Часть первая. Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Часть вторая. Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Эпилог
Глава 10

    Мысль нанести очередной визит в Актарион пришла почти сразу же, когда добрый десяток искрящихся на фиолетовом небе Мир перестал плавно раскачиваться перед глазами и видоизменился в одну единственную довольно улыбающуюся девушку на скале. Стоило убедиться, что сам даже приблизительно не представляет, как сделать то, что с легкостью вытворяла девчонка, как следующий шаг был ясен.

Ллэр согласился отправиться вместе в Миер, а у Роми оказалось достаточно сил, чтобы вернуться в Тмиор самостоятельно, прихватив с собой «шалунью». Это радовало, потому что в противном случае встреча с Таль могла стать последней… Казалось, злость так велика, что он, не задумываясь, размажет её по стенке сразу, как увидит. Пусть и понимает: уничтожить — не выход. Им всем нужны ответы. Ответы, которые знала только эта симпатичная дрянь.

Обнаружить Таль не составило никакого труда. Она нашлась в уже знакомом доме, куда он нанёс визит рано утром, в рабочем кабинете, за овальным столом. Внимательно изучала что-то в миниатюрном ноутбуке. Как всегда уверенная в себе, собранная. Чертовски красивая.

И даже одета. Почти.

— Ты передумал? Так быстро? — со знакомой самоуверенной ухмылочкой Таль обернулась. На мгновение задержала взгляд на Ллэре. В синих ярко накрашенных глазах промелькнуло едва заметное отвращение. Промелькнуло и исчезло. На губах заиграла светская улыбка. Любезная, холодная, осторожная. — Добрый день. Ты, наверное, Ллэр? — она поправила рукой пышные каштановые кудряшки, откинулась на спинку высокого черного кресла, посмотрела на Адана. Вопросительно вскинула тонкие брови. — Объяснишь, что происходит?

— Чёрт… Не поверишь, куколка, но у меня к тебе точно такая же просьба, — усмехнулся он и без разрешения плюхнулся в кресло, кивнул на соседнее. — Объясняй лучше ты. Роми говорила, ты умеешь задавать правильные вопросы.

Адан откинулся назад, небрежно вытянул босые ноги, поёрзал, устраиваясь поудобнее. Огляделся, неожиданно понимая, что вряд ли сможет пассивно наблюдать. Терпение, и так-то не самое сильное качество, сейчас и вовсе пропало. Он еле сдерживался, чтобы не вскочить, не схватить Таль за горло и не выжать из неё то, что хотел знать, в самом буквальном смысле. Какого чёрта творится с Мирой, почему их преследуют какие-то бестелесные уроды, кто за всем стоит… Только не факт, что получится. Значит, придётся попробовать заинтересовать. Вынудить поделиться информацией в обмен на то, что нужно ей.

— Нет. Все же начну я. Ты не против?

Ллэр, театрально прищурившись, покачал головой: конечно не против.

— Речь пойдет о Мире Ошер, — он глянул на Таль, а затем, кивнув Адану, сделал широкий приглашающий жест.

— Вернее, речь пойдёт о том, что ты из неё сотворила. И почему хотела убить.

— Опять? — Таль ухмыльнулась, скрестила на груди изящные, холёные руки с накрашенными ноготками. — Не вижу смысла обсуждать это ещё раз… С вами.

— Даже, если скажу, что Мира выжила? — перебил Адан.

Ни один мускул не дрогнул на её лице. Она посмотрела на Ллэра, потом снова на него. Спокойно ответила, кажется, ни секунды не сомневаясь в собственной правоте:

— Исключено, Ади, — Таль покачала головой и снисходительно улыбнулась, как будто услышала несусветную глупость. — Эта девушка умерла. Смирись и забудь. У нас с тобой есть другие, более важные темы для разговора.

— И всё же? Что, если ей удалось остаться в живых после взрыва, который ты устроила?

— Даже если ей удалось… Допустим, каким-то чудом. Она обречена на долгую и мучительную смерть. Хоть ты мне не веришь, но я всего лишь пыталась облегчить её участь.

— Весьма милосердно после того, как использовала для опытов, да?

— Наука требует жертв, — пожала плечами Таль. — Её болезнь создала не я.

— А что ты скажешь, если Мира не только выжила, но и превратилась в доа? — Адан подался вперед. — Это, как минимум.

Таль скептически усмехнулась.

— Скажу, что это было бы великолепно, потому что означало бы успех проведённого эксперимента. И огромные перспективы в будущем. Для меня, не для Миры, конечно же…

— Тогда тебе будет полезно узнать, что она на самом деле жива и теперь способна… на многое. Все ещё настаиваешь, что нам незачем говорить об этом?

— Настаиваю, — Таль снова стала серьёзной. — К сожалению, как бы мне не хотелось это признавать, эксперимент провалился, — она перевела взгляд на Ллэра, чуть склонила голову набок. — Теряюсь в догадках, чем моя скромная персона могла заинтересовать атради.

— С такими амбициями претендовать на скромность?.. — Ллэр улыбнулся.

— С такими это какими? — она с откровенным интересом рассматривала его.

— Ваша контора пытается изменить ход эволюции. Исправить путь развития, который выбрала природа. Или хотя бы найти рецепт.

