Часть первая. Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Часть вторая. Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Эпилог
Глава 20

      Адан смотрел на Таль, дожидавшуюся его на крыше Гиганта — самого высокого здания в Бэаре, и чувствовал себя законченным идиотом.

Она, полностью обнажённая, неподвижно застыла на узком, сантиметров семь в диаметре, металлическом поручне, спиной к нему. Вытянув руки в стороны, что-то неразборчиво шептала. Платье и туфли валялись рядом на бетонном полу. Бледная кожа отсвечивала уже знакомым сиреневым светом и казалась неестественно прозрачной. Мелькнула мысль, что если приглядеться получше, он обязательно увидит бегущую стремительным потоком по венам фиолетовую кровь.

Таль теперь доа. Эта новость затмила всё остальное: Тмиор, Роми, её воспитанного дружка, Содружество, кто и почему накрыл Бэар крышкой, что было до…

Адан смотрел и не понимал — почему не догадался, что это станет её следующим шагом? Почему, предполагая возможные варианты собственного будущего, от банального «мы все умрём» до самого невероятного, ни разу не думал именно об этом: Ли однажды превратит себя в доа. Ведь последние три месяца он постоянно проигрывал в памяти случившееся, постоянно анализировал, размышлял. Знал, кому и как обязана способностями Мира, помнил, какой настойчивой могла быть Таль в своих желаниях, но…

А сейчас это казалось настолько предсказумым и логичным, что ещё больше сбивало с толку.

— Наконец-то, — не оборачиваясь, произнесла Таль. Прежде чем он что-то успел сказать, добавила: — Только, пожалуйста, не спрашивай ничего. Я сама расскажу. Постепенно.

— Всё? — цинично осведомился Адан.

— Всё, что тебе нужно знать.

— Может, для начала просто слезешь? — предложил он и тут же пожалел. Таль повернулась, подставляя холёное красивое тело его взгляду, грациозно спрыгнула вниз. — И оденешься.

— Хорошо, — вопреки ожиданиям она послушно натянула платье, выпрямилась, хитро прищурилась. — Неужели так лучше?

— Нет, — он улыбнулся. Спрятанная под тонкую материю точеная фигурка ещё больше притягивала взгляд и заставляла думать о том, о чём в данный момент явно не стоило. Таль это понимала, и он не собирался скрывать очевидное.

— Тогда откровенность за откровенность, — она тоже улыбнулась. — Готов выслушать моё чистосердечное признание?

— Неужели тебе есть в чем признаваться?

— Представляешь?

— И какая часть рассказа окажется правдой на этот раз?

— Всё от начала до конца. Не веришь?

Адан мотнул головой.

— Тогда я покажу.

— Думаешь, стоит? Вдруг я увижу что-то…

— Даже не надейся, — Таль уже стояла вполотную, улыбалась. Легонько, едва касаясь, поцеловала в губы. Шепнула: — Ты знал, что доа могут делать вот так?

— Ли, я… — он не договорил. Её пальцы легли на его виски, сжали. Глаза блеснули, зрачки расширились, превратились в две горящие синие точки.

Что-то случилось. Его тело стало вдруг необыкновенно лёгким, стремительно взлетело вверх, так же резко опустилось, при этом босые ступни ни на секунду не оторвались от прохладного камня.

А потом всё исчезло.

Пахло ванилью. А вокруг — кромешная темнота. Чёрное пугающее пространство со всех сторон. Никаких очертаний, силуэтов, теней, маленьких светящихся точек электроприборов.

И тишина. Абсолютная.

Таль зажмурилась и снова открыла глаза — ничего не изменилось. Тогда попробовала пошевелиться — получилось без особого труда. Создавалось впечатление, что лежит на чём-то мягком, но одновременно упругом. Как будто вдавленная в обволакивающую массу, мгновенно принимавшую форму тела при каждом новом движении. Материал на ощупь — гладкий, прохладный.

