Потерянная память
Чертово яблоко
Мамин малыш
Товарищ по несчастью
Мамин малыш
Мама тихонько качается в своем кресле. Через открытое окно она наблюдает, как кружатся опавшие листья. Из её губ, словно шепот, слышится колыбельная.

Мой маленький милый ребенок,
Твоя мама ушла,
Не надо больше слезок

Она смотрит в глаза ребёнку, лежащему на её руках. Его глазки прикрыты примерно на половину, а рот иногда открывается, иногда закрывается.

Он так слаб. Девочка настолько хрупкая, что мама боится сломать её. Сломать её, как стакан, сжав слишком сильно. Кончиками пальцев она коснулась её лица, и ребёнок застонал. Мама не может не улыбнуться. Она была так напугана.

Она так боится потерять своего больного от рождения ребёнка. Он обнял её за шею. Мама подумала, что она умирает, когда поняла, что девочка не дышит. Как она закричала. Только представьте, как может закричать Мама, когда небо забирает её дитя.

Такая маленькая, такая хрупкая. Это её ангел. Он ушел раньше, чем научился ходить своими ножками по земле. Это она виновата. Это она неправильно носила его в животе. Она заплакала.

Но ребёнок жив. Он здесь — он на ее руках. Девочка сжимает своей ладошкой Мамин палец. Было нелегко, правда. Но ребёнок жив.

Были трудные дни. Ночи тоже, во время которых маленький голодный малыш кричал в своей кроватке, а Мама пыталась накормить его молоком. Её тошнило, она задыхалась от напитка, не могла проглотить, не могла есть. «Слишком слаб, чтоб принимать пищу. Слишком слаб для жизни, » — вот что они говорили.

Лжецы. Все они — кучка обманщиков. Они приговорили новорождённого ребёнка к смерти. Но Мама не сдавалась. Мама боролась. Ей удалось покормить дочь. Пока ребёнка не рвет. И самое главное — ребёнок жив.

Звук в гостиной заставляет Маму подпрыгнуть. У девочки началась икота, и побежали слезки. Мама нежно убаюкивает её и продолжает петь. Странно, но ей нравится слышать плач ребёнка. Это доказывает, что она здорова, не так ли? Только живые дети могут плакать.

Ведь было время, когда ребёнок не плакал. Это была лихорадка, которую девочка пережила. Её маленькие глаза были красными от болезни, а маленькие ножки дрожали. А потом ребёнок стал мягким, как тряпичная кукла. И Мама заплакала, увидев дочку в таком состоянии. Она была так напугана. Так страшно. И никто не мог ей помочь.

Даже в больнице не было никого, к кому можно было бы обратиться. Мама сидела рядом с ребёнком, подключенным ко множеству аппаратов. Она пела колыбельные, но ребёнок их не слышал. В её пустых глазах Мама увидела, что она где-то в другом месте. Мама поняла, что ребёнка нет.

Шаги за дверью. Чьи они? Сколько их? Мама обнимает ребёнка, чтобы успокоить. Она целует его маленький нежный лоб.Её сердце полно любви к малышке.

Любовь — это то, что вернуло ребёнка. После того, как лжецы сказали ей, что всё кончено. Они говорили ей, что это конец. Но она возвратила её.

Во время похорон. Плач ребенка. Она взяла её на руки. Она не видела никого, кроме неё. Своей любимой дочери. И, когда ребенок потянул к ней свои маленькие ручки, мама поняла, что всё хорошо. Это её ангелочек. Её ребенок. Живой.

Мой маленький милый ребенок,

Кто-то стучит в дверь. Человек кричит, что это полиция, чтобы им открыли дверь или что-то в этом роде. Маме всё равно, что он говорит. Через открытое окно она видит, что кружатся листья. Она задается вопросами: «Они пришли, чтобы забрать мою дочь?» и «Стоит ли открывать дверь?».

Твоя мама ушла,

Она меняет положение. Ноги продолжают раскачивать кресло. Малышка немного стонет. Мама смотрит в пустоту.

Не надо больше слезок.
© Юля Кравчук,
книга «Затерянные в своих же мыслях».
Товарищ по несчастью
Комментарии