Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Эпилог
Эпилог

Пурпурные лучи лениво скользили по полу, тонко намекая, что мир просыпается и пора встречать новый день. Но я давно уже не спала. Я сидела на подоконнике и наблюдала за человеком, что-то строгающим из дерева.

Это были уютные минуты, которые не хотелось нарушать. Это был покой, к которому за столько времени я привыкла и не могла представить иной жизни. Кто-то посторонний мог бы назвать нас скучными людьми, но там, в прошлых жизнях мы пережили столько ураганов и бурь, что нынешний штиль казался заслуженной благодатью.

Мне нравилось наблюдать за ним. За его серьезным лицом, строгающим из ветки деревянный меч. Щит уже давно был сделан и надежно спрятан от слишком любознательных, неусидчивых мордочек.

Я улыбнулась сама себя и отхлебнула немного ромашкового чая. Звук шлепающих босых пяток заставил меня закашляться от смеха. Это был каждодневный утренний ритуал: я делала вид, что не замечаю мелких сыщиков, а они старались бесшумно подкрасться сзади, чтобы напугать.

— Попалась! — воскликнул Айдо.

Нэни залезла на подоконник возле меня и уставилась в окно, пытаясь рассмотреть, что же такого там делает папа. Видит небо, нам приходилось прятать от них подарки с того самого момента, как они научились ходить.

— А что папа делает? — как бы невзначай поинтересовалась она.

Айдо деловито распихал нас локтями, и прижался лбом к стеклу. Темные кудрявые волосы были растрепаны после сна. Хотя, как бы я не пыталась их уложить, занятие это было тщетным. Он унаследовал от Сэта буквально все: начиная от внешности и заканчивая характером. Порой они спорят с Нэни, и мы видим в них себя.

— Папа точит свои сабли.

— А почему тогда так много опилок вокруг? — с сомнением протянул он.

— Ветром надуло, — не задумываясь, соврала я.

Близился пятый день рождения близнецов. В этом году он совпадал с десятилетием нашего прибытия в Лиарду. Когда десять лет назад нас встретил пурпурный мир, было решено наречь этот день Днем Памяти. На побережье был воздвигнут мемориал в честь всех падших в бою. Мы чтили каждую жизнь, что была принесена в жертву ради того, чтобы сейчас наши дети могли жить в мире и не знали потерь. Больше всего я желала им, чтобы они никогда не узнали боли от потери.

За десять лет в Лиарде изменилось многое. Многие люди прибыли сюда и решили остаться. Этот мир был открыт всем, принимал каждого, и каждому здесь было место. Здесь не нужно было доказывать свою значимость, а можно было просто жить. Здесь не нужно было воевать, не нужно было злиться или завидовать. Каждый получал то, чего хотел и был богаче самых богатых людей в Неоленде.

Здесь каждый получил шанс быть собой, сорвав все маски, вдохнув полной грудью, обрел смелость идти за своими мечтами и воплощать их в жизнь.

— А мы пойдем сегодня к Дито?

— А вы хотите? Успели соскучится по нему?

Дито был старше и был так же умен, как и его отец Тинай. Он только учился всему тому, что знал его гениальный папа, но очень любил развлекать малышню разными опытами. Да чего таить, я и сама любила понаблюдать за голографическими бабочками, светящимися ночью и за взрывами старых бочек. Последнее, конечно, не очень нравилось Су, но она давно смирилась с тягой сына к знаниям.

— Посмотрим на ваше поведение.

— Ну мам! — в один голос протянули близнецы.

Сэт, словно почувствовав, что за ним наблюдают три пары глаз, оглянулся. Серьезность и сосредоточенность на его лице сменилась игривой улыбкой. Он шутливо погрозил близнецам пальцам и поднялся на ноги, тактично пряча подарок от любопытны взглядов.

Нужно было отвлечь их внимание.

— Кто первым отнесет мою чашку на кухню, то получит от меня награду.