— Ускорить ход эволюции. Направить в нужное нам русло. Улучшить путь развития. Или хотя бы найти рецепт, — Таль тоже улыбнулась. Той самой улыбкой, которую Адан любил и ненавидел — самоуверенной бесстрашной гордячки. И ведь наверняка понимает, что ходит по острию ножа. Что они с Ллэром, вместе и по отдельности, превосходят её по силе и способностям. А все равно не боится. Бросает вызов. — Это каким-то образом мешает Тмиору? Беспокоит? Раздражает?

— Что ты! Если бы мешало, ваши исследования давно бы прекратили. Но как вам нет дела до атради, точно так же Тмиору наплевать, чего вы добьётесь своими экспериментами. Хотите себя улучшить? Удачи. Правда, совершенно искренне — удачи! Миров много, хватит места для всех бессмертных и одарённых. Мы здесь не за тем, чтобы обсуждать глобальные перспективы вашего проекта.

Таль слегка повела рукой в воздухе, видимо, предлагая пояснить.

— Мира, — коротко ответил Ллэр, и прежде, чем она успела сказать хоть слово, продолжил: — Мы здесь из-за неё. Завязывай с категоричностью. Девушка жива и совершенно не похожа на умирающую. Что заставило тебя думать, что эксперимент провалился?

— Что конкретно ты знаешь о моеём эксперименте? — Таль поднялась с кресла.

Оказалось, что просвечивающий рыжеватый топик — часть такого же облегающего брючного костюма. Адан не смог сдержать усмешки. Вот и нашлось ещё одно общее качество с Роми — выставлять себя напоказ, только в отличие от голубоглазой атради откровенные наряды Таль вряд ли оправданы питательным солнцем Актариона.

Она обошла стол, присела на край с другой стороны, прямо перед ними. Грациозно, неспеша, но всё же немного не так, как обычно. Адан почувствовал её волнение, хотя внешне она ничем его не показала. Спокойные, плавные жесты, невозмутимое выражение лица, полуулыбка.

— Я держался неподалеку последние… несколько лет. Имею представление, чего ты и твои помощники добивались, в какие стены упирались, сколько свинок уморили и что хотели от Миры и тех, кто был до неё.

— Если Мира жива…

— Мира жива, — перебил Адан. — Без «если». Это факт. Более того, Мира полна непонятных, удивительных способностей, которыми ты её наделила, а некоторых из них, — он кивнул на Ллэра, снова посмотрел на Таль, — нет ни у одного из нас. Странно, не правда ли? Ведь согласно твоей утренней теории ты создавала из Миры некое подобие меня. И я тебе гарантирую, что у тебя не просто получилось… Ты превзошла саму себя. Так что говорить о неудачном эксперименте с моей точки зрения даже не приходится. Скорее, я поверю в то, что ты создала нечто, чего не ожидала, что вышло из-под контроля, поэтому предпочла ликвидировать.

— Тебе бы очень хотелось, чтобы я это подтвердила? А ещё взяла на себя вину за все твои неприятности, да? Лучше заочно — на годы вперёд, — Таль продолжала улыбаться, как ни в чём ни бывало. Словно улыбка прилипла к губам навсегда, и это злило больше, чем её слова. — Вынуждена разочаровать, Ади. Это не так, — она поочередно оглядела их. — Признаюсь, мне очень трудно поверить в живую Миру. Но раз вы настаиваете, я попробую. Почему решила, что не получилось? — теперь Таль обращалась к Ллэру. — Всё просто. Мне удалось привить ей ген Способных. Не сразу, но удалось. Организм девчонки оказался таким же несносным, как характер. Дальше постепенно получилось создать в ней то, ради чего ставился эксперимент. ПНК — третий тип нуклеиновых кислот, который бы отвечал за передачу всей паранормальной информации из поколения в поколение, вступал бы во взаимодействие с ДНК и РНК. Но при этом способности у Миры не проявлялись, — она усмехнулась. — Вообще, никак, ни в чём. Как будто в её жилах текла самая обыкновенная кровь. Никакие тесты, раздражители, энергетические добавки не действовали. По возможностям Мира не тянула даже на слабую Способную актарионку.

— Стоило просто подождать прежде, чем принимать кардинальные меры, — вздохнул Адан.

— Чего ждать? — Таль с грустной улыбкой взглянула ему в глаза. — Пока она сама не умрёт? Как бы ужасно это ни звучало, но оставить Миру в живых не представлялось возможным.

— Пусть, но ты бы могла обойтись с ней более гуманным способом. Усыпить или… не знаю… В конце концов, девчонка не какая-то зверюшка.

— Не зверюшка. Поэтому сначала в таксилёте сработало устройство с усыпляющим газом, и только потом машина взорвалась. Я не виновата, что Мире взбрело в голову вылезти раньше, чем всё случилось.

— Но ты и это предусмотрела, — зло бросил Адан, — напихала в квартиру взрывчатки.

— Там тоже в начале был газ. Мира ничего не почувствовала… бы…

— Милосердие из тебя так и прёт!

— Ади, да пойми же ты наконец! Мира смертельно больна! Вдобавок с ПНК и аморфными способностями. Ей бы стало хуже, снова попала бы в больницу, и что потом? Вылечить её не смог бы никто. А вот результаты крови вызвали бы нежелательные последствия, история получила бы огласку, а как ты, наверное, догадываешься, нам и мне лично это ни к чему.

