Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Эпилог
Глава 15

Он не сказал мне ни слова. С того самого момента, как понял, что я пойду в Белую Империю вместе с остальными. В ту ночь я ночевала у Дофы на полу, потому что понимала, что не выдержу холода в собственной кровати с собственным мужчиной.

Все эти четверо суток тянулись, как старая жвачка, прилипшая к асфальту в солнечный день. Количество сказанных мною слов можно было сосчитать по пальцам рук. Мы ехали в разных трейлерах, так ни разу и не увидевшись. Это было дурным знаком. Желудок завязался морским узлом, и любая предлагаемая мне пища вызывала лишь порывы тошноты, приходилось есть через силу, потому что кому нужен обессиленный воин на поле битвы?

За четыре дня молчаливого пути я много думала. Больше, наверное, чем за всю свою жизнь.

Это билет в один конец. И даже если мы выиграем битву и освободим детей, даже если битвы не будет вовсе — это начало конца нашей истории. Все равно или поздно подходит к концу. Это был конец эпохи, конец истории, мой конец, как Тайрины — девочки, которая по непонятным ей самой причинам цеплялась за жизнь.

Даже если эта битва закончится нашей победой, ничего не останется прежним. После такого люди не могут не измениться. Забавно, что прошлая поездка в Талитану вызывала у меня приблизительно такие же чувства, но только по совершенно иному поводу. На фоне нынешних переживаний, это кажется ничего не значащим пустяком.

Трейлер начал замедляться, а потом и вовсе остановился. Сердце пропустило один удар, а затем вновь забилось, как бешеное, но уже где-то в горле.

План действий был довольно прост: армия делиться на две неравные части, и меньшая идет первой, включая меня и Аргеса. Вторая часть выехала на несколько часов позже и должна прибыть в момент, когда начнется «жара». Мы были вооружены по самое не балуйся, но в приоритете стояла бессмысленная попытка «договориться» с герэндами. На моей памяти герэнды никогда не разговаривали с людьми. Они лишь отдавали приказы, даже не особо смотря кому-то в глаза. Никто и не перечел, потому что неизвестно, насколько на самом деле опасны эти странные существа в белых сюртуках.

Мы вышли из трейлеров и поначалу немного толпились, но, в итоге, все же выдвинулись в сторону белого города. Тяжелый горячий талитанский воздух заставил меня вспотеть в считанные минуты. Надо же, как быстро я от этого отвыкла. Помниться, что в первые дни пребывания в Тинаане у меня кружилась голова от морского бриза.

Белые стены казались неприступными, холодными и жуткими. Но выглядели воистину восхитительно: отполированные, трехметровые, мраморные, с тончайшими золотыми прожилками, которые искрились даже в отсутствии солнца. Если поднять голову достаточно высоко, то можно было разглядеть шпили башен и трубы, верхушки которых покрылись копотью от черного едкого дыма.

Мне было не по себе, и каждый шаг давался с огромным трудом. Подкрасться тихо не получилось бы по той просто причине, что в радиусе нескольких километров от столицы не рос ни единый куст, не говоря уже о чем-то большем. Находиться на ладони монстра под его прицелом стоило мне всего самообладания. Поплотнее закутавшись в свой преломляющий свет плащ, я ускорила шаг, стараясь держаться поближе к Аргесу.

Пусть он и был зол на меня, пусть я была зла на него, но он по-прежнему оставался лидером, которого хотелось защитить и за которого хотелось спрятаться.

Где-то в глубине души, я понимала природу всех наших конфликтов. Гораздо проще геройствовать, когда ты принадлежишь только себе. Мир вращается только вокруг тебя и твоих интересов, но потом, в один неожиданный момент, кто-то наглым образом врывается в твой мир и разрушает всю гармонию. И хуже, когда поддаешься на сладкие речи этого вандала, что так нагло разломал стены отчуждения. Только теперь мир нужно делить на двоих. Именно поэтому он так противился моему желанию быть сегодня здесь. Именно поэтому я так отчаянно рвалась в этот бой.

Мои мысленные блуждания прервал странный посторонний звук. Шаги стихли, мы остановились. В стене, словно по волшебству, возникли ворота. И эти ворота открывались.

— Что за… — только и прозвучало из толпы.

Нас ждали.

