Часть первая. Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Часть вторая. Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Эпилог
Часть первая. Глава 1

Адан с раздражением посмотрел на входную дверь. В баре почти не осталось свободных мест, но народ всё прибывал. Около стойки давно образовалась толпа, вспотевший раскрасневшийся бармен едва успевал обслуживать посетителей. Удивительно, как он не ошибался, выхватывая протянутые мятые купюры и рассовывая стаканы с выпивкой. Впрочем, вряд ли парнишка проработал бы здесь долго, если бы хоть раз что-то напутал. На его место сразу нашлось бы десятка два таких же мускулистых молодцев, посчитавших за счастье обслуживать клиентов «Нольда». Недаром этот бар считался лучшим в Бэаре. И единственным, где свободно продавали что-то покрепче сока.

И зачем только он согласился прийти? Обговорить детали можно и в офисе, вовсе не обязательно тащиться на другой конец мегаполиса. Как последний кретин, спешил на встречу, маневрируя между уровнями. Хорошо не впечатался в чей-нибудь зад, иначе добрую половину причитающегося гонорара пришлось бы выложить в штрафной отдел. С другой стороны, успел занять чуть ли не последний свободный столик в основном зале. А то могло быть ещё веселее…

Пожалуй, об остальном лучше не думать, успокаивая себя мыслями о завтрашнем выходном. Наконец-то за долгую неделю Адан отоспится. А потом… Нет, никаких потом. Сначала выспаться.

Только всё это будет завтра, а сейчас ужасно хотелось курить.

Он тихо выругался, вытаскивая из кармана куртки отсыревшую пачку, со злостью бросил её на стол: мало того, что клиентка задерживается, так ещё и сигаретам каюк! Адан поискал глазами официантку, снова выругался — шумная пьяная компания, только что вваливавшаяся в бар, закрывала обзор. Сам виноват, должен был предвидеть, что так и случится. Женщины никогда не приходят вовремя. Даже на встречу со своим адвокатом.

Он опять посмотрел на вход. На этот раз весьма кстати, потому что клиентка, чье имя, как назло, Адан не запомнил, как раз вошла и нерешительно остановилась на верхней ступеньке. На красивом лице — то же встревоженное выражение, что и утром в офисе. Только вместо делового костюма — широкие серые брюки и фиолетовая прозрачная блузка, а светлые волнистые волосы свободно спадали на плечи.

Адан приподнялся и помахал рукой, чтобы привлечь её внимание. Но, почувствовав сильное головокружение, рухнул на стул. Удушающий запах заставил закашляться, помещение поплыло перед глазами, сменяясь темнотой.

А потом наступила тишина… Абсолютная.

Странное ощущение. Ни голосов, ни звуков, ни запахов. Словно всё вокруг разом исчезло: бар, люди, клиентка.

Адан попытался открыть глаза, но веки ни в какую не желали разлипаться. Когда наконец удалось, ничего ровным счётом не изменилось.

Темнота и тишина.

Он пошевелился, машинально касаясь руками всего, до чего смог дотянуться. Оказалось, что по-прежнему сидит на стуле, но стола рядом уже не было. Ни спереди, ни сбоку, ни сзади. Вместе с ним исчезли промокшая пачка и вставленная в неё зажигалка.

— Отлично… — выдохнул Адан. Сигарет не жаль, а вот свет бы сейчас пригодился.

Голова болела. Не сильно, но ощутимо. Наверное ударился, когда потерял сознание…

Стоп! Что значит потерял сознание? С какой стати ему, здоровому тридцатилетнему мужику, падать в обморок?

Адан не успел придумать ответ: послышался неожиданно громкий и чёткий звук. Словно в нижнем зале кто-то двигал стулья по деревянному полу. Кто? И почему в темноте? Может, не заметили, как он упал? Закрыли бар, посетители разошлись, а служащие заканчивают убираться внизу. Хотя нет, что значит не заметили? Не могли не заметить!