Он хмыкнул, но спорить не стал. Мелькнула мысль, что Ллэр мог ошибиться. В планы Таль вовсе не входило избавляться от Миры. Она могла что-то заподозрить, использовать участие атради в своих целях. Вынудить его вмешаться, чтобы каким-то образом спровоцировать их с девчонкой попадание в Плешь. Пусть и утверждает, что понятия не имеет о ней.

— Впрочем, я не удивилась, — продолжала рассказывать Таль. — Почти то же самое происходило и с тобой в Бэаре. Спящий особый дар. Потрясающая, удивительная, многообещающая кровь и ничего.

— Надо полагать, мне повезло, что в нашу последнюю встречу ты не напичкала мою квартиру каким-нибудь ифзанитом? Или не приложила руку к… — он осёкся. Нахмурился, моментально вспомнив об отказавшем прямо в воздухе кабриолёте. Могла ли Таль решиться на такое? Он даже не сомневался — легко.

— Тебе повезло, что я тебя нашла, — судя по тону, она подразумевала именно то, что сказала. Вот так — буквально, без не то что ложной, а вообще без скромности. — Говорила и не устану повторять. Ты — особенный, как бы ни называлась твоя раса. И единственный. Других таких в Бэаре я не встречала.

— Радует, что всё же искала, — не удержался Адан.

— Естественно, — Таль задумчиво взглянула на него. — Как спаслась Мира?

— А какое это имеет значение? — помрачнел он.

— Огромное. Мира могла выжить, только если её способности себя проявили. Это в свою очередь означает, что я не учла какой-то фактор. Пытаюсь понять, какой. Допустим, всё, что ты рассказал мне про Дыру… Или Плешь… правда… И если речь идёт о той же Мире…

— Не сомневайся, о той самой, — ухмыльнулся Адан, посмотрел на Ллэра. — Ты ведь не мог перепутать?

— Я не мог перепутать, — с ответной ухмылкой глянул на него Ллэр, чуть качнул головой, оборачиваясь к Таль. — И я не перепутал. Хочешь её увидеть? Чтобы раз и навсегда покончить со всеми «если»?

— Не хочу. Я верю, что Мира жива. Признаю, что ошиблась. Но мне нужно больше информации. Конкретной. Как спаслась, какое отношение имеет к вам, и что именно вы хотите от меня.

— Договорились. Как спаслась? Я поспособствовал. Такой ценный материал не должен был пропасть даром… Едва успел, между прочим. Твоя попытка её убить сыграла роль катализатора, который ты так долго не могла найти. Вероятно, предыдущие раздражители были недостаточно… раздражающими, — он улыбнулся. — А вот умирать Мира не захотела, и поэтому разумом шагнула дальше, чем могло тело. В Плешь. Именно этот её переход и позволил мне оказаться там вовремя, — помолчал. — Не знаю, что успел рассказать тебе Адан…

— Считай, что ничего. Не ошибёшься. Ади — отличный адвокат, но в том, о чём мы сейчас говорим, разбирается… на недостаточном для меня уровне… — произнесла Таль таким тоном, что Адан мгновенно пожалел о ненавистной ещё в школе биохимии. — Расскажи про Плешь. Я с трудом представляю себе, что это. Но, кажется, как раз там следует искать ключ к разгадке проснувшихся вдруг способностей.

— Ладно, — чуть качнул головой Ллэр. — Плешь… В данном случае, считай, что это самая мощная энергетическая добавка во всех Вселенных, и Мира, как и Адан, окунула себя в неё с головой. Скажем так, их сознание пережило недостающую дозу облучения и приволокло эти изменения в тело, запустив основные процессы финального изменения в крови.

— Насколько я могу судить, глядя на это чудо, — Таль кивнула на Адана, — энергетический всплеск оказался такой мощности, что втянул вместе с Мирой и его, вынудив обоих раскрыть весь психокинетический потенциал. А дальше…

— Дальше мой потенциал выкачал всю энергию из атради, разнёс неизвестно что, пытавшееся меня убить, и вышвырнул за Сферу под луну, — раздражённо бросил Адан. — И это только начало. Потом стало ещё «веселее», особенно, полчаса назад, когда Мира начала демонстрировать свой. И сдаётся мне, это ещё не конец.

Ллэр усмехнулся.

— Где сейчас Мира? — Таль, прищурившись, посмотрела на него.

— Там, где тепло и мухи не кусают. Интерес к морской свинке возродился?

— Мира мне не нужна. Если ты действительно в курсе нашего эксперимента, как утверждаешь, то знаешь, почему. Тебе, — она повернулась к Адану, — я уже тоже объясняла. Мне нужен ты. Но вы сказали, что пришли из-за Миры. И до сих пор не объяснили, что именно вы хотите узнать. Или получить от меня… Даже представить не могу, чем и почему какая-то Мира могла заинтересовать атради, — Таль скрестила на груди руки, улыбнулась Ллэру. — Итак, я внимательно слушаю.

— Мира больше не человек. И не атради. Возможно — доа, но… не такая, как Адан. И… если кратко — мне тоже нужен рецепт. Как ты сделала из Миры то, что сделала, можно ли повторить это всё в обратном порядке. И что в результате получится.

— В каком смысле повторить в обратном порядке? — удивилась Таль. Адан готов был поклясться, что с момента их появления в кабинете, это её первая искренняя эмоция. — Сделать из Миры обычного человека?

