Часть первая. Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Часть вторая. Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Эпилог
Глава 5

     Чёрное молчаливое ничто медленно рассеивалось, постепенно наполняясь звуками и запахами. Сначала непонятными и потому пугающими, потом знакомыми, но какими-то отрывистыми, оборванными, возникающими из ниоткуда и туда же исчезающими. И снова, снова, снова…

Мире казалось, что она просыпается всего лишь на мгновение, а затем опять проваливается в тёмную пустоту, будто неведомая сила заставляла сознание отключаться.

Наконец бешеная качка в голове пропала, и даже получилось открыть глаза. Неожиданно легко, словно она только что проснулась после долгого и глубокого сна. Еще неожиданней оказалось увидеть себя лежащей на огромной кровати и понять, что находится в погруженной в полумрак спальне Ллэра. Значит, снова Замок и Тмиор. Не самое ужасное. По крайней мере, не грязное поле и не…

Мира резко приподнялась на локтях, огляделась.

За окном — ночь. Если, конечно, темнота и луна — не оптическая иллюзия из тех, что видела у Адана.

Ллэр спиной к ней рылся в одном из шкафов и, кажется, совершенно не беспокоился, что бардак в комнате увеличивается в геометрической прогрессии.

— Эй, — позвала Мира.

Он замер, потом торопливо обернулся.

— С возвращением, — Ллэр ухмыльнулся, оставив свое занятие, встал.

Мира отвела взгляд, поправила задравшуюся на животе футболку.

Наверное, стоило поблагодарить его за оказанную помощь. Затылком-то к бетону чокнутый Адан приложил её не слабо — до сих пор помнила, как что-то хрустнуло, и голову обдало жаром. Сто процентов сотрясение мозга. Если бы не Ллэр, валялась бы там на полу и блевала по углам еще долго. С другой стороны, если бы не Ллэр, ее бы там, вообще, не оказалось, а значит, и благодарить не за что. Сам виноват — сам исправлял. Тем более, обещал вылечить, если понадобится. Вот и вылечил, и никаких сантиментов.

— Имей в виду, в следующий раз, когда потянет общаться с этим идиотом, пойдешь к нему один. Без меня, — нарочито небрежно бросила Мира, осторожно дотрагиваясь до затылка. Брезгливо сморщилась, когда пальцы нащупали слипшийся комок волос. Она удивленно моргнула. Ничего себе ударилась… Сколько ж кровищи-то за нее вытекло?

— Отлично, — его улыбка стала еще шире. — Ты явно пришла в норму.

— Смотря что для тебя норма, — Мира уселась на постели, скрестив ноги. Кивнула на кучу барахла за его спиной: — Освобождаешь для меня пару полочек?

— А у тебя есть что сложить на эти полочки?

— Будет. Одолжу у Роми.

— Я так это и вижу, — на какое-то мгновение улыбка все-таки исчезла с его лица.

Ага, значит, задело. Так и надо, первый начал. Мира победно хмыкнула, слезая с кровати. Надо бы подобрать что-то из одежды, принять душ, перекусить, а уже потом можно продолжать обмен любезностями до бесконечности. Но, поравнявшись с Ллэром, остановилась. В упор посмотрела в его серые ухмыляющиеся глаза.

— Кстати о Роми… — с язвительной улыбочкой произнесла Мира. Какое-то непонятное и неуправляемое желание делать больно. Может, потому что рыжая Роми — единственное слабое место самоуверенного Ллэра, которое знала, в то время, как у нее самой таких мест — вся она целиком. И вся целиком в его в власти. Хотя именно по этой причине лучше бы помалкивать. Не получалось. А ведь Ллэр при желании мог хорошенько двинуть, это она тоже понимала, но почему-то страха к нему не испытывала. И никак не могла заткнуться: — Твоя драгоценная Ромиль уже приходила выразить благодарность за спасение? Или так и не дошла, заблудившись в коридорах? Сегодня было слишком много километров для её ослабевших ножек? А может быть, не захотела, потому что гордая?

— Проверяешь границы моего терпения? — улыбка на лице Ллэра никуда не исчезла, но глаза стали серьёзными и голос тише. — Поразительно…

— Не льсти себе, — выдержать его взгляд оказалось непростой задачей. Ллэр словно буравил сумасшедшими глазами, проникая куда-то очень глубоко. Не в голову, не в мысли, а куда-то ещё глубже. И в то же время совершенно невозможно отвернуться. Да и почему-то не очень-то хотелось отворачиваться.

— И как ты дожила до своих лет с таким характером? — он чуть склонил голову набок.

— А ты со своим как?

