Пролог
Глава 1.  Дом Арарат
Глава 2. 4"Я не боюсь смерти"
Глава 1.  Дом Арарат

Дом Арарат для душевнобольных – это моя спасательная шлюпка в бесконечном океане, среди обломков утраченного счастья и былых воспоминаний.

Я причисляю себя к сумасшедшим. Я не в порядке. Со мной что-то не так... И это не прекращается. От моих белых волос не осталось и следа – они окрасились в ярко рыжие с оттенком красноватости. Мои глаза умеют наполняться тьмой, это вселяет невообразимый ужас в других пациентов, этого дома. Я вижу призраков и чудовищ, которые прячутся в потёмках этого дома.

И я знаю, что со мной что-то не так, ведь по ночам мой покой сторожат чудовища.

- Тейт, доктор Зигмунд ждёт тебя, - меня зовёт медсестра.

Доктор Зигмунд считает себя выдающиеся психиатром, мозгоправом. Думает, что способен залезть в голову к каждому. Но это не так. Он лишь строит свои теории на том, как перед ним себя ведёт человек.

Когда мы были легионерами, нас учили лгать. Мы с лёгкостью можем обмануть любой полиграф, любых агентов специальных служб и быть кем угодно. Главный секрет – верить в свою ложь, как и в самого себя.

- Здравствуй, док, - я сажусь в кресло напротив него, делаю глубокий вдох, что бы подготовиться к очередному сеансу по выправке мозгов. Наверняка, он спросит, как я спала, а дальше будет намекать, я всё также вижу демонов или нет.

- Ты сегодня в хорошем настроении, - подмечает мужчина.

У доктора Зигмунда светлые волосы, большие круглые очки из-за чего он ещё более похож на безумца. Белый халат и обязательно блокнот с ручкой.

- Давай, мы с тобой сегодня поговорим о любви.

Любовь – это химическая реакция и эмоциональная привязанность к человеку. Когда ты влюблён - ты становишься уязвим, слаб и зависим. Любовь – это наше слабое место.

Если бы можно было перемотать время назад, то я бы предпочла не влюбляться. Мы могли бы быть просто напарниками и не более того. Если бы он не был таким израненным, а я не такой героиней, то всё могло бы быть иначе.

Наши роли таковы – он – убийца, а я – сумасшедшая. Чем вам не парочка злодеев?

- Кто твоя первая любовь?

- Вы хотите поговорить о моей личной жизни? – на моих губах замирает коварная улыбка. – Моя любовь мертва. А я не собираюсь ворошить прошлое о нём. Или вы хотите потревожить мертвого?

- Так он, погиб, – доктор Зигмунд остановился. – Сегодня к нам прибывает ФБР, будет произведён допрос всех пациентов. Они разыскивают «Маэстро», недавно произошло убийство внучки священника. И он – главный подозреваемый.

Пускать пулю в лоб или убивать ножом – не его методы. Он медленно ломает твою психику, твой мир, отдаляет от тебя людей, и портит воспоминание за воспоминанием. Очерняя твоё прошлое. У тебя два выхода – пустить себе пулю в лоб, что бы он оставил тебя или же исчезнуть.

- Что ты знаешь о нём?

Мне известно всё. Он – Маэстро. Для которого жертвы – подобны искусству. Я жива лишь из-за того, что он позволил мне жить. Я – его слабое место. Я тот промежуток времени, когда он был честным, справедливым и старался изменить мир. Когда у него было имя вместо кодового имени. Когда мы были легионерами.

- Ничего.

Он думает, что мы связанны. И да, это так. Я ex-подружка самого опасного убийцы с психическим расстройством.

Мой сеанс заканчивается. И я направляюсь в церковь. Это место – где можно отдохнуть, выпустить пар и немного побыть тем, кто ты есть – сумасшедшим и не притворятся «нормальным». Вхожу, в помещение и вижу Кая, который сжимает в руках крест. Его голова опущена и уверена, что мысли движутся в хаотичном порядке.