Врата Картарэфа выглядели, как дверцы маленького шкафчика с крупами на кухне моей мамы в сравнении с этими массивными вратами. Да из них можно было построить целый дом!

Что-то резко ударило меня в живот, выбив весь дух. Перепугавшись от неожиданности, я сделала несколько шагов назад, на что, видимо, Аргес и рассчитывал. Затрещали перчатки, защелкали предохранители на автоматах, зазвенели сабли и мечи, доставаемые из ножен. Мы были готовы нанести удар.

Врата открывались мучительно долго.

— Диирэ… диирэ… — скомандовал Аргес. Если мне не изменяла память, то он приказал ждать. Или ложиться, но логика подсказывала, что первый вариант, иначе я бы усомнилась в его психическом здоровье.

Врата отворились и из них несколькими ровными линиями выходили страшные существа в белых сюртуках. Но было нечто странное в их привычном одеянии: на белых костюмах были надеты странные приспособления с лампочками, которые перемигивались между собой. И стоило герэндам подойти к нам ближе, как я удивилась еще больше: они все были соединены то ли проволокой, то ли ниткой. От непонимания ситуации и невозможности предугадать дальнейшие действия врага меня бросало то в холод, то в жар.

Да что, Император бы их побрал, они делают?

Кто-то в наших рядах дернулся, показывая полную готовность надрать белым ублюдкам их зады. Но тут же был остановлен более благоразумными собраться.

— Диирэ! — вновь прошипел Аргес.

Герэнды остановились метрах в пяти от нас и в эту секунду я поняла, что даже «плащи невидимки» им не помеха. Враг оказался умнее, чем наши ожидания. Один из них приложил руку, облаченную в перчатку к горлу и заговорил:

— Вы опоздали. Император давно ждет вас.

— Витхэ! — прорычал альфа, подобно разъяренному зверю.

Но никто не успела сделать и шагу, как герэнд продолжил:

— Я бы на вашем месте не совершал столь глупой ошибки. Император ждет на аудиенцию Сэтнама. В случае атаки мы примем меры.

— Мы сюда пришли не в их дурацкие игры играться, Аргес! Дай только команду! — прорычал кто-то из-за моей спины.

— Чтобы все в радиусе трех километров взлетело на воздух? Присмотритесь внимательней, — холодно ответил Аргес, слегка оборачиваясь.

И я присмотрелась, и будоражащий душу холод пробежался по хребту, заставляя все тело вздрогнуть. Странные мигающие огоньки были ничем иным, как взрывчаткой.

— Ваше время ограничено. Радиус взрыва заденет кампус с вашими детьми. Император ждет.

На смену холодному липкому страху пришла безудержная злость. Чувство было настолько мощным, что ноги были готовы в каждую секунду сорваться на бег, а рука самопроизвольно сжалась в кулак. Для них все это действительно глупая игра, и человеческая жизнь не дороже придорожного камня. Мы настолько глупо клюнули на услужливо подставленный крючок.

Аргес взял меня за руку, стиснув с такой силой, что я зашипела от боли.

— Хорошо, я пойду. Но со мной пойдет мой заместитель.

— Не дури, сынок! Возьми меня! — скороговоркой проговорил неожиданно возникший перед нами Фаир.

— Она сама этого хотела.

— Прошу тебя, не будь глупым…

— Отойди, Фаир.

И мужчине ничего не оставалось, кроме как уступить дорогу своему правителю. Весь отряд так и остался топтаться на месте, словно ребенок потерявший в толпе маму. Они совершенно не знали, что делать и как быть дальше. Равно, как и я. Аргес сжимал мою руку с такой силой, что даже вздумай я вырваться, то пришлось бы оставить весь плечевой сустав в его хватке. Чувства были смешанными, а непонимание ситуации давило на нервы хуже клещей.

— Они не пустят меня. Меня никто не звал! — пропищала я, но Аргес на это никак не отреагировал. Впрочем, как и герэнды. Чем ближе мы подходили, тем тяжелее становились мои ноги и сильнее кружилась голова от страха.

Я ждала взрыва. После каждого удара сердца, после каждой появившейся капли пота, после каждого шага. Я почти не моргала, потому что боялась пропустить момент, когда герэнд нажмет на смертельную кнопку.