Она осторожно приподнялась, пошарила руками, но так и не смогла понять, где именно находится. Совсем не похоже на больницу. Свет зачем-то выключили. И совсем не болит живот… А сказали, будет. Сильно.

Таль резко села, осознав, что на ней нет одежды. Испуганно поджала ноги к груди, затаила дыхание. Несколько секунд продолжала сидеть, не двигаясь и почти не дыша. Если кто-то и был здесь вместе с ней, он ни чем не выдал своего присутствия. Всё та же жуткая тишина вокруг, нарушаемая только биением собственного сердца.

Через несколько секунд она осмелела. Не спеша перевернулась, встала на четвереньки и осторожно поползла в бок, пока не нащупала край того, что представлялось чем-то вроде большой кровати. Аккуратно свесила ноги.

Не высоко — кончики пальцев мгновенно утонули в мягких ворсинках шелковистого ковра. И сразу же загорелся свет — сначала тусклый, желтовато-мутный снизу, одной сплошной линией по всему периметру, постепенно усиливаясь и позволяя глазам привыкнуть. Затем к нему добавился откуда-то сверху, точно так же повторяя квадратную форму комнаты. Только без лампочек, будто шёл изнутри.

Таль удивленно огляделась. Ничего общего с их домом, тем более с больницей, куда приехала делать аборт. Просторная комната, казалось, способна вместить как минимум три самые большие гостиные. Не было ни окон, ни дверей, только сплошные бежевые гладкие стены. На той, что справа, виднелся дисплей размером с ладонь.

Таль выпрямилась, резко обернулась, удивлённо застыла — назвать это кроватью не поворачивался язык. Скорее, огромный овальный белый матрас, брошенный прямо на пол посередине комнаты. Другой мебели в комнате не было.

Таль нахмурилась, неожиданно понимая, что не имеет ни малейшего представления, ни где находится, ни сколько сейчас времени. Порталов не ощущалось, определить местонахождение не получалось, попытка перенестись домой оказалась безуспешной, как будто её внезапно лишили всех способностей разом. Последнее, довольно расплывчатое воспоминание — она лежит на холодном операционном столе, яркий свет ламп режет глаза, вынуждая зажмуриться, чей-то приглушенный голос сообщает, что пора начинать.

Неужели все-таки больница?

Таль подошла к экрану. Стоило протянуть руку, как тёмный прямоугольник ожил, засветился, на чёрном фоне появились яркие голубые сенсорные кнопки с обозначением функций. Под ними — панель цифр от нуля до девяти. Большинство команд совершенно непонятные, но одну нельзя было спутать ни с чем — именно таким значком изображали видеофон. Наверное, где-то встроен динамик, или устройство работает по-другому…

Не долго думая, она прижала палец к виртуальной кнопке. Экран моргнул, высвечивая новую панель: доступ в адресную книгу, список часто используемых абонентов и цифровое табло. Таль набрала домашний номер. Сейчас ей ответит знакомый голос Яэль, как всегда немного недовольный. И обеспокоенный, потому что она ушла, не сказав куда, и до сих пор не вернулась.

Ничего не произошло. Прибор, подумав несколько секунд, вернул предыдущий экран с функциями. Таль повторила восьмизначную комбинацию цифр, но и на этот раз экран моргнул, возвращаясь в исходное положение.

Наверное она просто что-то делает не так. Может быть, надо добавлять код района? Точно. Она опять набрала номер. Теперь прибор думал дольше, но закончилось тем же. Не может быть… Она просто что-то не так делает… Или дурацкое устройство не работает. Проверка адресной книги и списка абонентов ничего не дала — и там и там пусто.

Сзади послышался шорох, показавшийся в абсолютной тишине неожиданно громким. Таль вздрогнула, обернулась, стыдливо прикрываясь руками. Но напрасно — она по-прежнему была одна в комнате. Только там, где еще минуту назад находилась сплошная стена, теперь виднелся широкий проём.

