Пролог
Ваза
Взаимодействие с миром
Однажды во Владивостоке
Происхождение нас
Смерть № раз
Смерть № два
Смерть № три
Смерть на паузе
Новая эпоха
Новая эпоха
На дне, окутанный цепями, лежал труп нашего постаревшего, но неразложившегося папани.

- Это еще, что за хэй лалулэй? Какого пьеркардэна тут творится?

  Но это еще было не всё.

Рядом с трупом находился люк. От которого и шла окутывающая его цепь.
  Цепник был удивлен не меньше меня.

- Эти цепи, это ж мои цепи. Только как все это? Как это возможно?

Полная неразбериха и смятение. С каждым разом вопросов становилось все больше и больше.
   Как открыть люк? Возвращаться ли назад? Почему мы живы если умер папа? И как он вообще  смог умереть? Он ведь один из нас двоих.
  Подойдя к люку ближе, я увидел две ячейки с именами. Суарес и Альверос. Те же имена, что прозвучали перед отцовским поджопником.
  
- Может это наши имена? Папа же все таки. Может он нас так назвал? Ты кем будешь? Я знаю многих Суаресов. Один из них противник божества. Франсиско Суарес который. Родоначальник суаресизма, противостоящего томизму в истолковании соотношения свободы воли и божественного предопределения. По политическим взглядам - тиранномах. Не ты ли это, братец?

Цепник это произнес с такой важностью, что даже небыло желания отрицать. Суарес так Суарес.

  - Я и не против Суареса. Не могу припомнить ни одного с именем Альверос. В честь кого тебя то так обозвали?

  - alegra veros. Сокращено видимо Альверос. С испанского, что то типа рад вас видеть.
 
  - Видимо да. Когда умирал папашка, я всегда был рад тебя видеть. Альверос, братец мой. Что делать то будем? Люк открывать или Папусю искать? Если люк, то как? Мы не материальны с тобой. Займем, быть может соответствующие именам ячейки?
 
  - Думаю да. Надо попробовать.
 
Как только мы это сделали, так тут же почувствовали жуткое притяжение к этому люку и жжение всего себя. Всей той субстанции, какими являлись. А позже появилось чувство. Чувство страха. Вызванное тем, что наш папик, несмотря на свою мертвючесть встал на ноги и со скривленной улыбкой пошёл в нашу сторону. Несмотря на то, что мы находились под водой, он довольно таки четко и внятно при этом начал двигать речь:
 
- И да пребудете, вы сыны мои, со мною в теле едином. И не разлучит нас во веки веков ни одна сила, ибо сила теперь это мы. Я забираю вас дети в тело свое нетленное, и отныне мы единое. Отец, сын и святый дух. Мы одно. Мы есть альфа и омега. Мы есть слово. Мы есть начало и конец. Мы есть добро и зло. Мы свет и тьма. Альверос, Суарес и Аббеллия.

  После произнесенного он превознес над нами руки и в одно мгновение всосал в себя. Все вокруг стало огненно ярким. Нас не стало и мы есть одновременно. Ощущение могущества и превосходства над всем.
   Следующим шагом была взята цепь, что вела к люку. Потянув её на себя, люк тут же был сдвинут, и вся вода бешенным потоком устремилась вниз. Как через сливное отверстие в ванной. Пролетало вместе с ней и всё , что находилось в ней. Что не помещалось и закупоривало отверстие, то тут же ногой продавливалось.
 
Наконец, когда ушла последняя капля, мы прыгнули следом. Прихватив при этом люк и закрыв его за собой вверх тормашкой. Оставшись при этом болтаться на цепях, словно акробат под куполом цирка.

  - Перезагрузка!
 
  И следом дикий смех. Под нами новая земля. Новое море. Все с чистого листа. Про то что осталось сверху, можно забыть. Оставшиеся в живых поперебьют друг друга в кротчайшие сроки. Люди без Бога, это куклы без кукловода.
  Мы катаемся на цепи и нам ничего не надо. У нас есть все. Весь новый мир у наших ног. Идеальный мир. Мир без людей.


© Максим Корабельников,
книга «ЦЕПИ».
Комментарии