Но они даже не смотрели на меня. Никто не смотрел на меня, словно Аргес не волок меня за собой, словно я не споткнулась раза четыре. Словно я была пустым местом. Это и тешило и пугало одновремемнно.

Герэнды смотрели исключительно на Аргеса, словно никого в округе больше не существовало, словно глава Тинаана был самой большой знаменитостью во всем Неоленде. У меня от удивления даже приоткрылся рот — они улыбались. Очень натянуто, нереалистично, словно учились этому целую неделю и теперь косо-криво предоставили нашему взору свой странный перфоманс.

— Добро пожаловать в Белую Империю, достопочтимый Сэтнам! Мы необычайно рады, что вы решили нас посетить!

— Какого… — недоверчиво проговорил Аргес.

Вот и у меня был тот же вопрос. Но гэренды лишь широким жестом указали нам на вход, не смывая с лиц этих жутких улыбок. Все это больше походило на дурной сон.

Обилие белого цвета было подобно взрыву солнца. Глаза не спешили привыкать и большую часть дороги я смотрела лишь себе под ноги. Герэнды шли позади, предоставив нам роль первопроходцев. Куда идти — мне было неизвестно, но Аргес, все так же держащий меня стальным капканом, не давал возможности сделать лишнего шагу.

Осторожно подняв глаза, я продолжала скрывать взгляд за ресницами, опасаясь, что окружающий меня белый мир снова будет столь недружелюбным. Но глаза привыкли и даже позволили мне насытиться впечатлениями.

Белая Империя — идеальный образец сумасшествия на грани гениальности. Ровные линии сменялись декоративной лепниной, придавая зданиям некой вычурности. Прошитые насквозь тонкими паутинками золота, все эти строения будто бы не принадлежали этому миру. Здания не были очень высокими, — пять этажей от силы, — но создавалось впечатление гнетущего давления. А все из-за того, что уж слишком близко они стояли друг к другу. Чувство взгляда в спину не покидало с самой первой секунды, как только нога моя ступила на вражескую территорию. И дело отнюдь не в следующих по пятам герэндах.

Город был пустым. Пустым и бездушным, и дело даже не в отсутствии случайных прохожих, а в отсутствии вообще каких-либо живых организмов. Только белые стены, такие же белые дороги и темные провалы окон, которые пугали больше всего. Я, привыкшая к оживленному Тинаану, чувствовала себя словно в мраморной коробке. Даже на олионском кладбище было больше жизни, чем здесь.

Мы проходили один из заводов, верхушка трубы которого скрывалась под черной шапкой едкого дыма. У меня в голове была лишь одна ассоциация: цветок, который изувечили гайками, скрепками и колючей проволокой. Архитектурные изыски в совокупности с индустриальными резкими чертами выглядели удручающе, немного нелепо и, как по мне, жутко.

Мы продолжали свой путь по главной дороге Империи. Вопрос о том, куда мы шли отпал сам собой. Еще издалека это здание внушало трепет. Вот оно, место, где управляют нашими жизнями, место, в котором решают кому разрешено существовать, а кто пойдет на корм. Легкая зависть укусила меня, потому что в сравнении с этим величественным строением Картарэф казался наспех срубленной землянкой. Но преимущество тинаанского замка было в том, что у него была душа и особое тепло, чего нельзя было сказать об этом мертвом альбиносе.

Герэнды сопровождали нас до самого порога. Будучи в той самой комбинации, в которой они встретили нас у ворот и все так же жутко улыбаясь, они остановились и отвесили нам поклон.

— Император ждет вас, Сэтнам. Не задерживайтесь больше.

И на этой странной ноте наш конвой удалился восвояси. Мы, как вкопанные торчали у входа и пялились на створки.

— Вау… — только и выдала я.

Аргес не ответил, а лишь скосил на меня взгляд. Он был напуган и напряжен не меньше. Все это дело уже не просто дурно пахло, а несло тухлятиной. Несколько минут мы продолжали стоять под входом ожидая невесть чего. В моей голове хаотично роились мысли, которые в панике пытались придумать план дальнейших действий. Но стоило только двум звеньям сцепится вместе, как страх мощным ударом разбивал все мысленные конструкции.

