Пролог
Ваза
Взаимодействие с миром
Однажды во Владивостоке
Происхождение нас
Смерть № раз
Смерть № два
Смерть № три
Смерть на паузе
Новая эпоха
Взаимодействие с миром
Я не могу ни к чему касаться. Не могу произносить звука. Как я могу тогда что либо изменить? Просто. Посредством паузы. Я могу застопорить не все, а к примеру что то отдельное. Для примера приведу вам недавнюю историю....

  Где то в России. Автобусная остановка на которой стоит автобус и собирается отъезжать. Водитель тянет руку к кнопке закрытия дверей и в это время я стопорю его. Со стороны ничего подозрительного. Пассажиры черезчур увлечены беседой и им до лампочки, что там с водителем. С улицы тоже ничего и никто не заметит. Часто вы смотрите на водителей автобусов проходя мимо? То-то же.
   Зачем я его застопорил?
   Вернемся к пассажирам. Их собралось тут ни много ни мало, а ровно одиннадцать. Здесь уже Я решил  поиграть с цифрами. С водителем их двенадцать, и до несчастной цифры нам не хватает одного. И этот один не абы кто, а недостающий элемент. Володя Мариостахин.
  Автор то ли забыл про него, то ли цепи запутал. В общем не важно. У него есть я.
   Все пассажиры, включая и самого водителя являются источниками катастрофических последствий. Не они сами, а их потомки. Они причем? Почему не с потомками б разобраться? Эти вопросы не ко мне. Пути Господни неисповедимы.
  А вот Володя, который уже увидев автобус перешел на бег, наоборот, безбашенный отморозок в прошлом и настоящем. Бежит от несовершеннолетней девушки, путем обмана затащивший в койку. Лишить ее девственности ему показалось мало. Его взгляд притянул огромный, размером с кулак золотой крест, что висел в корридоре, который он и прибрал, убегая. Убегая задушив ее. Задушив по трусости.
   Наконец таки достигнув цели и заскочив во внутрь салона Мариостахин начинает пробираться в конец салона, а расторможенный водитель закрывает двери и трогает в путь. В путь, где последняя остановка кладбище. Так как по дороге будет еще одна пауза с водителем, и все вместе весело полетят с перевала в низ. Где шансов выжить ну просто никаких.
  Но без чудес цепника, просто никуда. Из всех пассажиров один таки выжил. И это не водитель, у которого на носу свадьба, не молодая пара, ожидавшие ребенка, не остальные подростки ехавшие к мамам и папам, этот выживший оказался Володя.
   Как только автобус снес леер и полетел вниз, тот вцепившись в украденный  крест, начал в душе каяться и молиться. Цепник такие вещи любит, плюс я уже говорил, шутник еще тот. Дал он ему спасение, путем того, что поместил среди массы окружающих, которые ценой своей жизни спасли его.
   Всю свою оставшуюся жизнь Мариостахин отдал церкви и добрым делам. Спас много жизней учавствуя в спасательных операциях. Но под конец я все таки его засадил в подходящий вертолёт с подходящим контингентом.
© Максим Корабельников,
книга «ЦЕПИ».
Однажды во Владивостоке
Комментарии