Ллэр медленно кивнул.

— Я понимаю, что это всё несколько сложнее, чем просто педали покрутить в другую сторону.

— Сложность — не проблема. Не главная. Лишить возможностей даже проще, чем ими наделить. Так что теоретически это вполне осуществимо. А что будет в итоге… — она задумалась, помолчала, несколько секунд изучая оранжево-розовый пейзаж за матовым стеклом. Потом повернулась к Ллэру: — Мира умрёт. Почти сразу. Её обычная кровь уже не справится с вирусом.

Ллэр несколько секунд смотрел ей в глаза, потом сказал:

— Расскажи про этот вирус.

— Что конкретно? — нахально улыбнулась Таль. — Ты же не хочешь, чтобы я начала сыпать формулами и определениями. Ади и так уже заскучал.

— С тобой заскучаешь, как же… — ухмыльнулся Адан. — Каким бы тупым я ни был, меня тоже волнует этот вирус. Хочешь конкретно? Пожалуйста. Можно ли его вылечить?

— Нет.

— Не врёшь?

— А как ты думаешь? — Таль бросила на него выразительный взгляд. — Мира идеально подходила для эксперимента во всём, начиная с состава крови и заканчивая её биографией. Единственный минус — неизлечимый врождённый вирус, вынуждавший спешить. Если бы я могла его вылечить, я бы это сделала обязательно. В первую очередь. Не ради неё. Ради себя.

— Не верю. Затеять такое исследование и не уметь справиться с каким-то там вирусом? Так не бывает. Ты просто не захотела. Почему-то…

— А если и так? Тебя-то почему это волнует?

— Представь себе, волнует. Мне нравится Мира, — ухмыльнулся Адан. — Я не хочу, чтобы она умирала. Раз уж выясняется, что я — единственный доа на свете, а у тебя получилось создать ещё одного… Одну… То это же естественно, что мы захотим… Я захочу детей и всё такое… Будем повышать популяцию доа вместе с Мирой.

— Вы не будете…

— Вирус, Таль. Пожалуйста, — остановил перепалку Ллэр. — Кто с кем в итоге останется — на данном этапе несущественно.

— Для тебя, — парировала она. — Для меня это как раз очень существенно. Именно сейчас. Поэтому я… — Таль нахмурилась, сосредоточенно вглядываясь в лицо Ллэра. — Я готова предоставить тебе необходимую информацию. Помочь… насколько смогу, объяснить. Ответить на все твои вопросы, но при одном условии.

— Каком?

— Ади.

— И каким же образом? — Адан насмешливо вскинул брови. — Думаешь, Ллэр сможет меня уговорить? Или заставит? Как ты себе это представляешь?

Таль даже не удостоила его взглядом, продолжая в упор смотреть на Ллэра:

— Помоги мне, и я найду способ повернуть вспять то, что тебе нужно. И даже дам рецепт.

— Зачем? — спросил Ллэр.

— Ты же в курсе эксперимента. Адан — мое будущее. Такое, каким я хочу его видеть. Считай, мне он жизненно необходим. Как тебе — ваше солнце.

Ллэр усмехнулся.

— Ну не собираешься же ты всего-то сцедить у него всю кровь!

— Это уже мои проблемы… наши… — Таль обернулась к Адану, улыбнулась, снова посмотрела на Ллэра. — Мы разберёмся. Я же не спрашиваю, кого ты собрался превращать и зачем тебе понадобился рецепт. А тебе ведь он нужен, не так ли?

Он вскинул одну бровь, прищурился.

— Сначала о вирусе, Таль. Потом — о том, что ты знаешь о доа. Я ведь покупаю не информацию о предусловиях, я покупаю обратный рецепт. И хочу убедиться, что не ошибаюсь, предполагая ценность этого лекарства от способностей. Взамен, бонусом, готов поделится информацией и с тобой, если есть, что спрашивать.

Адан был уверен, что она откажется. Найдёт предлог или снова начнёт заговаривать зубы. Но Таль неожиданно кивнула, выпрямилась.

— Придётся совершить небольшое путешествие. Там уютней. Вы же не против? — она протянула им руки, будто собиралась помочь подняться. — Ну же, смелее, — насмешливо добавила, когда ни один из них не пошевелился. — Неужели вы мне не доверяете?

— Странно, что тебя это удивляет, — буркнул Адан, вставая следом за Ллэром. Нехотя коснулся ладони Таль, почувствовал, как её теплые пальцы ласково обхватили его запястье. В следующую секунду они втроём стояли в огромном зале. Противный зуд в венах исчез. Полное отсутствие электромагнитного сопротивления. Пол, стены, потолок — гладкие, белоснежные. Насколько хватало взгляда — нигде не было видно ни окон, ни дверей. Никаких кнопок, экранов, мебели, ламп, хотя вокруг светло так, что режет глаза. — Ты же говорила, что не умеешь никого телепортировать. Опять соврала?

— Не умею из мира в мир. В пределах Актариона, там, где есть порталы — пожалуйста. Вы в моей лаборатории, — Таль отпустила их руки, отступила назад. — Садитесь.

— Прямо на пол, что ли? — ухмыльнулся Адан.