После секундных размышлений Таль на цыпочках приблизилась к выходу, с опаской выглянула. Стоило переступить порог, как потолок засветился мягким голубоватым светом.

Вторая комната выглядела гораздо больше, чем первая. С правой стороны находились бирюзовый диван и два мягких кресла такого же цвета с высокими спинками. Между ними стоял низкий, круглый стеклянный столик, на стене напротив висел огромный плоский экран. С другой стороны располагался полукруглый стол и несколько стульев вокруг него. Окон не было.

Таль двинулась вдоль стены, надеясь, что трюк с дверью повторится. Однако то ли здесь её не оказалось, то ли устройство не срабатывало, потому что ничего никуда не сместилось. Обойдя комнату дважды, вернулась обратно — туда, что мысленно назвала спальней. Прошлась по периметру и прямо напротив первой двери обнаружила ещё одну. За ней оказалась ванная. Размером со спальню, в светло-зелёных тонах и таким же освещением.

Сама ванна, идеально круглая, ярко-зеленого, травяного цвета, располагалась в самом конце на довольно высоком подиуме, впритык к стене. Чтобы в неё залезть, пришлось бы сначала подняться наверх по трем ступенькам, отделанным таким же зелёным ковровым покрытием, как весь пол. Без крана — вода бесшумно лилась через маленькие отверстия сверху на стенках и почти на половину наполнила ванну.

Около двери находилась раковина, тоже круглая, с краном — причудливой, изогнутой формы трубкой белого цвета. Над ней — круглое зеркало, сбоку — маленький пульт. У противоположной стены — душевая кабинка из мутного зеленоватого стекла. Никаких шкафчиков, столиков с флакончиками, шампунями и мылом.

Таль покрутила головой, внимательно изучая кафель и гладкие стены. Догадка оказалась правильной — рядом с подиумом, между душевой кабинкой и ванной обнаружилась встроенная ниша, где нашлись и шампуни, и несколько видов пенки, и куча других ёмкостей и тюбиков с кремами, духами, а также разнообразные туалетные принадлежности на все случаи жизни. В соседнем отделении на полках лежали скрученные разноцветные махровые полотенца и халаты.

Таль нагнулась, потрогала воду — не холодная, но и не кипяток, с еле уловимым фруктовым ароматом. Выпрямилась, огляделась. После минутных размышлений убедила себя, что несмотря на все странности находится в больнице. И полезла в ванну. С наслаждением вытянула ноги и покрутила головой, поудобнее устраиваясь. Потом зажмурилась. Теплая вода убаюкивала. Не хватало только свечей и ароматических масел. Может, они где-то и есть, но вылезать не хотелось. Думать — тоже, но думалось. О том, как жаль, что нельзя взять и отключить разум… Хотя бы на время. Лежать вот так вечность, нежась и лениво играя с воздушной шапкой из пенки. И вдруг почувствовала, что она не одна.

Таль открыла глаза и увидела в проёме светловолосого юношу в серых брюках и белой футболке. Парень, ничуть не смущаясь, смотрел на неё в упор. Щурился, приветливо улыбался.

— Вижу, ты освоилась.

— Вот такой была моя Плешь, — Таль отстранилась, убрала с висков Адана свои пальцы. — Ты ведь узнал его?

— Кого? — не понял он.

— Самара.

— Самара? — изумился Адан, всё ещё силясь прийти в себя после необычного «путешествия». Сознание не спешило отпускать пережитые ощущения, и какая-то часть по-прежнему принадлежала напуганной девчонке в ванной.

— Ну вот… — Таль звонко рассмеялась. — Атради хвалятся тем, что не меняются и не стареют, но прошло-то всего пара десятилетий, а ты его не узнаёшь.

— Я никогда не видел Самара… — Адан вспомнил, как вбежал в домик атради следом за Ллэром, нахмурился. — Его лица не видел. Только со спины, уже мёртвым. Значит, ты с ним знакома?

— Более чем.