Этот парень был мечтой, всех девушек дома Арарат и в его объятиях побывала ни одна девица, но украсть его сердце смогла самая сумасшедшая из всех – Катрина Роджерс. И он страдает из-за неё.

Кай – тоже безумец. Он заключил договор со смертью и работает на неё. Остальные члены команды ушли от Нэнси (так звали смерть). Пытаются жить нормальной жизнью – двигаться дальше. А Кай просто не представляет, как можно не ловить демонов и не убивать их. Именно поэтому Катрин и бросила его.

Они были легендой в демонических кругах. Безжалостные убийцы, что убивали чудище за чудищем. Их прозвали командой К. У каждого члена команды имя началось на буква К – Кай, Катрина, Кора и Калеб.

Среди всех участников выделялась одна – Катрина Роджерс, демоны её прозвали – Королевой. Горда, изящна, упряма и хитра, как демон. Может подчинить себе любого мужчину, но ей не нужен любой. Ей был нужен – Кай. Он был тем – кому она доверяла и кого любила. Но из-за того, что Кай согласился отлавливать демонов, а не остаться с ней – она уехала. Её ищут многие, но найти, не всем дано.

Прятаться и исчезать научила меня она. Как быть незаметным, живя на виду – она в этом мастер.

- Привет, - я присаживаюсь рядом.

Ему не нужны сейчас слова. Я кладу голову на плечо друга и обвиваю его крепкую руку своими тонкими пальцами.

Это проявление обратной стороны любви. Не всегда каждая история заканчивается словами: «они жили долго и счастливо...»

Она любила его, а он её, но оба были столь горды, что бы уступить друг другу и тем самым они разрушали друг друга. Она оказалась сильнее и исчезла, тем самым облегчив его жизнь, и не стала ставить перед выбором.

- Привет, подруга дней моих суровых, - Галлахер выдавливает из себя улыбку. Она настоль жалкая, что не стоило и пытаться улыбнуться. – Пришла, утешать меня?

- Нет, - качаю головой. – Ты же знаешь, что я не умею быть благосклонна к людям. Всё чего ты можешь от меня добиться – объятий.

Кай смотрит на меня.

- Я её потерял, - он отпускает голову.

- Ты её не потерял, пока она ещё злится на тебя и ненавидит. Ненависть – это ещё одна форма проявления любви, если ты не знал, - Кай рассмеялся и опрокинул голову назад. – Не сдавайся Галлахер.

- Ты всегда умеешь поднять настроение, за это я тебя и люблю, подруга, - Кай приобнял Тейт. – Расскажи о своей самой большой любви в жизни.

Я прикрываю глаза и мысленно вспоминаю того парня. Его светлые пушистые волосы, в которые я так любила запускать пальцы. Тёмные глаза, в которых тонула. Сильные руки, что меня всегда поддерживали и спасали. Это был мой герой. Он ещё не был Маэстро и всегда говорил, что его зовут Йен Рэдклифф. До самого конца он не отрекался от своего имени и был хорошим парнем, а не злодеем, как сейчас.

- Он был самым главным мужчиной моей жизни. У него были большие тёмны глаза, сексуальный взгляд и он всегда бежал ко мне. А ещё у него был волосяной покров, и он был моим верным псом.

- Тейт, ты портишь всю романтику, - парень треханул головой, но зато у него поднялось настроение. – Я ушёл из команды. А ты знала, что метка смерти никогда не сотрётся? – на его левом запястье была татуировка. Кровавая буква К, которая была заточена в треугольник. Это знак стражников смерти.

- Знаю.

Я подняла волосы, и он увидел букву «L».

- Что это?

- Напоминание о том, какими чудовищами мы были. И имя тому – легионеры.

Легионеры были безжалостными убийцами. Мои руки запачканы в крови, которую не отмыть. Я помню каждое убийство, каждую пытку и каждую мольбу. Но я считала тех людей врагами, а себя солдатом, которая устраняет угрозу, ради своей родины.

- Что ты чувствовала, когда была легионером?

- Ничего.

