Это было давно
Ничто не вечно
Феликс и Астерия
Это было давно
Мужчина, что приходил каждый день в парк в 6 часов вечера и садился на одну и ту же обшарпанную скамейку, сегодня был более не настроен на общение , чем в другие дни.  Он сидел, откинувшись на грязную спинку, и ,запрокинув голову, наблюдал за полётом резвых ласточек, что словно заведённый носились в небе. Из-за этого у него начало сильно рябить в глазах. " Замечательно -  подумал он про себя, зажмуривая глаза и потирая их пальцами - голова и так раскалывается, так ещё и это". Вдруг где-то очень близко послышались громкие шаги
– Не может быть! - раздался звонкий возглас в метре от мужчины - это же вечнождущий Герман Александрович! Всё сидите? Долго ли? - посыпались вопросы.
– А, что?.. - Герман нехотя открыл глаза и увидел перед собой парня в сером пальто лет двадцати, которому явно что-то было надо от него - я вас не знаю, отойдите от меня пожалуйста. Я не хочу с вами разговаривать - он снова закрыл глаза и попытался игнорировать присутствие этого навязчивого молодого человека. Его, к слову, совсем не смутило то, что посторонний человек с улицы знает его имя. Его тут много кто знает. Он как никак частый гость здесь.
– Как же это - с досадой произнёс парень в пальто - вы меня совсем не признали. А я вас с глубокого детства своего помню. Это же я , Остап Порфирич – сын Порфирия Деврина.
– Ааа...- Герман опять нехотя открыл глаза и посмотрел в сторону Остапа - Порфирий Деврин значится..
– Да, это отец мой - с воодушевлением в голосе проговорил Остап
– Дааа, хороший товарищ был... А ты чего собственно хотел, Остап Порфирич - сын Порфирия.
– Я - парень немного смутился - я хотел убедиться – правда ли то, что о вас говорят?...
– Что именно?- без особого интузиазма выдавил из себя Герман - про меня много чего можно услышать...
– Это да. Ведь вроде как городская легенда, о вас столько слухов ходит....
– Ну это я знаю - в голосе Германа послышалось раздражение - что же именно ты хотел узнать..
– Ну ..правда ли что вы ждёте свою давно умершую жену или дьявола, чтобы расторгнуть какой-нибудь контракт, а может - он на секунду приостановил поток своей речи и чуть ли не шёпотом произнёс - вы.. дожидаетесь своей смерти?
– Вздор! - Герман не смог стерпеть - не жены своей давно почившей я жду, не дьявола и даже не смерти, а.. - он на секунду призадумался. Правда ли он хотел вот так вот просто выдать "секрет" своего каждодневного пребывания здесь? Ладно, будь что будет.
–...счастья - тихо и с печалью произнёс он
– Счастья? - Остап будто бы был не удовлетворён таким простым ответом - И всё? Вот так просто? Не верю!
– А придётся поверить...- Герман вдруг подумал, что и сам давно не рад этому своему ответу.
– Но как же.. вы же каждый день сюда приходите и  всё ради какого-то "счастья" , которое даже и опознать никак нельзя - Остапа вдруг охватило чувство несправедливости. Он был в недоумении и пытался привести какие-то доводы в пользу бессмысленности каждодневного занятия Германа:
– Вы же потратили столько времени впустую!
–Знаю
– Вас же практически все сторонятся!
–Знаю
–Вы же стали изгоем!
–Знаю
– Вы ведь так... и не обрели этого вашего счастья - Остап уже понял, что проиграл этой невозмутимой неприклонности Германа.
– Да знаю я всё это - в глазах начало щипать и к горлу подкатил ком. Но он сдержался.
– Послушай меня, сын Порфирия - Герман печально посмотрел Остапу прямо в глаза - я давно перестал стремиться к чему-то. Всё что у меня когда-либо было ценного: родители, семья , друзья...  Всё до единого я раздал различным несчастным случаям и неудачам, что подстерегали меня на каждом шагу в моей жизни. Я перестал пытаться... Я перестал дрыгать лапками, в надежде на то, что когда-нибудь под ними взобъёться масло и я смогу выбраться из горшка. Я предпочёл просто тонуть в молоке и ждать, когда меня кто-то или что-то вытащит. Я предпочёл просто ждать случайного счастья, что возможно когда-нибудь подвернётся мне - он закончил свой печальный монолог и отвернулся от Остапа. Он опять почувствовал жжение в глазах.
– Неужели вы и вправду решили всё так оставить, ну, без малейшего шанса ?
–Да
– Вы никогда не думали, что всё это можно исправить?
–Я перестал пытаться, я же говорил...
– Нет, я не могу поверить, что всё на столько безысходно. Но раз вы так хотите остаться в этом горшке молока, то пожалуйста..  Как жаль, что я не смогу вас переубедить. Только , пожалуйста, ответьте мне на один последний вопрос
– Да, я тебя слушаю
– Почему именно это место?
–Почему? Не знаю... Просто здесь я чувствую себя более спокойно, чем где бы то ни было ещё....
– Хорошо. Это всё что я хотел узнать от вас - Остап взглянул на Германа последний раз , после чего развернулся и пошёл по узкой тропинке, ведущей прочь из этого парка
" Не могу понять - подумал Герман - на душе легче что ли стало?"
Он снова откинул голову на спинку скамейки, закрыл глаза и довольно быстро уснул под шумное пение птиц и шелест листвы столетних дубов.
Лет пятьдесят наверное прошло с момента того диалога. Точно не помню, кто мне его рассказал, но точно знаю, что если прийти в парк к шести часам и найти ту самую обшарпаную скамейку можно будет почувствовать , а возможно даже и увидеть, что кто-то до сих пор ждёт своего всё неприходящего счастья.

 

© Anna Sparrows,
книга «Что-то с чем-то».
Ничто не вечно
Комментарии