Сидеть в темноте не имело смысла. Надо было как-то добраться до двери, а если она заперта — попытаться спуститься вниз, где наверняка есть чёрный выход. Адан встал, сделал несколько торопливых, неосторожных шагов и моментально налетел на что-то… судя по всему — стул. Остановился и, тихо выругавшись, потёр ушибленное колено.

Снизу донёсся грохот, потом наступила тишина, и снова шум, будто на пол уронили что-то тяжёлое. Следом послышался звон разбитого стекла.

Адан нахмурился. На всякий случай вытянул руки и медленно пошёл вперёд. Где-то рядом находилась лестница. Он точно её видел, когда пришёл в бар. Но сейчас в кромешной темноте ничего не мог разглядеть.

Свет вспыхнул в тот самый момент, когда Адан уже нащупал узкие металлические перила и почти шагнул вниз. Хорошо, не успел, иначе летел бы сейчас кубарем по лестнице, превратившейся из обычной в винтовую.

В первый миг тусклые лампы на стенах показались бьющими в глаза софитами, через несколько секунд их света было уже недостаточно, чтобы полноценно рассмотреть помещение. Но кое-что удалось заметить сразу.

Первый этаж располагался на широком балконе, с двумя рядами круглых столиков и беспорядочно расставленными стульями. Барная стойка, за которой ещё несколько мгновений назад орудовал шустрый бармен, теперь терялась в темноте. Даже когда глаза привыкли, Адан не мог высмотреть её, как ни старался, и тогда глянул вниз.

Лестница располагалась с краю, примерно посередине балкона, и спускалась к квадратному танцполу, в центре которого высилась, упираясь макушкой в потолок, искусственная пальма. Единственные яркие пятна — стойки внизу, в противоположных концах громадного зала: стекло, зеркала, гранёные бутылки с разноцветной жидкостью, наверняка спиртным — прямо искрились под слепящим светом ламп. А дальше — полумрак, где с трудом угадывались столики и какое-то движение. Там явно кто-то был.

Торопливо спустившись, Адан остановился и огляделся. Он редко бывал в «Нольде» и всякий раз усаживался за столиком наверху. Считал, что нижний этаж — обычный, подвальный и потому душный и прокуренный. Теперь с удивлением отметил, что тут гораздо уютней.

Смущало, что бар был совершенно пуст. Ни персонала, ни посетителей. Хотя свет всё же включили, и в глубине между столиками точно кто-то шевелился. Или показалось?

Несколько секунд Адан простоял, соображая, как лучше поступить в сложившихся обстоятельствах. Наверное стоило вернуться обратно наверх, отправиться домой, а уже потом, выспавшись, разбираться, что случилось. Может, даже заскочить к врачу. Обморок — достойная причина задуматься о здоровье… Сколько вообще времени он пролежал без сознания, раз все успели разойтись?

Адан собрался посмотреть на часы, но в полумраке снова кто-то зашевелился.

— Кто здесь?

Ответа не последовало, но на этот раз движение сопровождалось чем-то похожим на вздох или тихий стон.

Адан затаил дыхание, прислушался, вглядываясь в темноту и пытаясь угадать направление звука, потом резко повернулся и увидел в нескольких шагах от себя девушку с растрёпанными тёмными волосами до плеч, в коротких несуразных красных брюках чуть ниже колена и в нелепо съехавшей набок светлой футболке.

Незнакомка застыла, словно выжидая. Кажется, она боялась даже дышать. В полумраке Адан не мог разглядеть лица, но вся поза и заметное напряжение в теле делали её похожей на зверька, которого застал врасплох хищник.

Хищником он себя не считал, поэтому улыбнулся и шагнул вперёд.

— Привет.

Глаза у неё оказались чёрные, блестящие и испуганные. Губы были плотно сжаты, будто она едва сдерживала крик. Адан понимал — одно неосторожное движение или слово, и незнакомка сорвётся. Кто его знает, чем тогда всё обернётся. Мелкие зверьки в панике способны на удивительные вещи.

— Не знаешь, куда все подевались? — как можно дружелюбнее поинтересовался он.

— Все?.. А много вас здесь?

— Без понятия. Я был наверху… Потом… Свет погас, а теперь… никого…

— Ты кто вообще?

