Часть первая. Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Часть вторая. Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Эпилог
Глава 2

Оказавшись на улице, Адан пересёк дорогу и свернул за угол. Узкий переулок не освещался, и пешая прогулка в кромешной темноте сулила нежелательные последствия, особенно, если он снова потеряет сознание. Но так было гораздо короче до припаркованной машины, чем в обход. Адан точно помнил, что оставил кабриолёт где-то там: на перекрестке Прогресса и Алгоритмов. Подальше от «Нольда», чтобы напрасно не рисковать, ведь последний визит в бар стоил разбитой фары и помятого капота.

С момента приезда сюда заметно похолодало. Теперь тонкая куртка едва спасала от порывов сильного ветра. Зато головная боль исчезла вместе с непонятным запахом, преследовавшим в баре. А одно это уже огромный плюс. Осталось без приключений добраться до дома.

Через несколько минут Адан вышел на круглую площадь и огляделся. Белый кабриолёт с бордовыми сидениями стоял в паре метров от него. Он машинально сунул руку в карман, чтобы вытащить ключи, и громко чертыхнулся. Судорожно проверил куртку — ничего… Значит, оставил где-то в баре вместе с кошельком, документами, отсыревшими сигаретами и зажигалкой.

Без приключений не получалось.

Адан снова выругался. Возвращаться в «Нольд» не имело смысла. Вряд ли удастся отыскать хотя бы ключи, не говоря уже об остальном. Хорошо еще, сотовый у него. Можно задействовать считывающее биометрическое устройство, чтобы получить доступ к навигации кабриолёта и войти в квартиру. А вот завтра вместо отдыха придется заниматься восстановлением всех магнитных карточек.

Не открывая дверцу, Адан запрыгнул на сидение. Вытащил сотовый и по памяти набрал код для сканирования папиллярных узоров на пальце.

В этот момент на соседнее сидение кто-то сел.

Он резко поднял голову.

— Ты? — вырвалось у него.

— Я, — кивнула Роми. Поежилась, обхватывая плечи руками. Тонкое, открытое платье не подходило к сезону. — Холодно тут у вас. Крыша есть?

Адан громко хмыкнул, удивленно разглядывая её с ног до головы. Как мило… Какого черта она делает в его машине? Их мимолетное знакомство в баре такого продолжения иметь не могло. Хотя…

Он нахмурился. Добрая половина из того, что помнил о баре, казалось нелепым сном. Нет, не сном — бредом. Так, как было там, просто не бывает и быть не может. Но… Роми сидит рядом и ведёт себя так, словно они знакомы. Значит, где-то всё же встречались. И вроде бы в баре. По крайней мере, других встреч с ней Адан не помнил и на память до сегодняшнего вечера не жаловался.

Роми улыбнулась.

— Может быть, мы поедем куда-нибудь, где теплее, и там поговорим?

— Поговорим? — он выразительно оглядел её наряд. Ну да, конечно. Именно так одеваются хорошие девочки, а потом садятся в машину к незнакомым мужчинам, чтобы поговорить. — Я кошелёк оставил в баре. Всё ещё хочешь согреться?

Она вскинула брови.

— А зачем нам твой кошелек?

— Сегодня у тебя особое мероприятие?

— Сегодня особый день.

— Да уж… — протянул Адан, ещё раз пытаясь осмыслить всё, что произошло в последние полчаса. Мозг по-прежнему отчаянно сопротивлялся, не желая принимать нелепые объяснения вместо жестких законов логики и здравого смысла. Зато полуголая девица прекрасно вписывалась в сегодняшний вечер.

— Ну так, мы… — она осеклась, нахмурилась. Бросила мимолетный взгляд назад и снова заулыбалась. — Мы так и будем тут сидеть?

— А чего бы тебе хотелось? — притворно-сладким голосом поинтересовался он.

— Механическое тепло меня сейчас вполне устроит. А если понадобится особая компания, я найду к кому обратиться.

Адан мрачно уставился на сотовый, возвращаясь к прерванному занятию. Надо как можно быстрее отделаться от неё и валить домой.