— А я себя лишил возможности умереть очень много лет назад.

— Ну вот видишь, и меня ты тоже её лишил. Трижды за сутки. Что я буду делать, когда ты меня используешь и бросишь? Наверное, тогда и умру. Сразу. С моим-то характером.

Он покачал головой.

— Ты опять не знаешь, о чём говоришь. Ты… не представляешь, чем обладаешь, — Ллэр поднял руку, словно собирался дотронуться до её щеки, но передумал. — Ты и сейчас можешь умереть. В теории. Если захочешь или если хорошо меня попросишь. Потом... позже. А если останешься рядом… Поверь, в долгой жизни нет ничего привлекательного. Это всего лишь очень много времени, чтобы совершать ошибки.

— Надо же, у меня даже будет выбор: уйти или остаться, — Мира нахально улыбнулась. Все-таки глаза у него обалденные. Безумные, но красивые. Встретившись с ним взглядом, смутилась. Поспешно пробормотала: — Я в душ.

— Там в ванной на тумбе одежда. Это тебе.

Мира открыла рот, чтобы поблагодарить, но передумала. Торопливо исчезла за дверью. Ллэр только что пытался сказать больше, чем сказал? Или нет? Неужели показалось? Интересно, если бы, и правда, предложил остаться, осталась бы? Вряд ли. Таким, как он, не нужны такие, как она.

Вариант остаться в Тмиоре навсегда до этого момента ни разу не приходил в голову. Она даже не предполагала, что это возможно. Совершенно другой мир, другая жизнь — не её, чужая. Все чужое. С другой стороны, в Актарионе её ничего хорошего не ждёт. А может, именно на это Ллэр и намекал — потом, позже ей придётся сделать выбор: остаться здесь или вернуться, чтобы погибнуть?

В отличие от спальни, в ванной царил почти идеальный порядок. С пола исчезли все грязные полотенца, количество всевозможных тюбиков и флаконов на полках уменьшилось как минимум вдвое. Видимо, кто-то наконец-то избавился от использованных и пустых. На тумбе, как и обещал Ллэр, лежала одежда.

Мира бегло осмотрела стопку. Нижнее бельё, несколько футболок и пара джинсов, халат. Всё чистое, новое, словно только что из магазина. Интересно, когда Ллэр успел? А может, и не он вовсе.

Наверное, если не размышлять о причинах, не анализировать его поступки и их мотивы (а это она умела), то стоило бы испытывать к нему благодарность. Видно же, что забота о ближнем и его нуждах — далеко не сильная сторона Ллэра. Только почему-то просто быть благодарной не получалось. Ну или хотя бы молчаливо-послушной. А ведь она умела казаться покорной и даже незаметной, когда это необходимо и требуют обстоятельства. Сейчас как раз тот самый случай. А нет… не выходит. Не получается. Ни послушной, ни покорной, ни молчаливой.

Что она, вообще, знает о Ллэре? Ничего. Появился из воздуха на лужайке, предложил помощь, перенёс в свой мир. Рано или поздно так же вернёт обратно и исчезнет. А пока она просто зачем-то нужна ему и всенепременно живой, поэтому он спасает и заботится, как умеет. А раз нужна живой, беспокоиться не о чем.

Мира неторопливо стянула футболку и джинсы. Открыла кран, несколько секунд провозилась со смесителем, добиваясь желаемой температуры. Всё-таки странно… Ллэр столько может, столько умеет, все комнаты завалены книгами и чертежами, а дом какой-то примитивный. Не то что у Адана.

Она ухмыльнулась. О нём лучше не вспоминать и не думать вообще, потому что тут же накатывала злость. В первую очередь на себя — как сразу не поняла, что он Способный, пусть и не из Актариона? Ведь Роми именно это имела в виду, когда говорила о переменах. Следом — на Ллэра, потащившего её к Адану. И всё ради чего? Чтобы выслушать историю про бедную рыжую дуру и что там с ней приключилось на поле… Как будто эта самонадеянная нахалка — центр Вселенной. А между прочим, Мира тоже чуть не погибла. Дважды… Нет, трижды. И каждый раз по вине всех этих одарённых с их заморочками.

Мира раздражённо мотнула головой. Не думать! К чёрту Адана и Роми. Её это не касается, и думать о них она не будет. И злиться, и даже приблизительно представлять, чем всё могло закончиться, если бы не… И спрашивать ни о чём не станет. Даже о том, что её ждет дальше. Надо жить одним днём. Так проще. Тем более, изменить или повлиять на события она всё равно не в силах.

