PRO
Ника Март
@ViktoriaMarty
твоё ночное создание • 17 лет •
Стихи
Время
Время — ужасная штука, Что не щадит никого. И всё это наша заслуга, И в жизни не будет легко. Ты думаешь, много успеешь, И вскоре исчезнет та лень, Но вместе с тем ты не смеешь Даже подняться с колен. Ты откладываешь на завтра Все дела, что мог сделать сейчас. Неужели ты не понимаешь? Может завтра – последний твой час. Это всё лишь моё наблюдение. Страх пред смертью? Извольте, она – столь обыденное явление, Как и жизнь, что нам всем дана. Просто знай, что время не вечно, И идёт оно даже сейчас. Постарайся не быть столь беспечным, И возьмись за дела тот-же час. Время – твоя лишь подруга, Что подняться даёт высоко – этим станет твоя же заслуга, Пусть и не будет легко. ____________________________________ Спасибо за творческий пинок @eleonora_vesta
39
14
178
Брату
Так уж вышло, что тебя я не знала. Сколько было мне? Может, лет семь. Когда со словами подошёл ко мне папа: «Едет брат к нам твой. Не насовсем». Я тогда засмеялась от счастья: Не обрадоваться был бы грех. Уж не помню, как встретились в первый раз, Но запомнила игры и смех. И лицо твоё помню смутно: Очертания, лишь силуэт, И улыбку – такую грустную, Да глаза, льющие свет... Ты был добр, спокоен и молод, Казалось, счастье дарить – твой удел, Но никогда не забуду тот холод, Что в ту ночь в квартире осел: Было поздно, и звонок телефона Что раздался тогда в тиши, Словно выступил приговором Для отца, и для семьи. Я надеялась, что так будет вечно. Что теперь у меня – старший брат. Но боже... это было беспечно: Ребёнком, я не знала утрат. Знаешь, я помню те чувства, Что охватили меня в тот миг, Папа прямо сказал: ⠀⠀⠀⠀⠀⠀ ⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀«Женька умер», Не проронив ни одной слезы. Мне не верилось в происходящее. И не плакала я. До тех пор Пока мы не подъехали к зданию Где всё это и произошло. Я помню, как ярко там было, Не смотря на глубокую ночь, Кучей фарами скорых светило, Но тебе было уж не помочь... Меня заперли в той машине, И сидела я, в окна стуча, Поняла, что не будет отныне Тебя рядом, и я снова одна. Я захлёбывалась слезами, И так больно было в груди... Мне хотелось тогда лишь губами Прошептать тебе: «не уходи». Не дали взглянуть на лицо твоё, В последний раз крепко обнять, Сказать, наконец, что люблю тебя, И что сильно буду скучать... Я боюсь, что была неприятна, Ведь именно из-за меня Отец когда-то пошёл на попятку И оставил тебя, уходя. За все годы ни разу не снился, Не сказал, почему так решил. Знаешь... я так сильно скучаю, А ты ведь, считай, и не жил. Понимаю, возможно, глупо Ведь не знала тебя почти. Но поверь... эта связь так туга, Что её никому не снести. Ты ушёл с такой же улыбкой, Что ходил везде и всегда. Но дорога была твоя зыбкой, Если б знала, тебя сберегла. И хочу твою руку взять цепко, И обнять, разогнав холода. Знай – я люблю тебя, Женька... В моём сердце ты навсегда.
40
24
163
Пустота
Я пойду по городу тихому, освещаемому лишь луной, Я пойду по безлюдным улицам, огибая их, как волной. И не будут мешать мне все люди те, что топили меня, как в воде, И сей мир не покину так рано я, потому, что спасусь в пустоте. В пустоте, что сама обрету для себя: без обмана, страхов и лжи, В пустоте, где мне стало бы ясно, что счастье можно найти. И отдамся тому одиночеству, что окутает нас с головой, Я — твой голос суровости, что граничит с этой мечтой.
44
10
78
вместе
Сотни улиц, тысячи миль, Миллионы домов и квартир. Кружит в воздухе резвая пыль, А мы вместе едим тут зефир. Ноги свесили с крыши бесстрашно, Сидя на самом-самом краю, И просто так, потому что надо, Запоём вдруг о том, что в раю. Ты обнимешь меня – крепко-крепко! И тепло станет вдруг, и легко... Наши руки сплетутся так цепко – Не разлучит с тобою никто. Не стремимся мы ни на работу, Ни на встречу, ни по делам... Не важны нам все эти заботы — Лишь бы рядом. Лишь навсегда. Мы объездим пол света в фургоне, Убежав от серых квартир, Пусть она даже будет в угоне — Попадём с тобой в телеэфир. Мы сбежим от людей и от мира, Чтобы вместе быть: ты и я — Столь прекрасная, нежная Ира, И столь любящий тебя Илья.