— Я? — он задумчиво потёр переносицу. — Я Адан. Адан Свир, адвокат. А ты?

За спиной послышался цокот каблуков.

— О, — произнёс незнакомый женский голос. — А где же остальные гости?

Адан резко обернулся и увидел ещё одну девушку — с длинными рыжими волосами в лёгком светло-голубом платье, едва доходившем до колен и подчёркивающим стройные ноги.

— Гости?.. Хотел бы я сам знать, где.

Происходящее в баре определённо не нравилось. Сначала непонятный обморок, потом исчезнувшие люди. Всё это заставляло нервничать и искать ответы, только разумного объяснения не находилось.

Адан решительно направился обратно к лестнице.

— Уходишь? Ну и ладно! — донёсся вслед разочарованный возглас рыжей. — Нам больше достанется… Я — Роми, — это она, надо полагать, обращалась уже не к нему, а к девушке-зверьку. — Ты чем травиться предпочитаешь?

Не самый удачный вопрос. Адан представил, как её и без того бледное лицо в ужасе становится ещё белее, и всё-таки не удержался, оглянулся.

Она по-прежнему стояла в стороне. Казалось, за всё это время даже не пошевелилась. А рыжая, назвавшаяся Роми, уже по-хозяйски орудовала за стойкой, изучая этикетки на бутылках.

— Ну, что пить будешь? — она явно чувствовала себя, как дома, и ей хотелось праздника. Вот и прекрасно. Вот и пусть ищет подходы к испуганным зверькам.

Адан продолжил подниматься.

На втором этаже всё так же не хватало света, но дверь он мог найти и в темноте, помнил, где она находилась. Главное, не налететь на мебель и не расшибить себе лоб…

Что-то было не так. Адан замер, не сделав и десяти шагов. Судорожно сглотнул, нахмурился. Что-то было… по-другому? Иначе?

Ещё через мгновение стало ясно, что именно.

Он скользнул взглядом по гладким деревянным стенам, по невразумительным картинам, расположенным там, где совсем недавно находились высокие окна и стеклянная дверь, сквозь которые виднелись светящиеся неоновые рекламные вывески. Снова — по столам, стульям… По выключенным светильникам на стенах. По каменному полу.

Всё здесь было другим. Чужим! То есть совсем. Словно Адан никогда здесь не бывал.

Разум радостно принялся подбрасывать подходящие случаю объяснения, но Адан уже понимал — себя не обмануть. Дело вовсе не в том, что он редко бывал в баре и не очень-то присматривался к обстановке. Не в том, что ударился головой, получил лёгкое сотрясение и дезориентацию.

Постояв ещё несколько секунд, он кинулся обратно вниз.

Роми всё-таки уболтала вторую девушку сесть, но не расслабиться: зверёк прислушивался к каждому звуку и настороженно оглянулся, едва Адан сбежал по ступенькам.

— Вот, как ты просила, покрепче, — Роми поставила перед ней на стойку стакан, полный льда, плеснула в него янтарной жидкости. Себе намешала чего-то ярко-красного и теперь потягивала через трубочку: — Пробуй. Добавки всегда найдём.

— Спасибо, — буркнула девушка-зверёк. Послушно придвинула к себе коктейль, отпила. Морщась, вернула стакан на стойку.

— Бармен из меня никудышный, я предупредила. Но рука лёгкая… — Роми улыбнулась Адану. — О, ты вернулся. Решил присоединиться к нам? Молодец. А мы как раз…

— Послушайте, — перебил он. — Двери нет!

— Где — нет?..

— Там, — Адан махнул рукой в сторону лестницы.

— А раньше разве была?

— Была.

— Уверен?

— Вполне, — Адан усмехнулся, представив, как выглядит со стороны. Он бы тоже сомневался в собственной нормальности, будь сейчас на месте Роми. — Не важно. Наверное где-то есть ещё одна. Должна быть. Как-то же мы сюда все вошли. Пойду поищу.

Он устремился вглубь бара. Ощущение, что что-то не так, что-то совершенно не так, только усиливалось.