— Даже так? — Адан мрачно хмыкнул. Взмахнул рукой, предлагая продолжить. — Только без фокусов. Не думаю, что это то самое, что я хотел бы пережить в твоем теле.

— Это самое я не показала бы тебе, даже если бы ты умолял, — не осталась в долгу Таль. Прищурилась, широко улыбнулась. — Нет.

— Что?

— Ответ на вопрос, который мучил тебя на пляже, — Таль вернулась к металлическому поручню, уселась на край, скрестив ноги. — Нас с Ллэром связывают исключительно деловые отношения. Между нами никогда ничего не было.

— Откуда ты… — он хмуро посмотрел на неё. — Почему я не могу читать твои мысли?

— Потому что я не позволяю, — Таль лукаво улыбнулась. — А ты весь на ладони. Но мы отвлеклись, — она серьёзно взглянула на него. — Мне было пятнадцать, когда умерла мама. Не смогла пережить гибель отца, и… — вздохнула, помолчала. — Потом, чуть позже я поняла, что жду ребенка. Не спрашивай, кто отец. Это абсолютно не важно. Его уже давно нет в живых, — Таль перехватила взгляд Адана, едва заметно повела плечами. — К сожалению, я сообразила, что беременна, слишком поздно, поэтому пришлось идти на риск. Тогда это казалось правильным. Я была молода, впереди — учеба и карьера. Но… Что-то у врачей пошло не так, в итоге я умирала прямо в операционной. А потом сработали неожиданные способности, и я оказалась в Плеши.

— Как Мира…

— В точности, — Таль смотрела в упор. — И это не случайное совпадение, Ади. Мира — моя дочь.

— Что? — Адан оторопел. Отрешённо отметил, что, оказывается, ещё не разучился удивляться. Затем попытался соединить вместе услышанное и уже известные события, и осознал, что не в состоянии. Признание Таль выглядело, как плохая шутка.

— Из-за неё я угодила в Плешь. Она просто не захотела умереть, не позволила себя убить, — продолжала рассказывать Таль. И Адан вдруг чётко понял — Ли говорит правду. Мира действительно её дочь, как бы нелепо и жестоко это не выглядело. — Самар убедил меня не делать аборт. Перенес на Тмиор, устроил так, что я могла там находиться без последствий, потом помог родить. Сделал всё, чтобы я смогла вернуться домой без ребёнка, продолжить свою жизнь. Не безвозмездно, конечно. У него были свои планы на мой счёт.

— А Мира?

— А что Мира? Осталась жива, выросла, выучилась, успела наделать глупостей.

— То есть ты совсем о ней не заботилась?

— Девчонка никогда ни в чём не нуждалась, если ты это имеешь в виду…

— Не это. Ты бросила её, потом использовала, а когда поняла, что натворила, решила убить…

— Я её не убивала! И не собиралась убивать!

— Разве? — Адан выразительно посмотрел ей в глаза. — По-моему, мы уже как-то с тобой это обсуждали. Тогда у тебя была совсем другая версия…

— Тогда я не могла сказать тебе правду! — перебила она. Спрыгнула с поручня, шагнула ему навстречу. — Ты притащил с собой атради ко мне в дом, обвинял, не верил. Мне пришлось придумать всю эту историю, чтобы вы поверили.

— Ты соображаешь, что говоришь?

— Вполне. Ты ведь поверил, правда? И Ллэр поверил, — Таль вздохнула. — Тогда это было важнее, потому что из-за чёртовой рыжей всё пошло не так. Она чуть не угробила Миру, потащилась за тобой, всё испортила. Всё ведь должно было быть совсем не так, понимаешь? У меня был план.

— Нет, — Адан обхватил голову, нервно взъерошил волосы. — Не понимаю! Какой ещё план? Причём здесь вообще Роми? Или и с ней ты тоже давно знакома?

Таль отвернулась, несколько секунд молча смотрела на небо.

— Нет, не знакома, — ответила, не оборачиваясь.