Через несколько секунд кабриолёт завёлся. Каркас крыши автоматически распрямился, с тихим шуршанием натягивая прочную ткань сверху. Адан включил кондиционер и повернулся к Роми:

— Тебе придется поискать кого-нибудь другого, чтобы согре…

— Послушай, — перебила она. — Мне не стоило так тебя выталкивать…

— Не вынуждай меня… — Адан замолчал. Вдруг вспомнил, как изменилось её лицо там, внизу, когда он попытался остановить Роми в баре. Практически почувствовал, как его глаза округляются от изумления: — Откуда выталкивать не стоило?

— Оттуда сюда. Обратно. Но ты схватил… — она нахмурилась, снова оглянулась. — Давай поедем?

— Куда поедем? — окончательно растерялся Адан.

— Подальше. Прямо, направо, куда угодно, главное — подальше… Я всё объясню позже.

Он покосился на неё. Перспектива «лети туда, не важно куда» совершенно не нравилась. Нет, чтобы сразу перейти к сути…

— Ладно, — когда кабриолет плавно поднялся с парковки, Адан кивнул на ремень безопасности. — Пристегнись хотя бы, — он сверился с приборами. — Летать по городу мы можем минут десять, не больше. Потом закончится электричество, так что придется искать заправку. И лучше начинать искать уже.

— Начинай, — Роми застегнула ремень безопасности, потом посмотрела вверх, по сторонам. — Что-то здесь не так. Я чувствую. Двигайся к самой дальней, на которую хватит заряда. И если можно… выбирай потоки погуще.

— Спасибо за разрешение, — буркнул Адан.

Легко сказать «потоки погуще». После девяти вечера воздушное пространство Бэара похоже на пустыню. В какую бы сторону они не направились, на всех уровнях попадется пара-тройка машин. И то, если очень повезёт. Он ещё раз сверился с показаниями бортового компьютера. Минут через восемь они окажутся на границе мегаполиса. Там, если память не изменяет, была заправка. А пока можно потратить время с пользой и попытаться хотя бы приблизительно понять, о чем речь.

Роми молчала и хмурилась. Значит, вопросы все-таки придется задавать ему. И лучше начать с самого важного.

— Надеюсь, у тебя есть карточка, — Адан посмотрел на неё. Перехватив недоумённый взгляд, пояснил: — Чтобы заполнить электричеством аккумулятор, нужны деньги. Забытый кошелек в «Нольде», к сожалению, правда.

— Карточка… её надо будет куда-то вставлять?

— Очень смешно.

— Я не шучу. Я… никогда у вас не была, не знаю правил. А с людьми… Сложно. Если там будут автоматы, отсутствие кошелька не станет проблемой, — сказала Роми. — Человеческий мозг сложнее для манипуляций, у него выше сопротивляемость.

— Ясно… — произнёс Адан, осознавая, что ни черта уже не понимает. Вздохнул. — Ладно, мне начинать расспрашивать, или сама все расскажешь?

Может, девица просто чокнутая. Или накачалась какой-нибудь дряни в баре. И его накачала, что многое объясняет.

— Спрашивай. Я всё равно не знаю, с чего начать, а что ты сам понимаешь.

— Я ничего не понимаю. Вообще, — ухмыльнулся Адан. — Вернее, до того, как я пришёл в «Нольд», все было… — он задумался, подбирая подходящее слово, — нормально. А вот потом я потерял сознание. Кажется… Потом были вы. Ты и та, вторая… Кстати, где она? Тоже ищет потоки погуще?

— Нет, — ответ прозвучал несколько резко, отрывисто. — Мира мертва. И ты не терял сознание.

Бортовой компьютер громко пискнул, показывая оставшееся расстояние и время до конечной цели.

— Что значит мертва?! Как мертва?! — Адан, не моргая, уставился на Роми. В голове не укладывалось, что всё это происходит наяву. Он же видел Миру минут пятнадцать назад. Может, чуть больше. Когда она успела умереть? Неужели в баре, пока он приходил в себя наверху?

Кабриолёт как-то подозрительно тряхнуло. Приборы запищали снова, в этот раз истеричнее.

— Авария, — коротко объяснила Роми, вцепилась пальцами в сиденье. — Если закончится заряд, что будет?

— Включится запасной гравитатор. Его хватит, чтобы найти безопасный сектор посадки, — Адан отключил автополёт, возвращая мануальный режим. — Только причина не в заряде. Здесь что-то другое.