— Не помню я никакой двери, — донеслось ему вслед. — А ты помнишь?

Что ответил зверёк, Адан не расслышал.

Рядом со второй стойкой обнаружилась кухня: шкафы, металлические столы, огромный холодильник в углу и ни души. Чисто, тихо. Ничего интересного.

Он вернулся в зал и направился в противоположный конец мимо тихо беседующих девушек.

В этой части практически ничего не было видно, но слабого света от софитов танцпола хватило, чтобы разглядеть в полумраке две одинаковые двери. Одна вела в маленький коридорчик, где располагались туалеты. Вторая, находившаяся чуть в стороне, оказалась запертой.

Адан подёргал за широкую металлическую ручку — безрезультатно. С сожалением посмотрел на неё — прочная, из цельного дерева, такую плечом не вышибешь. Но зато дверь всё-таки нашлась. И даже не одна.

Он прислонился к стене. Зажмурился, сжимая пальцами виски. В отличие от пропавшего выхода на втором этаже его головная боль никуда не исчезла.

Может, их троих случайно заперли в «Нольде»? Не заметили, когда остальные посетители разошлись, быстро всё убрали и ушли? Нет, бред…

Куда, в таком случае, подевалась дверь наверху? Неужели и ремонт успели сделать? Ага, как же.

Рациональное объяснение мозг давать отказался, поэтому Адан просто отмахнулся от этой мысли. Сейчас самое главное — выбраться из бара. Найти запасной ключ или что-то, чем можно взломать замок.

Он развернулся, направился обратно к стойке. Девушки продолжали переговариваться, точнее, говорила в основном Роми. Что-то рассказывала, широко улыбаясь и размахивая руками.

— Я — Мира, — нарушил молчание зверёк, когда Адан снова поравнялся с ними. Тихо спросил, обращаясь уже к нему: — Ты помнишь, как сюда попал?

— Да, — он кивнул и остановился.

— Из больницы?

— Из больницы?.. Нет, я был в баре, когда… Наверху, — Адан зачем-то показал рукой на потолок.

— Понятно, — пробормотала Мира. Покрутила в руках пустой стакан, исподлобья взглянула на Роми. — А ты?

— Внутрь я попала, как все нормальные люди — через дверь, — прищурившись, она пристально посмотрела на них. Потом хмыкнула с едва уловимым удивлением, пожала плечами и принялась рассматривать расставленные на полках бутылки.

— То есть, у тебя есть ключ? — спросил Адан.

— Да нет у меня никакого ключа, — Роми выбрала непрозрачную пузатую белую бутылку с пальмами на этикетке. Отпила прямо из горлышка. — Не веришь?

Он решил не тратить время на пререкания. Молча приблизился, взял со стола её сумочку и вытряхнул содержимое на стойку. Ключа там не было.

— Доволен? — Роми торопливо сгребла всё со стола, запихивая обратно. Развернулась, явно намереваясь сбежать.

— Не так быстро, — Адан машинально схватил её за плечо раньше, чем она успела сделать хотя бы шаг.

Роми зло обернулась, не больше секунды смотрела в упор. Померещилось, что её глаза на мгновение изменили цвет, а лицо стало смуглее. Кажется, она что-то произнесла, Адан не успел разобрать — на него будто дохнуло ледяным холодом.

Ещё через миг Адан почувствовал, что парит в воздухе. Он нелепо взмахнул руками, попытался поднять голову, но не смог.

Яркий свет софитов на секунду вспыхнул и погас, сменяясь темнотой.

***

Мира застыла, вцепившись в стакан.

Симпатичный высокий парень, назвавшийся Аданом, едва коснулся оголённого плеча Способной и сразу же отлетел на несколько метров назад. И вдруг исчез. Совсем. Растворился прямо в воздухе.

Внутренний голос приказал бежать. Неважно куда, главное, как можно быстрее и дальше. Но Мира не могла пошевелиться. Ноги будто налились свинцом, не желали слушаться, а мозг лихорадочно соображал. Мира помнила, как прощалась с Таль в больнице, как садилась в таксилёт. А потом ничего. Пустота. Мира не знала, ни как оказалась здесь, ни где именно это «здесь».