Я была словно машина. Ни чувствовала, что поступала плохо, не чувствовала, как дни скоротечно меняются и не понимала, что мне стоит опомниться.

- Было чувство, что все мои органы вышли из строя, и я не могла их контролировать. Я была не в себе и самое страшное, что мне это нравилось, Кай.

- Все, мы это испытали, - он хлопает меня по плечу.

Его хлопок по плечу – отдаётся в голове. И он превращается в звон. Да, это звон колоколов. Я всё также в церки, но это не дом Арарат. Чувствую запах крови и слышу сумасшедший смех.

- Нет! – маленький девчачий плач окружил помещение. – Господи, спаси меня.

Когда нас загоняют в угол и отнимают последнюю надежду, мы надеемся на чудо и имя тому – Господь. Мы верим, что он нас спасёт, разгонит тучи бед над нашими головами и всё вернётся в прежнее русло. Правда в том, что как прежде – не будет. А господь по ту сторону неба – находится в режиме оффлайн и ему некогда отвечать на наши емайл-молитвы.

О, деточка, господь не явится.

Сквозь мглу, тёмный дым я вижу маленькую девочку. Она закованы в цепи, вокруг неё начерчен круг и расставлены свечи. Так же на неё направлены прожекторы, свет и работает камера, которая снимает происходящее.

- Не делайте этого со мной!

- Я изгоню из тебя твоих демонов, - я, слыша зловещую фразу, смех и меня выбрасывает из введения.

Введения – это часть моего имени.

Легионеры не умеют жить дальше, не вспоминая прошлого. У всех есть отличительная черта. Я вижу демонов, говорю с ними, они просят меня о помощи, как сейчас.

Введения – это сигнал СОС с того света.

Нет, у меня не было дара, я не была избранной. Это началось на базе легионеров, когда на нас испытали вакцину смерти.

Шла третья неделя. Многие дети скучали по дому, кто-то тихонько плакал. А я точно знала, что больше нет дома, нет родителей и нет моего маленького брата. Есть лишь я. И отныне моё имя звучит, как монах. Так и никак иначе.

Больше половины детей – умерли в первую недели. Они не выдержали введений, кто-то сходил с ума в одиночестве, а я делала вид, что ничего не замечаю и не вижу. Видимо настолько привыкла их не замечать, что забыла, каково это видеть – адских жителей.

- О, нет, - я пришла в чувство, когда Кай помог мне подняться.

- Снова демоны? – на его губах появилась лёгкая улыбка. – Я не понимаю, почему мы с тобой друзья? Моя задача – истреблять демонов, а ты решаешь их проблемы, отвечая на такие посылы.

- Кай, я их персональных монах, священник, - вот, что мне приходится делать – защищать демонов. – Им тоже необходимо кому-то высказываться, молиться и каяться в своих грехах. И их икона – я.

- Я знаю, что ты собираешься сделать – пойти спасать их. Будешь так поступать, то вскоре сама превратишься в демона.

Встаю со скамьи.

- Да ты прав, но мне уже терять нечего, и я не боюсь превратиться в чудовище.

***

Я захожу в кабинет доктора Зигмунда. И вижу, как агент ФБР представил пистолет к виску мозгоправа, а тот в свою очередь, готов рассказать обо всём. Он дрожит, его руки трясутся и словно этот парень вот-вот расплачется.

Жалкое зрелище.

- Вы хотите поймать Маэстро? – дрожащим голосом спрашивает он. – Я сдам вам девчонку, которая знает о нём абсолютно всё. Вы можете забрать её.

- И кто она?

Парень надавливает на оружие.

Все они жаждут увидеть, что подружка Маэстро – разыскивая преступница, мировая злодейка или некто в подобии Джеймса Бонда. Но я разочарую вас. Я всего лишь сумасшедшая, которая видит демонов и монстров. И я бывший борец за справедливость. Теперь мне известна, правда, мир – это катастрофа, полная хаоса и разрушения. Тут нет героев и злодеев. Тут есть лишь пострадавшие.

