Пролог
Ваза
Взаимодействие с миром
Однажды во Владивостоке
Происхождение нас
Смерть № раз
Смерть № два
Смерть № три
Смерть на паузе
Новая эпоха
Смерть № два
После первого раза, наш папка абсолютно ничего не понял. Цепник ошибся. Какая философия, какая вера, какие там ему размышления, когда под боком красивые похотливые девчата. Когда их ноги раздвигаются и в голове выключаются абсолютно все думательные процессы.
   Папашку захлестнуло цепями из Содома и Гоморры.
     Наступила пора экономии на трусах. Так как они надевались очень редко, то соответственно почти и не снашивались.
  И мне всё это приходилось наблюдать. Я стал ценителем порнухи. Порою качественной, порой унылой. И в итоге она надоела  до такой степени, что захотелось риска. Бросить его в этом океане разврата и исчезнуть где нибудь , где нет людей. Не думаю, что он сможет помереть в оргазмах.

      Антарктида!

     Лечу туда для умиротворения и концетрации. Прилетаю, а там пингвины ебутся. Сука! Пошла какая то ебоаномалия прям.
Ставлю всех самок на паузу. Самцов это нисколько не останавливает. Те же, кто оказался недоволен остолбеневшей подружкой, перешли на друг дружку. Ёперные шаровары. Пингвины - пидарасы! 
  Вот тебе и умиротворение. Вот тебе и концетрация.
  Снимаю паузу, ибо пингвопидоры это уже перебор.
  Некоторым, только что расторможенным, самкам такая картина оказалась - как и мне не по нраву. Завязалась бойня. Пернатых гомосеков начали мочить их бывшие подруги. Те, дабы не быть забитыми в море. Пятнадцать, одновременно занырнувших,  пингвопедов спугнули проплывающий косяк анчоусов. Те в свою очередь резко сменили траекторию и ринулись обратно к мысу Горн, где измотанный от безрыбья катерок  "Cabo de Hornos" рискуя быть потопленным от суровых ветров и течений, а затонуло здесь по этой причине за последние четыреста лет около тысячи кораблей, собирался сваливать к берегам. Как вдруг, на эхолоте нарисовался тот самый косяк.
   Жадность или голод, азарт или что еще, но именно по этой причине, несмотря на надвигающийся ураган, "Cabo de Hornos" не стал уходить к берегам, что впоследствии и оказалось роковой ошибкой. Ветхое суденышко уже буквально через каких то полчаса оказалось на дне.
   В это же время на телефоне сына, одного из утонувших, высветились два сообщения. Одно от папы :              "Сынок, я люблю тебя" , и второе от мамы : " Сыночка, приезжай скорее".
    Альберто, сын утонувшего рыбака, о том, что папы у него больше нету, понял не сразу. Он отгонял от себя эту мысль, так как после этих двух сообщений она стала прям навязчиво лезть в его голову. И когда, по местному каналу подтвердили о гибели всех членов экипажа "Cabo de Hornos", он сел у стойки бара с заполняющими слезой глазами и шарахнув кулаком по столу, выхватил у соседа из рук бутылку виски и не останавливаясь начал ее опустошать.
    Ограбленный на пойло сосед, оказался сбежавшим из психиатрической больницы невменяемым неадекватом. Вытянув из сапога отвертку, он дождался пока обворовавший его Альберто допьет его пойло, затем поинтересовался вкусно ли ему было и лишь после этого всадил свой ржавый инструмент бедолаге прямо в глаз.
   Выбежав из бара, соображая куда бежать и решив наконец скрыться за близлежащей автострадой, махнул прям сразу напрямик через сигналящие автомобили, и уже когда оставалось до края три четыре шага, попадает под летящий многотонный грузовик, за рулем которого сидел российский мигрант Лапушев Валерий Якимович.