Мира шагнула под воду. Пару минут, не двигаясь и закрыв глаза, просто стояла под прохладными струями и с наслаждением улыбалась. Потом, дотянувшись до полочки и выбрав ближний к ней флакон, начала намыливать тело и волосы.

Совсем не думать не получалось.

Сейчас она полностью во власти Ллэра. В этом есть и плюсы, и минусы. Плюсы лучше использовать, на минусы постараться не обращать внимания. И как-то взять себя в руки, перестать дерзить и нарываться. «Проверять границы его терпения», как выразился он сам.

В принципе, ничего удивительного в её поведении не было. Способные всегда вызывали непроизвольное желание хамить, огрызаться и делать всё, чтобы её слово осталось последним. Пусть это останется вообще её последним словом в жизни. Никакая логика не срабатывала. Чувство самосохранения молчало. А кто такой по сути этот Ллэр? Атради, а значит точно такой же Способный, только родом из другого мира. Вот и вся разница.

Закончив с душем, Мира вытащила из стопки чистой одежды первую попавшуюся футболку и светлые голубые джинсы. Покрутилась перед зеркалом, шлёпая босыми ногами по мокрому полу. На удивление, всё подходило по размеру, как будто сама выбирала.

Она задумчиво посмотрела на своё отражение. Ну и какой смысл одеваться, если на улице почти ночь? Осторожно, чтобы не уронить, вернула одежду на тумбу, накинула на себя махровый белый халат, завязала на талии пояс. Небрежно толкнула ладонью дверь, собираясь вернуться в спальню, и вдруг почувствовала головокружение. Зажмурилась, машинально хватаясь за стену, и поняла, что её нет. И пола тоже не стало — вместо него мягкая, прохладная… трава.

Трава? Откуда в ванной Ллэра трава?!

Мира изумлённо уставилась на босые ступни и замерла, боясь пошевелиться — ноги по щиколотку утопали в тёмно-зелёной растительности.

— Какого чёрта?!

— Ты?! — послышался совсем рядом удивлённый мужской возглас.

Мира почувствовала, как внутренности похолодели. Медленно обернулась и застыла. К сожалению, не ошиблась — буквально в двух шагах от неё на траве сидел тот самый парень - Адан. Тот самый…

Она судорожно огляделась по сторонам. Убежать бы, но ноги словно приросли к земле. Да и куда бежать? Ночь, темно, замка не видно, вокруг огромные деревья. Похоже на парк, но ни малейшего представления, где именно они находятся — ещё в Тмиоре или Адан вытянул её из ванной в свой мир? Далеко она всё равно не убежит — что ему стоит остановить её каким-нибудь «действенным способом», как тогда в квартире? И Ллэра рядом нет, спасать больше некому.

Заорать, позвать на помощь? А дальше что?

Мира шумно выдохнула и обречённо повернулась к нему:

— Что тебе от меня нужно?

— Нужно? — переспросил Адан, вскакивая на ноги. Он выглядел растерянным и совершенно не опасным. Даже не верилось, что это он несколько часов назад шандарахнул её об стену. Но сомневаться не приходилось — воспоминания о случившемся отпечатались в голове навсегда, причём во всех смыслах сразу. — Но как?! Я же…

— Ты же что? — выдержав паузу, осторожно поинтересовалась Мира.

— Не бойся, — он расплылся в глупой призывной улыбке — так на упаковках с детским питанием лыбятся с прилавков здоровые крепыши-малолетки. Протянул к ней руки ладонями кверху, потом вдруг отдёрнул и спрятал их в карманы. — Я тебе ничего не сделаю. Не смогу, даже если захочу.

— Очень убедительно, — огрызнулась Мира. Соврала: — Я не боюсь.

— Молодец. Я бы боялся… Я… — он нахмурился, опустил взгляд. — Я не хотел… Прости.

— Чего не хотел?

Адан ответил не сразу. Несколько секунд задумчиво смотрел перед собой.

— Причинять тебе боль, — наконец произнёс он.

— А сюда зачем перенёс?

— Как это перенёс? — его удивление казалось настоящим.

— Откуда я знаю, как… — передёрнула плечами Мира. — Тебе виднее. Пешком я сюда точно не приходила.

— Тогда, наверное, ты права — перенёс. Как-то… Я просто хотел с тобой поговорить, подумал… — он осёкся. Снова улыбнулся той же нелепой, глупой улыбкой. — Я не совсем понимаю, как это так вышло, чтобы ты… Да я, вообще, уже ничего не понимаю, если честно. И как ты сейчас здесь оказалась. Звучит по-идиотски, правда?

Мира не ответила. Конечно, по-идиотски, но озвучивать мысли с этим чокнутым чревато, пусть он и в состоянии их прочитать.