— Ищи посадку! — процедила она сквозь зубы. Забормотала себе под нос: — Проклятые технари, понапихивали дряни всякой, изгадили поля… Ни фига не понимаю…

— А чем, по-твоему, я занимаюсь? — не глядя на неё, сердито бросил Адан.

Как ни старался сосредоточиться на полете, не получалось не думать о том, что эта чокнутая только что наговорила. Авария, бар… Терял сознание или нет… Ничего из услышанного и пережитого не желало выстраиваться в логическую цепочку. Впрочем, только ли это? То, что происходило с ними сейчас, тоже противоречило здравому смыслу.

***

Дурацкий день.

Несколько секунд Мира пристально смотрела на своё отражение в квадратике зеркала над раковиной. Бледная, растрёпанная, на щеке огромная ссадина, синяки под глазами… Красавица, ничего не скажешь. Документов нет, денег тоже. Весело. Интересно, сколько у неё в запасе времени. Час? Больше? Меньше?

Сейчас бы набрать горячую ванну, расслабиться на полчасика… Может, тогда удастся привести мозги в порядок. Решить, что делать дальше. Ага, как же… Самое то, когда в прихожей топчется Ллэр. Симпатичный, но всё равно подозрительный. С чего вдруг такое желание помогать ей? Он не похож на обычных Способных Актариона. Эти заносчивые твари ни за что в жизни не станут помогать тем, кого природа не наделила способностями читать мысли и шнырять по мирам.

Она потянулась к дверце встроенного шкафчика, когда…

— Прости, но время на лирические отступления вышло. Ванна отменяется, — отражение Ллэра появилось в зеркале. — Равно как и прочие сборы. Нам надо уходить.

Так быстро… Мира не знала, сказала ли фразу вслух или просто подумала, да и не важно. Он в любом случае «услышал».

Где-то внутри противно заныло. То самое нехорошее предчувствие, неоднократно появлявшееся за сегодняшний день. По крайней мере, за ту часть, которую помнила, пусть и смутно. Только она настойчиво от него отмахивалась, убеждая себя, что у неё предчувствий быть не должно по определению. Просто очередные неприятности. Ну, может, чуть больше, чем обычно. А дальше… Как-то оно будет. Или уже не будет никак, в чём тоже есть свои плюсы.

Мира обернулась. Очень хотелось съязвить насчёт «предусмотрительности» Ллэра — разве стоило переноситься сюда, чтобы через пять минут уходить? Конечно, нет. Но она промолчала. Равнодушно пожала плечами:

— И куда теперь?

— Куда-то, где тебя не достанут, — он прищурился, потом и вовсе закрыл глаза, словно к чему-то прислушиваясь. Мира тоже напрягла слух, но за дверью не раздавалось ни звука. — Ты права, не надо было приводить тебя сюда, — быстрым, резким движением руки оттолкнул её от раковины, вжал в гладкую поверхность дальней от входа стены. — Не шевелись. Не дыши, если можешь.

Ллэр вернулся к двери, раскрытую ладонь правой руки положил на дверное полотно. Застыл, снова прислушиваясь. Мире вдруг показалось, что его пальцы немного утонули в пластике. И тут же тяжёлое дверное полотно разлетелось, словно от взрыва, только почти бесшумно. Он едва успел отклониться от летящих во все стороны щепок.

Пшик. Ни дыма, ни характерного запаха, ни ударной волны.

Ничего подобного она никогда в жизни не видела. Закралась мысль, что новый знакомый — не просто Способный, а…

Развить её Мира не успела. Кажется, Ллэр снова притянул её к себе, а потом в глазах заплясали огоньки, голова закружилась.

Тошнота, слабость…

— Я… — она не договорила, проваливаясь в темноту, которая буквально через секунду сменилась ярким светом, который слепил даже сквозь закрытые веки.

Мира мысленно приготовилась, глубоко вздохнула и открыла глаза. Из груди вырвался удивлённый возглас. Все было… наоборот. Совсем не так, как дома — огромное оранжевое солнце висело в зените пронзительно голубого неба и нещадно пекло. На него практически невозможно смотреть. Больно даже, когда щуришься и прикрываешь лицо ладонью.

