Часть первая. Глава 1. Бар
Глава 2. Взрыв
Глава 3. Замок
Глава 4. Гости
Глава 5. Разговор при луне
Глава 6. Дух противоречия
Глава 7. Истерика
Глава 8. Море Истока
Глава 9. Странное свечение
Глава 10. Старая знакомая
Часть II. Глава 11. В гостях у Ллэра
Глава 12. Вирус
Глава 13. Луна доа
Глава 14. Тени
Глава 15. Рецепт
Глава 16. В замке
Глава 17. Уговор
Глава 18. Покажи
Глава 19. Исцеление и смерть
Глава 20. Самый древний атради
Глава 21. Пещера
Часть III. Глава 22. Бал
Глава 23. Доани
Глава 24. Сила ревности
Глава 25. Голос
Глава 26. Ловушка
Глава 27. И снова Тени
Глава 28. Правда
Глава 29. Новый Замок
Глава 30. План Таль
Глава 31. Выбор
Глава 32. Снова вместе
Глава 33. Нэшта
Глава 34. Прощание
Глава 35. Конец и начало
Эпилог
Глава 15. Рецепт

Мысль нанести очередной визит в Актарион пришла сразу же, когда добрая дюжина искрящихся на фиолетовом небе Мир перестала плавно раскачиваться перед глазами и видоизменилась в одну единственную. Стоило Адану убедиться, что он даже приблизительно не представляет, как сделать то, что с лёгкостью вытворяла девчонка, и следующий шаг был ясен.

Ллэр согласился отправиться в Миер вместе, а у Роми хватило сил, чтобы вернуться в Тмиор самостоятельно, прихватив с собой «светящуюся шалунью». Это радовало, потому что в противном случае встреча с Таль могла стать последней. Казалось, гнев так силён, что Адан, не задумываясь, размажет её по стенке, как только увидит. Пусть и понимает: уничтожить Таль — не выход. Им всем нужны ответы. Ответы, которые знала лишь эта сексапильная дрянь.

Обнаружить Таль не составило никакого труда. Она была в уже знакомом доме, куда он нанёс визит рано утром, за овальным столом в своём рабочем кабинете. Внимательно изучала что-то в голографическом ноутбуке, меняя местами неоновые изображения. Как всегда, уверенная в себе, собранная. Чертовски красивая.

И даже одетая. Почти.

— Здравствуй, Ади. Так быстро переду... — спиной к ним произнесла Таль, осеклась, обернулась. На мгновение задержала пристальный взгляд на Ллэре. В синих, густо и ярко подведённых глазах промелькнуло едва заметное отвращение. Промелькнуло и исчезло. На губах заиграла улыбка — любезная, холодная, осторожная. — Добрый день. Ты, наверное, Ллэр? — она поправила рукой пышные каштановые кудряшки, откинулась на спинку высокого чёрного кресла. Посмотрела на Адана, вопросительно вскинула тонкие брови. — Объяснишь, что происходит?

— Не поверишь, куколка, у нас к тебе точно такая же просьба.

— И всё же ты первый, милый.

Кто бы сомневался, что Таль не станет сыпать откровениями с порога.

Они обошли стол, Адан без разрешения плюхнулся на диван у противоположной стены. Обратился к Ллэру, оставшемуся стоять:

— Ты вроде умеешь задавать правильные вопросы, но всё же начну я. Не против?

Тот, театрально прищурившись, сделал широкий приглашающий жест.

— Вот и отлично. Речь пойдёт о Мире Ошер. Вернее, о том, что ты из неё сотворила. И почему хотела убить.

— Опять? — Таль скрестила на груди изящные, холёные руки с накрашенными ноготками. — Не вижу смысла обсуждать это ещё раз с вами.

Адан небрежно вытянул босые ноги, поёрзал, устраиваясь на диванчике поудобнее. Машинально отметил, что еле сдерживается, чтобы не схватить Таль за горло и не выжать из неё правду в буквальном смысле слова: какого чёрта творится, зачем их преследуют бестелесные уроды, кто за всем стоит и почему. Не факт, что получится. Значит, придётся заинтересовать и вынудить поделиться информацией в обмен на то, что нужно ей.