   - Бляядь, педрило ебучее!!! Блядь! Блядь! Блядь!
   Взъяренный до бешенства Валерий, колотил по рулю, с такой силой, что вскоре обнаружил, что брызгает на лобовое стекло своей кровью из пробитого ребра кисти.
- Откуда ты уебок взялся?!!! Ну че за на хуй?! Блядь! Пидарасина американская!
   Где то сзади начали завывать полицейские сирены. В кузове спрятано пятьдесят килограмм кокаина. Это все. Жопа.
  - Всё! Я съёбываю! Ну её нахуй!
  С этими словами, Лапушев вылетел из кабины и тут же остановив на обратной полосе пикапчик, на ломаном английском, объяснил что срочно надо в порт. Показывая разбитую руку, наплел зачем то про нападение и запрыгнув в салон захлопнул за собой дверь.
  Пока они ехали, озверевший Валера набрал номер одного из своих поставщиков:
  - Ну же, ну же, ну же....блядь, возьми сука трубку!!!
   Трубку сняли где то на гудке двадцатом
  - Алло, яблоня береза, у меня жопа. Звони Тополю, срочно, прям блядь пиздец как срочно, и пускай собирает урожай. Мне сегодня надо отсюда кровь из носа съебаться. Как понял?....да, да, да. Всё давай до связи.
  Владивосток. Офис такси "Мурена".
  - Лапа звонил только что. Срочно деньги нужны. Мы все продали?
  - Двадцать грамм "белого" еще. Я знаю кому можно спихнуть оптом.
  - Ну так давай же! Че ждем? И заодно возьми заявочку. Если по пути.
    Вытащив из сейфа пакет с расфасованным зельем, Гореев передал его таксисту и пожелал добраться из точки в точку, без всяких приключений.
   У того, конечно же, это почти что получилось. Не считая того, что дамы, которых он взял по заявке, стащили у него, пока тот заправлял машину, то что он должен был отвезти.
   И таким образом , пакет с героином, оказался у брошенного мною папашки.
  Девушки, что ехали к нему, оказались из числа гоп-стоп, а папаня в виду отсутствия здравого смысла и любви к экспериментам, пошел у слабого пола на поводу и решил таки попробовать эту гадость. И уже совсем скоро по очереди повыхватывали передозировку.
   Когда я вернулся к ним с Антарктиды, я совсем никак не ожидал увидеть остывающие и покрывающиеся серым цветом тела, одним из которых был наш с Цепником папаша.
   Сидевшие у тела души, пребывали в стадии ожидания. Они пока немы, слепы и глухи.
   Пройдясь по цепочке, я обнаружил, что виноват в этом я. Я и мой фокус с пингвинами.
  - Ну что? Как погода в Антарктиде?
  Бляха-муха. Опять Цепник приперся.
   Отцепив одну девичью душу от тела, он всосал ее в себя и подойдя ко второй позвенел опустевшей цепью над ее ухом. И та, словно, улетающий в окошко дым от сигареты, залетела в тело.
  Папаша, вращая полупрозрачной головой не мог понять, где он. Яркий свет, что излучал Цепник, вынуждал его тянуться к нему.
  - Может мне как в прошлый раз? Ухнуть бляхнуть и он опомнится?
  - Сиди не разглагольствуй. Тормози лучше все, кроме девушки. Как только та, начнет приходить более менее в себя, растормаживай. Она его откачает.
  - Ты уверен?
  - Я это знаю. Непонятно почему ты в последнее время стал таким туповатым.
  - Это все земное влияние. Особенно сцены зачатия. Они ж тем самым крадут частицы нас.
  - У тебя, похоже, растащили весь рассудок.
      С этими словами Цепник исчез. Исчез так же быстро как и появился.
      Спустя некоторое время, сюжет, который он мне описал обрел действительность.
    Папашка ожил. Сука. Пингвины меня подвели, однако.
    Цепник, Братишка, я люблю тебя.


 

© Максим Корабельников,
книга «ЦЕПИ».
Смерть № три
Комментарии