— Я — Адан, — зачем-то представился он, опускаясь обратно на траву. — До сегодняшнего вечера был совершенно вменяемым человеком. По крайней мере мне так казалось. Обычный. Без способностей. Ничего подобного делать не мог… А потом после бара… Плеши… что-то со мной случилось. Вот я и подумал, что могла бы помочь мне понять, но…

Мира всё-таки не сдержалась, недоверчиво хмыкнула. Был обычный и вдруг изменился? Да, как же… Так не бывает. Способными никто не становится, ими надо родиться.

— Не веришь?

— Не верю, — решилась Мира. Врать не было смысла — зачем, если он всё равно знает, что она думает. — Ты меня за полную идиотку держишь?

Он не ответил, помолчал. Потом вдруг спросил:

— У меня дома… Там… — он небрежно махнул рукой перед собой. — В Бэаре ты сказала, что хочешь остаться. Почему?

Значит, они всё-таки не в его мире. Уже легче.

Мира переступила с ноги на ногу, разглядывая Адана. Тот смотрел в упор и явно ждал честного ответа.

— Не знаю, — искренне призналась она. Пожала плечами: — Сначала мне там понравилось. Уютно, красиво, удобно. Очень похоже на мой мир. Я же не думала, что ты… — Мира осеклась, недоговорила, заметив виноватое выражение на его лице. Он больше не казался опасным. Хоть и помнила, на что способен, но явной или скрытой угрозы сейчас от него не исходило. И всё равно стоит быть начеку. Кто его знает… — Адан, давай начистоту. Что ты от меня хочешь?

— Чтобы ты рассказала обо всём, что случилось в баре и потом. Обо всём, что знаешь, что видела, что запомнила.

— Зачем?

— Я же уже сказал, — он помрачнел. — Там что-то произошло. Я не понимаю, что и как. Но мне очень важно это узнать. Ты можешь помочь.

— Каким образом?

— Ты же тоже там была.

— Была, но понимаю ещё меньше, чем ты, — усмехнулась Мира, развела руками. — Я же не умею, как вы… Лучше спроси Ллэра. Или Ромиль.

— Я спрашивал, но… — он замялся. — Им я не доверяю.

— А мне доверяешь? — насмешливо хмыкнула Мира.

— Тебе — да, — Адан задумчиво прикусил нижнюю губу. Какое-то время молчал, потом снова заговорил: — В том баре ты была сильно напугана. Знаешь, как маленький зверек, которого застали врасплох, — он дружелюбно улыбнулся. — Я уверен, что меня и Роми ты видела впервые и вовсе не ожидала очутиться в Плеши. Мы оба оказались там не просто так. Мы похожи. В смысле, ты обычная, такая же, как я…

— Ничего себе такая же! — вырвалось у Миры.

— Я имею в виду, что ты — не атради.

— Ладно, — вздохнула она. — Выбора у меня, как я понимаю, нет. Пока ты не услышишь всё, что хочешь, обратно не вернёшь, так?

— Почти так, — рассмеялся Адан. — Не уверен, что смогу вернуть, даже если расскажешь. Я не обманываю, я правда не знаю, как ты здесь очутилась.

— Здесь это где? — уточнила Мира. — Мы в Тмиоре или?..

— В Тмиоре, — кивнул Адан. — Наверное, чтобы ты вернулась в Замок, мне нужно захотеть. Или придётся возвращаться пешком. Кажется, это не очень далеко.

Мира изумлённо уставилась на него. Ничего себе! Кажется ему… А что если неправильно кажется? Что если не получится вернуть? Перспектива гулять в одном халате по ночному Тмиору совсем не улыбалась.

— В крайнем случае, я вернусь один и попрошу Ллэра. Кстати, ты давно его знаешь?

— Нет, — зло буркнула Мира. Снова огляделась, потом уселась рядом с Аданом на траву, обняла колени. — Как ты вообще здесь оказался, если ничего не умеешь?

— Когда ты… — он помрачнел, отвернулся. Каким-то чужим, глухим голосом продолжил: — Тогда в квартире у меня раскалывалась голова. Дико… А ты болтала, думала без остановки. Мне казалось, что я не только слышу тебя, но и твои мысли. Это было невыносимо. Я почувствовал раздражение, злость… Нет, ярость! Хотелось только одного — чтобы ты замолкла, не думала, исчезла. И… — он повернулся, грустно вздохнул. — Я не мог контролировать себя. Прости.