Что-то в её тоне насторожило, заставило сомневаться в том, что сейчас Таль говорит правду.

Адан сделал шаг и почувствовал невероятную слабость. Ощущение длилось короткий миг, но его хватило, чтобы понять — у Миры проблемы.

Он перенёсся на пляж в тот самый момент, когда из фиолетово-огненной воронки в небо взлетел столб ярко-зеленых искр, а следом луч энергии ослепил глаза. Адан успел оказаться в бурлящем море и подхватить на руки Миру прежде, чем она упала в воду. Когда он снова стоял на песке, там уже ждала Таль.

— Это тоже часть твоего плана? — зло бросил ей Адан.

— Нет, но ты же всё равно сейчас не поверишь, — огрызнулась она. — Давай её сюда, — Таль опустилась на землю рядом с Мирой, положила руку на её лоб, закрыла глаза.

Адан, не дыша, присел рядом на корточки. А через миг около них на песок рухнул Ллэр, потянулся к Мире, но в последний момент отдёрнул руку.

— Таль… — посмотрел на неё, но та никак не прореагировала на его появление. Тогда обернулся к Адану. — Что с ней?

Выглядел он потрёпано, и вся одежда была мокрой.

— Это ты мне скажи, что с ней…

— С ней всё в порядке, — не снимая со лба Миры руку, спокойно ответила Таль. — Будет. Минуты через две, — сжала и разжала кулак, отчего раскрытая ладонь засветилась ещё ярче. — Дурочка выплеснула всю энергию сразу.

— Какого чёрта у вас тут творится? — громким шёпотом спросил Адан.

Ллэр прищурился, пристально поглядел ему в глаза.

— Тени… опять. Мира сцепилась с Роми. Опять. Мира спасла Роми. Опять, — он потёр ладонью шею. — По пути приложила нас хорошенько. Но ничего, — оглянулся назад. Почти у самой Сферы с песка медленно поднимался Алэй, сжимая голову руками. Судя по тому, как его шатало — досталось ему больше, чем Ллэру. Толком даже не встал — бросился к неподвижно лежащей Роми. Положил на её лоб раскрытую ладонь. Адан знал, что тот собирается сделать — поделиться своей энергией, как когда-то, безумно давно, в его квартире с Мирой делился Ллэр. Только здесь не было ламп, которые можно сжечь, подпитываясь искусственной, электрической энергией. Атради не умеют лечить. — Всё живы. Вроде бы.

— Тени?.. Но как Мире удалось?

— Очень просто, — перебила Таль, не открывая глаз. — Примерно, как ты на поле. Только Мира задействовала море, соединив своё биополе с ним, создала энергетическую воронку и взорвала. Гидродинамический удар. Верный способ разделаться с Гончими раз и навсегда.

— Ты это откуда всё знаешь? — насторожился Адан.

— Я много чего знаю. Умная. Вот откуда Мира знает, вопрос интересный.

— Она ещё умнее, — хмыкнул он. — Память предков, помноженная на твои гены.

— Не говори ерунды, — фыркнула Таль, снимая со лба Миры руку. Открыла глаза, слегка встряхнула запястья.

— Почему ерунда? Она же твоя дочь, забыла? Или снова решила поменять версию?

— Дочь, значит?.. — Ллэр перевёл изумлённый взгляд на Таль.

— Ш-ш-ш… — громким шепотом перебил Адан, заметив, что Мира пошевелилась. — Не хватало, чтобы она узнала об этом вот так.

Через пару секунд она пришла в себя.

— Вы?.. — удивление в глазах сменилось испугом. — А Тени?

— Ты их уничтожила, — Ллэр ласково улыбнулся.

— Так, эта жить будет, — Таль поднялась на ноги, обернулась к Сфере. — А с этими что?

Адан проследил за её взглядом.

— Эти тоже будут, — мрачно процедил Алэй. Теперь он сидел на песке, уложив себе на колени голову Роми. Та пока не шевелилась.