Таль не ответила. Кивком указала вперёд. Он обернулся, удивлённо хмыкнул, обнаружив позади два мягких кресла. Белые, по форме похожие на те, что уже видел в доме Таль — с высокими спинками и плавно изогнутыми подлокотниками.

Переглянувшись с Ллэром, Адан послушно сел. Атради опустился следом в соседнее кресло.

— Я постараюсь объяснить по возможности кратко и доступно, но если что-то непонятно — останавливайте, спрашивайте. Надеюсь, вы знаете или хотя бы слышали о нуклеиновых кислотах?

— Слышали, — сказал Ллэр, глядя в пол. Чуть поморщился. — Биополимеры… Высокомолекулярные органические соединения, которые хранят и передают наследственную информацию.

Таль кивнула.

— Из них по сути состоит всё живое. По крайней мере, это так во всех известных мне Мирах. У обычных людей, без паранормальных способностей, или у таких, как я, в организме можно обнаружить только два вида: ДНК и РНК. Информация или ген, отвечающий за паранормальные способности, у нас хранится там же. Но есть еще один вид нуклеиновой кислоты. Так называемый ПНК. Его роль заключается в реализации наследственной информации, передаче из поколения в поколение, сохранении и трансформации энергии…

— Он есть у нас, — проговорил Ллэр.

— Да, у вас есть. И считалось, что только у вас, пока…

— Пока ты не попала в Бэар и не наткнулась на Адана.

Таль ухмыльнулась.

— Видимо, мы — не единственные, кто в этом копался.

— Не единственные, — Ллэр поднял голову, посмотрел на неё. — Но вы зашли дальше кого бы то ни было и ближе всех к разгадке…

— Даже так? Ну, что ж, это неудивительно… — она помолчала, обернулась к Адану. — Так вот, пока мы не узнали о твоём существовании, были уверены, что ПНК есть только у атради. И нас совершенно не устраивало. Потому что ваша кровь, — она перевела взгляд на Ллэра, — с нашей точки зрения — мёртвая.

— Что значит «мертвая»? — уточнил Адан.

— Это не совсем кровь. Скорее, некая энергетическая субстанция, лишённая витаминов и минералов, необходимых нашему с тобой организму. Как топливо, но пригодное только для атради. И очень агрессивная. Теоретически может подойти обычным людям, но постепенно подчинит их кровь, превратит тело в вечный аккумулятор. Смотри, — Таль замолчала, плавно провела рукой, и в воздухе сбоку от нее образовалась красноватая капля, примерно размером с её голову. Внутри плавали разноцветные шарики и спиральки. Таль что-то сделала, и в следующее мгновение в центре капли появилось ярко-зелёное маленькое пятнышко. Оно быстро увеличивалось, окрашивая всё в такой же цвет, пока не заполнило изнутри. — Наглядно, это то, что происходит с кровью обычного человека, если в неё поместить ПНК атради. В теории.

— На практике почти так и происходит, — произнёс Ллэр. — Почти так. Простого замещения крови мало. Образование этой самой третьей нуклеиновой кислоты — уже финальная стадия метаморфоз, которые проходят тела будущих атради, но для этого изначально необходим особый ген в ДНК. Иначе новый биополимер в облучённой солнцем крови убьёт человека, а не изменит.

— Такие превращения… Значит, их практикуют?

Ллэр едва заметно, сдержанно кивнул.

— Не завидую тем, кому пришлось через это пройти, — Таль задумчиво взглянула на него.

— Почему это? — поинтересовался Адан.

— Долго, мучительно больно и совершенно противоестественно.

— Скажешь, отказалась бы обрести бессмертие? С твоими-то замашками не хотеть вечности…

— Поверь мне на слово, — улыбнулась Таль. — Если бы я захотела стать атради, это было бы гораздо проще осуществить, чем то, чего на самом деле хочу я.

— Ну-ну… — ухмыльнулся Адан, жестом показывая, чтобы продолжала объяснять.

— Еще один минус ПНК атради — неспособность к размножению, даже автономному. Собственно, поэтому с самого начала мы не рассматривали возможность позаимствовать такую кровь, а решили попытаться скопировать структуру ПНК и создать некое подобие. На это ушло несколько десятилетий. Потерянные годы исследований, опытов… Мои родители, основавшие Институт крови в Миере, умерли, так ничего и не добившись. Я не хотела повторить их судьбу. В конце концов, было решено пойти другим путём. А именно — использовать генофонд остальных Миров. На это тоже было потрачено много времени… И неизвестно, сколько ещё, если бы я не нашла тебя, уникальный Адан Свир, — Таль улыбнулась. — Это был прорыв… Это… — она махнула рукой, обвела зал задумчивым взглядом. Усмехнулась, снова посмотрев на них. — Вы вряд ли поймете нашу радость…

— Почему же? — хмыкнул Ллэр. — Я как раз вполне понимаю. Найти доа… — он покачал головой почти с восхищением. — Найти тех, кто даст вам желанное.