Мира кивнула, отвела взгляд. Она и правда вела себя глупо, но не объяснять же, что это её способ скрыть, что напугана и чувствует себя не в своей тарелке. Единственный, который она знает и умеет применять на практике. Столько всего случилось. Вдруг, сразу… Ллэр притащил её в квартиру, как куклу. Ничего не объяснял, даже не сказал, куда переносит.

— Ллэр сумел остановить кровь, — продолжал рассказывать Адан. — Потом предложил пойти с вами.

— Хочешь сказать, Ллэр знает, что ты здесь? — она резко обернулась.

— Конечно, — кивнул он. — Это же была его идея, чтобы я переждал в Тмиоре, пока научусь контролировать себя. Он почему-то считает, что здесь я никому не смогу причинить вреда. Надеюсь, не ошибается.

— Даже так… — вспыхнула Мира. Снова отвернулась — на этот раз, чтобы скрыть смятение и злость. Значит, Ллэр знал, но ничего ей не сказал. Даже не предупредил, что притащил его с ними. А она, глупая, решила, что в полной безопасности, что о ней заботятся. Да, как же… Ллэр просто использует её. Впрочем, чему она удивляется? Он, как все Способные — ничего не делает просто так и плевать хотел на чувства обычных. Наверное даже знает, где она сейчас и с кем находится. Может, это даже часть какого-то плана. Его или их с Роми, или… Да какая разница, чьего? Она всего лишь безвольная марионетка для них. Мира повернулась к Адану. — Так что ты хотел знать?

— Ты… расстроилась?

— Нет, — она заставила себя выдержать внимательный взгляд. Даже смогла улыбнуться. — Просто устала. Давай побыстрее с этим покончим. Спрашивай.

— Ты помнишь, как попала в тот бар?

Мира сорвала травинку, задумчиво уставилась перед собой.

— Как именно — нет. Только то, что было непосредственно до этого. Я собиралась куда-то ехать, села в таксилет. Кажется, заснула… Не помню, как летела. Только, как садилась в него. А потом оказалась там, внизу… Было темно, я — на полу. Хотела встать и на что-то наткнулась. Наверное, столик. С него что-то упало… бутылка… или стакан. Не знаю, не проверяла… Помню, что-то с грохотом свалилось и разбилось. Потом зажгли свет, — она нахмурилась, силясь вспомнить подробности. — И сразу появился ты. Вернее, сначала я услышала шаги по лестнице, а уже потом увидела тебя. Хотела спрятаться, но что-то снова задела, ты меня заметил и… Дальше ты знаешь.

Адан, который, казалось, за весь рассказ ни разу не моргнул, кивнул.

— А потом, когда я… уже был не там?

— Ты имеешь в виду, когда эта дура тебя толкнула?

Он улыбнулся и снова кивнул.

— Сначала я испугалась. Не сразу поняла, что случилось. Потом догадалась, что она — Способная.

— Ты её терпеть не можешь, а? Почему? Она что-то сделала тебе? До или после?

— Да ничего она не сделала, — Мира вздохнула, покрутила в руках травинку. Нехотя пояснила: — В моём мире тоже такие есть. Не много, но есть. С ними лучше не связываться, ничем хорошим не кончится. Ведут себя так, словно весь мир принадлежит только им, а мы так… отбросы, — она запнулась. — Что я тебе рассказываю, ты же сам такой.

— Я не такой, — с мягкой улыбкой произнес Адан. Попытался взять её за руку, но Мира отшатнулась.

— Давай только без этого вот… — она опасливо покосилась на него. — Дотронешься, а у меня потом сыпь по всему телу начнётся.

— Такое бывает? — он удивлённо уставился на неё.

— Бывает и не такое. Или забыл уже? Так что без рук.

Адан как-то странно посмотрел, со смешанным изумлением и жалостью, но ничего не сказал. Послушно отодвинулся.

***

Складывалось впечатление, что Мира не врёт. Роми с Ллэром раньше не встречала, хотя это ещё ничего не значило. И уж тем более не объясняло, как и зачем они оба попали в Плешь практически одновременно.

— Роми эта вела себя, как самая настоящая Способная, — после небольшой паузы заговорила Мира. — Уселась, нога на ногу, вся такая из себя важная и крутая. «Не вижу смысла и дальше ломать комедию, мне очень жаль, не готова к переменам…» — кривляясь, передразнила она. — При этом такая рожа, будто самая умная! Так бы и двинула… Или сделала бы обычной, посадила бы её никакущую в таком же баре и посмотрела бы, как она тогда будет умничать.

— А потом что было? — спросил Адан.

— Ничего. Ромиль встала рядом, дотронулась и всё… Опять темнота, и я снова в Актарионе. Валяюсь на лужайке. Таксилёт вдребезги, вокруг полиция, санитары, я ничего не соображаю. Половину вообще не помнила из того, что сейчас знаю.