— Как ты? — спросил Ллэр, помогая Мире подняться.

— Нормально… — она робко покосилась на Таль. — Спасибо. Если честно, не ожидала от тебя.

— И правильно делала. Советую и впредь не рассчитывать, — сухо бросила Таль. Обвела поочередно всех пристальным взглядом, чуть задержалась на Роми. Потом посмотрела на Адана. — Предлагаю перебраться в одно уютное местечко. Думаю, нам всем там будет гораздо удобней.

— В такое, откуда не так легко будет сбежать? — спросил Ллэр.

— Не думаю, что мой ответ что-то изменит, — Таль повернулась к нему. — Если я хочу вас угробить, то, естественно, не стану в этом признаваться. Если хочу помочь, то не смогу сейчас это доказать. Вы можете либо поверить, либо… — она нарочито медленно стряхнула с платья песок. — Вообще-то я собиралась поговорить с Ади. Многое ему объяснить, кое-что показать, что имеет отношение и к вам тоже. И это предполагалось в режиме приватной беседы. Но… — Таль выпрямилась, вполне искренне и душевно улыбнулась Ллэру. — Мира в очередной раз доказала, что совершит любую глупость ради тебя и твоих близких. Адан следом полезет в пекло, чтобы её спасти. Кажется, мне проще сразу помочь вам. Причём, чем раньше, тем лучше. До того, как Мира угробит и себя, и вас, и Ади.

— За меня не волнуйся, как-нибудь справлюсь, — буркнул Адан, пытаясь стряхнуть песок, но он намертво прилип к мокрым брюкам.

— Буду, — Таль неожиданно притянула смущённую Миру, обняла за плечи правой рукой, крепко прижимая к себе. — Вам обоим не помешает принять душ и переодеться, — левой подхватила его под локоть. Обернулась к Ллэру, улыбнулась: — Тебе тоже. Они, — кивнула на Алэя с Роми, — могут пойти с нами. Могут остаться. Решение за вами.

Сфера осталась где-то на юге, отсюда её уже не увидеть — слишком далеко они забрались. На другую сторону планеты, как сказала Таль. Остальное пообещала рассказать позже.

Их глазам предстал огромный замок. Настоящий, высокий, каменный, с высокими круглыми башенками, винтовыми лестницами, арочными переходами, анфиладами пустынных комнат. Освещение — от луны, что заглядывала в окна там, где их не закрывали тяжёлые портьеры, и от свечей в канделябрах причудливой формы. Они молча проходили — огонь вспыхивал и тут же гас позади.

Несмотря на тёмные глазницы окон и безлюдные коридоры, замок не выглядел мрачным или заброшенным. Дом атради на Тмиоре производил куда более гнетущее впечатление. А этот, казалось, кого-то ждал. Кого-то, кто ушёл, но обязательно вернется. Складывалось впечатление, что кто бы его ни построил, а здание явно появилось не вчера, всё это время за ним ухаживали. Наполняли особой атмосферой. Замок пах этим ожиданием.

А вот гигантскую комнату, в которой они оказались, послушно следуя за Таль по длинным коридорам, явно обставляла она сама — по своему вкусу. Яркие, насыщенные краски, мягкие диваны и кресла с высокими спинками в тон разноцветным стенам, напоминали Адану Актарион. Между ними — стеклянные низкие столики-близнецы, как в Миерской квартире Таль, вдоль стен — бесконечные металлические стеллажи, заполненные кристаллами и реже — книгами. Единственное, что было общего с остальными помещениями — свечи. Будто здесь других способов освещения не было и быть не могло.

— Сюда мы ещё вернемся. Позже, — сообщила Таль. Уверенной походкой направилась в противоположный конец. Чуть пошевелила рукой, и стена начала таять на глазах, превращаясь в прозрачную. Стало понятно, что перед ними огромная стеклянная дверь. Через неё открывался невероятный вид на море, красавицу луну, далёкие каменные столбы гор и пляж. — Прошу. Свежий морской воздух и лунный свет кое-кому сейчас не помешают, — Таль оглянулась на Алэя, державшего на руках Роми. Она всё ещё была в отключке, но глубоко дышала, будто спала.