— Даже, если скажу, что Мира выжила?

— Исключено, Ади. — Она покачала головой и насмешливо улыбнулась, как будто услышала несусветную глупость. — Эта девушка умерла. Смирись и забудь. У нас с тобой есть другие, более важные темы для разговора.

— И всё же. Что, если Мире удалось остаться в живых после взрыва, который ты устроила?

Ни один мускул не дрогнул на её лице. Она посмотрела на молчащего Ллэра, потом снова на него. Спокойно ответила, кажется, ни секунды не сомневаясь в собственной правоте:

— Даже если ей удалось… Допустим, каким-то чудом. Например, кто-то не вовремя её спас из квартиры. В любом случае он сделал только хуже. Мира больна и обречена на долгое, мучительное умирание. Хоть ты мне и не веришь, я всего лишь пыталась облегчить её участь.

— После того, как сначала использовала для опытов. Весьма милосердно.

— Наука требует жертв, — пожала плечами Таль. — Болезнь Миры создала не я.

— Хорошо. А что ты скажешь, если Мира не только выжила, но и превратилась в доа? — Адан подался вперёд. — Это, как минимум.

Таль скептически усмехнулась.

— Скажу, что это было бы великолепно, потому что означало бы успех проведённого нами эксперимента. И огромные перспективы в будущем. Для меня, не для Миры, конечно же.

— Тогда тебе будет полезно услышать, что она на самом деле жива и теперь способна… на многое. Всё ещё настаиваешь, что нам незачем говорить о ней?

— Настаиваю. К сожалению, как бы мне не хотелось признавать, эксперимент провалился, — она перевела взгляд на Ллэра, чуть склонила голову набок. — Теряюсь в догадках, чем моя скромная персона могла заинтересовать атради.

— С такими амбициями претендовать на скромность? — Ллэр широко улыбнулся.

— С такими это какими?

— Твоя контора пытается изменить ход эволюции, исправить путь развития, который выбрала природа. Или хотя бы найти рецепт.

— Ускорить ход эволюции. Направить в нужное нам русло. Улучшить путь развития. Или хотя бы найти рецепт, — Таль тоже улыбнулась. Той самой улыбкой, которую Адан любил и ненавидел — самоуверенной бесстрашной гордячки. И ведь наверняка понимает, что ходит по острию ножа. Что они с Ллэром, вместе и по отдельности, превосходят её по силе и способностям. А всё равно не боится. Бросает им вызов. — Это каким-то образом мешает Тмиору? Беспокоит? Раздражает?

— Что ты! Если бы мешало, твои исследования давно бы прекратили. Но как тебе нет дела до атради, точно так же Тмиору плевать, чего вы добьётесь своими экспериментами. Хотите себя улучшить? Удачи. Правда, совершенно искренне — удачи! Миров много, хватит места для всех бессмертных и одарённых. Мы здесь не за тем, чтобы обсуждать глобальные перспективы твоего проекта.

Таль слегка повела рукой в воздухе, видимо, предлагая пояснить.

— Мира, — коротко ответил Ллэр, и прежде, чем она успела сказать хоть слово, продолжил: — Мы здесь из-за неё. Завязывай с категоричностью. Мира жива и совершенно не похожа на смертельно больную. Что заставило тебя думать, что эксперимент с ней провалился?

Таль неторопливо поднялась с кресла. Оказалось, что просвечивающий рыжеватый топик — часть такого же облегающего брючного костюма. Адан не смог сдержать усмешки. Вот и нашлось ещё одно общее качество с Роми — выставлять себя напоказ, только откровенные наряды Таль вряд ли оправданы питательным солнцем Актариона. Хотя, кто знает.

Она обошла стол, присела на край с другой стороны, прямо перед ними. Грациозно, не спеша, но всё же немного не так, как обычно. Адан чувствовал её волнение, хотя внешне Таль ничем его не показывала. Спокойные, плавные жесты, невозмутимое выражение лица, полуулыбка.

— Что конкретно тебе известно о моём эксперименте?

— Скажем так, я держался неподалёку последние несколько лет. Имею представление, чего ты и твои помощники добивались, в какие стены упирались, сколько свинок уморили и что хотели от Миры и тех, кто был до неё.