— Да, именно так. Желанное, с большой буквы! Еще одна раса с ПНК. С живой, особой, одарённой, здоровой кровью, пригодной для Актариона, — она прошлась взад-впёред. Остановилась. — Сначала мы думали, что таких, как Адан, много. Целый мир. К сожалению, совсем скоро стало ясно, что это не так. Несколько тысяч полукровок и только один-единственный полноценный доа. Дальше — больше. Или хуже. Выяснилось, что его способности — инертны. Вот это на самом деле было ужасно… Представьте — можно чувствовать, видеть зашкаливающую психокинетическую энергию, но не знать способа, как применить. Я надеялась, что это возможно как-то решить… со временем. Заставить раскрыться, проявить себя. Пыталась… Долго, настойчиво, — Таль печально улыбнулась. — В итоге добилась только одного — надоела Адану. Но это оказалось не самым плохим. По крайней мере, я могла хоть изредка, под любым предлогом, встречаться с ним, чтобы… Не важно, — она отмахнулась. — Потом, вдруг, ни с того ни с сего даже это стало невозможным. Все порталы в Бэар закрылись. Сами собой. Словно и не было этого загадочного Мира под Сферой. А всё, что у меня осталось от найденного чуда — несколько резервуаров крови Адана. Что, по-твоему, я должна была делать? — Таль с вызовом посмотрела на него. — Отказаться? Забыть? Не в моих правилах. Поэтому я продолжила опыты, и появилась Мира. Та, которую ты знаешь. Прости, но я не умею сдаваться. И не собираюсь. Ни тогда, ни тем более сейчас, когда столько уже сделано.

— Я должен испугаться? — одержимость Таль вызывала двоякие чувства, разобраться в которых не получалось. Она говорила, а Адан ловил себя на мысли, что восхищается и презирает одновременно.

— Задуматься. Попытаться понять.

— Я пытаюсь. Но не могу отмахнуться от фактов — ты использовала меня. Нет, — он тряхнул головой. — Ладно меня… Но Мира… Тебе её даже не жаль.

— Победители не сочувствуют проигравшим, — пожала плечами Таль. — Она бы всё равно умерла. Теперь же, благодаря мне, у неё появился шанс пожить ещё чуть-чуть. Причем, заметь, не просто существовать, а насладиться способностями, о которых эта оборванка так мечтала. В полной мере… Пока вирус её не прикончит, — она обернулась к молчавшему Ллэру. — Ты хотел знать о вирусе. Если простым языком, то у Миры… В её организме повреждены шапероны. Это специальные белки, отвечающие за сворачивание пептидной цепочки… — Таль осеклась. Улыбнулась. — Наверное, слишком сложно. Но не знаю, как объяснить проще. В общем, если совсем просто, то у неё с рождения нарушен синтез белков. Он возрастает только при стрессе. Страх, повышение температуры тела, сильные эмоции… Но этого недостаточно. За неимением других источников питания, вирус рано или поздно полностью разрушит клетки. И тогда Мира умрёт. Хотя… Если учесть облучение в Плеши и последующее превращение в доа, логично предположить, что вирус тоже мутировал. И это, скорее всего, делает Миру несколько иной, чем Адан… Не говоря уже о том, что она — женщина.

— Женщин что-то отличает? — спросил Ллэр.

— Подозреваю, что да, на поскольку Адан — единственный представитель, которого мы обнаружили, убедиться на практике у меня не было возможности. В теории, основываясь на результатах крови доа, выходит, что речь идёт о древней, почти исчезнувшей расе, на которой эволюция за многие тысячелетия практически не сказалась. Многие способности идентичны, но есть и отличия, — Таль ещё раз прошлась перед ними. — Разделение функций по половым признакам очень сильное. Самцы должны охранять, самки — заботиться о потомстве. Поэтому вторые, например, могут лечить, превращая энергию светил в тепловую. Опять же… Теоретически.

Ллэр бросил быстрый взгляд на Адана, потом на Таль.

— Уже не теоретически.

— Что ты имеешь в виду? — она остановилась. С интересом посмотрела на атради. — Мира это сделала?

— Сделала… Не просто вылечила, фактически вернула к жизни. И не человека. Атради.

— Что ж… Вряд ли теперь она позволит себя изучить, — Таль усмехнулась. — Мне надо было убивать её «понарошку». Спровоцировать страх и…

— Это могло не сработать. Разум он… такой. Догадливый. Особенно, если его хорошо стимулировать длительное время.

— В общем, сейчас уже не важно, — она пожала плечами, посмотрела на Адана. — Мира — этап пройденный. Теперь у меня есть ты. Только зачем-то упрямо отказываешься.

— Как у тебя все просто, а? Поражаюсь! — воскликнул он. — Чуть не угробила девчонку. Меня чуть не убила, а теперь предлагаешь поселиться в Актарионе и стать быком—осеменителем. А вдруг ты ещё какой-нибудь фактор не учла? — насмешливо бросил Адан. — Потом окажется, что доа в неволе не размножаются. И что будем делать? Запихаем меня в какой-нибудь таксилёт с газом?

— Я не обещала, что будет просто, — сухо ответила Таль. — Но проще, чем если останешься в Бэаре. Там ты погибнешь.

— Вот кстати об этом… — Адан нахмурился. Переглянулся с Ллэром. — Расскажешь ей о наших мрачных знакомых, которые пошли на обед Мире? Или мне?