— Дурацкий антураж… Не вижу смысла ломать комедию, — Способная пробежалась взглядом по стенам, по рядам бутылок на полках. Затем села на высокий стул, закинула ногу на ногу, локтём опёрлась о барную стойку. Улыбнулась Мире как ни в чём ни бывало, но исходившую от неё угрозу улыбка замаскировать не могла. — Мне очень жаль, что всё так…

— В каком смысле… жаль? — Мира судорожно вздохнула. Что этой рыжей дуре от неё понадобилось?

В Миере ходили разные слухи про делишки Способных, но чтобы те похищали обычных актарионцев, такого ещё не было. Да и смысл? Денег у неё не водилось, богатых родственников, способных заплатить выкуп, — тоже. Вернее, их не было вообще. Родителей Мира не знала, выросла в приюте на окраине Актариона. Ничем особым отличиться не успела, разве что подхватила неизвестный вирус, чуть не сдохла и проторчала в карантине последние пару месяцев. Может, в Актарионе началась Гражданская война?

— В смысле всегда жаль, когда оказываешься не готов к переменам… У тебя ведь есть жизнь? Там… — Способная неопределённо махнула рукой.

Мира вскочила, почти бросилась к лестнице. Однако вспомнив, что говорил исчезнувший адвокат про дверь, остановилась и испуганно уставилась на Способную.

— Куда ты его дела? — Мира на всякий случай сделала шаг назад.

— Кого?.. А-а-а! Не волнуйся, он к переменам готов.

Складывалось впечатление, что Способная специально говорит загадками.

— К каким ещё переменам? — разозлилась Мира.

— А ты не догадываешься? — вот теперь она, кажется, удивилась. — Откуда ты такая взялась?..

— Не твоё дело! — Способная больше не пугала, лишь раздражала с каждой секундой всё сильней. — Имей в виду, мне плевать, что ты там умеешь…

— Сядь! — рявкнула та таким тоном, что Мира невольно попятилась. Не удержавшись, плюхнулась на стул у ближайшего столика.

— До сих пор не понимаешь, где ты?

— А что я должна понимать? Кто ты вообще такая?

— Меня зовут Ромиль Эннаваро. Сегодня я — смотритель атради. Это тебе тоже ни о чём не говорит?

— Представь себе — нет. А должно?

— Должно?.. — Способная качнула головой. — Нет. Но большинству — сказало бы, — она шумно выдохнула. — Фантастика… Ну почему повезло именно мне…

— А давай просто пойдём по домам и забудем обо всём, а? — Мира медленно поднялась, кивнула на дверь. — Ты меня выпускаешь, я ухожу, и все довольны.

Способная прищурилась, в мгновение ока очутилась рядом. Коснулась ладонью щеки Миры, прошептала:

— Так и будет. Так и будет…

Её обдало холодом. Ноги снова отказались держать, и в последний момент Мира почувствовала, что падает.

А потом словно кто-то резко выключил свет.

Буквально через секунду, даже меньше, где-то наверху в кромешной темноте раздался взрыв. Ещё через мгновение наступила тишина. Абсолютная.

***

— Господин Свир, — женский чуть с хрипотцой голос настойчиво повторил его имя.

Адан хотел пошевелиться, но не получилось. Тогда он попытался открыть глаза, но и это оказалось непосильной задачей.

— Уже пятнадцать минут в отрубе, — откуда-то сбоку констатировал недовольный баритон.

— Наверное, лучше позвать врача, — предложил уже знакомый женский голос.

— Мне не нужны проблемы. — Рядом двинули стул. Донёсся шорох, и снова заговорил мужчина: — Поймите правильно. В баре полно народу. Если сюда приедет неотложка, то следом сунется полиция, и начнется переполох. Как вы наверняка догадываетесь, мне это совершенно ни к чему. Поэтому предлагаю отвезти вашего приятеля к врачу самостоятельно.