— Если Мира жива…

— Мира жива. Без «если». Это факт.

— Более того, — вмешался Адан. — Мира полна непонятных, удивительных способностей, которыми ты её наделила, а некоторых из них, — он кивнул на Ллэра, снова посмотрел на Таль, — нет ни у одного из нас. Странно, не правда ли? Ведь согласно твоей утренней теории ты создавала из Миры некое подобие меня. И я тебе гарантирую, что у тебя не просто получилось. Ты превзошла саму себя. Так что говорить о неудачном эксперименте с моей точки зрения даже не приходится. Скорее, я поверю, что ты создала нечто, чего не ожидала, что вышло из-под контроля, и потому предпочла ликвидировать.

— Тебе бы очень хотелось, чтобы я это подтвердила, да? А ещё взяла на себя вину за все твои неприятности, правда? Лучше заочно — на годы вперёд, — Таль продолжала улыбаться как ни в чём ни бывало. Словно улыбка прилипла к губам, и это злило больше, чем её слова. — Вынуждена разочаровать, Ади, — она поочередно оглядела их. — Признаюсь, мне очень трудно поверить в живую Миру. Но раз вы настаиваете, я попробую. Почему решила, что не получилось? — теперь Таль обращалась к Ллэру. — Всё просто. Мне удалось привить ей ген способных. Не сразу, но удалось. Организм девчонки оказался таким же несносным, как её характер.

— Кто бы говорил, — Адан закатил глаза.

Таль не удостоила его даже взгляда. Продолжила, обращаясь к Ллэру:

— Постепенно получилось создать в ней то, ради чего ставился эксперимент — ПНК. Третий тип нуклеиновых кислот, который бы отвечал за передачу всей паранормальной информации из поколения в поколение, вступал бы во взаимодействие с ДНК и РНК. Но при этом способности у Миры не проявлялись. Вообще. Никак, ни в чём. Как будто в её жилах текла самая обыкновенная кровь. Никакие тесты, раздражители, энергетические добавки не действовали. По шкале паронормальных возможностей Мира не тянула даже на слабую способную-актарионку.

— Может, стоило подождать прежде, чем принимать кардинальные меры, — усмехнулся Адан.

— Чего именно ждать? Пока она не умрёт? — в глазах Таль на миг промелькнула грусть, или ему просто хотелось так думать. — Как бы ужасно это ни звучало, Ади, но с нашей точки зрения оставить Миру в живых не представлялось возможным.

— Допустим, — не сдавался он. — Но ты бы могла обойтись более гуманным способом. Усыпить или… не знаю… В конце концов, Мира не какая-то зверюшка.

— Не зверюшка. Поэтому сначала в таксилёте сработало устройство с усыпляющим газом, и только потом машина взорвалась. Я не виновата, что кому-то взбрело в голову вытащить её оттуда раньше, чем всё случилось.

— Но ты и это предусмотрела, — улыбнулся Ллэр.

— Да. В её квартире тоже был газ. Мира ничего не почувствовала… бы.

— Милосердие из тебя так и прёт! — У Адана никак не получалось взять себя в руки.

— Ади, да пойми же ты наконец! Мира смертельно больна. Вдобавок — с ПНК и аморфными способностями. Ей бы стало хуже, она снова попала бы в больницу, и что потом? Вылечить её не смог бы никто. А вот результаты крови вызвали бы нежелательные последствия, история получила бы огласку. Как ты наверняка догадываешься, мне лично такая слава ни к чему.

Он громко хмыкнул. Мелькнула мысль, что Ллэр мог ошибиться. Что в планы Таль вовсе не входило избавляться от Миры. Она могла что-то заподозрить и использовать атради в своих целях. Вынудить их вмешаться, чтобы каким-то образом спровоцировать попадание Миры в плешь. Пусть и утверждает, что не имеет о ней представления.

— Хорошо, — Таль повела плечом. — Я готова признать, что, возможно, ты прав. Мне не стоило торопиться. Надо было рискнуть и подождать ещё.

— Неужели?

