились сомнения в правильности собственных действий.

— Покажи, — её голос дрогнул.

Я обернулась к Мышке и протянула руку. Она послушно протянула шершавую коричневую папку. Но я не спешила передавать её Даерине.

— Я просто хочу сказать тебе спасибо. Вне зависимости от того, простишь ты меня или нет. Я в долгу перед тобой, и это меньшее, что я могу сделать.

—Заткнись на секунду, — резко выпалила девушка, не отрывая своего взгляда от содержимого папки.

Я послушно замолчала, в растерянности оглядываясь на близнецов. Но они не подсказали решения, а просто последовали моему примеру и уселись на землю, по бокам от меня.

Несколько долгих минут мы неотрывно следили за Даериной. Возможно, нужно было молча уйти, но что-то магнитом удерживало меня на месте. Не знаю, чего я ждала от этого. Но даже в самых смелых предположениях, я не видела обнимающихся нас с Даериной.

Я поняла, что что-то пошло не так, в тот самый момент, когда бирюзовые глаза просверлили во мне дыру.

— Убирайся, — почти что прорычала девушка сквозь стиснутые зубы.

— В чём дело? — немного опасливо уточнила я.

— Убирайся вон, грязная подстилка! — не своим голосом завизжала Даерина, швыряя в нашу сторону папкой.

Близнецы среагировали быстрее: они подхватили пеня под руки и резким рывком подняли с земли, а затем стремительно потащили к выходу из пещеры.

Я была напугана, сильно напугана. Всё же стоило заглянуть в эту папку, перед тем, как вручать её Даерине.

— Плохая Даля, — констатировал Бам-Бам, когда мы оказались снаружи.

— Плохая, — эхом отозвалась я, всё ещё пытаясь осознать произошедшее.

Отчаяние. Даерина испытала отчаяние.

Бумфис отобрал у нее семью, убил Ситара. В папке была полная информация об её происхождении. Её взбесил тот факт, что столько лет от неё это скрывали.

Такую реакцию стоило предвидеть. Я лишь по наивности своей полагала, что этот своеобразный подарок положит начало миру, а может даже и дружбы. Мне казалось, что отдав ей эту папку, я сделаю первый шаг по этой тропе, которую мы собирались протоптать в колючих зарослях человеческого недоверия.

Мне стоило быть готовой к провалу. Следовало научиться стойко переживать неудачи и потери. Следовало научиться быть более равнодушной. Но я не умела так, как Аргес. Это было больно, и даже бочка вялых оправданий не сгладила момента.

Даерина имела полное право на ненависть.

— Даля злая. Не люблю её, — снова повторил Бам-Бам.

— Она не злая. Она несчастная.

— Почему?

— Потому что ей не оставили выбора.

Аргес прав. Людям нужно дать их право выбора иначе этот корабль никогда не всплывет, а погрузнет на мелководье.

Я смотрела на Картарэф и испытывала смешанное чувство теплоты и одновременной грусти. Этот момент был решающим. Этот момент мог свернуть историю Неоленда в совершенно иное русло.

Ступать в неизвестность всегда страшно. Но страх — мощнейший наркотик, правящий этим миром. Чтобы оказаться по ту сторону страха, нужно заглянуть ему за пазуху.

— Идём, Аргес ждёт нас. Нужно помочь ему с организацией праздника, — сказала я, оглядываясь близнецов.

— Плаздник?! — удивленно воскликнула Мышка.

— Да. Будем отмечать сегодня новый день.

— Ула!

Детская радость была чем-то внеземным. Лишь дети умеют искренне радоваться, любить и сопереживать. И их совершенно не заботливо, что праздник я придумала на ходу.

Осталось лишь вынуть чеку из гранаты и надеяться, что она не взорвётся.

© Илона Соул,
книга «Время уродов | Книга 2».
Комментарии