Адан раскрыл рот, собираясь попросить Таль привести в сознание Роми, но в последний момент передумал. Кто знает, как отреагирует на просьбу эта бешеная… Уж лучше пусть Роми приходит в себя сама.

Словно в ответ на его мысли Таль встретилась с ним взглядом и еле заметно качнула головой. Адан усмехнулся. Молча распахнул дверь.

На просторной террасе стояла плетеная мебель. Четыре кресла и диван с мягкими подушками. Между ними — круглый столик с плетёными же ножками. Алэй устроил Роми на диване. Сам сел рядом, на пол, прислонился спиной. Мира прошлась вперёд, с любопытством перегнулась через каменные перила. Ллэр остался стоять в проёме.

— Ну и что это за хоромы? — спросил он. — Я не чувствую электрических полей и каких-либо механизмов. Но не верю, что тут вместо отопления — печи.

— Всё это создал Самар очень давно. Для вас, своих любимых морских свинок, — Таль улыбнулась. — План «Б», если или когда что-то пойдёт не так на Тмиоре. Теперь Замок мой.

— А у него, оказывается, было очень много дел, — присвистнул Ллэр. Замечание про морских свинок его, казалось, не заинтересовало совершенно. Он прошёл через террасу, остановился рядом с Мирой, опёрся спиной на перила. И снова внимательно посмотрел на Таль, потёр подбородок. — Я так понимаю, вы с ним были знакомы.

— Причём очень давно, — нарушил молчание Адан. — Я даже не удивлюсь, если сейчас выяснится, что именно Самар — от… — он резко замолчал. Мысленно чертыхнулся. Надо же быть таким идиотом! Не хватало ещё, чтобы после всего случившегося Мира именно так узнала о том, что Ли — её мать. Хотя как-то рассказать об этом ей придётся. А потом… Вот об этом уже думать не хотелось совершенно.

— Не так уж и давно, — Таль села в кресло, небрежно скрестила ноги. Сделать вид, что не заметила чуть было сорвавшегося с губ Адана признания, ей удалось великолепно. — Всего-то двадцать три года тому назад, — она ухмыльнулась. — По меркам атради — сущая ерунда. Я попала в Плешь, там и познакомились.

— Гены доа… А ведь была бы ты просто актарионкой… — хмыкнул Ллэр. — Все дороги ведут в Плешь. Чувствую, история будет интересная, но против Самара у меня было не так уж много шансов… — он помолчал, потом вдруг посмотрел на Роми. Спросил у Алэя: — Как она?

— Так же, — отозвался тот.

Ллэр вновь глянул на Таль, объяснил с улыбкой:

— Мне бы хотелось, чтобы Ромиль услышала всё. Она единственная из нас, кто относительно по-настоящему знал его.

— Тебе бы хотелось? Ты список ей составь, в трёх экземплярах, чего бы тебе ещё хотелось, — фыркнула Мира, отрываясь от созерцания лунного пейзажа. У девчонки явно прошел шок после приключений на пляже. — А я пока схожу, переоденусь, — нахально посмотрела на Таль. — Надеюсь, твое предложение ещё в силе?

— В силе. Наверху есть одежда. Выбирай любую комнату.

— Здесь есть хотя бы душ? Или придётся в тазике, как Древние?

— Ну, тебе-то не привыкать. В Сейфане с удобствами напряженка. Туалет и тот свободного полёта.

— А я по нужде в Актарион ходила, — огрызнулась Мира, — пока ты себя в светляка превращала.

Адан невольно улыбнулся. И как он раньше не догадался, что перед ним мать и дочь. Такие разные и одновременно похожие. Особенно характером. Судя по тому, как ухмылялся Ллэр, ему пришла в голову такая же мысль.