48
11
376
Клетка
Мои веки тяжелеют С каждым новым днём. И дыхание слабеет, Голова — как шар с огнём. Ноги еле по дороге Этой трудной я плету, Все препятствия убоги, Но и их не обойду. В этой мире всё циклично: Жизнь и смерть, добро и зло, Ничего ведь здесь не вечно, Так зачем вообще дано? Эта жизнь сравнима с клеткой, Без свободы и тепла, Мир давно погряз в утехах: Каждый здесь сам за себя. Так сверни скорей с дороги, По которой ты ползёшь. Если жизнь твоя убога — Прутья клетки прочь отбрось. И в глазах твоих внезапно Заблестит огонь тепла, Сердце ровно, пусть и слабо, Даст отчёт. Жизнь расцвела.
51
15
223
Забвение
Глубокий вдох. Забвение. Вдруг темнота в глазах. Твоё головокружение Как тяжесть на плечах. Сглотнул комок. Расправился. С трудом унял всю дрожь. От тошноты избавился, Пусть всё это и ложь. Улыбка. Смех. Сознание. Ты, кажется, больной. Стоишь на крыше здания. В надежде с головой. Ты слышишь голос. Нежно. Тепло и хорошо. Так трепетно, неспешно, Ты смотришь на неё. Она стоит. Ей грустно. Пытается сказать. В округе также пусто. Пытается кричать. Ты тянешь руку. Глупо. Проходит сквозь неё. Иллюзия - так грубо. Всё шутка. Дурачьё. Открыл глаза. Смятение. Тут нет ведь никого. В твоё изображение Добавил мир её. Глубокий вдох. Решение И ясность вдруг в глазах. Твоё головокружение - Спасение впотьмах. Сглотнул комок. Расправился. Легко унял всю дрожь. Всего один шаг с здания И ты уже живёшь.
69
23
1720
к ней
Ты стоишь на обрыве скалы, Тебе ветер дует в лицо. Как считаешь, пора ли идти? Или время ещё не пришло? Ты задумчиво смотришь вперёд, Не вертя головы назад: Там заканчивается горизонт И идёт стеной снегопад. Стоит сделать всего один шаг, Чтоб стать чуточку ближе к ней. Собери же всю волю в кулак, И иди навстречу скорей.
54
5
186
линия жизни
Ты знаешь... мне хочется жить. Хочется много успеть и много сказать. Поверь, меня не пугает смерть, Но не скоро на встречу ей буду бежать. Все мы вроде живём: дышим, куда-то идём... Все испытания жизни нам ни по чём. Но признай, бывало ни раз: ты падал, И вставать не хотел, словно попал под обвал. Ты улыбался, сиял, продолжал идти... "Ты же сильный, ты сможешь!" – говорили они. А кто тебя видел? Кто знал, что внутри Тебя горит пламя, что сжигает мосты. Мосты радости, счастья, тепла и мечты, Мосты достижений и целей. Те самые, что у тебя внутри Соединяются в одно целое. Признай, тебе не хотелось вставать. Ты всё потерял... смысл снова идти? Ведь мосты сожжены, там теперь пустота... Поднимайся. Иди. Она ведь должна в себе что-то нести! Так будет не раз: Ты будешь падать, гореть... Но каждый раз Сумей разглядеть в этом свет. Не свет огней и пожара, Ни Солнца или Луны. А тот самый, что помогал тебе раньше, Что поможет и дальше пройти. Пройти эту линию жизни, От начала и до конца. Одним словом, пройти игру Не имея перезапуска.
39
7
108
Дочь воды
Бушует море, разбивая корабли, И ничего не выдержит под натиском сей бури. Захватывают волны, словно рты Окрашивая красным цветом цвет лазури. Кричат дельфины, плачут жалобно киты, Но их не слышит царь морей, Тритон Великий, Он в гневе, что одну из его дочерей воды, Влюбив в себя, сбежать заставил темноликий. И по морю не ходят больше корабли, Взайдёт один — и тут же канет, пав на дно морское, Но сколько бы Тритон его не ворошил, Не появлялась дочка больше в этом море. Он слышал, мол, жива и счастлива она, Живёт на суше, вместе с тем же темноликим. Однако верит царь, что дочь его была заключена, А муж её являлся бесом полудиким. Но ошибался царь морей, Тритон Великий, Ведь дочь свою пленил в воде он сам. Её же спас всё тот же темноликий, Которому был натиск бури по плечам.
31
8
204
через ад
Если идёшь через ад – не беги. Будешь бежать, тебя поглотят огни. Яркие вспышки, окрашены в алы цвета – Скроются в них твои счастье, мечта... В этих огнях затаились страшные сны, Будут они за тобою упорно идти. Будут пускать на тебя ужас и страх, Дёрнешься – и вместо тебя на земле уже прах. Что бы ни делали, ты не смотри назад. Идя через ад, сзади не встретишь ты врат. Сзади ползут, скребут и несутся они – Те, что готовы живьём тебя погрести. Помощи здесь не получишь ни от кого. Кто руку протянет – знай, задумал одно, Из бедного тела вытащить душу твою, Её разорвать, скорей унеся в пустоту. И не будет свободы, когда ты крепко уснёшь, Ни дивных садов, без всяких забот и мучений. Густая и плотная тьма, что глаза не сомкнуть, Будет на веки с тобою в царстве забвенья.