Двери отворились с легким шипением, что в очередной раз удивило, ведь от столь внушительных конструкций всегда ждешь скрипа. Комната за ними была еще белее, чем все остальное. Я чувствовала себя в своих черных одеяниях грязным пятном на безупречной белой туфле.

— Издевательство какое-то, — проворчала я, жмурясь от слишком яркого света.

Но Аргес промолчал. Хоть он тоже прищуривал глаза в попытке спасти их от выжигания белизной, но смотрел он вглубь комнаты более уверенно, чем я. А еще напряженно. Мне понадобилось больше времени, чтобы свыкнуться и начать различать хоть что-либо. Комната была просторной, больше похожей на зал для совещаний или банкетов. Многогранные колоны, установленные в хаотичном порядке, служили скорее декорацией, нежели реальной опорой. У противоположной от входа стены стоял длинный накрытый стол. И на одном из стульев уже восседал человек. Длинные черные волосы резко констатировали с общей обстановкой, а желтоватая кожа была единственным цветным пятном, за которое взгляд цеплялся, как за спасительную соломинку.

Это была девушка лет тридцати с небольшим. Завидев нас, она улыбнулась и поднялась со своего места.

— Сэтнам! Я заждалась.

Аргес не отрывал от нее напряженного взгляда. Он не сдвинулся с места и только крепче сжал мою руку, которая уже онемела и не чувствовала ничего, кроме холода. Но я не жаловалась, потому что мне было страшно.

— Проходи же, ты наверняка устал и проголодался от столь долгого пути.

Аргес медлил, но прекрасно понимал, что иного выхода у него нет, и неспешно направился в сторону девушки. Очертания ее лица становились более четкими и поддавались сравнению. Всего у нескольких людей на всем Неоленде я видела столь специфический разрез глаз. Странную незнакомку можно даже было назвать симпатичной.

— Император, я так полагаю? — с легкой иронией в голосе поинтересовался альфа.

Девушка прикрыла глаза и улыбнулась, слегка склонив голову.

— Всему свой черед. Присаживайся и раздели со мной ужин. Время для вопросов и ответов еще наступит.

Я, как маленький ребенок, топталась у Аргеса за спиной и боялась сделать лишнего шагу, не говоря уже о дипломатических беседах. Но странная незнакомка даже не смотрела на меня, словно меня там и не было вовсе.

— Но здесь только один стул, а…

— Да, для тебя. Садись. Я настаиваю, — в любезном тоне прозвучала легкая нотка угрозы.

Да кто ты такая и что за больную игру ты ведешь? Что тебе нужно от Аргеса?

Крепкая хватка ослабла, а потом и вовсе исчезла. Аргес сел за стул, а я в растерянности еще несколько минут топталась на месте, пока не встала позади его стула, ухватившись за спинку, словно это должно было удержать нас на месте и защитить от всех опасностей.

Незнакомка снова лучезарно улыбнулась и под глазами нарисовались мелкие морщины.

— Не стесняйся, все свежее. И нет, там нет яду.

Плечи альфы перестали напоминать стальной каркас. Он вальяжно откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. Тот странный лукавый взгляд, которым он окинул незнакомку заставил мурашек пробежаться по всему моему телу.

— Как-то неправильно ужинать с человеком, имени которого даже не знаешь. Ты же, как вижу, прекрасно осведомлена о том, кто я.

Девушка сомкнула пальцы в замок и подперла ими голову, не отрывая заинтересованного взгляда от Аргеса.

— Меня зовут Зорин Нэмеси.

Повисла тяжелая пауза. Это имя не говорила мне ровным счетом ни о чем, хоть я очень напряженно копалась в собственной памяти, чтобы вспомнить хоть кого-то с фамилией Нэмеси.

— Так ты… — изумленно начал Аргес, но Зорин его резко прервала.

— Мы собрались здесь не для того, чтобы обсуждать родственные связи. По крайней мере, не мои точно. Вина?

— Воды, если можно.

— Конечно, — вновь улыбнулась она.

Гэренд, который появился словно из воздуха, напугал меня до полуобморочного состояния, прислужливо налил воды из прозрачного графина в пузатый бокал на высокой тонкой ножке. Мне вдруг очень захотелось пить, но я не смела пошевелиться, не сводя загипнотизированного взгляда с Зорин.

