Пролог
Ваза
Взаимодействие с миром
Однажды во Владивостоке
Происхождение нас
Смерть № раз
Смерть № два
Смерть № три
Смерть на паузе
Новая эпоха
Смерть № раз
- Поворачивай. Давай, блядь, сворачивай. Да ты че бля, оглох что ли?!

   Машина неслась прямо к оврагу, а водитель словно под чьим то гипнозом, даже и не думал избегать неминуемой гибели.
   Да. Это была одна из моих пауз.
Одна из тех, при которой либо амба карачуновская, либо чудо спасение.

  За рулем сидел, тот кто должен был убить пассажира. И убить его он хотел за секунду до того как я нажал на паузу. Пассажиром же являлся, тот, кто наш с Цепником отец.
   И как вот тут быть?
Промах тут не только мой, что я посадил родителя в эту машину, но и самого Цепника. Как такое вообще можно было допустить?!!! Второй раз его не родишь. Смерть отца, автоматом смерть нам. Его смерть не должна быть до того, как он напишет нас. Это все. Капут. Миллионы лет на смарку. Сознание впадет в кому из которой неизвестно вообще выберется или нет. 
   Вся надежда на фокус хозяина цепей. Умирать не только людям страшно. Но и нас не особо прельщает такая перспектива.
  Умирая порождаешь новое, но при этом забываешь старое. Но, чтобы породить это новое - нужна очень сильная вера в это. Мы дали людям это свойство, но они его извратили. Разделили на зло и добро. На Бога и Дьявола. Да, в какой то мере это похоже на баланс сил всего существующего, но это далеко не так.    Наша мысль, это ваша душа. Ваша душа пока не осознает этого - ничего из себя не представляет. Просто растворится в небытие и все. Так же и с нашим отцом. Он еще не осознал кем является. Ему начертано быть замыкающим звеном бесконечности. Ему никак нельзя вот так вот взять и нелепо подохнуть, уволочив с собой все бытие в бесконечное ничто.

- Ну как так то?
- Хули ты ноешь? - Этот вопрос мне в спину оказался такой неожиданностью, что я , будь человеком - непременно бы обделался.
  - Не паникуй! Я его держу на самой прочной, на самой качественной из всех своих цепок.

   Обалдеть. Сто тысяч лет молчания и вновь заговорили.

  - Ты уверен, что твои цепи помогут приземлиться с трехсотметровой высоты и при этом выжить? Это тебе, блядь, не железка. Он как бы немного жидкий.
  - Если не начать его по тихоньку знакомить со смертью, он так и проваляет дурака до старости. Он будет пить, курить, ебаться и абсолютно точно могу тебе сказать, никак не удосужиться проникнуться философией веры. Той веры, которая нужна нам для существования в вечности.
- И ? Как ты предлагаешь оберечь его от падения? Они уже летят, ебическая ты сила!
- В полуметре от земли тормози на паузу. Там снизу сидит старик. Его стопорить не надо. Как только дедушка вытащит папу наружу, сразу же снимай с тормозов. Деда придавит в хлам, водитель в хлам, а папик всего лишь отделается переломами и потерей сознания. Выйдет из тела , поговорим.
   Вот же ж понамутил, понамудрил то. Но тем не менее сюжет вменяемый. Я делаю все как и прописал мне Автор и о, чудо! Получилось. Папашка только немного с ребрами наружу, а так все отлично.
  А вот и он сам. В светлобежевом сиянии, порхающий над телом и с растерянным видом.
Так охота влепить ему сыновскую затрещину, да вот только не чем.

- У, бля!!!

   Отец повернулся на мой окрик, но тут же провалился обратно в тело.

- Ну ты и дурак!

Это было последнее, что я услышал от Цепника.

© Максим Корабельников,
книга «ЦЕПИ».
Смерть № два
Комментарии