- Это я, - смотрю с любопытством на парня. – Милый костюм, - выдаю улыбку.

Я никогда не любила костюмы. Это не одежда для легионера. Мы никогда не могли при угадать, куда нас забросит правительство, но точно знали, что придётся много бегать и постараться выжить.

- И что ты о нём знаешь?

- Много чего, - улыбаюсь. – Если хочешь, что бы он пришёл к тебе – убей меня и тогда начнётся кровопролитие.

На лице агента отражается немое поражение и удивление.

- Как ваше имя? – спрашивает он, опираясь на устав.

- Зовите меня монахом и уберите оружие, это выглядит слишком пафосно, - сажусь в кресло. – Он этого не делал и не убивал ту девчонку.

« Я так больше не могу» - крик разносится по комнате.

- Вы так решили, потому что любили его?

- Нет, потому что это не в его стиле. Для него люди, как чистые полотна. И когда он кем-то интересуется, то превращает их в искусство. Выворачивает весь его мир наизнанку. Ломает воспоминание и вытаскивает самые грязные подробности наружу. А затем они не выдерживают и жмут на курок своей жизни, - подставляю палец к виску.

« Ты не понимаешь? Он убьёт их, так же как и меня»

Напротив меня стоит девочка. Тёмные волосы. Помятая школьная форма. На ней бейджик с именем – Элизабет Моро. На руках и ногах – синяки и ссадины от ударов.

- С какой кстати мне тебе помогать, девочка? – спрашиваю её. Агент осматривает комнату и никакого не находит, а затем понимает, что я с кем-то говорю. – Я знаю, кто тебя убил, как тебя убили, но не собираюсь вмешиваться. Это сделали твои родители, вот иди и мучий их.

Она смотрит со слезами на меня.

- Не нравится, как с тобой общаются взрослые? Уж прости, - откидываюсь назад. – Ты мертва, прими это, как дар. Не проси в свет не отправлю, работаю только с демонами, - безразличной быть куда легче, чем пытаться помочь каждому и не спасти никого.

Девочка исчезает.

- Она видит мёртвых, - поясняет доктор Зигмунд, - а также демонов и монстров.

- Я Сэм Эйз – специальный агент ФБР, отдела «Мистериос». Мы работаем над делами, где замешаны демоны, ритуалы, ведьмы и многое другое. И я прошу вас сотрудничать с нами.

- А что взамен?

- Вы выйдете отсюда.

- Я могу выйти, когда захочу. Я сама легла сюда и пропала.

Внезапно исчезнуть — это прекрасно. Очень рекомендую вам когда-нибудь попробовать поступить так же. Ты вне зоны доступа и радаров для всего мира. Это незабываемое чувство. А ещё лучше, когда никто не знает, что ты подружка безумного монстра «Маэстро».

- Вы сами сюда сдались? Но зачем?

Мой мир разрушался и я начала разочароваться во всех людях, что были рядом. Подруги оказались – искусными лжецами. Братья и сёстры по оружию – готовы были перегрызть горло, ради карьеры. Ну, а твой парень оказался мёртв, для всего мира, но жив, как легенда и убийца.

Тут хочешь не хочешь, шарики закатываются за ролики. И ты понимаешь, что хочешь одного – покоя и тишины.

- У меня был прекрасный отдых. И впредь, агент мне бы не хотелось, что бы вы задавали мне вопросов, которые не относятся к работе.

- У вас есть условия?

- Я хочу, что бы ко мне обращались, как к монаху. Я буду внештатным сотрудником, и помогать вам лишь в крайних делах. Вы не будете лезть в мою жизнь.

- Хорошо, - парень согласился.

Так я подписалась на рутинную работу в стиле «легионеров». Начальство то же самое правительство, а подчиненные теже псы, что и раньше. Мир не меняется, как и моя жизнь.

***

Шарлотт, Северная Каролина.

Шарлотт – это показатель идеальности. Маленький городок, в котором все счастливы, так это выглядело со стороны.

