Пролог
Ваза
Взаимодействие с миром
Однажды во Владивостоке
Происхождение нас
Смерть № раз
Смерть № два
Смерть № три
Смерть на паузе
Новая эпоха
Однажды во Владивостоке
     Дружба между Анастасией и Сергеем начинала перерастать по мере взросления в нечто более серьезное. Девушка не хотела терять близких отношений. Она понимала, что плотские отношения все в корень испортят. К тому же, Сергей, как мужчина ее совсем  не привлекал. Она хотела себе спокойного, без пули в голове человека. Такого, например, как Андрей из соседнего дома. Или Виталий. Или Слава. И вот эти "или или" её и сгубили. Её неопределенность начала путать наши цепи.
  Я их нашел не сразу. В поисках добротной истории и порядком устав от бездушных мелочей, я уже был готов запутать все замыслы автора сам. И просто наблюдать. Пока вдруг на линии будущего не появился огненный всплеск. Нам туда. А к этим мы еще вернемся.
  2122 год. Владивосток. Район второй речки. В элитной частной гостинице происходит нечто.
   Нэсти, а это девочка лет тринадцати, отбившаяся не только от родителей, но и от всех нравственных моралей, лупила битой троих огромных мужиков. Как такое возможно? Легко.
   Отель принадлежал её сорокапятилетнему другу, который по совместительству являлся так же другом её семьи. Об их дружбе никто не знал. Леонтий не особо горел желанием за такую дружбу оказаться четвертованым. По закону именно таким было наказание за даже просто дружбу между ребенком и взрослым. Но если это происходит тайком, и при этом в не очень хороших целях, то такая дружба может приносить огромные прибыли. Чем они, собственно, и воспользовались.
  Услуга "накажи меня малыш" очень, очень опасное развлечение. Клиент проверяется месяцами, а то и годами. В данном случае, наша парочка решила оторвать тройного бриллиантового куша. Правда знал пока об этом только один Леонтий.   От предвкушения обогащения на сто миллионов долларов, у Лени, или как он любил представляться Леонтий, заворачивало душу похлеще любого наркотика. Страх быть казненным и желание озолотиться, его просто убивали. Три месяца он ходил как сам не свой. Его кумарило и выворачивало. Он просыпался каждую ночь в кошмарном холодном поту. На нервной почве сбросил тридцать килограмм. И вот этот день настал.
Нэсти прибежала ближе к вечеру. С ней всё хорошо. Переживать не за что. Обычный подросток - оторва. Вынув из холодильника банку пива, она улыбаясь повернулась к своему , похожему на сторчавшегося нарика, другу и плюхнувшись в кресло стала сверлить его взглядом от пят до макушки.
   -А нам много заплатят? А что я должна буду делать? Меня ж не изнасилуют? Лёнь, а Лёнь. Чё молчишь?
  Лёня еле стоял на ногах. Его просто жутко колбасило. Последний остаток денег ему должны перевести с минуты на минуту. Клиенты приехать должны так же. Девочке про деньги он ничего не говорил. Сказал лишь, что заплатят очень много. Секса между ними небыло. Страх убивал его эрекцию похлеще ледяной проруби. Но то что она порется налево и направо, знал. Она сама ему и рассказала. Сама же и спросила, можно ли на этом заработать. Как то услышала. Как то решила спросить. Как то все плавно к этому и пришло.
  Решив все таки посветить девчонку в подробности, Леонтий закинулся стопкой коньяка :
  - Их будет трое и ...
  - Ээээээ! Ох ну нихуяшеньки ты молодец! Я не согласна. Ты чё ваще ?
Нэсти бросила банку в раковину и соскочив с дивана покрутила у виска
  - Я домой.
Леонтий хватаясь за сердце и пытаясь поймать за руку свою маленькую подружку, чуть было не шлепнулся в обморок.
- Нэсь, стой. Пожалуйста. С тобою ничего делать не будут.
- Ага ага. Рассказывай мне тут басни эфиопских онанистов.
- Нэся, Нэсти, оооочень большие деньги за то , что ты их будешь шлепать, бить, унижать. Доверься мне. Одна ночь и мы уедем отсюда.
- Ага, уедем. Я в морг, а ты на площадь казней. Дядя Леня, идите вы в жопу!
Кровь в Леониде Матвеиче вскипала. Звук от смс-оповещения подкосил его в коленях и он обделался. По ляхам потекло кипятком. Он этого уже не чувствовал. В ушах звенело. И , чтоб как то остановить девчужку, он решил предложить ей свою подстраховку. Тихим тихим голосом:
- Я дам тебе свой пистолет. Не уходи. Люди не тронут тебя. Услуга такая. Доверься, милая.
  Нэсти, при слове "милая" встрепетнулась. Так её не называли еще ни разу.
  - Лан, давай. Доставай пистолет. И это...как тебе сказать...
   Нэсти стесняясь сказать вслух, показала пальцем на мокрые, грубо говоря, обоссаные штаны.
   Леонтий не обращая внимание на палец, смотрел на смс-ку с поступившим платежем. Следом пришла следующая, в которой сообщалось, что клиенты в номере, а так же предупреждение о том, что все деньги как бы в заморозке. И разморозить их возможно путем введенного пароля, который будет сообщен после окончания услуги. Перестраховка на случай обмана.
  Дабы не засветится перед персоналом с отправкой Нэсти в номер, Леонтий упаковал девчулю в огромную багажную сумку и так и не переодевшись повез ее сам лично.
   Клиенты открыв номер вежливо поклонились и приняв товар, с таким же поклоном закрылись.
    Возвращаясь к себе в кабинет, он все таки почувствовал, что со штанами беда. Но это его абсолютно не волновало. Его волновал лишь благоприятный исход и полученный пароль. Холодные мокрые штаны противно прилипали к ногам, что привлекало взгляды проходящего мимо него персонала. Таким его не видели никогда и никто.
  Нэсти выбравшись из сумки, оказалась окружена тремя голыми взрослыми, лет от 30 до 50 мужланами. В такую ситуацию она попала впервые. И какой бы крутой она не была, как бы разнуздано себя не вела, прежде всего это была девочка. Взрослые то боятся попадать в такие ситуации, а это ребёнок. И самой естественной реакцией на все увиденное конечно же был сильный испуг. От жуткого страха, ее глаза наполнились слезами, а руки не смогли даже поднять пистолет.
   Клиенты, увидев оружие, испугались не меньше её самой. Двое были связаны и пристегнуты друг к другу по рукам и ногам, а третий - отбросив плетку, отскочил к стенке и размахивая руками начал, что то быстро говорить, но Нэсти в состоянии своего испуга не разбирала ни слова. Наконец, набравшись сил, она подняла свои руки, что сжимали мертвой хваткой Леонтьевский пистолет и спустила курок.
   И с этого момента, её ужас перерос до истерической паники. Выстрела не прозвучало. Вместо него мерзкое псссс и из дула полетела струя какого то пойла.
    Вспотевший и перепуганный в усмерть клиент, глубоко выдохнув еле живым и ещё дрожащим голосом  и направляясь с протянутой, к пистолету, рукой девушке  решил развязать разговор:
    - Браввво! Вот этто адреннналин! Вввотт этто ввыброс эмммо....
   Нэсти решила нажать на курок еще раз и в этот раз пссс небыло. Прозвучало оглушительное бабах и недоговоривший клиент с дырой в животе отлетел обратно к стенке.
  Пистолет для любителей русской рулетки.
    Пять нажатий на курок выдают струю любой заправленной жидкости, шестое нажатие выплевывает добротную "десяточку". Что сейчас, в принципе, и произошло.
  Нэсти, подорванная аффектом, отбросила пистолет в сторону и схватив пристегнутую к сумке, в которой её привезли, биту - пошла разносить, в кашу, головы лежащих извращенцев.
  Вот именно в этот момент и появился я. В момент, когда должно произойти то, во что надо ввязаться.
   Леонтий услышав выстрел, снова обделался. Но уже по большому. И в только что переодетые штаны.
  Он понял, что это всё. Это ни денег, ни Майами с песками, ни беззаветного будущего, а просто всё. Серая, с мокрым асфальтом площадь и орущая толпа, требующая крови.
  Вскочив со стула и вытащив со стола еще одно орудие убийства, а он был изрядным любителем коллекций подобных вещей, прям так, обосранный и невменяемый выбежал в корридор и стреляя по проходящим мимо, шел к той двери, где только что сгорела его заветная  мечта.
   Нэсти, по выстрелам в корридоре поняла, что это дядя Лёня. Ее лицо, за прошедшие пять десять минут, из тринадцатилетней девочки перетрансформировалось от пережитого стресса, в довольно таки взрослое.
   Когда распахнулась дверь и на пороге появилась разъяренная рожа ее недавнего друга, она что есть силы заорала. Проорала слово мама, с такой силой, что оно долетело до 2018 года и пикой врезалось в сердце той самой Анастасии, что не могла разобраться в своих отношениях....


