Начало
Начало
1.6.2037.
5:45
Опять...
Как же болит голова...
Эти слова рождаются со мной заново каждый день. Сегодня с самого утра идёт дождь. Не могу утверждать точно, люблю ли я подобную погоду. В защиту  могу сказать, что, если не брать в расчет грязь, слякоть и подобные радости гроз, запах приятный.
Будильник продолжает звенеть. Почему ему не хватает того, что я просто проснулся? Он хочет раздражать, выводить из себя, бесить...
Ладно, это пустые мысли. Сегодня важный день. Не сказать, что должно произойти нечто эпохальное важное, но, несомненно, это "нечто" будет чем-то новым в моей жизни.
Я пошел на кухню. Нужно что-то поесть. Потом погладить одежду. Старая черная рубашка и прошлогодние зауженные джинсы. Я должен придать им максимально презентабельный вид. Не выглядеть отребьем. И почему я должен все время надевать маски?
Ладно. Скоро выходить.
6:35
Я пропустил свой автобус и, дожидаясь следующего, порядочно промок. К утренней головной боли добавился насморк. Когда я сел в автобус, он был полон, как банка со шпротами. Я затаился в уголке рядом с окном и смотрел за тем, как капля за каплей дождевая вода попадает в салон автобуса через треснутое оконное стекло. Моя остановка. Новый научный центр. По объявлению в интернете я узнал, что им нужны добровольцы для испытаний новых медицинских препаратов. За это они предлагают довольно таки неплохие деньги. Учитывая обстановку в стране, нехватку денег и то, что меня недавно уволили с работы, я посчитал эту идею весьма привлекательной. Терять особо нечего. Родных нет, следовательно вряд ли кто-либо будет рыдать над моей смертью. И вот я уже переступаю порог этого недавно построенного белого здания весьма причудливой формы. Кто строит здания в форме треугольника? Впрочем, ладно, я здесь не за этим. Над входной аркой красовалась пластиковая вывеска, сделанная под гранит: "Один спасет миллионы". Зайдя через раздвижные двери, я сразу увидел справочную стойку и стоящую рядом с ней миловидную девушку. После короткого разговора меня направили к лифту, который должен был доставить меня на - 3-ий этаж научного комплекса. Перед моим лицом с пластиковым шуршанием задвинулись мягкие шторки герметичного лифта. Я надел заранее выданную мне кислородную маску и приготовился к предстоящей газовой стерилизации. Неприятно. Создается впечатление, что можно и самому ненароком отравиться. Шторки произвели обратное движение, и я оказался в обширном, хорошо освещённом белом зале с красными креслами, стоящими полукругом. На них уже сидели порядка двадцати человек. Как я потом понял, я и был двадцатым. Кресла были вполне удобными. Это помогло немного отвлечься от воспоминаний о перечне предостережений и возможных побочных эффектов от новой вакцины. Немного посидев, я решил ознакомиться с документацией, которую мне предстояло заполнить перед тем, как получить свои деньги. На обложке коричневой кожаной папки над странным символом, отдаленно похожим на заострённый трехлистный клевер, золотыми буквами была выведена надпись: "MAGNUS". Недолго думая, я открыл папку. Первая страница была копией обложки, выполненной в официальном стиле. На следующих разворотах было обширное предисловие с кучей непонятных слов. Из него я понял, что испытание этого препарата невероятно важно для всего человечества. Мне этого хватило. В любом случае, нам всем когда-нибудь придется умереть.7:10
Наше ожидание наконец прервано. В зал зашёл симпатичный высокий молодой парень со светлыми волосами. Он был одет в идеально сидевший на нем черный классический костюм и идеально подходящие к этой картине черные лакированные туфли. Он вышел в середину нашего Круга и торжественно объявил о том, что до начала эксперимента осталось всего несколько минут. Его голос был странным. Не знаю, чем он меня затронул. Хоть парень и был молод, в его манере говорить призрачно улавливалось что-то старое, вплетенное между его шелковисто выговоренными словами. Из рассказа я узнал, что компания "MAGNUS" на протяжении многих лет ищет лекарство от всех болезней и наш вклад в их дело будет очень высоко оценён, и, помимо денег, мы получим весьма неплохие льготы.
Примерно через пять минут после окончания рассказа в зал вошли ещё два человека. Это были парень и девушка примерно одного возраста, одетые в костюмы, почти идентичные одежде нашего гостя. Они также были светловолосы и красивы. Складывалось впечатление, что эта троица бесспорно является если не одной семьёй, то, несомненно, не столь дальними родственниками. В руках они принесли два серебристых саквояжа с изображениями того самого заостренного трехлистника. В этот момент я заметил, что у каждого на рукавах были серебряные запонки. Хотя это не столь важно.
Первый вошедший заговорил.
- Друзья, вот и настал тот час! Прошу Вас взять ручки и подписаться в отведённом для этого месте на последнем листе договорной брошюры. Как только Вы закончите, мы сможем приступать.
Задача была несложной, поэтому для ее выполнения нам понадобилось около семи секунд. По команде первого вошедшие после открыли саквояжи и предоставили нашему вниманию 40 стеклянных шприцов с пурпурной жидкостью, чем-то напоминающей по цвету и консистенции обыкновенную кровь. Но, в отличие от последней, она имела лёгкий оттенок перламутра. Нам объяснили, что первый укол будет сделан в сонную артерию, а второй - непосредственно в сердечную мышцу. Это будет довольно болезненная операция, и перед ее осуществлением нужно будет провести полную анастезию организма. Нам любезно объяснили, что в спинках наших кресел есть отсек, в котором находятся маски, через которые подадут усыпляющий газ. Немного покрутив в руках это приспособление, я не нашел в нем большого отличия от той маски, которую я надевал для обеспечения дыхания во время обработки тела и одежды в лифте. Через несколько секунд прозвучала команда, по которой мы надели наши маски. Я вдохнул газ и заснул.
© W1229 H4n2,
книга «13 или час по полудни».
Комментарии