Она зажмурилась, вытирая катившиеся из глаз слезы, отвернулась. Случайно задела ссадину на щеке, отдёрнула руку и замерла. Мысли путались. Что случилось? Почему она здесь? Ах да, подозрительная авария, огороженная лужайка, полиция, таинственный незнакомец, взрыв…

Мира не видела Ллэра, но почувствовала — он рядом.

— Мог бы предупредить, куда собираешься меня тащить, — недовольно протянула она. — Хотя бы солнечные очки прихватила, или предполагается, что в этом мире я должна сразу ослепнуть?

— Прекращай таращиться на солнце, и сразу станет легче, — отозвался тот. Ослепительный свет заслонила тень. — Цела?

— К сожалению.

— Что ж так? — голос выдавал ухмылку.

— Надеялся, что с поцелуями благодарности повисну на твоей шее? Не дождешься, — Мира на всякий случай отступила назад, решаясь на ещё одну попытку оглядеться. На этот раз удачную. То ли привыкла к яркому свету, то ли спасал заслоняющий солнце Ллэр, но глаза уже не так жгло.

***

Адан перевел взгляд на монитор с правой стороны приборной панели и громко выругался — ничего. Мертвый экран. Такого просто не могло быть. Всего неделю назад на рутинном техническом осмотре не обнаружилось никаких отклонений. Системы работали исправно, а сейчас отказали все и разом. Покатались, называется…

Начался дождь. Чёрное затянутое тучами небо не помогало сориентироваться, где они находятся. Измеритель высоты показывал какую-то ерунду. Цифры хаотично скакали, датчики истошно пищали. Последняя надежда — аварийный навигатор.

Судя по ощущениям, кабриолёт уже не летел, а просто камнем падал вниз. Ещё пара секунд, и нелепый вечер закончится навсегда. Если гибель Миры — правда, их с Роми ждёт такая же судьба.

Адан пристально посмотрел на неё. Она, вцепившись в сидение и глядя прямо перед собой, продолжала что-то бормотать.

Времени на раздумья не оставалось. Выпрыгнуть на ходу — их единственный способ спастись. Или верная смерть.

Он отстегнул ремень безопасности, затем крутанул руль вправо до отказа. Кабриолёт наклонило, и Адана прижало к оголенному плечу Роми. Адан машинально обнял её, притягивая к себе. Невольно вдохнул слабый аромат с кислинкой, похожий на грейпфрут. Она дёрнулась. Надо было что-то сказать. Как-то обнадежить, но врать не хотелось.

Один шанс на миллион.

Адан нащупал свободной рукой кнопку ремня на пассажирском кресле. Щелчок. Пристальный взгляд широко распахнутых глаз. Прерывистое дыхание ему в лицо.

Сейчас или уже никогда…

Он дотянулся до рычага на дверце, потянул на себя. В ту же секунду почувствовал, как их вышвырнуло из салона. Короткое мгновение, и руки сами собой разжались. Роми кубарем полетела вниз. Он — за ней. Воздуха не хватало, все вокруг закружилось. Снизу донесся треск и скрежет металла. Наверное, кабриолёт встретился с землей.

Адан зажмурился. Теперь их очередь.

Вот и всё. Конец.

Ещё через мгновение ощутил, как проваливается в мокрую вязкую массу. Какая-то доля секунды, и последовал сильный удар, от которого сперло дыхание. Адан стиснул зубы, прислушиваясь к собственному телу. Открыл глаза и попробовал пошевелиться. Отлично, ноги и руки слушались. Рядом взмыло в небо яркое пламя. В воздухе сразу же невыносимо запахло гарью.

Адан осторожно приподнялся. Тупая боль постепенно утихала. Ему повезло — упал посреди поля. Размытый ливнями грунт превратился в жидкую грязь и, видимо, смягчил удар. Он повернул голову в противоположную сторону. Примерно в двух шагах от него неподвижно лежала Роми. Как и он, приземлилась на спину. Испачканное платье задралось, обнажив измазанные грязной жижей стройные ноги.

Только бы жива…

Пожар разгорался, тревожно потрескивая в тишине. Чего-то не хватало.

Адан машинально обернулся. Напрягся, сосредотачиваясь на том, что случилось. Всё правильно, не слышал взрыва. Значит…

Он рывком дернулся в сторону, переворачиваясь на живот и накрывая телом Роми. Буквально в ту же минуту раздался оглушительный грохот. Слишком близко. Настолько, что спиной и затылком Адан почувствовал волну раскаленного воздуха. Выждал несколько секунд, затем медленно приподнял голову. Огонь пожирал все, что осталось от машины. Пусть… Главное, что они живы.