Сэмм Эйр припарковал машину около бывшей городской библиотеке – видимо их штаб находился там. Как только мы вошли внутрь, по офису прокатилась волна шёпота. А через секунду раздался выстрел.

Добро пожаловать в мою жизнь – это обычный день для Тейт Декстер.

Все агенты пригнулись и вынули оружие. Посреди офиса стоял мужчина, его руки были в крови, как и одежда. А на лбу выжган – крест. Это был – «Экзорцист».

Его оружие было направленно на меня. Любая другая сбежала бы и пряталась, а мне было не знакомо чувство страха.

- Так хотел увидеть меня, Экзорцист? – я улыбнулась. – Я же предупреждала, что не стоит трогать меня или он тебе испортит твою жизнь и репутацию, - подхожу ближе. – Стреляй. Давай убей меня и тогда, ты и в правду ощутишь АД на своей шкуре.

Если убивать, то он первый, а как ответить за свои слова – кишка тонка.

- Я лишь поцеловал тебя, тут нет смертного греха, - его руки тряслись. – Я убивал, как и все. Просто видел этих детей, и у меня сносило крышу, - его оправдания ничто. – Мы легионеры, а это последствия.

- Не у всех едет крыша, Эдди, - произнесла я.

И приготовилось к выстрелу, и он раздался. Но выстрелила не в меня, а в Экзорциста. Его всего лишь ранили, но это не мешало его арестовать. Но когда его уволокли, за его спиной стоял парень. Меня словно парализовало.

Эта была гора массы, круглые очки на половину лица, волосы уложены. На нём надета белая рубашка, синий жилет, брюки и ботинки. Его светлые волосы выделялись среди всех сотрудников. Это был Йен Рэдклифф известный, как «Маэстро». Мёртвый парень для меня, но в бюро он видимо был просто рядовым сотрудником.

Его глаза были пропитаны холодом, а кулаки сжимались от гнева. Мне захотелось подойти и обнять его, как будто этих шести лет пропасти и не было между нами.

- Йен, ты чего творишь? – накинулся на него Сэм.

- Сэмми, когда в тебя целится кто-то, то надо стрелять. И где вас всех набрали? – поразился он. – Ты директорский сынок, а остальных, наверное, по объявлению, - он ухмыльнулся, пожал плечами.

- Не обращай внимания – это наш техник, компьютерный гений, что с него взять, - Сэм махнул рукой. – Он у нас тут местный «Джеймс Бонд». Некоторые верят, что он – мафиози, а другие, что он шпион. Ты на кого ставишь?

- На хмурого парня, который довольно сексуальный, - пропела я. – Он свободен?

- Не знаю... Погоди, ты, что тут собралась крутить роман? – Сэмм завопил. – Не смей!

- Я у тебя точно не буду спрашивать, с кем мне встречаться, - мы подошли к кабинету начальника.

Ну, конечно кто же будет новый начальник, если не Виктор Эйз? Бывший глава легионеров? Улыбаюсь, выставляю Сэма за дверь и сажусь напротив.

- Здравствуй, Виктор.

- Тейт, - он складывает руки. – Будешь снова со мной сотрудничать. Я рад.

- Я выслушал твои условия и принял их, - злость меня распирала. – Надеюсь, ты не скажешь Лидии, что её сын – жив?

Всё правильно Сэм и Йен – сводные братья. Йен решил делать всё, что бы быть полезный новому отчиму и даже стал «легионеров», в то время, как Сэм жил припеваючи и никогда не знал отказа. Йен – умер на глазах многих людей и считается мертвецом, но Виктор знает, что сыворотка «легионеров» творит чудеса.

- Что бы она меня лишний раз обвинила в его гибели? – усмехнулась. – Разбирайся, сам со своей женой, но Йена я тебе в обиду не дам.

- С чего такая забота?

- Знаешь, тебе не стоит совать нос в такие дела, а то ненароком помрёшь, свёкр.