— Я начну, ты дополнишь, если что. Всё же мой опыт общения с Мириным обедом меньше, чем твой, — Ллэр повернулся к Таль, помолчал несколько секунд. — В общем, после того, как Адан побывал в Плеши, в Бэаре он дважды сталкивался с некими существами… Недвусмысленно пытавшимися его убить. Или их. Оба раза с ним была женщина-атради, поэтому я не могу с уверенностью сказать, что приходили именно за Аданом. Во второй раз, к тому же, там оказалась Мира, а следом — я. Все мы, кроме Миры, едва не погибли. Рассмотреть, с чем имеем дело, я как следует не успел — внешне просто высокие тощие фигуры в балахонах с капюшоном… Ощущение вызывают странное. Помимо опасения за свою шкуру и желания убраться. Будоражат кровь, будто по ней пустили слабый ток. Никакие наши штучки не действуют, любую направленную на них энергию поглощают на стадии формирования импульса, мгновенно. Досуха впитывают, а потом бьют чем-то своим и заставляют мигом вспомнить, что такое смертность.

Таль, только успевшая присесть в кресло, вскочила. Бросила на Адана обеспокоенный взгляд, обернулась к Ллэру.

— Понятия не имею, о чём ты говоришь. Но если они сильнее атради и способны вас нейтрализовать… уничтожить таким образом… — она говорила медленно, явно взвешивая каждое слово, без притворства. — Это серьезно. Очень.

— Расскажи нам об этом, — ухмыльнулся Адан. — А вот созданная тобой Мира легко с ними расправилась, хотя в начале задыхалась, как и мы. Потом вдруг засветилась, выпрямилась, и… Неслабая такая компашка Теней поняла, что уязвима. Самое странное, что со стороны это выглядело, будто они ей подчинились. Не исчезли, а терпеливо дожидались, когда она их прикончит. Одного за другим…

Таль повернулась к Ллэру.

— Думаешь, это как-то связано со мной?

— Всё связано, так или иначе. Есть шанс, что они пришли не за Аданом, но я не особо в это верю. Бэар — особый мир. Тут ты права. Доа — особая раса. Уникальная. Для нас ещё больше, чем для тебя. Но сведений о них почти не сохранилось. То, что мне удалось найти — слишком абстрактно, чтобы понять, с чем мы имеем дело. Никакого упоминания об опасности для атради, о стражах или аномалии, или ещё чем-то. Эти твари ни разу не появлялись, когда я там был. Остается Адан. И ты сама только что сказала, он погибнет в Бэаре. Почему?

— Я имела в виду другое. Бэар не приспособлен для таких, как Адан. Не зря же никого из них не осталось. Каким бы сильным Ади не был, какими бы способностями не обладал, там ему придётся их скрывать. Доа, в отличие от вас, хоть и долгожители, но не вечны, уязвимы и смертны. Почти, как мы… как я… — Таль задумчиво покусала губы. — Ты сказал, там… с ним дважды была атради… женщина… Кто она?

— Смотритель. За Плешью ведут хоть и вялое, но постоянное наблюдение. И когда там оказывается свежераскрывшийся одаренный… — он замолчал. — Объясню, на всякий случай. Ты и так знаешь, что атради не могут иметь детей. Но наше количество все-таки растёт, — Ллэр усмехнулся. — Размножением этот процесс язык не поднимается назвать. У нас свой способ пополнять популяцию. Мы не практикуем насильственные изменения всех подряд в стремлении расширить свой генофонд, это происходит само собой. Тот, в ком есть тот самый особый ген, что потом может преобразоваться и вызвать появление ПНК, всегда рано или поздно оказывается в Плеши. Редко, очень редко, туда попадают те, кто слишком слаб, чтобы пережить метаморфозы. Для этого нужны Смотрители. Одних — провести дальше, других — вернуть домой, стерев всю память о произошедшем. Повторного попадания не случалось… Роми, — Ллэр на мгновение запнулся, — следила за Плешью в тот день, когда тебе вздумалось покончить с Мирой.

— Мы с Мирой оказались там одновременно. Я, кстати, тоже почувствовал запах газа. В начале, еще в баре, где находился. Потом головокружение, темнота и снова бар, только уже другой. В Плеши. И это ещё надо было понять, — Адан усмехнулся. — Роми вышвырнула меня обратно в Бэар, потом вернулась туда за мной. И дальше уже… Позже… появились эти уроды… Двое. Но сначала чёрти что творилось. Кабриолёт рухнул, загорелся, мы живые и невредимые на поле в грязи, кругом темень. Да еще Роми с её чудесами… Это вообще отдельная история. А потом каким-то образом мне удалось уничтожить Тени. Сам не знаю как, но вовсе не Мириным способом. Мне кажется, я их взорвал… По крайней мере, так это выглядело.

— Зачем эта женщина… — перебила Таль. — Роми… вернулась?

— Забрать меня с собой в Тмиор.

— Чтобы сделать из тебя атради?! — она помрачнела ещё побольше. — Эта Роми... Она что, — Таль вопросительно посмотрела на Ллэра, — не поняла, кто перед ней?

Он с улыбкой покачал головой.

— Атради в большинстве своем не знают о доа. Роми видела ещё одного сильного Способного, который только что попал в Плешь.

— А ты почему знаешь?

— Я хотел понять, откуда взялись атради на свет. Откуда. Как. Почему. Изначально. Они не могли появиться из ничего в том виде, в каком существуют сейчас, в некоторых вопросах они слишком люди, несмотря на господствующее в умах равнодушие ко всему. Да и Тмиор — очень необычное место, такое же неестественное и парадоксальное, как и сами атради.

— Тогда почему ты считаешь, что хотели убить именно Адана? — уточнила Таль.