— Вообще-то, он — не мой приятель. Он — адвокат. Мы договорились встретиться, чтобы…

— Подробности меня не интересуют. Мои ребята помогут вынести его отсюда к вашей машине. Если не хотите связываться, пусть валяется здесь, пока не очухается. А потом выбирается сам.

— Но…

— Врача в моем баре не будет!

Послышался характерный звук шаркающих ног. Хлопнула дверь, и шаги стихли.

Адан снова попытался пошевелиться. На этот раз успешно. Хотя и с огромным трудом, но удалось разлепить тяжелые веки.

Первое, что он увидел — обеспокоенное лицо склонившейся над ним клиентки. Фиолетовая блузка с закрытым воротом и яркий макияж подчеркивали бледность, придавая коже какой-то неестественный, мёртвый оттенок.

— Господин Свир, — дрожащие губы скривились в вымученной улыбке. — Как хорошо, что вам лучше. Я уже не знала, что и думать, — она выпрямилась и прижала к груди сцеплённые в замок пальцы.

Вместо ответа Адан благодарно улыбнулся. Осторожно приподнялся на локтях и огляделся.

Он лежал на небольшом сером диванчике у стены. Напротив находился изогнутый металлический письменный стол и кресло с высокой спинкой тоже серого цвета. Окон не было, только пустые стены, выкрашенные под серебристый мрамор. Наверное личный кабинет владельца.

— Господин Свир, как вы себя чувствуете? — клиентка заботливо коснулась его плеча, прерывая поток мыслей.

Адан перевел на неё растерянный взгляд:

— Что со мной случилось? — каждое слово давалось с трудом, как будто он разучился разговаривать.

— Не знаю, — она покачала головой. — Когда я пришла, даже не сразу вас увидела. Потом заметила, как вы помахали рукой. И вдруг покачнулись… Упали на пол. Я подбежала, попробовала привести вас в чувство, но бесполезно. Вы не реагировали, поэтому вас отнесли сюда.

Такого с ним никогда не было. Серьёзно болен или обычное переутомление? Хотелось надеяться, что последнее. В конце концов, он не железный. Столько работать без выходных… Надо будет обязательно заскочить как-нибудь к доктору Фью. Всё же потеря сознания — достойная причина задуматься о здоровье…

Стоп.

Адан нахмурился. Стойкое ощущение дежавю усиливалось. Всё это уже было, не хватало только подозрительных девиц. Роми и… кажется, вторая представилась Мирой.

Может, они остались снаружи? Или всё ещё внизу, у стойки? Тогда откуда здесь клиентка? Ведь он же поднимался наверх, никого не обнаружил. Даже дверь исчезла.

Адан медленно сел, пытаясь вспомнить, что случилось. Неужели приснилось? Но он ведь не спал, а потерял сознание. Именно так, как рассказала клиентка — прямо за столиком. Почувствовал какой-то запах… Резкий, которым невозможно дышать. Потом точно пришёл в себя и вовсе не в этой комнате, а в баре. Было темно, затем почти сразу включили свет, и он смог спуститься на нижний этаж. А дальше…

— Если вам уже лучше, мы можем поговорить о моем деле?

— Деле?..

— Ну да, — неуверенно кивнула клиентка. — Помните, утром, мы же договорились…

— Простите, — торопливо перебил Адан, поднимаясь с дивана. — В данный момент я вряд ли смогу вас внимательно выслушать. А тем более что-то дельное посоветовать. Давайте встретимся завтра. Или ещё лучше на следующей неделе. У меня в офисе или где пожелаете, но сейчас… Сейчас мне лучше поехать домой. Я вам позвоню. Извините.

***

Мира очнулась, приподнялась на локте, огляделась. Вот теперь она точно в родном Актарионе — лежит на газоне прямо посреди многолюдной и шумной Центральной площади Миера. Бар исчез вместе со Способной, вокруг росла привычная ярко-розовая трава. С оранжевого неба ослепительно светило голубое солнце.