Роми под ним пошевелилась, открыла глаза.

— Нам все-таки повезло. Один шанс на миллион, — прошептал Адан, встречаясь с ней взглядом.

— Со мной они всегда возрастают, — совершенно серьезно заявила она. С самомнением у нее явно было всё в порядке. — Но не до бесконечности, поэтому давай подниматься…

Адан молча сполз в сторону. Сел прямо на земле, разглядывая намокшую и вымазанную в грязи одежду. Тело всё ещё ныло. Вдобавок мучительно хотелось курить, сделать хотя бы пару затяжек…

И что теперь? До ближайшей заправки в этом направлении оставалось меньше трех минут полета. Значит, приблизительно километров шестьдесят. Вокруг — поля. Пешком да еще в таком виде, они не дойдут.

Он тоскливо посмотрел на груду охваченного огнем металла, которая несколько минут назад еще была кабриолётом. Всё, что могло помочь выбраться отсюда, догорало на глазах. Надо позвонить. Правильно, сотовый. Как же он сразу не подумал…

Адан проверил карманы куртки и брюк — ничего. Телефона не было. Наверное, выпал, когда они выпрыгнули из машины. Только бы не остался в салоне… Он принялся ползать вокруг, шаря руками в грязи.

— Нам надо валить… — пробормотала Роми.

Адан вскинул голову. Она стояла чуть в стороне, босиком, утонув ступнями в грязи. Босоножки держала в правой руке, за застежки. Казалось, на холод и сырость ей было плевать, её волновало что-то другое: Роми напряженно вглядывалась вдаль. Чётко туда, откуда они прилетели.

— Надо. Есть предложения, как?

— На взрыв кто-нибудь явится?

— Если заметят, — он поднялся с земли. — Мы упали слишком далеко от мегаполиса, почти на границе Сферы.

— Хорошо живете, раз можете себе позволить не заметить такой мега-бум, — пробормотала она. — Что такое Сфера?

Адан задумчиво оглядел перепачканную в грязи Роми. Чокнутая она или притворяется, особой роли не играло. Сам виноват. Надо было выставить её из машины силой, оставить на улице и отправляться домой. Сейчас бы лежал в теплой ванне с сигаретой, а не стоял мокрый и грязный посреди ночного поля в компании полуголой сумасшедшей.

— Твой сотовый у тебя? Ах да, — он обречённо махнул рукой. Съязвил: — Ты же не местная, про Сферу и мобильную связь не в курсе. Есть идеи, как будем выбираться отсюда?

— Вообще-то… — Роми бросила взгляд на свои босоножки, отшвырнула их в сторону. — Есть, — достала из маленькой сумочки, по-прежнему болтавшейся на плече, два тонких металлических браслета и ловко застегнула один из них на левом запястье. — Давай руку.

— Что это? — с опаской поинтересовался Адан, непроизвольно делая шаг назад.

— Окольцевать хочу.

Он в изумлении уставился на неё. Босая, в рваном, измазанном платье, с грязными волосами, сосульками падающими на плечи, Роми производила жуткое, пугающее впечатление. И чего не послал её к чёрту сразу? Теперь уже поздно…

— Окольцуешь потом, — Адан шагнул вперед и крепко схватил её за плечи: — Сначала объяснишь, кто ты такая и что тебе от меня нужно. Медленно, чётко, без фокусов.

— Иначе — что? — она смотрела ему прямо в глаза и, кажется, улыбалась. Наглая, ухмыляющаяся физиономия нравилась и раздражала одновременно. Что-то в её взгляде притягивало. Какое-то необъяснимое бесстрашие, превосходство, уверенность.

— Кто ты и что тебе от меня нужно? — повторил Адан, еле сдерживаясь, чтобы не сдавить хрупкие плечи и ненароком не сделать ей больно.

— Я — атради, — она вырвалась, легко, будто Адан не удерживал вовсе. — И это не мне от тебя нужно, а я тебе нужна!

— Оригинально, — он растерялся.

— Время идёт, — Роми немного нервно пожала плечами, словно хотела сказать — принимай как есть. Потом тряхнула вторым браслетом.