— С тобой происходило почти то же самое, — не обращая внимания на его сарказм, продолжала она: — Спящий особый дар. Потрясающая, удивительная, многообещающая кровь. Столько потенциала. А на деле — ничего.

— Полагаю, мне крупно повезло, что в нашу последнюю встречу ты не успела напичкать мою квартиру каким-нибудь ифзанитом? — Он замолчал, нахмурился, вспомнив об отказавшем прямо в воздухе кабриолёте. Могла ли Таль решиться на такое? Теперь Адан даже не сомневался — легко.

— Тебе повезло, что я тебя нашла, — судя по тону, она подразумевала именно то, что сказала. Вот так — буквально, без не то что ложной, а вообще без скромности. — Говорила и не устану повторять. Ты — особенный, как бы ни называлась твоя раса. И единственный. Других таких в Бэаре я не встречала.

— Радует, что всё же искала.

— Естественно, — то ли не замечая, то ли делая вид, что не замечает его иронию, Таль задумчиво перевела взгляд на Ллэра. — Когда ты спас Миру? В таксилёте или в квартире?

— Это имеет значение?

— Огромное. Если не в таксилёте, значит, Мира смогла выжить, только если её способности себя проявили. Это, в свою очередь, означает, что я не учла какой-то фактор. Пытаюсь понять, какой. Допустим, всё, что Адан рассказал мне про плешь, правда, и если речь идёт о той же Мире… Ты ведь не мог ошибиться?

— Я не мог ошибиться. И я не ошибся. Хочешь её увидеть? Чтобы раз и навсегда покончить со всеми «если».

— Не хочу. Но мне нужно больше информации. Конкретной. Как спаслась, какое отношение имеет к вам и что именно вы хотите от меня.

— Договорились, — ухмыльнулся Ллэр. — Как спаслась? Ты права. Я поспособствовал. Такой ценный материал не должен был пропасть даром. Едва успел, между прочим. Вытащил её тело из таксилёта, пока сознание Миры отправилось в Плешь. Именно этот переход и позволил мне оказаться там вовремя. Насколько могу судить, роль катализатора, который ты так долго искала, сыграла как раз попытка её убить. Вероятно, твои предыдущие раздражители были недостаточно раздражающими. А вот умирать Мира не захотела, поэтому разумом шагнула дальше, чем могло тело. Не знаю, что успел рассказать тебе про это Адан.

— Считай, что ничего. Ади — хороший адвокат, но в том, о чём мы сейчас говорим, разбирается… на недостаточном уровне, — произнесла Таль таким тоном, что он мгновенно пожалел о ненавистной ещё в школе биохимии. — Расскажи мне про Плешь. Я с трудом представляю себе, что это. Но, кажется, как раз там следует искать ключ к разгадке активировавшихся способностей.

— Ладно, — чуть качнул головой Ллэр. — Плешь — не просто фильтр между мирами, но и самая мощная энергетическая добавка во всех Вселенных. Мира окунула себя в неё с головой. В результате её сознание получило недостающую дозу облучения и спровоцировала метаморфозы на физическом уровне, запустив основные процессы финального изменения в крови. Причём энергетический всплеск оказался такой мощности, что благодаря общей крови втянул вместе с Мирой Адана, вынудив его раскрыть психокинетический потенциал. А дальше…

— Дальше мой потенциал выкачал всю энергию из атради, разнёс неизвестно что, пытавшееся меня убить, и вышвырнул за Сферу под Луну, — раздражённо перебил Адан. — И это только начало. Потом стало ещё «веселее», особенно, полчаса назад, когда Мира начала демонстрировать свой. И сдаётся мне, это ещё не конец.

Ллэр рассмеялся.

— Где она сейчас? — спросила у него Таль.

— Всё-таки хочешь её увидеть?

— Нет. Мира мне не нужна. Если ты в курсе моего эксперимента, как утверждаешь, то знаешь, почему. Мне нужен он, — она кивнула на Адана. — Но вы сказали, что пришли из-за Миры. Даже представить не могу, чем обычная актарионка могла заинтересовать атради, — Таль скрестила на груди руки, улыбнулась Ллэру. — Расскажешь?