Встать получилось далеко не с первого раза. Хотя «получилось» — понятие растяжимое. Едва Мира выпрямилась, как со всех сторон послышался протяжный вой сирен. Мужчины в красных комбинезонах — санитары Первой помощи — подхватили её под руки и практически силой уложили обратно на траву. Зачем-то принялись осматривать, ощупывать, что-то измерять приборами. Её вопросы либо не слышали, либо игнорировали, удивлённо перешёптываясь между собой. Наконец, рядом остался только один из них.

— Что случилось? — в десятый раз за последние две минуты спросила Мира.

— Тебе повезло, вот что случилось, — философски изрёк он, закрывая чемоданчик и поднимаясь с колен. — Хотя всё относительно.

Что санитар имел в виду, она не поняла, но уточнить не успела. Как только он отошёл, к ней тут же подскочил худощавый мрачный полицейский и устроил допрос с пристрастием. Попытки объяснить, что она туго соображает и ничегошеньки не помнит, оставались без внимания. Но зато хотя бы удалось приблизительно понять, что же произошло.

Оказалось, таксилёт, на котором она находилась, взорвался прямо в воздухе. Остатки рухнули в пруд в паре сотен метров отсюда, водитель погиб, а она не просто выжила, но совершенно не пострадала. Последнее обстоятельство очень беспокоило хмурого полицейского, о чём он неоднократно ей сообщил, щурясь и пристально вглядываясь в глаза. Ну вот, ещё один Способный на её голову… Небось, пытается прочитать мысли. Напрасно, потому что она не обманывала. Мира действительно не знала, когда и как произошла авария. Помнила только бар, исчезнувшего адвоката и Способную с ярко-рыжими, как небо, волосами. Ни куда и откуда летела, ни зачем. Память словно отшибло.

Разговор пошёл по третьему кругу, когда полицейский потребовал никуда не уходить и переключился на немногочисленных свидетелей взрыва.

Мира зло плюхнулась обратно на траву и огляделась. Вокруг неё уже собралась толпа зевак, автолёты разных цветов и моделей бесшумной вереницей опускались на дорогу. Наверняка совсем скоро сюда притащатся журналисты.

Вот так вляпалась…

Что теперь делать — Мира не знала. С неудовольствием заметила, что требование оставаться на месте совершенно излишне. По периметру газона уже выставили лазерное заграждение. Захочешь уйти, не выйдет. Только становиться звездой выпусков новостей в планы не входило, как, впрочем, проводить остаток жизни в тюрьме, доказывая, что хоть и не помнит ничего, но взрывать таксилёты — точно не её хобби. Может, рассказать им про Способную и парня, что благодаря ей исчез прямо из бара? Нет, наверняка не поверят. Да и как объяснить, каким образом оттуда она оказалась прямо здесь — на лужайке? Она ведь самая обычная актарионка, никаких способностей к телепортации у неё отродясь не было. И где этот самый бар — тоже не было ни малейшего представления.

— Помощь нужна?

— Нужна, но на адвоката у меня нет денег, — Мира уставилась на сероглазого незнакомца, непонятно как и когда успевшего усесться рядом с ней на траву.

Он щурился и едва заметно улыбался:

— А я разве похож на адвоката?

— Неа, но раз сумел пройти ограждение, ты либо полицейский, либо адвокат, либо Способный. Первые не носят чёрные джинсы и тёмно-серые футболки, последние не предлагают таким, как я, помощь.

— Ну, Способные тоже бывают разные, — он подмигнул.

— Ага, сволочи и большие сволочи, — усмехнулась Мира, срывая травинку и засовывая кончик в рот.

Несколько секунд он, всё так же улыбаясь, пристально смотрел Мире в глаза. Потом покачал головой:

— Неужели ты решила изменить планы и стать звездой местных новостей? Или собираешься провести остаток жизни в тюрьме, доказывая, что взрывать таксилёты — точно не твоё хобби?

— Откуда ты?..

Мира нахмурилась, осеклась. Ясно. Прочитал её мысли. Значит, всё-таки очередной Способный.

— Ты будешь дурой, если не примешь мою помощь. Не думаешь же ты…

— Ты знаешь, что я думаю, — с досадой пожала плечами Мира. Собралась послать улыбчивого незнакомца подальше, но вдруг перехотела. Он почему-то больше не раздражал.