— Я никуда не тороплюсь.

Кем бы она себя не называла, Роми говорила искренне и явно верила в собственную необходимость, как будто только от нее зависит его дальнейшее благополучие.

— Идиот! — она чуть запрокинула голову, выкрикнула что-то в небо на незнакомом языке. Явно выругалась. — Идиот… — топнула босой ногой по грязи, поднимая брызги, в бессильном жесте вскинула руки. — И почему мне должно быть дело? Подыхай, раз так хочется…

Внезапно откуда-то с противоположной пожару стороны раздался громкий треск, словно кто-то прошёлся, ломая, по тонким сухим веткам, которым неоткуда здесь взяться — до ближайших деревьев-кустов — километры чавкающей грязи.

Роми застыла.

Адан молча окинул взглядом догорающие остатки кабриолёта, тёмное поле, неподвижную Роми, потом развернулся и, не разбирая дороги, пошёл прочь.

Треск повторился, теперь уже ближе и напоминая электрические разряды. Роми что-то проговорила всё на том же незнакомом языке. Следом раздался слабый толчок земли, будто где-то упало что-то большое. Например, огромное дерево, что, конечно, вряд ли возможно. Или — ещё один кабриолёт. Что точно так же маловероятно.

Адан машинально обернулся, взглянул на догорающую машину и ошарашено моргнул.

Грязи больше не было. Вместо неё — сухая, в глубоких трещинах земля. Пламя не двигалось. Застыло. В буквальном смысле. Языки тянулись к ночному небу, искры разлетелись в стороны да так и зависли в воздухе, не падая на землю. Будто кто-то нажал на «паузу», заставив остановиться и замолчать весь мир.

Так разве бывает?

Адан посмотрел на Роми. Она сидела на корточках, пальцы обеих рук полностью ушли в землю.

Ещё раз тряхнуло. Роми резко поднялась, встретилась с ним взглядом и вдруг встала рядом, каким-то немыслимым образом преодолев разделявшее их расстояние.

— Совесть не позволяет, — она ловко защелкнула второй браслет на запястье Адана, измазав его грязью.

А у неё за спиной, метрах в десяти, появились две тени, похожие на людей. Нечёткие, словно из плотного воздуха.

Тысяча мыслей и предположений одновременно родились в голове и рвались наружу вопросами. Но Адан не мог ничего сказать. Просто стоял и в изумлении глазел на происходящее.

Тени на глазах обретали плотность, но всё ещё было не понять, кем окажутся, когда преобразование завершится. Сумерки вокруг превращались в день, и свет, мягкий, молочно-белый, шёл из потрескавшейся земли.

Так не бывает, но так было.

Роми выпустила его запястье, сделала несколько шагов спиной вперёд. Обернулась. Показалось, будто её кожа засияла — так мог бы искриться снег морозным утром, если бы снег был цвета меди. Она сама стала чуть выше, и даже рыжие волосы немного изменили цвет, потемнели. Или это просто так падал свет.

— Дайте нам уйти, — проговорила Роми. Голос тоже изменился. Он словно дрожал, двоился, так же как тогда, раньше, в последний момент перед тем, как она вытолкнула из бара.

Тени не шелохнулись. От них так и веяло безразличием. Теперь не осталось сомнения, что они принадлежат людям. Высоким и худым.

Роми вытянула руки над головой, сложила ладонями вместе и что-то снова зашептала. Кончики пальцев окрасились в цвет пламени. По кистям вниз будто потекли жидкие оранжевые молнии.

Происходящее казалось какой-то игрой. Глупой, нелепой, абсурдной… Левое запястье словно сдавили раскалённые тиски. На браслете проступили бледно-зеленые символы. То ли мелкие витиеватые буквы, то ли рисунок. Тени дернулись, взмахнули чем-то похожим на длинные тонкие конечности. Затем последовала вспышка ослепительно белого цвета.

Адан пригнулся, выставив вперёд руку. Непонятные закорючки на браслете вспыхнули зелёным светом. Таким ярким, что стало больно глазам. Последнее, что он увидел — блестящее сюрреалистическое конфетти, медленно оседающее на сухую землю там, где только что стояли две тёмные фигуры.

© Merely Melpomene,
книга «Эннера».
Комментарии