— А Ллэр когда появился?

— Позже. Когда меня задержала полиция. Тоже из воздуха: не было, и хоп — есть, сидит рядом, ухмыляется, — Мира замолчала.

Роми не обманула. Как и говорила, вернула Миру обратно в Актарион — и получилось прямо в аварию. Случайно или специально? Авария могла быть подстроена кем-то, кто знал про Плешь. А Ллэр спас её, не позволил погибнуть. Значит, ему заранее обо всем было известно? Или сам подстроил?

Это предстояло выяснить, а пока — дослушать версию Миры.

— Я вам не помешаю? — вопрос сопровождался смешком.

Или Роми ступала по траве неслышно, так, что даже шелест не предупредил об её появлении, или она просто материализовалась, как у них заведено: без предупреждения и прямо в воздухе. Как бы там ни было, в данный момент она стояла как раз напротив них, улыбалась и, кажется, немного злилась.

— О, явилась! — Мира заметно напряглась, но с места не сдвинулась. Так и осталась сидеть. — Помешаешь. Теперь исчезнешь?

Адан хмыкнул, с любопытством посмотрел на Роми.

— А сама-то как думаешь? — она сделала шаг вперед, но на траву опускаться не спешила. Наверное, и к лучшему: переодеться она не посчитала нужным, так и явилась в коротком халатике.

— Вот видишь? — Мира выразительно посмотрела на него. — Надо было тебе её на поле добить, чтобы даже Ллэр ничего не смог сделать. А этот дурак ещё убивается по ней зачем-то!

Представить Ллэра, убивающегося по кому-то, получалось с трудом. С другой стороны, Адан совсем его не знал. Иногда внешность обманчива. Но в одном Мира права — этих двоих что-то связывало. Что-то гораздо большее, чем простое знакомство. И это что-то могло иметь самое прямое отношение к тому, что случилось с ним. До Плеши, в Плеши или после.

Роми вскинула бровь.

— Так ты уже успел разобраться в технологии добивания?

— Зачем ты здесь? — спросил Адан, наклоняясь, чтобы перехватить собравшуюся вскочить Миру.

— Ты… ушёл, не попрощавшись.

— Она издевается, — по тону Миры Адан не понял, спрашивает она или утверждает, но удерживать её получалось с трудом. Отпустить — чревато. Либо накинется на Роми, либо бросится наутёк. Оба варианта не устраивали, пришлось практически силой притянуть к себе, обнять, чтобы не вырвалась. Лица Миры не видел, но судя по громкому сопению довольной та вряд ли была. Ну точно маленький, отчаянный зверёк, угодивший в ловушку.

— Что вы с Роми не поделили?

— Пусти, — вместо ответа прошипела Мира.

— Отпущу, когда буду уверен, что не наделаешь глупостей, — как можно мягче произнес он. Мысленно чертыхнулся — Роми появилась в самый неподходящий момент. Тоже случайность? Или совпадение? Но зачем бы она не пришла, теперь Мира может решить всё, что угодно. Нельзя допустить, чтобы обозлилась и окончательно возненавидела его. Адан еще крепче прижал Миру к себе, обхватив талию руками и скрестив пальцы на её животе, снизу вверх посмотрел на Роми. — А если серьёзно, то зачем?

— Это было вполне серьёзно, — она всё-таки уселась на траву, на колени. Поправила халат. — Ты исчез посреди беседы, неожиданно.

Адан нахмурился. Исчезнуть, не попрощавшись, конечно, не лучший способ закончить разговор. Но так получилось, как многое из того, что сделал в последние пару часов. Вдруг почувствовал острую необходимость побыть одному, подумать, разложить по полочкам всё, что узнал и вспомнил, попробовать как-то проанализировать. И в тот же миг оказался здесь, на поляне. Объяснять всё это Роми, оправдываться просто не хотелось.

— По-твоему, сейчас подходящий момент для нашей беседы? — Адан выразительно указал глазами на затылок Миры. Та хоть и перестала дергаться, но он чувствовал, как напряжены её мышцы, как бешено бьется сердце, как судорожно поднимается и опускается грудь.

— Уж какой есть, — хмыкнула Роми. Помолчала, пристально глядя на Миру. — Что же в тебе такого, что ты нужна ему живой?

— А ты сходи и спроси, — огрызнулась она.

Адан усмехнулся. Речь, конечно же, шла о Ллэре. Дорого бы он дал, чтобы знать наверняка — Роми правда не догадывается, что же такого могло так заинтересовать его в Мире, или прекрасно осведомлена, но пытается выяснить, не догадались ли они, и поэтому явилась сюда.