— Знаю. И что ты чувствуешь — тоже. Но у нас не так много времени на дискуссии.

— Разве? У меня, кажется, масса свободного времени…

— Ошибаешься, — из его серых глаз исчезла ухмылка. — Но я могу помочь. Беседы будем вести потом. — Он замолчал, а Мира словно услышала невысказанное: если откажешься — помогу тебе без твоего согласия.

— Чертовски приятно иметь с вами дело. Всегда есть право выбора, — хмыкнула она и оглянулась.

Казалось, никому до них не было дела. Полицейские продолжали допрашивать свидетелей, остальные начали расходиться, понимая, что самое интересное уже закончилось. А вот для неё все только начиналось. Или началось давно, но никак не хотело кончаться. Сейчас отвезут в Управление, начнут допытываться, что, как, почему… Знать бы ещё, что на самом деле не виновата, но последние несколько часов жизни выглядели одним жирным прочерком.

Исчезнуть бы, переждать… А там видно будет.

— И как ты собираешься мне помогать? Втянешь в ещё большие неприятности? — Мира обернулась к незнакомцу.

— Идём, — он встал, протянул ей руку, предлагая подняться.

— Куда?

— Сначала к тебе. Возьмёшь свои вещи, одежду. Потом отведу к себе.

— Ладно, только… — Мира выразительно показала глазами на лазерное ограждение. — Я, как вы, сквозь стены и пространства не умею, — она сжала его ледяные пальцы.

— Не волнуйся на этот счёт, — он снова улыбнулся, потом, не выпуская её руку, подвёл Миру к самому ограждению. Спросил: — Готова? — не дожидаясь ответа, притянул к себе, обнял обеими руками, и… Меньше, чем через миг, они уже стояли перед знакомой входной дверью её квартиры.

— Очень оригинально. Спасибо, конечно, но сразу внутрь нельзя было?

— Можно было. Но вторжение в частную собственность?.. — он театрально прищурился, покачал головой. — Не мой стиль.

— Ключей у меня всё равно нет.

Незнакомец положил руку на дверное полотно.

— Отсутствие ключей — поправимо.

Внутри что-то щёлкнуло, как будто раскрылся старый механический замок, которого здесь отродясь не было. Дверь с тихим шелестом уползла в сторону.

Мира почти вошла в холл, но в проёме остановилась.

— Может, подождёшь здесь?

— Боишься меня? — Темнота в квартире его, похоже, нимало не заботила. — Не стоит.

Мира не ответила, страх исчез сам собой. Она, не оборачиваясь вошла в квартиру.

— Надеюсь, у тебя хотя бы имя есть.

— Конечно есть, — он зашёл следом, и дверь почти бесшумно закрылась. Неожиданно загорелся свет. Яркий, пронзительный.

Мира тут же зажмурилась, а когда открыла глаза, первое, что увидела — нахально-невозмутимую физиономию незнакомца.

— Ллэр, — представился он.

— Ясно, — она махнула рукой вправо, слегка задев его плечо: — Прости. Там кухня, но еды всё равно нет. Меня долго не было дома. Там, — Мира указала в противоположную сторону, — есть диван. Был, во всяком случае… Можешь сесть и подождать. Я быстро. Переоденусь, потом возьму вещи.

Ллэр за её жестом проследил, но предложенный диван, кажется, его совсем не заинтересовал. Он снова обернулся к ней:

— Да… А тебя как зовут?

— Мирой меня зовут, а то ты не знаешь. Забыл влезть мне в голову и всё выведать?

— Между прочим, я не пасусь безвылазно в твоих мыслях, — хмыкнул он. И ушёл в комнату.

© Merely Melpomene,
книга «Эннера».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (2)
Very_
Часть первая. Глава 1
Интересно. Но иногда сюжет затягивается.
Ответить
2018-05-29 18:33:25
2
Надежда Лобова
Часть первая. Глава 1
С самой первой строчки стало настолько интересно, что не могу оторваться.
Ответить
2018-11-25 08:10:28
3