У нас были непростые отношения с его семьёй. Его родители не взлюбили меня сразу. Виктор видел во мне лишь солдата, а его мать, Лидия – девушка, которая играет его чувствами. Сэмм в то время учился в Англии и дома появлялся изредка, он даже не знал обо мне.

Если Йен не хочет знать обо мне, то и я не буду настаивать.

Мне легче уйти, исчезнуть, чем бороться. Но если ему будет угрожать опасность – глотку изорву за своего мальчика. Так было всегда.

- Что выяснил, Сэм?

- Он убивал детей, потому что они напоминали – его жертв, когда он был солдатом секретного подразделения « легионеры». Ты тоже была там?

- Да, - кивнула я. – Мы были солдатами и выполняли прихоти наших командиров. И вполне логично, что после такого у него съехала крыша. Я поеду, домой.

- У тебя тут дом?

- Да, небольшой домик, - ответила я. – Увидимся, Сэмми, - попрощалась с ним.

Этот домик мне выдал агентство. Надеюсь, там нет Кэти или кто ещё из знакомых не завалился туда.

Вхожу в лифт и собираюсь нажать, как в последнюю секунду вбегает Йен. Он всегда всё делает в последний момент. Молчу.

- А ты ещё чертовски хороша, - говорит он. – Привет, детка.

- Рэдклифф, ты думаешь, я кинусь в твои объятия? – спрашиваю его. – Тебе разыскивают все спецслужбы. Ты сбежал, ни сказав, ни слова, а теперь вот я твой супергерой, милая? – еле сдерживаюсь, что бы не закричать. – Иди ты к чёрту.

- Если ты так будешь со мной говорить, то мы расстанемся...

- А мы разве встречаемся? – спрашиваю его. – Я тебя больше не держу, найди какую-нибудь злодейку и давай захватывай мир, - Йен нажимает кнопку стоп.

- А я ведь и найду, - его лицо приобретает эмоцию злости. – Ты совсем не боишься меня потерять?

- Ты не искал меня, - выдвигаю аргумент. – Бросил меня в своём штабе, искалечил жизнь, стал злодеем и думаешь, я останусь рядом?

- Надеюсь.

- Мы расстались, всё кончено, - он подходит ближе. Смотрит на меня своими щенячьими глазками. Мне хочется потянуть его к себе и уткнуться в его большую грудь, но гордость не позволяет и он - злодей.

Лишь это упоминание заставляет взять вверх над моими девчачьими чувствами.

- Ты, правда, ничего не чувствуешь?

- Йен, легионеры не способны на чувства и эмоции. Или ты забыл, чему нас учили? – он наклоняется ближе, но я безэмоционально смотрю на него. Затем отстраняется. Жмёт на кнопку, и мы едем вниз. – Хватит уже рвать глотки, бросаться под пули лишь только потому что я в беде. Мне не нужна твоя защита. И ты уязвим.

- Как хочешь, детка.

Он не согласен с моими словами. Его кулаки сжимаются. Наконец-то лифт приехал. И выхожу.

- Ах, да, - Йен хочет сказать, что-то ещё. – Мы же соседи, давай подвезу тебя.

К сожалению, наши дома находятся рядом.

- Ладно.

Мы садимся в машину и едем домой. Как странно. Я хотела броситься к нему. Хотела быть с ним, но думаю это не правильно.

- Я действительно уязвим из-за тебя. Ты вскружила мне голову и если тебе угрожает опасность, то я брошусь к тебе, как бы ты не просила. И я рад бы не испытывать к тебе ничего.

- Так забудь меня и перестань любить, - кричу, может хоть так он услышит меня.

- А я не хочу.

В этом весь Йен Рэдклифф. Если он, что-то хочет, то он это получает. Любыми обходными средствами и путями. Как бы я не говорила отказаться от меня – он не будет, лишь сильнее полюбит.

А я постараюсь выкинуть его из головы. Он – моё прошлое. А я не хочу, что бы меня затянуло снова в водоворот чего-то смертельного.

© Viktoria Jekson,
книга «Монах».
Глава 2. 4"Я не боюсь смерти"
Комментарии