— Ну, уж нет, — он взял Миру за руку. — Слушать будем все вместе, когда Роми очухается, — притянул её к себе. — Если все это построил Самар, то не удивлюсь, если здесь не то, что душ — бассейны будут в каждой комнате. Пошли поищем.

Адан проводил парочку взглядом, повернулся к Таль.

— Мне тоже не помешает в душ. Но я вернусь…

— Даже не мечтай. Ни в какой Бэар ты сейчас не пойдёшь, — она поднялась, шагнула к нему. — Я, между прочим, только тебя собиралась сюда привести, и не просто так, — крепко сжала ладонь, потащила за собой обратно в комнату, но на пороге остановилась. Обернулась к Алэю: — Я могу помочь ей. Если хочешь.

— Можешь, я знаю. Спасибо, — он едва заметно улыбнулся одними губами. Глаза остались совершенно серьёзными. — Но она бы этого не хотела. Мы вас подождём. Этого времени будет достаточно.

— Как скажешь, — пожала плечами Таль.

Адан удивлённо вскинул брови. Какая разница, что в данной ситуации хотела или нет Роми, если существует возможность ей помочь? Откуда вообще Алэй может знать, что бы предпочла Ромиль? Но спорить не стал. Оставалось надеяться, что отец Ллэра понимает, что делает. Не угробит Роми, как когда-то себя…

Развить мысль не успел. В следующее мгновение полумрак террасы сменился темнотой. Адан почувствовал, как спиной налетел на стену. Не смертельно, но довольно ощутимо. Шершавый камень ободрал кожу, в плечи уперлись чьи-то сильные руки. Понадобился ещё миг, чтобы увидеть перед собой сверкающие глаза Таль.

— Тебе должно быть всё равно! — процедила она. — Прекращай о ней думать! Иначе я за себя не ручаюсь!

— Убьешь её или меня? — усмехнулся Адан. Теперь уже он прижимал Таль к стене — одной рукой удерживал плечо, второй — вцепился в горло. — Что если я сверну тебе шею раньше? Не думала об этом?

— Не сможешь, — прохрипела она.

— Попробуем? — он сильнее сжал пальцы.

— С удовольствием, — Таль задыхалась, но не вырывалась. В блестящих глазах — ни намёка на испуг. Что-то другое… Возбуждение. Страсть, которая передалась и ему.

Адан не успел понять, как — влажная, перепачканная в песке одежда вспыхнула прямо на теле. Полоснула огнём кожу и исчезла. Почти одновременно загорелось платье Таль. Мелькнуло языками пламени, разлетелось в стороны пеплом.

От неожиданности Адан отдёрнул руки, отступил назад.

— Попробуем? — улыбнулась Таль. Оказалась совсем близко, настолько, что обнажённая грудь коснулась его кожи. Горячие ладони легли на плечи, прерывистое дыхание обожгло лицо. — Тебе понравится, обещаю. Веришь?

Не отвечая, Адан прижал Таль к себе. Обхватил руками за талию, скользнул вниз — на бедра, сжал упругие ягодицы.

— Не здесь, — шепнула она, целуя в губы.

— Мне всё равно.

— Мне — нет. Смотри, — Таль отстранилась.

— Впечатляет, — хмыкнул Адан, оглядываясь. Теперь они стояли по пояс в горячей зеленоватой воде маленького озера. Со всех сторон — скалы, за спиной Ли — три вместе, чуть крупнее остальных. Наверху сверкающими фонтанами в ночное небо били гейзеры.

— Инбары. Горячие источники Эннеры, — пояснила Таль.

— Красиво. Нет, правда, Ли. Очень, — улыбнулся Адан, встречаясь с ней взглядом. Притянул к себе. — Так попробуем? Как раньше.

— Нет, не как раньше. Как сейчас. Лучше.

© Merely Melpomene,
книга «Эннера».
Комментарии