— Благодаря тебе, Мира больше не обычная актарионка. Возможно — доа, но… не такая, как Адан. И если кратко — мне нужен твой рецепт.

— Рецепт? — кажется, она удивилась. Адан готов был поклясться, что с момента их появления, это её первая искренняя эмоция.

— Ага. Можно ли повторить то, что ты создала из Миры, в обратном порядке. И что в результате получится.

— В каком смысле в обратном порядке? Сделать из Миры обычного человека?

— Можем начать с этого, — Ллэр медленно кивнул. — Я понимаю, что процесс намного сложнее, чем покрутить колесо в другую сторону.

— Сложность — не проблема. Не главная. Лишить возможностей даже проще, чем ими наделить. Так что теоретически вполне осуществимо. А что будет в итоге, — Таль задумалась, помолчала, несколько секунд изучая оранжево-розовый пейзаж за матовым стеклом. Потом обернулась к Ллэру: — Мира умрёт почти мгновенно. Её обычная кровь уже не справится с вирусом, который наверняка мутировал под воздействием плеши.

Ллэр несколько секунд пристально смотрел ей в глаза, потом попросил:

— Расскажи мне про вирус.

— Что конкретно? Ты же не хочешь, чтобы я начала сыпать формулами и определениями. Ади и так уже заскучал.

— С тобой заскучаешь, как же, — ухмыльнулся Адан. — Каким бы тупым я ни был, меня тоже волнует этот вирус. Хочешь конкретно? Пожалуйста. Можно его вылечить?

— Нет.

— Не врёшь?

— А как ты думаешь? — Таль бросила на него выразительный взгляд. — Мира идеально подходила для эксперимента во всём, начиная с состава крови и заканчивая биографией. Единственный минус — неизлечимый врождённый вирус, вынуждавший нас спешить. Если бы я могла его вылечить, я бы это сделала. В первую очередь. Не ради неё. Ради себя.

— Не верю, — тряхнул головой Адан. — Затеять такое исследование и не уметь справиться с каким-то вирусом? Так не бывает. Ты просто не захотела. Почему-то.

— Тебя-то почему она волнует?

— Представь себе, волнует. Может, мне нравится Мира. Я не хочу, чтобы она умирала. Раз уж выясняется, что я — единственный доа на свете, а у тебя получилось создать ещё одного… одну… Это же естественно, что мы захотим быть вместе и всё такое. Будем повышать популяцию доа, не покладая рук.

— Вы не…

— Вирус, Таль. Пожалуйста, — вмешался Ллэр. — С кем Адан заведёт потомство на данном этапе несущественно.

— Для тебя, — парировала она. — Для меня как раз очень существенно. Поэтому… — Таль нахмурилась, сосредоточенно вглядываясь в лицо Ллэра. — Я готова предоставить тебе необходимую информацию. Рецепт, который ты ищешь. При одном условии.

— Каком?

— Ади должен остаться здесь.

— Как ты себе это представляешь? — Адан в изумлении вскинул брови. — Думаешь, Ллэр сможет меня уговорить? Или заставить?

Таль даже не посмотрела в его сторону.

— Помоги мне, и я найду способ повернуть вспять то, что тебе действительно нужно.

— Зачем тебе Адан?

— Ты же в курсе эксперимента. Адан — будущее. Такое, каким я хочу его видеть. Считай, он мне жизненно необходим. Как тебе — солнце Тмиора.

Ллэр усмехнулся.

— Не собираешься же ты сцедить у него всю кровь.

— Это уже мои проблемы. Наши. Но мы их решим, — Таль с улыбкой обернулась к Адану и снова посмотрела на Ллэра. — Я же не спрашиваю, зачем тебе понадобился рецепт.

Он вскинул одну бровь, прищурился.

— Сначала о вирусе, Таль. Потом — о том, что ты знаешь о доа. Я покупаю не информацию о предусловиях, я покупаю обратный билет. И хочу убедиться, что не ошибаюсь, предполагая ценность лекарства от способностей. Взамен, бонусом, готов поделиться информацией с тобой, если тебе есть, о чём меня спрашивать.

© Екатерина Осеннова,
книга «Атради».
Глава 16. В замке
Комментарии