  Схватившись за грудь, от внезапно возникшей боли в сердце, Настя побледнев присела на край кровати, где лежал её друг детства Сергей. Тот самый Сергей, который уже не первый месяц горел желанием залезть в трусы к своей подруге детства.

     То , что случилось в 2122-ом, являлось последствием того , что именно сейчас у данной пары произошла ссора на почве давления Сергея на Настю, своими явными намеками на секс.
   Девушка не желавшая портить дружбу, убежала в слезах из дома, в последствии чего встретила совсем не того о ком мечтала. Даже не того из кого выбирала. Далее нищета, дети, алкоголь. И в итоге по цепочке поколений на свет появилась Нэсти. Та Нэсти, которой грозила неминуемая смерть. Та Нэсти, возле которой сейчас находился я.

   - Настя, что с тобой?
Увидев бледное лицо своего объекта обожаний и потерянный вид, Сергей выкинул свои мысли о трусах, и встав на колени у ее ног, взял Настю за ладони. За жутко ледяные ладони, хотя за окном жарило июльское солнце.
   - Настя, Настя, Настенька, девочка моя, что с тобой???
  - Всё хорошо. Уже легче. Правда легче. Ты сейчас не слышал крика?
  - Какого крика? Чаек? Слышу их. А причем тут чайки?
  Настя улыбнулась. Руки её стали теплеть.
   - Дурачёк. Мне показалось, что какая то девочка звала маму, а после у меня кольнуло в сердце. А сейчас прям легче стало. И даже хорошо. Приятно так.
  Сергей смотрел на свою подружку, пытаясь понять не сошла ли та с ума. Но глядя своими небесно-голубыми глазами в её карие, в жгуче-черные огромные глазища, он смог лишь заметить, что расстояние между ними плавно сокращалось. То опускала свою голову, зачарованная заботой Сергея, Настя. Пока их губы не коснулись друг друга. Ей захотелось большего. В ней проснулась ясность своих чувств и чувств вообще. Завалив Серегу на пол, они предались тому о чем так долго он грезил.

    2122 год. Я все на том же месте, да вот только обстановочка совсем не та. Все в сером дыму и кое где огне.
   Произошел мощнейший за всю историю города взрыв. Вот именно на эту вспышку я и клюнул. Мастер вить цепи опять меня надурил.
  Браво! Я преклоняюсь перед ним.
    Со взрывом постарался  Леонтий, желавший заработать миллионы и уехать жить в Майами.
      Познакомившись с мутной организацией, которая боролась за смену власти, подписался хранить у себя в отеле ящики со взрывоопасными препаратами.

      Леонтия ни времена, ни обстоятельства не меняют.

  
  
  
© Максим Корабельников,
книга «ЦЕПИ».
Происхождение нас
Комментарии