— А какую награду? — деловито поинтересовалась Нэни, оценивая ситуацию — будит ли эта награда стоить того, чтобы ради нее слезать с подоконника.

— Вкусную, о которой вы не знаете, юные сыщики. Что-то в последнее время сдаете позиции, плохо ищете.

Айдо схватил чашку и зашлепал босыми пятками по полу.

— Айдо! Так нечестно! — захныкала Нэни и побежала за братом.

Через несколько минут дверь отворилась, и я услышала голос Сэта:

— А что это вы тут делаете? Опять маму пытаетесь напугать.

— Как обычно, — ответила я, повысив голос, чтобы он меня услышал.

Он вошел в комнату, а затем присел на подоконник, радом со мной. Его лазурные глаза напоминали мне небо, которое осталось в наших прошлых жизнях. Но в них больше не было грусти. Той, которая преследовала его раньше. Она умерла тогда, вместе с ним, и больше не вернулась.

— Не спится? — спросил он, притягивая меня к себе.

Я окунулась в его объятия и, кажется, более умиротворенной быть уже невозможно. Но мне хотелось раствориться в этом чувстве, стать с ним единым целым.

— А сам-то? Ты когда вообще проснулся?

— Я и не ложился. Предвкушаешь?

— Да. Как и остальные. Ты закончил с подарком.

— Почти. Перепрятал уже в другое место.

Я тихо засмеялась. Это никогда не было просто.

Босые пятки осторожно шлепали по направлении к выходу.

— Я все слышу. А ну идите сюда, шкодники, — с напускной грозностью сказал Сэт.

Пойманные с поличным, близнецы пришли в комнату, уставив взгляды в пол.

— Как рыскать везде в поисках подарков, так вы всегда первые. Вы опять напугали маму?

Дети усердно замотали головами.

— А если я нее спрошу? — насупив брови, спросил он.

Я чувствовала, что из его груди порывался наружу смех и сдерживал он себя из последних сил. Мне пришлось закусить губу, чтобы не разрушить этот маскарад.

— Мама уже не спала! — пискнул Айдо.

— Ладно, так уж и быть. Поверю. А кто тут еще не умывался?

Близнецы подскочили и дали деру из нашей спальни, словно за ними гнались волки. Как только до нас донесся звук журчащей воды, мы рассмеялись.

— И в кого они такие? — задумчиво произнес Сэт.

— Особенно Айдо, — подхватила я.

Его грудь снова завибрировала от смеха, а потом на некоторое время повисла благодатная тишина. Мы, обнявшись, сидели на подоконнике и смотрели в окно. Моя голова была пуста, ее ничего не отягощало. Я просто наслаждалась каждой секундой это жизни.

— Десять лет уже прошло. Ты когда-нибудь, в прошлой жизни, могла подумать, что все закончится именно так и именно здесь.

— Нет. Но я всегда в тайне мечтала очутиться в таком месте. Неоленд не спасти. Все, что мы можем — это почтить его память. А ты? О чем ы мечтал?

— Все, о чем я имел смелость мечтать, у меня есть. И большего мне не нужно.

Сэт слез с подоконника и потянул меня за собой. Сильные руки обвились вокруг моей талии, а глаза будто заглядывали в саму душу.

— У нас есть немного времени, пока Нэни и Айдо будут отходить от стресса.

— Какого стресса? — не поняла я.

— Утреннего ритуала умывания, — улыбнулся он.

— Ах да. И в кого они такие поросята?

— Ходит легенда, что это передается по материнской линии.

— Эй! — возмутилась я.

Но он закрыл мне рот поцелуем.

Никогда не знаешь, куда заведет тебя дорога. Не узнаешь, пока не сделаешь шаг. Но опыт показывает, что чем больше опасностей на ней, тем дороже награда в ее конце. И мне бы хотелось сказать, что сейчас мы стали королями своих жизней, но старый короли умерли. А новые никому не были нужны.

Мы пришли, куда должны были прийти.

© Илона Соул,
книга «Время уродов | Книга 2».
Комментарии