35
2
242
в могиле
Ночь. Я одна. Мне тоскливо и одиноко. Дорогу мою освещает луна – Лишь она моя компаньонка. Ноги вязнут в грязи, Предательски капают слёзы. Сколько может мне так не везти? Почему на уме одни грёзы? Я боюсь не дойти. Колени дрожат пол дороги... Еле миную чёрный забор – Осталось пройти мне немного. Дождь ещё моросит, Врезаясь в гранитные плиты. Я устало присяду на них, Ты же не против, мой милый? В землю упрётся рука, Разгребу ею толщь осторожно. От того, что размыта земля До тебя добраться не сложно. Надоело так всё... Не хочу больше жалкой жизни. Прошу, дай немного поспать Мне в твоей удобной могиле.
24
3
82
глубины
А знаешь... я не верю в себя. Не верю в возможности, силу. И счастье моё лежит у гроба - Его закопают в могилу. Все мои чувства: что радость, что смех, Будто бы всех раздражают. Ощущение, что для людей успех - То, что меня убивает. Я верю всё меньше в себя и мечты, Что раньше меня вдохновляли. И теперь голова полна темноты, Которую все нагнали. За что не возьмусь, один результат: Без слёз на работу не взглянешь. И весь этот мир для меня грубоват, После него не восстанешь. Я не верю в себя... Но дальше пойду. Пойду, поднимаясь к вершине. И может когда-нибудь переборю Себя и свои глубины.
27
6
210
любовь
Что такое любовь? Что значит столь нежное слово? Сколь б лет не прошло Оно для меня словно море. Столь объятное и неизведанное, Где руины на глубине, Манящее, но запретное, С тёмными демонами на дне. Скажи, ты хоть раз любила? Спускалась в пучины той тьмы? А что делала с теми демонами Что скрывались среди руин? Мне шептали на ухо нежно, Говорили, что сильно любил. Но нам море было не нужно – Он его вовсе забыл. Любовь – не понятная штука Полная лживых речей. Веря любви, помрёшь от недуга, Что прикрывается ей. Скажи, ты хоть раз любила? Спускалась в пучины той тьмы? Не стоит, не трать свои нервы. Любовь не достойна всех сил.
22
2
104
пылинка
Чувствую себя пылинкой в этом мире. Ничтожеством, не достойным счастья. Чувствую себя разбито, словно в жизни Осталось место только для ненастья. Кажется, что люди ненавидят. Презирают, пожирая взглядом. Кажется, живу я в геноциде Где никто не будет со мной рядом. Почему себя я ненавижу? Почему не верю я в любовь? Ведь куда уже мне падать ниже... Думаю, полна и так грехов. Просто хочется взлететь на небо, Чувствуя себя свободно и легко. Но куда... когда глядя лишь в отраженье Сдохнуть хочешь. А не это всё. И тогда, сгорая от желанья Броситься решу в окно. Неужели это – счастье? Станет вдруг и просто, и легко... Не познаешь больше ты и горя, Не увидишь больше никого… Но, пожалуй, жить захочешь снова. И продолжишь, заперев окно.
25
4
80
маки
За городом в поле красные маки цветут, За городом в поле в сонном царстве звери живут. Днём маки открыты – на свет они льют аромат, А ночью закрыты, и звери становятся в ряд. Глаза их открыты – горят во тьме жёлты огни, А души закрыты – глядят бесконечные сны. Ничто не пробудит зверей ото крепкого сна, Ничто не погубит их маков из чистого льна. И вечно за городом в поле маки будут расти, И вечно в том поле звери сонно будут брести. Пока души открыты – сонное царство живёт, Но станут закрыты – всё в округе сразу умрёт.
22
2
88
шаман
В тёмном лесу, среди сосен и ив, В глухой-глухой тишине, Где не слышно было ни пения птиц, ни стрекота насекомых, У костра, вместе с бубном в руках и рогами, стоял силуэт одинокий. Он что-то шептал, и к духам вызывал, вновь и вновь ударяя по бубну; Пел он песни и дивные пляски плясал, лесных принося зверей в жертву. Жадно огонь пожрал все дары, что ему приносил силуэт, С наслаждением он поглощал тела играя траурный минуэт. Но сколько бы тел, принесённых ему, не попадали в пламя: будь то зайяц, медведь, аль заблудший юнец – огню всё это было мало. И тогда шаман, опечаленный, что не слышали его боги, прыгнул сам в костёр, предлагая тем его тело худое и грешное. И услышали боги зов людской, принимая дары человека. Лишь отдавшему жизнь шаману они вернули то, чем он брезжил. И угас костёр, пожрав все тела, что любезно ему предоставили, И на пепле их, круглый бубен держа, восстала шамана любимая.
14
2
94