Все это было странно и непонятно. Чисто по внешним признакам она не высказывала враждебности, но все внутренние датчики зашкаливали. Ситуация не поддавалась контролю или логики, и ожидание удара с любой стороны очень сильно давило на нервы. В этом был подвох. Во всем был скрытый смысл.

— Зачем было это представление смертников? Если ты хотела встретиться со мной лично, то можно было просто попросить о встрече.

Зорин совсем уж не по-императорски захохотала и отмахнулась от Аргеса, словно он сделал ей неприличный комплимент. И при этом она накручивала прядь черных, как тинаанская ночь, прядь волос на палец. Что мне совершенно не понравилось.

— Неужели тебя интересует больше это, чем сама причина нашей встречи? Любые средства оправдывают достойную цель.

— Бред, — одними губами проворчала я.

— Мне все еще следует задавать наводящие вопросы или ты сама расскажешь, Зорин?

— Ты. Ты и был целью. Ты и есть цель. Ты слишком важен для будущего этого мира, но сам того не понимаешь.

Аргес Шиен — прирожденный лидер. Лидер, который проявлял максимальную жертвенность и самоотверженность. Он был важен для Тинаана, он был нужен своему народу. Но даже я понимала, что Зорин явно преувеличивает.

— И чем же я ему так важен? — абсолютно не скрывая сарказма, поинтересовался альфа.

— Самим фактом своего существования. Ты уникален, Сэт. Единственный в своем роде, но сам того не знаешь, потому что все от тебя тщательно скрывают правду.

— Какую еще правду? Правду о том, что я родился из пробирки? Правду о том, что больные ублюдки ставили на мне эксперименты?

Зорин сделала глоток алой жидкости и промокнула тонкие губы белой салфеткой.

— Знаешь, я бывала на твоих представлениях. И я впечатлена. Можно сказать, что я твой самый большой фанат. Мне импонирует то, сколько страсти в каждом твоем движении, взгляде. Мне нравится та агрессия, которую ты превращаешь в жар. И я взяла на себя ответственность организовать свое представление. Представление в твою честь. И я бы хотела тебя на него пригласить. Не откажи мне в таком маленьком удовольствии.

— Да что здесь вообще происходит? Это какая-то больная шутка? — не сдержавшись, рявкнула я, смотря прямо в черные глаза нового Императора. Но она и бровью не повела, словно мой голос только что эхом не пронесся по всему холлу.

Аргес едва видимо вздрогнул, но тоже никак не отреагировал на мою вспышку.

Следующие слова так и застряли в горле на полпути на свободу. Меня здесь не было. Меня здесь не ждали и не звали. Никто не будет слушать меня и считаться со мной. Мой статус для нее просто ничего не значащий звук. Зорин интересен только Аргес, а не его окружение.

Бессмысленность и неважность собственного существования ударом кистеня опустилась на мой затылок. Я почти ощутила больно, но вовремя набрала полные легкие воздуха, чтобы устоять на месте.

— Так что? Ты согласен на небольшое представление?

— Хорошо, — равнодушно ответил он.

Я переводила ошеломленный взгляд с одного на другого будучи в полной растерянности и огорчении. Зорин разговаривала только с ним, а он отвечал только ей. Это была их странная игра, правил которой я не понимала, и никто не спешил объяснять.

— Тогда не будем медлить. Мне не терпится услышать твое мнение!

Зорин поднялась, эффектно демонстрируя идеальную фигуру, облаченную в белый комбинезон. Она была королевой этого мира и прекрасно это осознавала. Эта женщина могла покорять страны, армии, людей и мужчин. Чем она успешно занималась в данный момент, не прекращая улыбаться Аргесу. И не могу сказать, что ответа она не получала.

Я с трудом проглатывала злость и отчаяние. Меня на представление никто не звал. Но никто и не запрещал пойти, поэтому я увязалась за странной парочкой следом. Взгляд со стороны никогда не будет лишним.

Клубок событий запутался в немыслимые узлы, и, кто знает, где находится конец нити, а где ее начало. Возможно, это именно тот случай, когда узлы придется рубить, а не терпеливо и спокойно их распутывать.

© Илона Соул,
книга «Время уродов | Книга 2».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (1)
Сил Волкано
Глава 15
Так, шо происходит. 🙄 Хотю продолжения. 😐
Ответить
2020-01-28 21:44:28
Нравится