Нет, не похоже. Слишком явно, на поверхности. Даже, если всего лишь элементарная ревность — всё равно не верилось. Вот так запросто прийти и практически признаться, дать понять Мире, что ей не безразлично? Как-то бесхитростно, не по-женски. И уж тем более не вязалось с версией, что Роми давно знала о существовании Миры и планах Ллэра, и потому отправила ту на верную смерть прямо из Плеши. А главное, не объясняло, каким образом сам оказался замешан в эту историю. Как ни крути, себя в треугольнике Мира-Ллэр-Роми увидеть не получалось.

Он еле слышно вздохнул — слишком мало проверенных фактов, чтобы делать умозаключения. Значит надо набраться терпения. Рано или поздно тот, кто стоит за всем, как-то себя проявить должен. Оставалось только дождаться, пока же — превратиться в глаза и уши, выяснить по возможности как можно больше, а заодно постараться войти в доверие ко всем, кто так или иначе замешан в историю. Последнее сейчас самое трудное — попробуй остаться ни при чем с двумя полуголыми, обозлёнными девицами.

— Да что ты на меня так взъелась, а? — Роми раздражённо взмахнула руками. — Не я виновата, что ты вляпалась во всё это дерьмо! Не я таксилёт твой грохнула. Не я Ллэра на тебя натравила!

— Не ты?! — Мира дёрнулась вперёд. — Разве не ты усадила меня обратно? Не ты стояла и наблюдала, как я должна погибнуть? Не ты?! — взвизгнула она, дёрнулась ещё раз. — Да не держи ты меня, придурок! — последнее относилось к Адану. — Что вам всем, вообще, от меня нужно? Убейте или отпустите! — а это уже смахивало на начало истерики напуганной, маленькой девочки, которая ещё чуть-чуть — и окончательно разрыдается.

— Успокойся, пожалуйста, — ласково прошептал Адан, сильнее прижимая её к себе. — Все будет хорошо, я тебя не брошу здесь, мы вместе найдем решение, — не самый лучший выбор, но в голову не пришло ничего другого. — Роми сейчас уйдет. Потом мы поговорим, вернемся к Ллэру.

— Я не хочу к Ллэру, я, вообще, ничего не хочу, ясно? Ни-че-го! Идите вы все… — она всё-таки разрыдалась. Всхлипывая и шмыгая носом, уткнулась в его предплечье.

Роми, удивлённо вскинув брови, наблюдала некоторое время, потом пробормотала:

— Здесь недалеко есть… водоём. Можно её окунуть, говорят, помогает.

Адан тихо выругался. Если Ллэр такой же «добрый», зверьку сегодня досталось.

— Как ты себе это представляешь? — раздражённо бросил он. — Может, и утопим там сразу, чтобы не мешалась?

— Ты тоже настроен меня обвинять? Думаешь, я хотела её или вас обоих убить?

— Тебе, наверное, странно об этом слышать, но в данный момент я о тебе не думаю.

Роми хмыкнула, махнула рукой на всё ещё всхлипывающую Миру.

— Ладно, у тебя есть другие идеи как это прекратить?

— Мира, — он наклонился к ней, провёл по волосам, машинально отмечая, что на затылке не осталось даже следа от удара. Никакой реакции не последовало — она, вцепившись в его руку и вздрагивая всем телом, продолжала судорожно всхлипывать. Адан снова посмотрел на Роми. — Лучше вернуться с ней в Замок. К Ллэру.

Ромиль поджала губы, видимо, раздумывая.

— Хорошо. Можно и в Замок, хотя я бы лучше прогулялась к морю… — она стукнула кулачком по раскрытой ладони. — Послушай, мы ведь с тобой не закончили наш разговор, и… Ты говорил, что хочешь во всём разобраться. Я хочу того же. Мне не нравится, что меня обвиняют невесть в чём! Я не сажала её в таксилёт! — Роми заговорила громче. — Она и так была в таксилёте… Вы не физически попадаете в Плешь, только ваше сознание. Ты ведь тоже очнулся потом в баре, помнишь? И я не наблюдала за взрывом. Что я должна была сделать? В огонь ради неё сигануть?

Адан застыл в изумлении. Даже известие про Плешь не так поразило, как тон и вид, с каким всю тираду выдала Роми. Если она и не была центром Вселенной, то явно себя им считала.

— Я хочу во всём разобраться, но не сейчас, — холодно произнёс он. — Сейчас надо вернуть Миру обратно в За… — договорить не успел. Мира, всё ещё вздрагивая, неожиданно выпрямилась.

