Пролог
Ваза
Взаимодействие с миром
Однажды во Владивостоке
Происхождение нас
Смерть № раз
Смерть № два
Смерть № три
Смерть на паузе
Новая эпоха
Смерть на паузе
  Я и Цепник, ошалевшие от последнего случая, собрались встретиться и обсудить, как быть дальше. Ситуация вышла из нашего контроля и полностью перешла на сторону папашки.
    
      Он вырос. Скорость его взросления набирала обороты с каждым днем все сильнее и сильнее. С одной стороны это хорошо - он стал мнить себя Богом. Отрекся от всех религий. Перестал верить в то, что навязывало общество, церкви и любое поползновение каких либо правил. Но с другой стороны это плохо. Наше с Цепником существование в дальнейшем, оказывалось под вопросом.
Папаню перестало воспринимать его окружение, как адекватного человека. С каждым разом, как только он пытался высказать свою точку зрения по поводу существования всего и всех, его тут же записывали в категорию умалишенных.
  Так он становился постепенно все более и более одиноким. Кончилось все тем, что в итоге отвернулись все. Вплоть до родителей.
  Далее пошла полоса очередных смертей. Смерть № четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять. И в каждом случае, он возвращался в тело уже без нашей помощи. Но и не без встреч с нами.
  Находясь в теле, он не осознавал всей своей силы. Подозревал, что с ним что то не то, но до конца понять не мог. Но как только оказывался вне, так тут же появлялся возле нас. Так же неожиданно, как Цепник передо мною.
  Он каждый раз, как и в первый, сминал нас в комок и вышвыривал все туда же, на северный полюс. В одно и тоже место.
   Цепник страдал больше всех. Все его разорваные цепи на отдельные звенья, впивались в его вязкую плоть и выглядеть от этого он начинал, словно полностью покрытый пирсингом хиппи.
   От разрывов цепей по миру поползли огромные волны хаоса. Контроль над которым взял папа. Сам того не осознавая, он начал мысленно управлять миром.
  Кто то его если обидел, он просто говорил в своей голове "подохни", и обидчик спустя какое то время отчаливал в лапы Цепника. Люди мерли как мухи по осени. Не понравилось, что то в мире - "подохните", и в том месте начиналась либо война, либо эпидемия.
  Сомнения жрали его еще больше. Он не верил, что это делает он. Находясь в теле, он был замылен человеческим подсознанием. А оно, как некая камера заключения стопорила его от еще больших разрушений.
  Началось безумие. Опять полоса наркотиков и алкоголя. Они на какое то время глушили его запал. И шло это до тех пор, пока не накатила передозировка от всего употребленного разом.
   Смерть № десять.

  - Суарес, Альверос! Ебать вас тыщу лет посохом Аббеллии.
 
  Мы с Цепником даже неуспели понять, что это за имена, и сами скрутившись в комок, приготовились к полету.

  - А ну стоять!!! Расходимся по углам! Что за обнимашки?
 
    Троящий и до жути страшный голос папика ввел в еще большее оцепенение.

  - Ну напросились сами!

После этих слов произошел такой пинок, что землю мы огибали очень, ну просто очень много раз. Летали словно сошедшее с ума солнышко. За секунду виток вокруг планеты и так на протяжении года. И в конце концов, пробив льдину, все того же места, куда он нас периодически отправлял, ушли торпедой на дно.
И вот на этом то дне, все и стало понятно. Мы увидели, что хотел папа и зачем он нас сюда периодически подкидывал.

© Максим Корабельников,
книга «ЦЕПИ».
Комментарии