— Я не исключаю, что они могли прийти за Роми. Мне просто кажется это маловероятным. Она не столь уникальна, как Адан.

— Но если из-за доа, чтобы их уничтожить, Мира погибла бы первой. Она — самая слабая. Может, все дело в Роми? Не конкретно в атради, а в том, что она собиралась сделать с Аданом… Или сделала…

— Не волнуйся, ничего Роми с Аданом не сделала, — Ллэр хмыкнул. — Он, наоборот, в тот раз чуть не прикончил и её заодно с Тенями, вытянув почти всю жизненную энергию. Что тоже… весьма интересно и даёт ему что-то общее с этими тварями в балахонах. Позволяет предположить, что Тени — это какие-то штучки доа, о которых мы не подозревали. Что касается Миры… В первый раз её с ними не было, а во второй мы с ней появились уже в разгар светопреставления. И именно Мира нашла управу на нападавших.

— Доа способны убить атради? — изумилась Таль. С восхищением, как будто речь шла не о чьей-то смерти, а о редком, бесценном даре. — Это правда?

Почему-то вспомнилось не поле, а пляж, где он с легкостью справился с беснующейся Роми. Сейчас казалось, что тогда мог бы её убить. Если бы захотел или если бы понадобилось. Только теперь сама мысль об этом причиняла боль. И не верилось, что столько всего случилось за какие-то сутки, может, чуть больше. Невероятно.

— Я не соображал, что делал. Всё произошло очень быстро. Авария, Роми, Тени, взрыв… После которого, кстати, я оказался за Сферой. Сразу, моментально… Может, вовсе не я опустошил Роми, — Адан повернулся к Ллэру. — Почему не Тени? Ты что-то знаешь или просто решил, что я? Ведь на скале произошло почти то же самое, что тогда. С той лишь разницей, что я не смог ничего сделать. Что если всёе дело в биополе? И во мне убивали атради, а не доа?

— Каком ещё биополе?

— Роми надела на Адана одну штуку, которая соединила их биополя, — Ллэр нахмурился. — Наручник тайко. В основном, он используется, чтобы новичка не убило солнце Тмиора раньше времени. Но оказался совершенно необязательным в случае с доа. Более того, Адан игрушку поломал… Может быть, именно потому и не смог ничего повторить на скале, что не было Наручника. Тени уничтожила их смешанная энергия. В Мире тоже понамешано… К тому же, в первый раз, перед тем, как появились Тени… Роми что-нибудь делала?

— Да… что-то… Поле изменилось, она сама. Всё замерло. Потом говорила с ними. Тени дёрнулись и бах… — Адан передёрнул плечами.

— Это называется «ничего не сделала с Аданом»?

— Это, правда, «ничего» по сравнению с тем, что было потом, — улыбнулся он.

Таль радости не разделяла. Села в кресло, медленно провела пальцами по подлокотникам, видимо, размышляя о чём-то своём.

— Я без понятия, как атради влияют на доа и наоборот. Даже в теории. Ваши расы похожи и непохожи одновременно. Если хотите знать мое мнение, то после облучения в Плеши, а потом такого смешения энергий в крови могло произойти всё, что угодно. Как у Адана, так и у этой… Роми. С Мирой проще. В ней ничего такого не намешано. Моя кровь да кровь Адана. И немного собственной. Плешь и луны могли разве что сделать из неё полноценную доа в итоге. Так что если ей никаких Наручников не одевали, она не способна по определению быть сильнее Адана. Помните, как она уничтожила эти ваши Тени?

— Съела, — ответил Ллэр. — Я плохо в тот момент соображал.

— Вряд ли я соображал лучше, — покачал головой Адан. — Сначала ничего не видел из-за них. Потом они начали исчезать, как будто растворяясь в Мире… Словно она их вдыхала в себя. Но может в чем-то ты и прав, говоря о смешанной энергии. Не знаю, как там с Наручниками, — он невольно ухмыльнулся, посмотрел Таль в глаза. — Но Ллэр спас Миру не только из влетевшей на воздух квартиры. Потом пришлось вернуть её к жизни еще раз. Буквально…

— Даже так? — удивленно изогнула брови Таль. — Что случилось?

— Я случился… Но это долгая история и…

— Ты и девчонку выпотрошил, что ли? — ей явно хотелось знать больше, только рассказывать детали, как чуть не убил Миру, Адан не собирался.

— Нет. И это сейчас уже не важно.

— Ну почему же? Важно. Если вы хотите узнать, кто такие Тени, почему и за кем охотятся. Мне совсем не нравится идея, что последний доа может погибнуть. Я готова помочь, — она в упор посмотрела на Ллэра. — Без условий. Но мне понадобится и ваша помощь. Содействие. Например, попасть в Бэар. Увидеть Тмиор. Поговорить с Роми. В идеале — обследовать Миру и, — Таль повернулась к Адану, — тебя тоже. Понять, какой салат вы устроили, и чем это чревато.

— Без твоих фокусов? — прищурился он.

— Чего ты боишься? Ты тоже теперь с фокусами. Справишься. На крайний случай, есть девчонка, чтобы вылечить, — рассмеялась Таль. — Это мне надо беспокоиться. На чудесное исцеление Мирой претендовать вряд ли стоит… Так как? Согласны?

© Karin Carmon,
книга «Эннера».
Комментарии