— Что зна… чит то… лько созна… ние? — заикаясь и всхлипывая, спросила она.

— То и значит. В таксилёт ты села сама, ещё раньше, чем попала в Плешь. Вспоминай, откуда ехала и куда.

Адан почувствовал, как Мира снова напряглась. Вытянулась, как стальная струна, замерла, почти не дыша.

— А что было бы со мной, если бы авария случилась раньше… До того, как ты меня вернула обратно?

— Скорее всего, в каком-нибудь мире стало бы на одного призрака больше, — Роми попыталась улыбнуться, но вышло криво. — В Плеши была твоя психокинетическая составляющая. Сознание, душа, дух, астральное тело, биоэнергия, комок нервов или какое там определение придумали в твоём мире. Физически, — она посмотрела на Адана, — человек не в состоянии проникнуть в Плешь. Да, ты видишь и чувствуешь всё так, будто находишься там и душой, и телом, но по сути само место тоже не настоящее, не более, чем визуализация для удобства обычного восприятия. Я прихожу к вам, но антураж задает тот, кто сильнее из новичков. Ты перенёсся из бара, вот нам и досталась такая картинка.

Адан нахмурился. Звучало логично, хотя по-прежнему не объясняло, каким образом в Плешь угодило его сознание вместе с Мириным да ещё и из абсолютно разных миров, разделённых какой-то там Границей.

— Ллэр знал, что Мира попала в Плешь? — спросил Адан. — Мог знать?

Роми задумалась, потом медленно кивнула.

— Полагаю, да. Если ты спросишь: мог ли он как-то спровоцировать это… Толкнуть Миру в Плешь… Теоретически, мне хочется тоже ответить «да». Практически… Я не вижу, зачем.

— Может быть, чтобы меня… спасти? — запинаясь, предположила Мира.

— Так и забрал бы тебя из таксилета комплектом ещё раньше… — она покачала головой. — Нет, здесь что-то другое. И потом, вы двое попали в Плешь одновременно, а это ещё более редкое явление, чем сам факт вашего там присутствия.

— По-моему, гадать бесполезно. Для начала надо просто спросить Ллэра, — Адан отпустил Миру. Поднялся с травы, протянул ей руку, помогая встать.

— Что мы у него спросим? — Роми тоже встала. — Зачем спас? Он ответит тебе то же, что и в прошлый раз: Мира ему нужна живой… Что с браслетом сделал? Пожмёт плечами.

— То есть спрашивать не будем? Останемся сидеть здесь на травке и гадать? — ухмыльнулся он.

Ромиль в ответ скрипнула зубами.

— Слушай, если ты правда хочешь разобраться, может, расскажешь, что между вами произошло? — предложил Адан. Ощущение, что она избегает встречи с Ллэром, только усиливалось. Причём, не просто избегает, а словно пытается убедить их с Мирой, что не стоит даже начинать разговор. «Ллэр ничего не скажет, ты не знаешь Ллэра, он просто пожмёт плечами…» — Что вас с ним связывает?

— Она его бывшая, — подала голос Мира.

— Нас много чего связывает, — буркнула Роми, на Миру даже не посмотрела. — Между нами много чего произошло. И каждый раз, когда я так или иначе сталкивалась с ним интересами, начинало происходить снова. Я выучила его от и до, я знаю, как он мыслит. Я… — осеклась, махнула рукой. — Это всё не относится к делу.

— Это всё очень даже относится к делу. И многое объясняет, — мрачно бросил Адан. Обернулся к Мире: — Пойдём. Придётся пешком. Обратно так, как сюда, не получится, прости.

— А может, всё-таки попробуешь? — шмыгнула носом она. Покосилась на стоящую за его спиной Роми, торопливо отвела взгляд. Тихо буркнула, будто не ему, а так… в сторону, не обращаясь ни к кому: — Не очень-то хочется разгуливать ночью по лесам босиком и в халате.

— Ладно, могу попробовать. Но ничего не обещаю, — Адан замер. Зажмурился, попытался сосредоточиться.

До сих все получалось само по себе, повинуясь какому-то не совсем осознанному желанию. Сейчас надо было захотеть целенаправленно, думая и желая, чтобы случилось что-то определённое, конкретное. Как это сделать, не было ни малейшего понятия. Ощущение, словно сам у себя пиццу заказываешь.

Он невесело усмехнулся. Потом снова собрался, мысленно представляя Замок. И в этот момент почувствовал, как Роми схватила за запястье.

— Стой!

© Merely Melpomene,
книга «Эннера».
Комментарии